Индийский художник. Albert Ashok

Индийский художник. Albert Ashok

«Это слияние женского и мужского»: казанский художник пишет картины обнаженными девушками

Альберт Закиров – скромный художник из Казани , который очень редко подписывает свои работы. Однако его проекты и картины часто заслуживают особого внимания.

Так, недавно 51-летний художник начал разрисовывать стену высотой 6 метров в одном из городских отелей. Интересно то, что картину он писал вовсе не кисточками, а телами обнаженных девушек! Сейчас эта работа почти закончена — осталось вклеить в панно фотографии процесса ее создания.

Корреспондент «Комсомолки» встретилась с Альбертом Закировым и узнала, как он выбирает моделей и зачем рисует на стволах деревьев в парке «Эрмитаж».

«Я ХУДОЖЕСТВЕННУЮ ШКОЛУ НЕ ЗАКАНЧИВАЛ»

— Как и многие я рисовал в детстве. Правда, художественной школы не оканчивал, — признается Альберт Закиров – В десятом классе пару месяцев ходил к прекрасному педагогу Рашиту Тухватуллину, и он подготовил меня к поступлению в художественное училище.

Там Альберт, несмотря на желание фантазировать и удивлять, смирно учился азам, постигал различные техники и слушал педагогов.

Уже после он начал творить то, к чему лежит душа. Сначала писал пальцами, а в 2000-м году решил попробовать наносить краски девушками. Методом проб и ошибок. Так и узнал, какой частью тела лучше делать тот или иной элемент картины.

— Тут происходит как бы слияние женского и мужского начал. Эта энергетика, которая между нами вырабатывается, может выброситься на холст. Не всегда, конечно, получается, потому что люди разные. Но иногда получается интересно. И хотя бы ради этого стоит подобным заниматься, — признается художник.

Первые работы Закиров делал у себя в мастерской. После украсил стену в одном из кафе Казани. Дальше – больше: забегаловки, бары, отели.

Создание работ происходит в форме перформанса. За происходящим наблюдают десятки посетителей заведения. Художник уверяет, «всем им нравится».

«ВСЕ МОДЕЛИ НАДЕВАЮТ МАСКИ»

Как оказалось, никакой «базы» девушек-«кисточек» у Альберта нет. Также у него нет к ним никаких требований.

— Принципа никакого нет, было бы желание. Единственное что, я им в последнее время стал предлагать надевать маски во время процесса создания картины. Все потому что бывают недопонимания. Допустим, у какой-то девушки парень есть или, может быть, будет, но ей интересно. А парень он ведь сегодня есть, завтра нет. Поэтому решили всем маски надевать и все – никаких последующих проблем, — объясняет Закиров.

«ДЕРЕВЬЯ СПАСАЮ, ЗАЛЕЧИВАЮ»

К слову, творит Альберт не только девушками на стенах заведений, но и в тихих парках города, где его редко кто-то видит.

Корреспондента «Комсомолки» художник пригласил в парк Эрмитаж. Именно там последний год он работает: рисует на деревьях, пеньках и кусочках асфальта.

— Мне здесь нравится, я здесь все детство кручусь, — рассказывает Альберт — Я не порчу деревья. Я творю именно на их «больных» местах. Сначала готовлю их, потом обрабатываю жидкостью, которая убивает бактерии, а после уже рисую. Те места, где течет сок, заливаю глиной или краской. Тут двойной эффект получается: и самому хорошо, и дерево залечивается.

Работы художника в парке найти не так-то просто. Но можно постараться и устроить себе своеобразный квест по их поиску. В Эрмитаже на данный момент несколько десятков (точное число не знает даже сам художник) работ Закирова. Все они сделаны акриловой краской и не боятся непогоды.

Бывает, конечно, что горожане портят работы художника намеренно. Но он не обижается.

— Если пропадет, то ничего страшного. Я делаю их фотографии, а они ведь остаются, — говорит он.

А вот, например, дерево, которое в ближайшее время планирует «спасти» Закиров.

— Надо дыру залить цементом, обработать антибактериальной жидкостью, и нарисовать что-нибудь. Жалко его, хорошее дерево, оно еще может жить и жить, — считает художник.

Создает рисунки Альберт не только в Эрмитаже. Если хорошо приглядеться, небольшие работы художника может увидеть и в других местах Казани.

— Прогуливаюсь просто с красками. Если какое-нибудь подходящее место найду, то нарисую. У меня, например, есть рисунки на берегу Казанки . Место должно быть само по себе интересное, спокойное и красивое. Или бывает в заброшенном совсем месте тоже можно что-то нарисовать, но там ощущения другие, — объясняет он.

«ХУДОЖНИК ДОЛЖЕН БЫТЬ СВОБОДНЫМ»

Художник, по мнению Альберта Закирова, должен быть свободным и никак иначе. Именно поэтому мужчина не состоит в Союзе художников.

— Я не состою ни в Союзе художников, ни в каких-то других организациях. Я всегда был противником таких сборищ. Художник должен быть свободным. Несвободные художники часто друг друга ненавидят, спорят, зачем мне это нужно? – считает Закиров.

Контакт с «Союзом» у него, правда, все-таки был. Воспоминания, по словам Альберта, не из приятных. Однажды он решил принести им «на суд» картину, на которой был изображен Шурале . Работа вызвала у комиссии «озадаченную паузу». Персонаж татарской сказки был голым и…слишком реалистичным.

— Работа старая, до конца не доделанная, хулиганская. Да, Шурале обнаженный. Не в трусах же его рисовать. Вроде живем в 21 веке, везде музеи, Давид обнаженный стоит, а в Союзе художников работу не приняли. Они потом, конечно, подходили, говорили: «Хороший Шурале». Просто они испугались реакции посетителей и шума вокруг картины. Никому этого не нужно, рисковать никто не хочет, — вспоминает Альберт.

Читать еще:  Единственная форма правды. Mathieu Bernard-Martin

«ВООБЩЕ Я ФОТОГРАФ, СВАДЬБЫ СНИМАЮ »

Рисует Альберт скорее для души, чем для денег. Большинство своих работ он даже не подписывает. Считает известность приятным бонусом, но относится к ней равнодушно.

В свободное от написания картин, росписи деревьев и асфальта время он снимает торжества за деньги. Так и зарабатывает.

— Я профессионально фотографию, могу свадьбы снять, детские утренники и все такое. Ничего офисного. Один раз я месяц работал в Союзе художников. Меня тогда пригласили быть директором выставки к столетию ТАССР . Насмотрелся тогда на работу в офисе и все, хватило, — признается Закиров.

— Я еще картины делаю огнем. Они у меня сгорают не совсем, а только те места, которые должны сгореть, — рассказывал «Комсомолке» Закиров.

Таким образом, на будущей неделе в своей мастерской он сотворит Икара. Зрелище обещает быть очень эффектным.

«Степные истории»: художники занялись дипломатией

Накануне в галерее Дома дружбы народов Татарстана открылась выставка, посвященная двадцатилетию Астаны. На фоне участившихся взаимных VIP-визитов — событие закономерное. Автором проекта выступил один из самых известных татарстанских художников Фиринат Халиков, хотя в экспозиции выставлены не его картины.

Проект не только художественный, но и дипломатический

Татарская и казахская музыка в исполнении небольшого ансамбля, традиционные казахские войлочные куклы на столике у входа, три с небольшим десятка живописных и графических работ — таков антураж вчерашнего вернисажа. Автор работ — молодой художник Альберт Шинибаев, в жилах которого течет и татарская, и казахская кровь. Шинибаев — ученик мэтра Фирината Халикова, автора множества работ на исторические темы, прекрасного пейзажиста и портретиста. По сути, проект Халикова, который устроил выставку своего ученика, — акт не только художественный, но и дипломатический, что отметили присутствующие на вернисаже.

— Шестого июля Астана отметила двадцатилетие. Двадцать лет — это один миг истории, и за этот миг город из трехсоттысячного областного центра вырос в миллионную столицу. Астана — это не просто город-миллионник, это символ нашей независимости, символ наших надежд, символ дружбы между Казахстаном и другими странами, прежде всего, между Казахстаном и Россией, Казахстаном и братским народом Татарстана. Я попал на этот вернисаж как с корабля на бал, вчера прилетел из Астаны, где сопровождал Рустама Минниханова в поездке по Казахстану. Визит прошел на пять с плюсом, были большие договоренности в торгово-экономической области. Но я считаю, что наши отношения — это не только торговля и инвестиции, это в том числе и культурный обмен, который нам надо развивать. Нам надо лучше знать друг друга, и чтобы возводить такие мосты, и проводятся вот такие выставки. Это мосты дружбы между народами», — такими словами открыл выставку генеральный консул Казахстана в Татарстане Еркин Тукумов.

«Степные истории» Альберта Шинибаева — это современный взгляд художника на жизнь народа, среди которого он вырос

По словам заместителя министра культуры РТ Светланы Персовой, живопись — это прекрасный язык, с помощью которого люди лучше понимают друг друга. Она отметила, что в работах Шинибаева отражены корни, которыми питается казахский народ.

Степные рассказы

Выставка работ Альберта Шинибаева называется «Степные истории», она проходит под эгидой Ассамблеи народов Татарстана. Шинибаев получил академическое образование — сначала было художественное училище в Пензе, потом учеба в одном из лучших художественных институтов Европы — Суриковском. И, наконец, он попал под крыло Фирината Халикова, который сейчас возглавляет творческие мастерские живописи Академии художеств РФ. Кстати, за успехи в учебе Шинибаев награжден золотой медалью Академии художеств России.

«Степные истории» Альберта Шинибаева — это современный взгляд художника на жизнь народа, среди которого он вырос, этот нечастый сейчас, к сожалению, пример того, как человек в суете дня тем не менее не отпадает от своего рода. Манера письма Шинибаева в некоторой степени близка к импрессионизму, хотя встречаются и полотна, созданные в реалистическом ключе. От изобразительной культуры востока Шинибаев взял плоскостное решение предметов, что придает работам национальный колорит.

Проект Халикова, который устроил выставку своего ученика, — акт не только художественный, но и дипломатический

Неяркая красота Казахстана, очевидно, продиктовала и палитру художника, она скорее приглушенная, нежная, напоминающая переливы горных казахских вершин на рассвете. Он с любовью описывает казахский традиционный, но уже почти ушедший быт — интерьеры юрты. Он создает портреты казахских красавиц в национальных костюмах — гордых и застенчивых одновременно.

Этнические мотивы работ художника, которые он нарочито не культивирует, но от которых и не убегает, органично сочетаются в его работах с современностью, и это придает полотнам особую прелесть. От Фирината Халикова, помимо всего прочего, его ученик взял особую тщательность в написании исторического национального костюма.

«Степные истории», рассказывающие о жизни и быте талантливейшего казахского народа, — это действительно еще один крепкий мостик между Казанью и Астаной. И пример деликатной народной дипломатии.

Альберт
Оэлен

«Произведение искусства — это уголок мироздания, увиденный сквозь призму определенного темперамента»
© Эмиль Золя

Альберт Оэлен (Albert Oehlen) – немецкий художник, инсталлятор, музыкант. Родился в семье художника, учился в Академии изящных искусств в Гамбурге, с 2000 года – профессор в Академии искусств Дюссельдорфа, играет на саксофоне в разных группах, сам пишет музыку.

В 80-х годах Оэлен примкнул к движению новых диких, критически относящихся к устоявшимся нормам и правилам в искусстве. В центре его художественной практики – отрицание ценностей и иерархии в классической живописи. Сам он оценивает свое творчество, как «пост-беспредметное».

Читать еще:  Искусство сельджуков Ирана

Картины Оэлена – это смешение всевозможных стилей и техник: при создании работ художник использует кисти, пальцы, собирает коллажи, дорисовывает фрагменты с помощью компьютерной графики. Цветовые решения мастера также нестандартны: в его работах мелькает то грубая прорисовка с контрастными линиями, то мягкая, еле уловимая растушевка. Так, в картине Mode соединяются четкая графика с размытой абстракцией; цвета варьируются от блеклого серо-коричневого и нежно-лилового, до яркого, почти кричащего розового.

Художник отказывается от всех основных правил живописи, объединяя в своих работах абстрактные и фигуративные элементы. Во многих случаях первым шагом в создании картины служит коллаж на холсте, который является основополагающей структурой. Так, на картине FM 26 центральным элементом является флаг Германии. Начав свою работу с фигуративных элементов, и добавляя в процессе абстрактные формы, Оэлен как бы повторяет историю искусства на пути от реалистичной живописи к абстрактной.

В полотне Black Rationality художник к характерным тонам и конному сюжету исторической живописи и переориентирует их как панк-этическое чучело. Скелеты лошадей отсылают к мотивам Пикассо. Альберт Оэлен устанавливает плоскость абстрактной экспрессионистской земли; фигуры помещаются как отдельный слой, создавая иллюзию перспективы.

В оптическом соперничестве между поверхностью и глубиной Альберт Оэлен раскрывает ограничения как абстракции, так и как представления, чтобы осуждать и восхвалять художественную традицию. В буквальном изображении кладбища Альберт Оэлен представляет живопись как освященный миф, резонирующий после истечения срока его годности.

Альберт Оэлен видел снижение живописи как главного средства нового искусства. Это свершение, которое он честно регистрирует и странно празднует, видно из полотна Born to Be Late.

Крупные масла, временами в сочетании с экранированными с помощью шелкографии цифровыми изображениями, вначале могут выглядеть как нечестивые беспорядки: воздушная абстракция толкается с заброшенной фигурацией. Оэлен хочет видеть вместе деликатность и грубость, цвет и неопределенность, а также лежащие в основе их всех базовую ноту истерии.

Оэлен относится к тем художникам, кто может несколько лет работать над одной картиной. Оставляя работу над холстом на некоторое время, он возвращается к нему через несколько лет с более свежим взглядом.

Его последние работы часто созданы при помощи компьютера, включают коллаж из фотографий и напечатанных элементов.

«Хотят оставить след в искусстве»: девушки готовы платить казанскому художнику за то, что он напишет картины их голыми телами

Обнаженные женские тела использовал для создания картины в холле дорогого казанского отеля художник Альберт Закиров. Корреспондент «Вечерней Казани» поинтересовалась у творца, почему он решил заменить кисти на женские прелести, где он находит девушек, готовых ради искусства раздеться и перемазаться краской, и как относятся к его творчеству обыватели.

51-летний Альберт Закиров — выходец из семьи художников и выпускник Казанского художественного училища им. Фешина — говорит, что впервые попробовал писать картины обнаженными телами еще в студенчестве.

— Как-то мы с друзьями хулиганили и взялись наносить краску на холст своими голыми телами — мне понравилось! — вспоминает Закиров. — Когда стал старше, подумал, почему бы действительно не выплеснуть на холст сексуальную энергетику, которая возникает при соединении мужского и женского начал. В первый раз, это было где-то в 2001 году, я пригласил двух моделей и мы с ними за день сотворили трехметровый холст.

— Как происходит процесс создания картины?

— Я крашу модель, поднимаю ее, кручу-верчу, между нами возникает некий электрический заряд, и мы передаем его на холст. Так заполняю все пространство, особо не задумываясь. Потому что когда начинаешь задумываться, перед тобой возникают ограничения. Потом, когда остаюсь один на один с холстом, осмысляю, что у нас получилось, и довожу картину до ума: где-то композицию, где-то цвет изменю.

Панно «Любовь» в холле отеля «Мираж» художник писал с помощью четырех моделей в течение семи месяцев.

— Администрация отеля дала мне карт-бланш: делай как хочешь, но именно обнаженными девушками. Мы начали в январе, модели приходили по очереди в разные дни — кто когда был свободен. В сумме чистое время написания картины — недели две. За творчеством наблюдали постояльцы, проходившие мимо, некоторые тоже добавили свои штрихи, — показывает Альберт на красное сердце, нарисованное кем-то из зевак. — Но панно еще не готово, осталось наклеить на него фотографии, снятые во время процесса.

По словам художника, стать «кистью» в его руках может любая девушка, строгих критериев отбора нет. Единственное пожелание — вес до 60 килограммов, а то поднимать «кисть» художнику будет тяжело.

— Я писал картины художницами, поэтессами, танцовщицами — да кто угодно может прийти! Главное, чтобы девушка была раскрепощенной. Если она будет зажатой, то и я такой же стану сразу. И мы в итоге напишем что-то «деревянное», скучное. А если девушка будет полна жизни, то мы с ней вдвоем что-то интересное сотворим, — делится художник секретом успеха.

— Как находите своих моделей?

— По-разному, иногда я могу на улице подойти к незнакомке. Иногда девушки сами меня находят. Удивительно, но некоторые готовы даже заплатить, чтобы я ими порисовал. Видимо, очень хотят оставить след в искусстве, — смеется художник. — Портрет — уже банально, а тут весь процесс будет задокументирован, ведь когда я пишу телом, нас обычно кто-нибудь снимает.

Читать еще:  Идущий по лезвию реальности. Bono Zwir (фотограф)

— То есть, чтобы стать моделью, достаточно вам позвонить?

— Конечно! Мы можем встретиться и написать картину. Я для этого сниму студию, подготовлю холст. А если тепло будет, можно на улице работать. В Адмиралтейской слободе есть место на берегу Волги, там никого нет — красота!

Стоимость картин Альберта Закирова, написанных голыми женскими телами, зависит от размера холста и начинается от 15 тысяч рублей. Большинство заказов на картины поступает из Москвы и из-за границы. Несколько лет назад у художника даже прошла выставка в Голландии.

— Получилось случайно: я поехал туда к знакомым, гулял, зашел в галерею, показал фотографии своих работ, и мне предложили сделать выставку. Процесс подготовки занял почти год, очень долго все согласовывали, — вспоминает художник. — В итоге поехал я в Россию за картинами, которые находились в съемной студии. Оказалось, что пока меня не было, там затеяли ремонт и по моим картинам ходили рабочие, оставив на них следы. Самое смешное, что одну из этих картин я продал на выставке за 500 евро.

— Какой-нибудь смысл в свои картины вкладываете?

— Главный смысл творчества — это свобода. И чем ее больше, тем лучше. Но свобода не в смысле пошлости. У меня хоть девушки и обнаженные, а продукт на выходе получается достойный, без всякого намека на пошлятину. Хотя, конечно, не все мое творчество понимают. Вроде в XXI веке живем, а к обнаженному телу до сих пор какое-то странное отношение. К тому же большинство людей абстракцию не понимают. А может, мне просто завидуют? Мол, он голых девушек трогает, пишет какую-то ерунду и еще деньги за это получает — ужас-то какой! — смеется художник.

Как выяснилось, одними голыми девушками творческие интересы Закирова не ограничиваются. В свободное время художник гуляет по городу и рисует на всем, что подвернется под руку. Так, недавно в парке «Эрмитаж» благодаря ему появились изображения сказочных существ.

— Я рисую на стволах в тех местах, где нет коры — эти места болеют, а я их лечу. Нарисовал хозяина сада «Эрмитаж» и абстрактную схему парка под названием «Код доступа». У меня там даже последователи появились. Рисуют что-то новенькое, но в моем стиле, — отмечает Альберт.

Холстом для художника может стать даже потрескавшийся асфальт и камни, форма которых сама подсказывает ему сюжеты будущих картин.

— Основную работу уже сделала природа, стоит добавить несколько штрихов — и произведение искусства готово. Я в прошлом году рисовал на камнях и бетонных плитах на берегу Казанки, а в этом году их уже нет. Мне сказали, что одну из них кто-то на дачу увез.

Еще одно увлечение креативного художника — рисование огнем. С помощью пламени он добавляет на холст финальные «мазки». Однако бывает, что огненная стихия выходит из-под контроля.

— Огонь тяжело контролировать, поэтому иногда холст горит не в тех местах, где я хотел. Но с другой стороны — это же природа работает, так что я не расстраиваюсь. Один раз картина полностью сгорела, я ничего не мог сделать, значит, так надо было, — философски рассуждает Альберт Закиров.

В ближайших планах у художника — устроить перформанс и предать свою картину огню специально. Процесс он собирается снять на видео.

Фото Павла Платова и из архива Альберта Закирова, видео предоставлено Альбертом Закировым

Художник Albert Lynch (1851 – 1912)

Время чая (Teatime)

Прекрасные незнакомки перуанского художника девятнадцатого века.

Художник Альберт Линч (Albert Lynch) родился в Лиме (Перу) в 1851 году, в семье переселенцев из Ирландии.

В 1878 году художник перебрался в Париж, поступил в Национальную высшую школу изящных искусств, где учителем Альберта стал великий живописец Вильям Бугро.

После окончания школы Линч трудился в мастерских известных французских живописцев Жюля Ноэля, Анри Лемана и Габриэля Ферре.

С 1880 года художник выставлял свои работы в Парижском салоне, был многократно награжден медалями и разнообразными престижными наградами, а в 1901 году – Орденом Почётного легиона.

Известен Albert Lynch не только как живописец, но и как художник-иллюстратор, который работал вместе с такими известными писателями как Бальзак, Дюма-сын, Мопассан.

Умер художник в 1912 году в Париже.

Любимая тема художника — прекрасные и утонченные женщины. Очень часто Альберт писал свою жену.

Сегодня я хочу предложить вашему вниманию небольшую галерею живописца.

Картины художника Альберта Линча (Albert Lynch)

Время чая (Teatime)

Знатоки гравюр (The Print Connoisseur)

Новая партитура (La nouvelle partition)

Голова девушки (Head of a Girl)

Юная красавица (A young beauty)

Портрет дамы в зеленой шляпе (Portrait of a lady wearing a green hat)

Белая лента (The white ribbon)

Бал-маскарад (Le bal masque)

Голова женщины (Peinture tete de femme)

Женщина в красной шали (Woman in a red embroidered shawl)

Книга с картинками (The picture book)

Молодая женщина в белом (Young woman in white)

Портрет дамы в коричневом платье и белой шали (Portrait of a lady, bust length, in a brown dress and white shawl)

Портрет дамы (Portrait of a lady)

Портрет девушки в белом боннете (Portrait of a girl in a white bonnet)

Портрет молодой женщины (Portrait Of A Young Woman)

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector