Два Кандинских

Два Кандинских

Два Кандинских

К 20-летию Чет-Нечет-Театра и Дома-музея М.Н. Ермоловой
К 140-летию Василия Кандинского

КАНДИНСКИХ — ДВА!

ЧЕТ-НЕЧЕТ-ТЕАТР
господа
Репетур Борис в роли Господина S
UND
Писаренко Дмитрий в роли Василия Кандинского
Пономаревы Ирина в роли Габриэль Мюнтер и
Александр в роли Виктора Кандинского

В спектакле звучат стихи А. Блока, А. Введенского и В. Кандинского на языке оригинала.
Музыка Арнольда Шёнберга, Модеста Мусоргского, Metallica и Чет-Нечет гРUПП

Решение Александра Пономарева при содействии Елены Степановой, Сергея Якунина

Аранжировщик и звукорежиссер Константин Шмырев
Скрипка — Людмила Фраёнова
Изготовление декораций — Сергей Лютров, Николай Тимченко и Ольга Школьникова
Содействие в изготовлении костюмов — Наталья Стурова
Консультации и перевод с немецкого и на немецкий — Владимир Инашвили
Содействие в решении электронных проблем — Дмитрий Федотов; звуковых — Андрей Смирнов, Иван Балинов и Игорь Меркулов; световых — Ольга Наумова; музинструментальных — Вячеслав Иванов.
Предоставитель коллекционных записей и слайдоператор — Андрей Кочетков
Фотохудожник Чет-Нечета — Иван Пономарев

Иллюстрации к спектаклю для оформления перекидного календаря
Дизайн и фото И. Пономарева

А. Пономарев. Технические параметры декораций

Дружеский жарж Сергея Якунина
к началу работы над спектаклеи.
Надпись на «памятнике»:
«Осенний призыв – 2005»

Песня из спектакля. Текст — Василий Кандинский, на немецком языке.
Музыка Александра Пономарева, аранжировка Константина Шмырева

Перевод текста песни:

Вот человек
В кругу сидит,
В кругу сидит
Стесненья.
Доволен он.
Он без ушей.
Без глаз он точно также.
И солнцешара
Красный звук
Его не достигает.
Все что упало,
Встанет вновь.
Все что молчало,
Запоет.
И человека
Без ушей
Без глаз — он точно также —
Тот солнцешара
Красный звук
Уже его достигнет.

Импровизация № 20 (Две лошади)

Василий Кандинский, 1911 г.

Холст, масло. 94,5х108.

Одним из основоположников абстрактного искусства был Василий Василье­вич Кандинский. Родившийся в России, он многие годы работал в Германии и во Франции. Картина «Импровизация № 20» была написана художником в тот год, когда вместе с Францем Марком он создал в Мюнхене объединение экспрессионистов «Синий всадник». Сам Кандинский разделял свои произведения на «Импрессии», «Импровизации» и «Композиции» в зависи­мости от того «расстояния», какое отделяет законченный образ от первых визуальных впечатлений или интеллектуальных замыслов. «Импровизация», по мнению художника, включает более активное участие фантазии, переосмысле­ние впечатления, высвобождение интуитивного начала. «Импровизация № 20» представляет собой красочное полотно, в котором пятна интенсивного цвета в красивых сочетаниях пересекаются кривыми линиями. Важнейшей задачей своего творчества художник считал поиск новых способов выражения духовного начала, освобождение его от материальности, которые в представлении Кан­динского отождествлялись с предметностью. Предметность в этой картине — мотив мчащейся лошади — почти преодолена. Кандинский решал здесь задачу уйти как можно дальше в область абстракций, в область чистого искус­ства, когда цвет и линия воздействуют сами по себе, уподобляясь тем самым музыкальному воздействию. Кандинский писал: «Живопись есть грохочущее столкновение различных миров, призванных путем борьбы и среди этой борьбы миров между собой создать новый мир, который зовется произведением. Каждое произведение возникает и технически так, как возник космос, — оно проходит путем катастроф, подобных хаотическому реву оркестра, вылива­ющемуся в конце концов в симфонию, имя которой — музыка сфер. Создание произведения — есть мироздание». Поиски общих закономерностей сущест­вования живописи, музыки и танца были одной из любимых идей Кандинского. Следует отметить, что попытки Кандинского осмыслить идею синтеза живописи с танцем и музыкой совпадают по времени с поисками нового музыкального языка австрийским композитором Арнольдом Шенбергом. Оба они искали некий «диссонанс», то есть нарушение традиционных правил и норм красоты, из которого рождается новая красота. В своей книге «О духовном в искусстве» Кандинский провозгласил одним из главных принципов творчества этого периода — отход от натуры к трансцендентальным сущностям явлений и предметов.

Читать еще:  Интимная красота. Viola Kunst

© 2012—2020 Государственный музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина

© 2012—2020 ЗАО «Группа ЭПОС» Дизайн, разработка, поддержка

«Конкретное» искусство Кандинского

«Художник есть рука, которая посредством того или иного клавиша целесообразно приводит в вибрацию человеческую душу».

16 декабря 1866 года родился Василий Кандинский — художник, теоретик искусства, основоположник абстракционизма, человек, перевернувший привычные представления о живописи, который вписал свое имя в мировую историю искусства. Его картины находятся в музеях по всему миру, а его творческое наследие стоит на аукционах миллионы долларов…

Начало пути. От науки — к живописи. 1866–1895

Кандинский родился в Москве, в семье успешного коммерсанта. Когда мальчику было пять лет, семья переехала в Одессу. Здесь Василий получил не только классическое гимназическое образование, но и частным образом обучался музыке и живописи.

Родители видели сына юристом, и он не ослушался их. Более того, он поступил и блестяще закончил юридический факультет МГУ. Женился, остепенился, занимался наукой. В 1893 году стал преподавателем родного факультета, а три года спустя 30-летнему Кандинскому Дерптский университет в Тарту предложил место профессора юриспруденции, но молодой ученый отказался. Он уже решил оставить науку ради живописи…

Становление художника. 1896–1911

К тому времени Василий Кандинский окончательно разочаровался в науке: «Я решил оставить свои занятия наукой. Прежде всего я убедился, что неспособен к постоянному усидчивому труду, но во мне нет еще более важного условия — нет сильной, захватывающей все существо любви к науке, а самое важное — во мне нет веры в нее».

Кандинский продолжал рисовать, будучи ученым, а все свободное время отдавал искусству, музеям, театру. В 1895 году картина «Стога» Клода Моне и опера Рихарда Вагнера «Лоэнгрин» потрясли Кандинского. И в 1896-м он отправляется в Германию, в Мюнхен, в частную школу художника Антона Ажбе. Там кроме него учились Алексей Явленский, Марианна Веревкина, Мстислав Добужинский, Кузьма Петров-Водкин, Игорь Грабарь.

В 1900-м Кандинский поступил в Мюнхенскую академию живописи, в класс Франца фон Штука, одного из лучших немецких рисовальщиков. Учитель был доволен учеником, хотя и находил его палитру слишком яркой.

Активный, бьющий энергией Василий Кандинский как магнит притягивал к себе людей и как вирус заражал их своими идеями. Он организовал группировку «Фаланга», в которой сам устраивал выставки и сам преподавал. На одном из таких уроков и произошла встреча художника с ученицей Габриэлой Мюнтер, его второй женой.

Читать еще:  Живопись рождается от тишины. Leszek Harasimowicz

С ней Кандинский путешествовал по Европе, посещал Америку и Россию. Затем вернулся в Баварию, поселился в Мурнау и продолжил эксперименты — писал экспрессионистские пейзажи окрестностей, пробовал себя в фовизме и абстракции.

Импровизация № 20 (Две лошади)

Василий Кандинский, 1911 г.

Холст, масло. 94,5х108.

Одним из основоположников абстрактного искусства был Василий Василье­вич Кандинский. Родившийся в России, он многие годы работал в Германии и во Франции. Картина «Импровизация № 20» была написана художником в тот год, когда вместе с Францем Марком он создал в Мюнхене объединение экспрессионистов «Синий всадник». Сам Кандинский разделял свои произведения на «Импрессии», «Импровизации» и «Композиции» в зависи­мости от того «расстояния», какое отделяет законченный образ от первых визуальных впечатлений или интеллектуальных замыслов. «Импровизация», по мнению художника, включает более активное участие фантазии, переосмысле­ние впечатления, высвобождение интуитивного начала. «Импровизация № 20» представляет собой красочное полотно, в котором пятна интенсивного цвета в красивых сочетаниях пересекаются кривыми линиями. Важнейшей задачей своего творчества художник считал поиск новых способов выражения духовного начала, освобождение его от материальности, которые в представлении Кан­динского отождествлялись с предметностью. Предметность в этой картине — мотив мчащейся лошади — почти преодолена. Кандинский решал здесь задачу уйти как можно дальше в область абстракций, в область чистого искус­ства, когда цвет и линия воздействуют сами по себе, уподобляясь тем самым музыкальному воздействию. Кандинский писал: «Живопись есть грохочущее столкновение различных миров, призванных путем борьбы и среди этой борьбы миров между собой создать новый мир, который зовется произведением. Каждое произведение возникает и технически так, как возник космос, — оно проходит путем катастроф, подобных хаотическому реву оркестра, вылива­ющемуся в конце концов в симфонию, имя которой — музыка сфер. Создание произведения — есть мироздание». Поиски общих закономерностей сущест­вования живописи, музыки и танца были одной из любимых идей Кандинского. Следует отметить, что попытки Кандинского осмыслить идею синтеза живописи с танцем и музыкой совпадают по времени с поисками нового музыкального языка австрийским композитором Арнольдом Шенбергом. Оба они искали некий «диссонанс», то есть нарушение традиционных правил и норм красоты, из которого рождается новая красота. В своей книге «О духовном в искусстве» Кандинский провозгласил одним из главных принципов творчества этого периода — отход от натуры к трансцендентальным сущностям явлений и предметов.

© 2012—2020 Государственный музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина

© 2012—2020 ЗАО «Группа ЭПОС» Дизайн, разработка, поддержка

Что нарисовано на картинах Кандинского?

Когда речь заходит об абстракционизме, многие далёкие от искусства люди сразу выносят свой категоричный вердикт: мазня. После этого обязательно следует фраза о том, что любой карапуз наверняка нарисует лучше, чем эти художники. При этом само слово «художники» обязательно будет произнесено с демонстративным презрением, которое в ряде случаев даже будет граничить с брезгливостью.

АиФ.ru в рамках культурного ликбеза рассказывает, что стремился отобразить на своих полотнах один из самых известных абстракционистов Василий Кандинский.

Картина «Композиция VI»

Изначально картину «Композиция VI» Кандинский хотел назвать «Потоп», поскольку в этой работе живописец намеревался изобразить катастрофу вселенского масштаба. И действительно, внимательно присмотревшись, мы можем увидеть очертания корабля, животных и предметов, будто тонущих в клубящихся массах материи, словно в волнах штормового моря.

Читать еще:  Индийский художник. Jagannath Paul

Сам Кандинский впоследствии, говоря об этом полотне, отмечал, что «не было бы ничего более неверного, чем наклеить на эту картину ярлык первоначального сюжета». Мастер особо указывал, что в данном случае исходный мотив картины (Потоп) был растворён и перешёл ко внутреннему, чисто живописному, самостоятельному и объективному существованию. «Грандиозная, объективно совершающаяся катастрофа есть в то же время абсолютная и обладающая самостоятельным звучанием горячая хвалебная песнь, подобная гимну нового творения, который следует за катастрофой», — объяснял Кандинский. В итоге живописец решил присвоить полотну номерное название, так как любое другое могло вызвать у ценителей искусства ненужные ассоциации, которые бы испортили им те эмоции, которые должна вызывать картина.

Картина «Композиция VII»

«Композицию VII» называют вершиной художественного творчества Кандинского в период до Первой мировой войны. Поскольку создавалась картина очень кропотливо (ей предшествовали более тридцати эскизов, акварелей и работ маслом), финальная композиция является комбинацией из нескольких библейских тем: воскрешения из мёртвых, Судного Дня, всемирного потопа и райского сада.

Идея души человека отображается в смысловом центре полотна, круговороте, намеченном фиолетовым пятном и чёрными линиями и штрихами рядом с ним. Он неминуемо затягивает в себя, как воронка, извергающая некие зачатки форм, растекающиеся бесчисленными метаморфозами по всему холсту. Сталкиваясь, они сливаются или, наоборот, разбиваются друг о друга, приводя в движение соседние. Это словно сама стихия Жизни, возникающая из Хаоса.

Картина «Композиция VIII»

Выставлена в музее: Музей Соломона Р. Гуггенхейма, Нью-Йорк

«Композиция VIII» кардинально отличается от предыдущей работы этой серии, ведь в ней вместо размытых очертаний впервые присутствуют чёткие геометрические формы. Главная идея как таковая в этой работе отсутствует, вместо неё сам художник даёт конкретное описание фигур и цветов картины. Так, по Кандинскому, горизонтали звучат «холодно и минорно», а вертикали — «тепло и высоко». Острые углы — «теплы, остры, активны и желты», а прямые — «холодны, сдержанны и красны». Зелёный цвет «уравновешен и соответствует тонким звукам скрипки», красный «может создавать впечатление сильного барабанного боя», а синий присутствует «в глубине органа». Жёлтый «обладает способностью подниматься выше и выше, достигая высот, невыносимых для глаза и духа». Синий «опускается в бездонные глубины». Голубой же «развивает звук флейты».

Картина «Смутное»

Выставлена в музее: Государственная Третьяковская галерея, Москва

Название «Смутное» было выбрано для картины не случайно. Неясность и «смута» отображены в работе Кандинского драматическим столкновением центростремительных и центробежных сил, словно разбивающихся друг о друга в центре полотна. Это вызывает ощущение тревоги, нарастающее по мере «вживания» в произведение. Масса дополнительных цветов осуществляет своеобразную оркестровку главной борьбы, то усмиряя, то обостряя смуту.

Картина «Импровизация 20»

Выставлена в музее: Государственный музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина, Москва

В своих работах серии «Импровизация» Кандинский стремился показать бессознательные процессы внутреннего характера, возникающее внезапно. А двадцатой работе этой категории художник изобразил впечатление своей «внутренней природы» от бега двух лошадей под полуденным солнцем.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector