Иллюзия правдоподобия. Jason de Graaf

Иллюзия правдоподобия. Jason de Graaf

Иллюзия правдоподобия. Jason de Graaf

Джейсон де Грааф – современный канадский художник, работающий в стиле гиперреализм. Он родился в 1971 году в Монреале, что находится в Канаде. На сегодняшний день де Грааф проживает, а по совместительству и работает в провинции Око, Квебек. Там художник закрывается в своей комнате и непрестанно работает по нескольку часов в день, создавая свои шедевры. Как говорит сам Джейсон, такая изолированность помогает ему максимально сосредоточиться на работе и написать что-то действительно стоящее.

В работе де Граафу помогают не только холст и краски, но и фотоаппарат. Для начала художник, перед тем как начать писать, фотографирует композицию, таким образом, сохраняя ее не только в своей памяти, но и в памяти умного гаджета, который уж точно не забудет воспринятую информацию. Потом в течение нескольких дней художник кропотливо воссоздает акриловыми красками каждый элемент композиции, иногда экспериментируя с оттенками, привнося в изображение свое собственное ощущение окружающей действительности.

Джейсон де Грааф отмечает, что его картины создают своеобразную альтернативную реальность, какую-то иллюзию правдоподобия на простом холсте. Он не просто пишет то, что видит, он пропускает действительность через себя, формируя на полотне изображение, отображающее уникальную точку зрения художника на мир.

Несомненно, когда смотришь на работы мастера, невольно сомневаешься, не фотография ли это. Так и хочется протянуть руку и попробовать ее на ощупь, боясь, что пальцы почувствуют глянец бумаги. Но нет, они чувствуют лишь фактуру красок! На самом деле хоть и картины художника являются гиперреалистичными, его цель далеко не бездумно, но добросовестно воссоздавать предметы, а создать эффект присутствия на картине, этакую, как было раньше сказано, иллюзию правдоподобия.

Кроме того, художник выбирает объекты для своих картин также не просто так, он использует их как средство, помогающее выразить внутренний мир творца, рассказать какую-то историю, которая была важна в тот или иной момент его жизни. Словом, намекнуть зрителям на нечто существующее, но не ограничивающееся лишь изображением на холсте.

Джейсон де Грааф выбирает цвета и композиции чисто интуитивно, при этом делая это намеренно, дабы добавить в свои картины ощущение тайны и загадочности. Тем не менее, художник не относит себя к какому-то определенному стилю, он говорит, что постоянно «открыт» для чего-то нового.

Иллюзия правдоподобия. Jason de Graaf

Потреблятство. Болезнь, угрожающая миру

© Дж. де Грааф, 2016

© Д. Ванн, Т.Х. Нейлор, 2016

© «ТД Алгоритм», 2016

Когда я впервые столкнулся с предложением вести телевизионную программу «Синдром потреблятства», оно прозвучало для меня так же привлекательно, как прозвучало бы предложение выпить чашку чуть теплого кипяченого чая из кореньев. Я вообразил себе это противное варево, которое заставит меня морщиться от каждого маленького глотка, в то время как ревностные активисты движения в запыленных сандалиях и мышиного цвета куртках, сделанных из выброшенных бутылок от газированной воды, будут задирать ни в чем не повинных людей в кофейнях и торговых центрах, крича: «Материалистичные марионетки! Самовлюбленные расточители! Загрязнители окружающей среды!». Я обнаружил, что сделанное мне предложение быстро заполнит график моей жизни событиями, очень похожими на конфликты.

Но я уже работал с этой продюсерской группой, мне нравились эти люди, и я доверял им. Мне приятно было проводить с ними время. Тогда я прочел их проект. И он произвел на меня впечатление. Программа, которую они предлагали, оказалась остроумной, эмоциональной и стильной. Они указывали на проблему, не навязывая свое мнение. У программы был характер. И она заинтересовала меня.

Я нанялся к ним на работу. Я не предполагал, что «Синдром потреблятства» приобретет широкую известность. Самое большее, на что я рассчитывал, это что программа покажет несколько сюжетов и затронет несколько идей, значимых для заинтересованной аудитории. Она пробудит некоторое сочувствие, а затем испарится, и от нее, как от большинства передач, останется только мокрое место.

Но я не принял в расчет время появления программы. Она появилась в начале 1990-х годов, когда на банковских счетах у многих американцев возросли суммы и одновременно возросло ощущение пустоты в душе. Хождение за покупками, а также игра на бирже стали излюбленным способом времяпрепровождения для всей нации. Но в то же время все большее число американцев начало стремиться к освобождению от того, что стало с ними происходить, от ежедневной, лихорадочной погони за новыми приобретениями. Итак, вопреки всем ожиданиям (во всяком случае, моим), «Синдром потреблятства» возбудил пусть не захвативший широкие массы, но горячий энтузиазм. Были созданы группы для обсуждения проблемы. Кассеты и расшифрованные с них записи распространялись, читались, воспроизводились. Зрители, случайно привлеченные к экрану неожиданными вспышками остроумия, продолжая смотреть программу, обнаруживали, что и они сами могут служить мишенями для насмешек.

Читать еще:  Земля Деметра. Chi Young Sung

Эта книга представляет собой вселяющее надежду на решение проблемы собрание любопытных соображений, почерпнутых от людей, которые хотят осмыслить такое явление, как «Синдром потреблятства», пропустив его через свой разум и свое сердце. В этой книге не говорится о том, как надо, а спрашивается, почему бы не сделать так-то и так-то. Хотя она и содержит некоторые практические предложения, крупные и мелкие, с помощью которых можно было бы осуществить переустройство наших городов, реформировать наш налоговый кодекс и сформировать новые виды сообществ, в которых система распределения преобладала бы над конкуренцией, эта книга не призвана грозить пальцем нам в лицо, упрекая неутомимо трудящихся американцев в желании внести в свою жизнь немного больше удобств, изящества, удовольствий. «Синдром потреблятства» уважает все эти чисто человеческие стремления и хочет только изобрести способы сделать комфорт, изящество, удовольствия более подлинными и длительными, чем те недолговечные блага, которые можно купить за деньги. В большей степени, чем многие новомодные быстроразвивающиеся проекты или интернет-компании, наш проект создает нечто, имеющее настоящую ценность, – новый путь, позволяющий рассчитывать на достижение истинного счастья.

ведущий программы Weekend Edition Saturday,

Национальное Общественное Радио.

Вашингтон, февраль 2001

В большинстве случаев фильм снимается по мотивам книги, тогда как эта книга написана по мотивам телевизионной передачи. В 1996 году вместе с Вивиа Бо, моей коллегой и телевизионным продюсером, я выступил с рядом тезисов о проблеме чрезмерного потребления и большом количестве его пагубных последствий для американского общества. Наше исследование выявило, что проблема эта очень глубока и затрагивает жизнь американцев в большем числе ее аспектов, чем любая другая социальная или экологическая проблема. Но как придать всему этому смысл? Как найти способ представить эту проблему так, чтобы зрители увидели множество проблем, порождаемых нашей страстью к потреблению и связанных между собой?

Когда более двух третей программы было уже отснято, мы все еще раздумывали, как скомпоновать весь тот обширный материал, который мы собрали. Потом во время перелета из Сиэтла в Вашингтон, чтобы продолжить съемки, я случайно, просматривая газету, увидел в одной из статей термин «синдром потреблятства». Для меня это было, как бывает в мультфильмах, когда у кого-нибудь на голове загорается лампочка. Вот оно: синдром потреблятства. Это не просто короткая фраза, обещающая стать запоминающимся, остроумным названием для телевизионной программы, – она намекает на существование болезни, являющейся следствием чрезмерного потребления.

Мы с Вивиа согласились, что хороший способ сделать влияние чрезмерного потребления более понятным – это представить его в виде симптомов вируса, который, по крайней мере в Соединенных Штатах, приобрел размеры эпидемии. Затем мы могли приступить к рассмотрению истории болезни, попытаться понять, как и почему она распространилась, каковы носители и очаги этой болезни и, наконец, каковы способы лечения.

С тех пор мы начали использовать этот термин, спрашивая у разных людей, кажется ли им разумной наша идея. И в самом деле, доктора признавались нам, что обнаруживали симптомы синдрома потреблятства у многих своих пациентов, причем эти симптомы часто проявлялись на уровне физиологии. Один психолог делился своими наблюдениями, что многие его клиенты «страдают синдромом потреблятства, но очень мало кто из них знает, что это и есть то, чем они больны».

Чтобы утвердить «Синдром потреблятства» на возможно большем количестве филиалов РВС, мы с Вивиа позаимствовали некоторые методы у маркетологов и рекламировали свой проект самым нахальным образом. В Чикаго на съезде журналистов, работающих на передачах РВС, мы были в белых халатах, со стетоскопами и табличками на груди, возвещавшими, что это доктор Джон, эпидемиолог синдрома потреблятства, и доктор Вивиа, эпидемиолог синдрома потреблятства. Мы раздавали пузырьки с надписью «Вакцина против синдрома потреблятства» (там были конфеты). Мы хотели дать понять, что наше шоу будет столь же развлекательным, сколь информативным. Ложка сахара должна подсластить горькую пилюлю.

Читать еще:  Изобразительное искусство в пастели. Ewelina Ladzinska

Премьера нашей программы «Синдром потреблятства» состоялась 15 сентября на канале РВС и была встречена целым потоком звонков и писем от телезрителей со всех концов Соединенных Штатов, в результате чего стало ясно, что мы затронули глубоко наболевшую проблему. Девяностотрехлетние зрители писали, чтобы выразить свою обеспокоенность за внуков, тогда как двадцатилетние рассказывали грустные истории об огромных долгах, накопившихся на их кредитных карточках. О героях сюжета с обложки воскресного журнала «Вашингтон Пост», где повествовалось о людях, пытающихся упростить свою жизнь (в материальном смысле), думали, что они делали это под влиянием нашей программы. В одной из деревень Северной Каролины учительница показала эту статью шестиклассникам и предложила обсудить тему в течение двух недель. В среднем дети думали, что они обладают количеством вещей, в три раза превышающим необходимое им. Одна девочка сказала, что уже не может закрыть дверь своего платяного шкафа. «У меня слишком много вещей, одежды, которую я никогда не ношу, – объясняла она, – я просто не могу избавиться от них».

Эффект иллюзии правды и другие ошибки мышления

Краткое содержание:

Каким бы скептиком, безбожником, нигилистом вас не называли, когнитивных искажений вам не избежать. Ещё Платон в диалоге «Государство» рассуждал о передаче власти философам. Однако даже они такие же люди из плоти и крови.

Никто не беспристрастен полностью. Какие-то искажения объясняются биологической адаптацией — это помогало нам выжить, а какие-то простой нехваткой навыков мышления.

Если сейчас, нам, поколению сытых людей, не нужно убегать от львов, то стоит требовать от себя чуть больше рациональных решений. Предупреждён — значит вооружён.

Эта круговая диаграмма дело рук Бастера Бенсона. Так как некоторые искажения похожи друг на друга, рассмотрим интересные.

Эвристика доступности

Какая работа опаснее — фермера или пожарного? Хотя новости склоняют ко второму варианту, статистика говорит о другом. В десятку опасных профессий не входят пожарные, саперы и даже спасатели — традиционно рискованные работы. Зато внезапно оказались мусорщики и рыбаки. Так работает эвристика доступности.

Термин впервые ввели в 1973 году психологи, лауреаты Нобелевской премии и пионеры когнитивной науки — Даниэл Канеман и Амос Тверски — авторы «Думай медленно. решай быстро».

Эвристика доступности подключается, когда мы делаем выбор. Она помогает быстрее сделать вывод на основе информации, что первая приходит в голову.

Вспомните, когда вы в последний раз зачитывали новость за новостью. Согласитесь, ведь иногда от них даже побаливает голова, и порой вообще неясно к чему мы все придём? Но суть в том, что СМИ чаще рассказывают о редких случаях. Хорошего в мире всё же больше, чем нам показывают.

Например, после просмотра новостей о похищениях детей, вы начнёте верить, что эти трагедии на каждом углу. И тут вы стали строгим родителем: ребёнок больше не играет на улице один, даже если его сверстники спокойно гуляют сами. И чем дольше вы погружены в эту тему, тем больше мысли становятся одержимей. Просто потому, что какие-то события более ярко вырисовываются у вас в голове, не обязательно, что в реальной жизни всё так же.

Когда вы пытаетесь сделать выбор, иногда всё же лучше довериться фактам или стратегиям принятия решений.

Эффект иллюзии правды

«Не надо мне любви, не надо денег, не надо славы — дайте мне только истину». Это цитата Генри Дэвида Торо, автора книги «Жизнь в лесу». Одного из немногих, кто самоотверженно искал истину. Людям нужна правда о мире, чтобы процветать. Без неё нельзя. Однако кругом много факторов, которые мешают нам её узнать.

Одна из причин, почему мы от неё далеки, заключена в нас.

Что, если я вам скажу, что Луна сделана из сыра? Наверно, вы не поверите — это слишком нелепо. А если я скажу, что пармезан имеет ту же плотность, что и лунный камень? Но это буду говорить не только я.

Если вы увидите смешной твит, все кругом станут это обсуждать, заговорят по новостям, то, скорее всего, вы поверите. Это и есть иллюзия правды.

Она объясняет, почему такие выражения как «люди используют только 10% своего мозга», все еще считают правдой, хотя кругом полно обратных доказательств.

Читать еще:  Интимные драмы. Julio Reyes

Впервые термин появился в 1977 году в рамках одного исследования. В течение нескольких недель участникам предлагали оценить истинность некоторых утверждений — одни из них были правдой, другие — ложью. Часть «фактов» повторяли неделю за неделей, и доверие участников со временем к ним росло, в то время как доверие к неповторяющимся фактам не менялось.

Иллюзию правды применяют в любой отрасли, где важно общественное мнение. Лучший путь — быть избирательней. Информация, которую мы потребляем, сродни пище, которую мы едим. Если это мусор, наше мышление отразит и его.

Эффект знакомства с объектом

Простая сцена: ваш друг нашёл новую песню и не перестаёт ее слушать. Мелодия разносится из его наушников, он напевает её и отбивает пальцами ритм. Через неделю вы «заразились» ей, хотя изначально она вам даже не нравилась.

Это искажение — эффект знакомства с объектом: чем чаще вы что-то видите или слышите, тем больше вам это нравится. И это один из способов воздействия на человека.

В одном исследовании учёные взяли четырёх женщин с похожей внешностью. Их попросили приходить на занятия в колледж определенное количество раз в течение семестра. Одна из них вообще не ходила на учёбу, другая посещала пять раз, третья — десять раз, а последняя — пятнадцать.

Они ни с кем не общались, а только сидели на лекциях. В конце семестра студентам показали фотографии каждой из них, и попросили оценить по физической привлекательности.

В итоге более положительно студенты оценили ту женщину, которую видели 15 раз, чем ту, которую не видели вообще.

Вот почему компании платят кучу денег, чтобы хоть где-то разместить свой логотип. Выбирая продукт, мы почти всегда ориентируемся на его узнаваемость, а не на другие, не менее важные, критерии.

Феномен негативного восприятия

Критика запоминается лучше, чем комплименты. Даже если вас 100 раз похвалили, а на 101 осудили, угадайте: что вам будет важней? Это называется феномен негативного восприятия. Он заставляет нас видеть больше отрицательных вещей.

Даже в принятии решений мы чаще опираемся на негативные данные, чем позитивные. Такой «алгоритм» объясняется эволюцией.

В древности, если ты бдительный парень, у тебя куда выше шанс выжить, а значит, чаще передавались и гены, которые делали наших предков более внимательными к опасности.

Однако сейчас такая склонность к негативу нужна меньше. Поэтому лучше от него уходить. Например, этот феномен влияет на мотивацию. Люди больше мотивированы, когда стимул позволяет избежать негатива, чем если бы он привёл к получению чего-то.

В другом исследовании говорят, что плохие новости даже воспринимаются больше как правдивые. Негативное восприятие может плохо сказаться на вашем психическом здоровье. Оно заставляет прокручивать мрачные мысли, расшатывает отношения с близкими и затуманивает сознание.

Феномен Баадера — Майнхофа

Допустим, на днях вы посмотрели кино. Теперь, заходя в интернет, вы повсюду видите упоминания этого фильма. Если он вышел недавно или стал интернет-мемом, это объяснимо. Но если он совсем старый, то вы попали в тиски феномена Баадера-Майнхоф или «иллюзии частотности».

История когнитивного искажения началась в 1994 году. Американская газета St. Paul Pioneer Press опубликовала историю одного из читателей. В ней человек рассказал о своём знакомом, который дважды за день услышал о некой банде Баадера — Майнхоф.

Так вот, одними из лидеров были как раз Андреас Баадер и Ульрика Майнхоф. В редакцию стали приходить письма и от других читателей, которые признавались, что тоже слышали об этой банде! Хотя главари ушли из жизни в 70-х.

Суть феномена в том, что ваш мозг просто усиливает какую-то новую информацию.

Взять врачебную практику. Всегда есть факты, которые можно для себя открыть. Проблема в том, чтобы врачи не застряли на них, видя в каждом больном симптом, о котором только что прочитали. Феномен Баадера — Майнхоф может привести к тому, что врач упустит нужный диагноз. Поэтому некоторые доктора оттачивают свой опыт, корпя над медицинскими журналами и научными статьями.

Этим так же пользуются маркетологи. Например, чем больше вы замечаете рекламу какого-нибудь продукта, тем больше кажется, что он популярен. Может, так и есть, а может, это раздутая реклама. Если вы не проверите оправдана ли шумиха вокруг продукта, то только укрепите свою предвзятость.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector