Детский и красочный мир. Guido Vedovato

Детский и красочный мир. Guido Vedovato

Детский и красочный мир. Guido Vedovato

«Мелочь, а приятно» – выставка из фондов Музея русского лубка и наивного искусства, где произведения объединяет не тематика, не время создания или стилистика, а размер. Здесь собраны работы малого формата, которые лучше всего характеризует грузинский тост из фильма «Кавказская пленница», обыгранный Андреем Вавиловым в картине «Птичка маленькая, но Гордая». Каждая представленная на выставке работа мала по размеру, но не по глубине содержания и продуманности темы.

Наивные художники обращаются к малому формату по разным причинам, лишь в ряде случаев выбор обусловлен художественной задачей, чаще всего – это вынужденное решение. Наив – человек творящий «не благодаря, а вопреки», не взирающий на материальные, физические и бытовые неудобства; на отсутствие признания арт-критиков и понимания среди родственников. Яркий пример – липецкий наив Андрей Голошубов. Не имея возможности купить материалы для живописи, он писал картины малярными красками на кусках оргалита, которые отыскивал на помойках. Обладая природным чувством композиции, автор без труда вписывал сюжеты в найденные фанерки и деревяхи.

На выставке можно увидеть более 40 работ, которые либо экспонировались редко, либо, в силу своих размеров, никогда не представали перед зрительским судом. Экспозиция составлена из маленьких картин Таисии Швецовой, Алексея Кондратенко, Григория Кусочкина, Ядвиги Наливайкене, Анаит Кикинян, Анастасии Рак, Александра Фрейдина, Ларисы Косяковой и других наивных живописцев.

«Мелочь, а приятно» – выставка из фондов Музея русского лубка и наивного искусства, где произведения объединяет не тематика, не время создания или стилистика, а размер. Здесь собраны работы малого формата, которые лучше всего характеризует грузинский тост из фильма «Кавказская пленница», обыгранный Андреем Вавиловым в картине «Птичка маленькая, но Гордая». Каждая представленная на выставке работа мала по размеру, но не по глубине содержания и продуманности темы.

Наивные художники обращаются к малому формату по разным причинам, лишь в ряде случаев выбор обусловлен художественной задачей, чаще всего – это вынужденное решение. Наив – человек творящий «не благодаря, а вопреки», не взирающий на материальные, физические и бытовые неудобства; на отсутствие признания арт-критиков и понимания среди родственников. Яркий пример – липецкий наив Андрей Голошубов. Не имея возможности купить материалы для живописи, он писал картины малярными красками на кусках оргалита, которые отыскивал на помойках. Обладая природным чувством композиции, автор без труда вписывал сюжеты в найденные фанерки и деревяхи.

Для москвички Алевтины Пыжовой занятие живописью – своеобразная форма аутотерапитии, для нее, как и для большинства наивов, важен не только и не столько результат, сколько творческий процесс. Следовательно, определяющим фактором является само наличие холста, а не его размер. Надо отметить, что Пыжовой повезло – её искусство быстро заметили коллекционеры, которые стали снабжать художницу холстами.

Любопытно наблюдать, как украинский художник Иван Лысенко пытается «втиснуть» в камерный формат монументальные по сюжету композицию: на картонке размером 23х35см «ютится» праздничный парад ударников колхоза, «строителей новой жизни», в честь окончания сбора урожая. Подобное не соответствие формата пафосу изображенного мотива прослеживается и на картине Ивана Сарычева «Переселенцы».

Читать еще:  Древняя японская традиция. Ikenaga Yasunari

Красочные зверушки итальянца Гвидо Ведовато чувствуют себя одинаково вольготно на больших и малых холстах. Секрет заключается в плоскостности и декоративности работ, орнаментальное узорочье которых легко «растягивается» или «сжимается» в зависимости от выбранного формата.

Крохотная работа болгарина Стояна Божкилова подобно ларцу со старинными игрушками, которые можно перебирать и разглядывать часами, так они причудливы и хороши. Кукольный мир, созданный художником, составлен их множества иронических мизансцен. В центр своей вселенной автор помещает главных героев, которые во много раз больше всех остальных изображений, – это сразу вызывает ассоциации с сакральными памятниками (древнерусскими иконами, египетскими рельефами и др.).

Также неспешно и обстоятельно живописует проникнутые задумчивым настроением истории-притчи на старых деревянных досках московский художник татуировщик Дмитрий Бухров. Его живое воображение с легкостью трансформирует устоявшуюся иконографию тетраморфа в повествовательный сюжет, не лишая запечатленное характера чудесного (работа «Евангелисты»). Из всех представленных на выставке картин российских авторов, работы Бухрова ближе всех к произведениям нынешних наивных художников Европы, где наив уже давно приобрёл статус самостоятельного и коммерчески успешного направления в искусстве, стал чем-то привычным, «выработал» свои приёмы и техники.

Вот такие неожиданные параллели можно обнаружить на этой выставке, а также увидеть работы, которые либо экспонировались редко, либо, в силу своих размеров, никогда не представали перед зрительским судом. Экспозиция составлена из маленьких картин Таисии Швецовой, Алексея Кондратенко, Григория Кусочкина, Ядвиги Наливайкене, Анаит Кикинян, Анастасии Рак, Александра Фрейдина, Ларисы Косяковой и других наивных живописцев.

Наивно и уютно: в Липецке откроется выставка наивных мастеров

С 13 ноября 2015 по 10 января 2016 в Липецком областном художественном музее будет работать выставка «И все это наив».

Многие из представленных на данной выставке художников творили в позднесоветское время, подарившее современному зрителю мастеров, ныне считающихся классиками. Таков В.В. Григорьев, кузнец, окончивший фабрично-заводское училище. В зрелом возрасте он начал создавать картины, наполненные уютными, родными и солнечными образами сельской жизни. Таков В.И. Макаров, романтик и тонкий психолог, соединявший в себе исключительный живописный талант и «технический» склад ума научного сотрудника Академии наук. Публике также хорошо знакомы имена А.В. Суворова, В.Н. Петрова и Э.М. Бобровой, самобытных живописцев и графиков, воплотивших в своих произведениях искренность, теплоту и открытость, которые столь ценятся в отечественном наивном искусстве. Уникален графический лист Бориса Петровича Павлова (1888–1964), созданный в 1950-е годы; работая с маленьким форматом, автор, однако, использует чрезвычайно сложные нюансные колористические решения и по-своему трансформирует эстетические импульсы модернизма.

Большинство картин, включённых в экспозицию, принадлежат кисти или перу художников, о которых не так уж давно узнали зрители, искусствоведы и коллекционеры. На выставке также представлены работы зарубежных художников – Стояна Божкилова (Болгария) и Гвидо Ведовато (Италия). Кто-то из отечественных авторов уже достиг популярности (отметим ностальгический ретро-наив В.П. Ерёменко («Парахода») и яркое полотно казанского художника А.М. Шаймарданова «Сальвадор Дали в Казани»), другим же только предстоит пройти свой путь навстречу публике. Каждый наивный художник уникален и талантлив по-своему, и эта выставка даёт замечательный шанс сравнить и прочувствовать различия между идиллическими камерными пейзажами Ю.А. Тюпина, мощными контрастными картинами А.И. Носова, добродушной анималистикой Р.Т. Папикьяна, изящной графикой С.Н. Никольской и многими другими произведениями, окошками в удивительный мир наивного искусства.

Читать еще:  Интересная история использования золота в искусстве

Сегодняшних наивных художников отличает то, что они всю жизнь работали в своей профессии и думать не думали, что когда-нибудь будут рисовать. Это люди самых разных профессий и уровня образования: крестьяне, водители, учителя, милиционеры, таможенники, военные — словом, все. Всю жизнь они много и тяжело работали. К творчеству наивные художники приступают, когда характер их мировосприятия уже сформировался. До определённого переломного момента в своей жизни они не только не помышляли о том, чтобы стать художниками, но многие даже и не предполагали, что такое с ними может случиться. Незаурядные личностные качества этих людей позволили им преодолеть барьер, отделяющий их предыдущую обыкновенную жизнь от нового существования, в котором они обрели возможность творить.

Наивный художник стихийно осознаёт необходимые формальные требования живописи и спонтанно повинуется им. Долгие поиски формы и содержания, огромная подготовительная работа, свойственные профессиональному художнику, неведомы наивному. Он не делает предварительных эскизов, не пишет этюды. Он произвольно реализует внезапный творческий порыв, обычно работая быстро в один приём, не придавая значения отделке формы. Форма и технология у него всегда вторичны и строго субъективны. Для наивного художника всегда важно содержание, ради него он начинает писать картины.

«Музей наивного искусства» специализируется на исследовании, хранении и экспонировании произведений наивного искусства. Музей поддерживает творческую деятельность наивных художников со всей России, устраивая десятки сменных выставок в стенах своих залов, на примузейных культурных площадках под открытым небом и в музеях других городов России и зарубежья. Под эгидой Музея в режиме триеннале проводится международный фестиваль наивного искусства и творчества аутсайдеров «Фестнаив»; следующий, пятый по счёту фестиваль состоится в 2016 году.

Гвидо Аретинский – музыкальный новатор из Средневековья

Это имя знакомо каждому музыканту. Католический священник, человек, придумавший ноты, первый дирижер в истории, автор знаменитого средневекового трактата о музыке.

Итальянский теоретик Гвидо из Ареццо жил за долгие века до нас, поэтому о личности музыканта известно не многое. Однако попробуем разобраться, что за человек был этот монах-новатор? Какие мотивы сподвигли его на создание революционной музыкальной теории?

Современные теоретики музыкального искусства пишут, что Гвидо д’Ареццо «подобно Пифагору открыл музыку в новом качестве – как систематизированное в соответствии с современным ему состоянием науки знание, на многие века определившее развитие музыкальной науки и практики».

Начало пути

По приблизительным данным, Гвидо родился в 992 году в Италии. В ту пору страна, щедро одарившая мир выдающимися творцами периода Ренессанса, страдала от гнета католичества, инквизиции, множества мелких нерадивых правителей. Каждый город фактически был отдельным государством. В одной из таких коммун и начинал творить будущий светила музыки, вернее, в бенедиктинском аббатстве городка Помпоза в Северной Италии.

Читать еще:  Интимные драмы. Julio Reyes

Юный бенедиктинец Гвидо был одним из лучших певчих монастырского хора, поэтому уже через короткое время его назначили учителем пения. Молодой учитель был недоволен – его многое не устраивало в системе музыкального образования, основанной на невменной нотации. Гвидо огорчало, что монахи тратят на распевки гораздо больше времени, чем на молитву, и старательно изобретал всякого рода новшества.

Монашеская братия его предложения не поддерживала – нарушить законы предков в Помпозо ему не позволили. Одаренность молодого монаха вызывала зависть среди братии, а его тяга к новаторству и революционный настрой привели к изгнанию. Гвидо вынужденно оставил любимую Помпозу и перебрался под крыло нового влиятельного покровителя – епископа Теодольда, в тосканский Ареццо – город, где родились знаменитый поэт-гуманист Петрарка и Джорджо Вазари, основоположник искусствознания и биограф.

Как Гвидо из Ареццо придумал ноты

В Ареццо Гвидо руководил детским хором кафедральной школы. Его педагогический талант и свобода научной деятельности под покровительством епископа способствовали тому, что Гвидо Аретинский совершил реформу нотной записи и основал сольмизацию – прообраз современного сольфеджио. Для того, чтобы ученики Гвидо в кафедральной школе и певцы монастырской капеллы легче и точнее исполняли мелодию, музыкант ввёл шестиступенный звукоряд с определённым соотношением интервалов – гексахорд. В трактате Гвидо «Микролог» 1025 г. раскрывалась суть теории монаха. В работе, в частности, упоминались полные названия нот Гвидо Ареццо. Это были Ut, Re, Mi, Fa, Sol, La по начальным буквам каждой строчки молитвы-акростиха к Иоанну Крестителю, которого монах-бенедиктинец очень ценил:

UT queant laxis
REsonare fibris
MIra gestorum
FAmuli tuorum,
SOLve polluti
LAbii reatum,
Sancte Ioannes.

В упомянутом трактате фигурировала и знаменитая Гвидова рука, на каждом суставе которой условно располагался звук. Управляя своими певчими, монах-музыкант сгибал и разгибал пальцы, указывая на ту или иную ноту. Это вокальное упражнение в чтении нот без текста используется и сейчас – распевать ноты при помощи Гвидовой руки учат современных детей в музыкальных школах, им владеют даже уличные музыканты в Италии.

Памятник Гвидо стоит в Ареццо и во Флоренции. На стене дома, где жил музыкант, есть мемориальная доска с изображенным нотным станом. Именем Гвидо д’Ареццо назван Международный конкурс хоровых коллективов. Достижения монаха-бенедиктинца не обходят стороной ни в одном современном курсе по теории и литературе музыки.

Что означает каждая нота

Сегодня для обозначения нот используются следующие полные имена:

  • Do – Dominus – Господь;
  • Re – rerum – Материя;
  • Mi – miraculum – Чудо;
  • Fa – familias рlanetarium – Семья планет, т.е. солнечная система;
  • Sol – solis – Солнце;
  • La – lactea via – Млечный путь;
  • Si – siderae – Небеса.
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector