Искусство движения. Lazer Fundora

Искусство движения. Lazer Fundora

Мойше Фельденкрайз — Искусство движения. Уроки мастера

99 Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания.

Скачивание начинается. Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Описание книги «Искусство движения. Уроки мастера»

Описание и краткое содержание «Искусство движения. Уроки мастера» читать бесплатно онлайн.

Легендарная личность, один из тех людей, которых принято называть Учителями с большой буквы, дает уроки того, как правильно двигаться, как начать лучше себя чувствовать, глубже и яснее мыслить. Его уроки избавляли людей от множества болезней и обеспечивали восстановление после инсультов, параличей и прочих болезней. Эти удивительные уроки движения — результат многолетнего процесса самопознания, которым занимался Фельденкрайз. Здесь всего в нескольких уроках хранится кладезь материала, драгоценного как для новичка, так и для профессионала. Каждый из уроков, которые выглядят такими завершенными и так блестяще выстроенными, отнимал часы проб и ошибок, чтобы стать таковым. Начинал Мойше, имея за плечами лишь опыт в дзюдо, пытливый ум плюс желание вылечить свои поврежденные колени. Без предшественника, но открытый новым знаниям, он делал открытие за открытием. А теперь и вам представился случай извлечь из его опыта пользу. Искренне желаем вам успехов.

Для широкого круга читателей, интересующихся вопросами самопознания, саморазвития и, в частности, телесно ориентированной психологией.

Искусство движения. Уроки мастера

Искусство движения. Уроки мастера / Пер. с англ. А. Заславской. — М.: Изд-во Эксмо, 2003. — 352 с, илл. (Серия «Как стать психологом»).

Легендарная личность, один из тех людей, которых принято называть Учителями с большой буквы, дает уроки того, как правильно двигаться, как начать лучше себя чувствовать, глубже и яснее мыслить. Его уроки избавляли людей от множества болезней и обеспечивали восстановление после инсультов, параличей и прочих болезней. Эти удивительные уроки движения — результат многолетнего процесса самопознания, которым занимался Фельденкрайз. Здесь всего в нескольких уроках хранится кладезь материала, драгоценного как для новичка, так и для профессионала. Каждый из уроков, которые выглядят такими завершенными и так блестяще выстроенными, отнимал часы проб и ошибок, чтобы стать таковым. Начинал Мойше, имея за плечами лишь опыт в дзюдо, пытливый ум плюс желание вылечить свои поврежденные колени. Без предшественника, но открытый новым знаниям, он делал открытие за открытием. А теперь и вам представился случай извлечь из его опыта пользу. Искренне желаем вам успехов.

Для широкого круга читателей, интересующихся вопросами самопознания, саморазвития и, в частности, телесно ориентированной психологией.

Для меня было честью знать тебя, Радостью — делить с тобой дружбу И привилегией — публиковать твои книги.

Благодарности

КАРЛУ ГИНЗБУРГУ — за редактирование и сохранение стиля Мойше в оригинале.

ЭДНЕСОТТ — за транскрибирование мастер-копии семинара.

ЭНЭТ БАНИЕЛЬ И МАРКУ РИЗУ — за помощь в редактировании.

ФОТОГРАФУ БОННИ ФРИР — за все фотографии Мойше, представленные в книге.

КОЛМАНУ КОРЕНТАЙЕРУ — за дельные советы и помощь в редактировании фотографий, текста и стиля книги.

РИЧАРД БЕНДЛЕР, издатель

От редактора

Я смотрю на портрет Мойше, спускаясь по дорожке к бассейну на ранчо Манна, и вспоминаю пути, что нам довелось пройти вместе, времена, которые мы делили на двоих, и все наши начинания.

Я действительно как-то особенно любил его и заботился о нем. Однажды он сказал, что время и любовь взаимозаменяемы: для того, кого ты любишь, ты всегда найдешь время. Я вечно был рядом с Мойше. Вы можете спросить, чем же можно заслужить такую заботу и преданность?

Впервые я встретил Мойше в его скромном офисе в Тель-Авиве с его первой помощницей, Миа Сегал, двумя рабочими столами, несколькими табуретками, маленьким письменным столом и особой гордостью Мойше — картинами его матери, украшающими стены.

Мойше пригласил меня в офис посмотреть на его работу с клиентами. Он называл их «студентами», поскольку они учились новому способу функционирования. В течение двух месяцев я наблюдал за его работой более чем с сотней людей. У многих из них после инсультов, вследствие церебрального паралича и т. п. были серьезные проблемы с передвижением. У каждого, с кем работал Мойше, состояние улучшалось.

Пока я находился в Тель-Авиве, и у меня была возможность пройти с Мойше курс занятий. Эти занятия оказали на меня сильнейшее влияние: я стал иначе двигаться, лучше себя чувствовать, глубже и яснее мыслить. Именно тогда я решил стать полезным Мойше, чтобы помогать ему воплощать его идеи в жизнь.

Я вернулся в Штаты и организовал первые из ставших потом ежегодными серии лекций, семинаров и учебных программ, таким образом, положив начало гастрольному представлению Мойше — Колмана.

Потрясающим приключением было путешествовать с Мойше и наблюдать за тем, как он развивается и меняется, как действует на людей. На семинары приходили многие из предыдущих их участников, чтобы рассказать Мойше о чудодейственных изменениях, произошедших с ними во время уроков осознания через движение.

Нас мотало от побережья к побережью, от таких мест, как Исаленский институт в Биг Суре, до конгресса США в Вашингтоне. Мы встречались и общались с такими людьми, как Маргарет Мид, Карл Прибрам, Хейнц, М. Ван Фоерстер, Джонас Солк, Милтон Эриксон и Грегори Бейтсон. Тысячи людей сопровождали его семинары, и более 400 человек сейчас воплощают его труды в жизнь.

Ранчо Манна, находившееся в распоряжении Ларри Томаса, было одним из тех мест, куда мы с особым нетерпением стремились попасть. После многочисленных лекций с сотнями людей уединенность ранчо позволяла Мойше делиться своим опытом легко и с радостью. В программе приняли участие 25 человек, и, поскольку мы все жили в одном доме, Мойше познакомился с каждым лично. За рамками этих пятидневных занятий, носящих характер особой душевности и теплоты, прошел один уникальный семинар, и Мойше чувствовал, что он вобрал в себя суть его трудов.

Книга, которую вам предстоит прочесть, посвящена именно этому семинару.

Добро пожаловать в искусный и подвижный мир Мойше Фельденкрайза.

Спасибо тебе, Мойше, за эти и многие другие мои воспоминания.

Введение

Впервые семинар Фельденкрайза я посетил летом 1974 года. Его вел человек, который всего месяц провел с Мойше и не являлся вполне квалифицированным преподавателем. Тем не менее он достаточно проникся духом Мойше, чтобы передать сущность его метода.

В то время я страдал от периодических приступов боли в пояснице и изучал различные виды телесной терапии, чтобы хоть как-то облегчить свою болезнь. Поначалу я с большой неохотой включился в работу Фельденкрайза. Насколько я знал, Мойше каким-то образом воздействовал на координацию движений. Она-то у меня и была нарушена, и из-за этого я воспринимал себя неуклюжим и непривлекательным.

Семинар стал для меня настоящим открытием. Уже через два дня я обнаружил, что способен изменять то, что хочу изменить. Для меня стало возможным танцевать и свободно двигаться. Я смог торжественно стоять, не выпячивая зад за линию плеч. Кроме того, двигаясь с осознанием, как это называл Фельденкрайз, я научился выполнять несложные движения, которые позволили бы мне удлинить укоротившиеся мышцы.

Поскольку я больше не страдал от сковывающих мышечных спазмов в спине, то следующие месяцы я провел, постоянно твердя лишь об искусстве Фельденкрайза. Зимой я узнал, что грядущим летом Мойше собирался организовать профессиональную тренинговую группу в Сан-Франциско. Я немедленно послал заявку на участие, поскольку был уверен, что на большинство вопросов, которые мне хотелось прояснить, у Фельденкрайза имелись ответы.

В первый день занятий Мойше приехал в тех же мешковатых брюках и в той же распахнутой рубахе, в которых мы видели его на тренингах еще три следующих лета. Круглое лицо доброго волшебника с двумя копнами белых волос с обеих сторон лысой головы придавало ему вид ласкового, но авторитетного отца. Ходил он медленно, чтобы не потревожить поврежденные колени — травма, которая и привела его к таким открытиям, — однако был крепок и гармоничен. Как только в центре комнаты он сел лицом к группе, мы все вдруг попали под его чары.

Мойше всегда садился в центре, лицом к студентам. Это создавало ситуацию подчинения, благодаря которой он контролировал происходящее и которая была нужна для создания определенной обстановки в процессе обучения. Он всегда стремился подвести людей к открытому познанию самих себя, к оценке и пониманию того, что им дало это познание. Когда Мойше бросал вызов нашим способностям и умениям, то основывался на том, что человек, которого заставляют что-то делать, не использует все свои возможности, чтобы добраться до сути и познать, в чем заключена истина. Его авторитет никогда не был авторитарен.

Читать еще:  Загадка и недосказанность. Олег Осипов

Мойше тщательно обдумывал все, что делал в нашей группе. К примеру, очень наглядно у него получались перепады настроения. В минуты полного спокойствия он с огоньком в умных глазах мог рассказывать истории. Он мог польстить или высмеять. Временами он встряхивал нас внезапными вспышками гнева, столь же эффективными, как и минуты спокойствия. Его огромный багаж знаний был неисчерпаем, как и запас шуток. По сути, все время, что мы проводили с ним, он поддерживал в нас живой интерес к познанию.

В то же время Мойше ревностно следил за тем, что мы делали перед ним на полу, замечая в наших движениях все, вплоть до малейших нюансов. Через всю комнату с группой в 65 человек он мог разглядеть одного, чьи движения были особенными и таили в себе нечто интересное. Таким образом, его групповое обучение было и индивидуальным — он часто мог адресовать замечание конкретному человеку так, что тот и не догадывался, что замечание было сделано. Затем он мог выбрать одного человека для обсуждения, чтобы и он сам, и группа извлекли из этого пользу.

Самый худой боксер на планете. Кубинский американец огромного роста удивляет мир

Себастьян Фундора
Страна: США. Возраст: 22 года. Весовая категория: до 69,8 кг. Победы: 14 (9 нокаутом). Поражения: 0. Ничьи: 1.

22 февраля на вечере бокса в Лас-Вегасе, главным событием которого стал бой Деонтей УайлдерТайсон Фьюри, выступил очень необычный боксер. Рост американца Себастьяна Фундоры 198 сантиметров, но дерется он в первом среднем весе — до 69,8 кг. И пока ни разу не проиграл. Он наголову выше супертяжа Александра Поветкина и весит на 10 килограммов меньше, чем 175-сантиметровый Сауль Альварес. Прозвище у Фундоры брутальное — Ад в поднебесье.

Высокий рост Себастьяна — это его кубинские корни: все родственники боксера по линии отца гиганты. По маминой линии он мексиканец, но всю жизнь живет в США, поэтому считает себя американцем. Вес он не набирает от природы, хотя ест, как тяжеловес.

— С этим вообще нет проблем, я его даже не гоняю. Могу и в полусреднем выступать, но не вижу смысла, я же продолжаю расти, — сказал 22-летний Фундора перед боем с Дэниелом Льюисом.

У Фундоры хорошая любительская база — более 100 боев, подавляющее большинство из которых он выиграл. Он — левша с сильными правым джебом и левым апперкотом. Тренирует его отец — Фредди Фундора. В рейтингах Себастьяна пока нет, но еще пару хороших побед и он там точно появится.

Фундора стал заниматься боксом в 8 лет, и был среднего роста для ребенка его возраста. Он начал расти в 14-15.

— Баскетбол? Нет, Себастьян никогда не думал о баскетболе, только бокс, — цитирует его отца сайт компании Premier Champions Champions. Все дети Фредди занимаются боксом. Помимо Себастьяна, это Альберто (1-3), Фредди-младший (1-0-1) и Габриэла (1-1, по словам главы семейства, она самая талантливая).

— Бог создал меня таким, — отмечает Себастьян. — Некоторые люди рыжеволосые, а некоторые — 6 футов и 6 дюймов.

Когда Фундоре было 19, отец предложил сотрудничество промоутеру Сэмпсону Левковицу. Но тот сначала отказался. «Я не буду работать с вами, — сказал тогда Левковиц. — Ваш сын выглядит очень хрупким. Он слишком высокий, слишком худой. Я не хочу быть вовлеченным во что-то, что может обернуться трагедией». «Хорошо, — ответил Фредди. — Я организую ему бой с парнем, который еще не проигрывал (Виктором Тони в 2017 году. — Прим. «СЭ»). Ты посмотришь на него?».

Себастьян встретился с Тони и победил единогласным решением судей. Потом Фундора съездил в Уругвай и Аргентину, где выиграл еще два боя.

— И я подписал его, — рассказывает Левковиц. — Он хороший боксер, хороший панчер, у него крепкий подбородок.

Высокий рост дает Фундоре преимущество в размахе рук. В этом компоненте он превосходит соперников на 20-25 сантиметров (у него самого — 203 см). Достаточно качественно работать джебом, держать дистанцию, не зевать. Понятно, что разница в росте с противниками — просто огромна. Самый высокий оппонент в карьере Фундоры — Джамонтей Кларк (188 см), бой с которым завершился вничью.

Простые волшебные вещи.

Сталкиваемся с ними постоянно, но что мы о них знаем?

История появления акриловых красок для живописи

Живопись акриловыми красками очень молодое направление в искусстве. Его история развития насчитывает чуть больше 60 лет. Но за это время акрил успел приобрести невероятную популярность и у молодых начинающих художников, и у опытных зрелых мастеров. Актуальность живописи акрилом объясняется в первую очередь очень широкими возможностями и просто уникальными свойствами самого акрила.

Канадский художник Нил Хэмелин (Neil Hamelin)

Художники стали работать с синтетическими материалами с самого начала появления этих материалов.

Считается, что акриловые краски впервые появились в начале 50-х годов в Мексике во времена знаменитого Мексиканского мурализма, который возник еще вначале ХХ века.

Мурализм — это монументальная фресковая живопись, суть которой состояла в оформлении общественных зданий циклами фресок из истории страны и жизни и борьбы народа. Монументалисты воссоздали искусство ацтеков, майя, обратились к монументальному искусству Возрождения. Именно в Мексике перед учеными была поставлена государственная задача изобрести краски с новыми уникальными свойствами, которые можно было бы использовать в монументальной живописи не только в помещениях, но и на фасадах зданий.

Художники этой школы заложили основы демократического национального искусства, это Д. Ривера, Д. Сикейрос, X. Ороско, Р. Гуттузо. Они же превыми экспериментировали с красками на основе различных смол. Так Давид Альфаро Сикейрос сначала использовал для своих работ сначала краску на основе пироксилина (1920-1940 гг), основой которой являются синтетические полихлорвиниловые смолы. Пироксилин к тому времени довольно широко применялся в промышленности, им окрашивались, например, машины. Но применить пироксилин в живописи до Сикейроса никому в голову не приходило. Именно работа с такими смолами, как пироксилин, привела к изобретению современных акриловых красок. Сикейрос позже так же перешел полностью на акриловые красители при создании своих работ.

Первые акриловые краски «Магна» сначала были спиртовыми и появились на рынке в 1947 году, их представляла нью-йоркская компания Bocour Artists Colors. Эти краски предназначались именно для живописи. Вскоре технология была усовершенствована, спирт заменила вода, а область применения нового лакокрасочного продукта расширилась просто феноменально!

Свойства и особенности акриловых красок

Состав акриловой краски очень прост — пигмент, вода и акриловая смола, выступающая в качестве связующего компонента. Акриловая краска имеет массу неоспоримых достоинств. Это экологически чистый материал, который идеально подходит для использования в ремонтных работах офисов, детских комнат, квартир, фасада.

Эти краски не испаряют вредных токсических элементов во время эксплуатации

При использовании акриловых составов (в отличии от традиционных масляных красок) отсутствует запах. Акриловые краски не воспламеняется. Это делает их абсолютно безопасной для использования не только в жилых помещениях, но и в общественных местах.

Главным преимуществом акриловых красок над всеми остальными видами других красок является простота их применения и совершенная универсальность. В дополнение к вышесказанному — они очень быстро сохнут!

Современные разработки акриловых эмульсий включают в себя чрезвычайно мелкие светостойкие частицы. Это улучшает современные акриловые краски и делает их более качественными. Они растворяются в обычной воде, а высохнув, абсолютно не растворяются. Кроме этого, акриловые краски устойчивы к различного рода физическим и химическим воздействиям. Они ластичны и ярки по цвету, великолепно сцепляющие с любой нежирной поверхностью: будь то холст, бумага, дерево, глина, ткань или керамика. Их можно наносить и кистью, и шпателем, после разбавления, а также и аэрографом. Покупая готовый холст в магазине, каждый может убедиться, что грунтован он акрилом!

Джиойя Кордовани (Gioia Cordovani) — современная итальянская художница

Преимущества использования акриловых красок

При том что акриловые краски обладают целям рядом преимуществ акварельных и масляных, а также множеством собственных достоинств, они очень универсальны (ими можно писать на любой поверхности) и удобны в процессе использования (не требуют сложных разбавителей).

Читать еще:  Идеальный момент. Andres Kal

Мне кажется, что какому бы виду живописи не отдавал предпочтение художник, акриловыми красками стоит поработать в любом случае. В их основе лежит пластичная синтетическая смола, а следовательно, позволяют добиваться и самых изысканных лессировок, и плотной фактуры.

Акриловые краски быстросохнущие отличаются хорошей кроющей способностью и великолепной яркостью цвета. Они не выгорают под лучами солнца, со временем не тускнеют! Когда краски высыхают, то превращаются в упругое стойкое покрытие. Акрилом пишут на бумаге, картоне, дерев, на металле, ткани, керамике и стекле! Условие для такого широкого применения только одно — поверхности должным образом очищены от пыли и жира!

Разнообразие техник при применении акриловых красок

Если акриловые краски сильно разбавить водой, то они становятся очень похожи на гуашь или акварель.

Если же наносить краску непосредственно на тубы или совсем чуть-чуть ее разбавить, то появляется возможность работать в так называемой пастозной технике — что-то напоминает традиционную живопись маслом.

Отличаются акрилы друг от друга в первую очередь своей консистенцией: от более жидкой до густой. Наиболее густые краски используются в пастозной технике, где особая роль уделяется фактуре. Жидкая консистенция превосходно подходит для заливки больших участков поверхности.

Кинетическое искусство и оп-арт /kinetic art and op-art

от /греч./ κίνηση, kinesis — движение (1955-1970-е)

/англ./ optical art — оптическое искусство

Кинетическое искусство — направление в современном искусстве, обыгрывающее эффекты реального движения всего произведения или отдельных его составляющих. Объекты представляют собой движущиеся установки, производящие при перемещении интересные сочетания света и тени, иногда звучащие. Кинетическое искусство зародилось в 20-30-х гг. ХХ в., его представители хотели преодолеть традиционную статичность скульптуры, вписать её в окружающую среду. Опыты создания динамической пластики встречаются в футуризме, дадаизме, Баухаузе и русском конструктивизме. Окончательно течение оформилось в 60-е гг. Теоретики кинетического искусства отдавали предпочтение движению, как средству противостояния бесконечному повторению художественных форм, чреватому «исчерпанностью» искусства, «усталостью» творчества. Их обновление связывается с новыми художественными материалами. Николас Шёффер выдвигает принципы пространственно-свето-хроно-динамизма, как основы кинетического искусства.

Pol Bury «Fontaine», 1978

Оп-арт — о дна из разновидностей кинетического искусства. Основоположник — Виктор Вазарели. В 1955 г. в Париже оп-арт экспонировала в своей галерее Denis Rene , но всемирную известность оп-арт получил в 1965 году после Нью-Йоркской выставки «Чувствительный глаз» (The Responsive Eye) в музее современного искусства. Оп-арт стремится к достижению оптической иллюзии движения неподвижного художественного объекта путем психофизиологического воздействия на зрителей, их активизации. В отличие от кинетического искусства, произведение и зритель неподвижны. Искомый оптический эффект строится на контрапункте напряженного художественного восприятия, требующего концентрации зрительского внимания, и фактической неподвижности артефакта. Эстетическая специфика Оп-арта, заключается в замене классической перспективы многофокусным видением виртуального оптического пространства. Движение в нем всегда виртуально, а не реально: визуализируется сама его идея. Создается иллюзия «ожившего пространства», плоскостное восприятие картины разрушается.

Виктор Вазарели «Зебра», 1950

Имп-арт (англ. imp-art от impossible — невозможный и art — искусство) — самостоятельное направление в оп-арте , нацеленное на изображение невозможных фигур. Представитель этого направления — Мауриц Корнелиус Эшер ( Maurits Cornelis Escher) .

Мауриц Корнелиус Эшер «Из ночи в день, изо дня в ночь»

Широкое применение методов математического программирования трактуется как предпосылка рождения нового типа творца — художника-инженера, стремящегося воплотить в искусстве движение, как таковое, при помощи мобилей, механических приспособлений, оптических феноменов. Широко используются прозрачные материалы, электромоторы, рычаги, пульты управления и т.д. Тщательно сконструированные устройства из металла, стекла или других материалов, соединённые с мигающими световыми устройствами, получили название «мобилей». Ощущение движения могло зависеть от перемещения зрителя в пространстве, но могло сводиться к возможности зрителя манипулировать предметами. «Запрещается не участвовать, запрещается не трогать, запрещается не ломать» — вот девиз группы «Грав» (группы исследования визуального искусства). Художники предпочитали работать командой. Склонность коллектива к аналитическому планированию сближала с серийным производством и дизайном, отчего в Италии искусство такого рода получило название программного искусства и «открытого произведения». Последнее У.Эко в 1962 году определил как «форму, составленную из «множества» элементов так, что зритель может самостоятельно устанавливать между ними связи, выбирая свой вариант интерпретации.»

Художники, посвятившие себя кинетическому искусству и оп-арту, задаются различными эстетическими целями. Жан Тингели стремится оживить, гуманизировать машины, борясь с тоской индустриального мира; Пол Бьюри обыгрывает замедленное движение; Хулио Ле Парк использует феномены прозрачности, игры света и теней; Николас Шёффер достигает полисенсорности воздействия; движущиеся магнитные скульптуры Такиса создают иллюзию вечного движения.

Художники: Яааков Агам/Яаков Гипштейн ( Yaacov Agam) , Хулио Ле Парк (Julio Le Parc), Жан Тэнгли (Тингели) (Jean Tinguely) , Николас Шёффер ( Nicolas Schöffer) , Пол Бьюри (Pol Bury), Александр Калдер ( Alexander Calder) , Дэвид Медалла ( David Medalla) , Бриджит Райли ( Bridget Louise Riley) , Хесус Рафаэль Сото (Jesus Rafael Soto), Виктор Вазарели ( Victor Vasarely) .

Группы: «Зеро», Дюссельдорф (Х.Мак, О.Пенье, Г.Юккер); «Экипо 57», Париж (А.Дуарте, Ж.Дуар, Х.Куенка, Х.Серрано, А.Ибаролла); «Т», Милан (Дж.Анчески, Д.Бориани, Дж.Коломбо, Дж.Де Веки, Дж Вариско); «Н», Падуя (А.Биази, Э.Киджо, Т.Коста, Э.Ланди, М.Массирони); «Грав», Париж (И.Ле Парк, Ф.Морейе).

Манифест: В.Вазарели «Желтый манифест», 1955.

Выставки: Галерея Рене «Движение», Париж 1955; Лозанна Кантональный музей «Движение в современном искусстве»; «Новая тенденция» Загреб, 1961; Музей современного искусства, N-Y, 1965. Тексты: В.Вазарели «Новое искусство, новые идеи, новая техника», 1954; У.Эко «Открытое произведение», 1962.

Описание некоторых произведений:

Виктор Вазарели «Биадан», 1959. Холст, акрил. Венгрия (город Печ), Музей Вазарели. Биадан — типичный пример оптико-геометрических экспериментов Вазарели. Оптический иллюзионизм работы в соответствии с принципами гештальт теории, создает полное впечатление движения. Вазарели утверждает необходимость широкого использования в искусстве, многократно повторяющихся структур. Его графические композиции принесли успех оптическому искусству. Он писал: «Если до сего времени пластическая идея произведения связывалась в первую очередь с мастерством и мифом «уникальности», теперь она в самой концепции и возможности Повторения, Умножения и Распространения. » В Биадане невозможно провести границу между фигурами и фоном, здесь достигнуто «пластическое единство», которое вынуждает сетчатку глаза бесконечно выбирать между черным и белым, негативом и позитивом.

Виктор Вазарели «Биадан», 1959

Отто Пиене «Licbraum (Световое пространство), 1962. Металлические элементы и электрические лампы. Дюсельдорф, Собрание Отто Пиене. Licbraum или Световые пространства — это ансамбль светящихся пластических объектов. Установленные в темном пространстве, они создают настоящую световую хореографию. Пластические объекты — это сферы и диски из перфорированного металла. Они подсвечиваются изнутри и приводятся в движение мотором, проецируя на стены и потолки лучи света. В этой световой фантасмагории, картина постоянно меняется, вовлекая в свое круговращение публику. Зрение остается преимущественным способом восприятия, но впечатление обогащается при передвижении зрителя в пространстве.

Мойше Фельденкрайз — Искусство движения. Уроки мастера

99 Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания.

Скачивание начинается. Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Описание книги «Искусство движения. Уроки мастера»

Описание и краткое содержание «Искусство движения. Уроки мастера» читать бесплатно онлайн.

Легендарная личность, один из тех людей, которых принято называть Учителями с большой буквы, дает уроки того, как правильно двигаться, как начать лучше себя чувствовать, глубже и яснее мыслить. Его уроки избавляли людей от множества болезней и обеспечивали восстановление после инсультов, параличей и прочих болезней. Эти удивительные уроки движения — результат многолетнего процесса самопознания, которым занимался Фельденкрайз. Здесь всего в нескольких уроках хранится кладезь материала, драгоценного как для новичка, так и для профессионала. Каждый из уроков, которые выглядят такими завершенными и так блестяще выстроенными, отнимал часы проб и ошибок, чтобы стать таковым. Начинал Мойше, имея за плечами лишь опыт в дзюдо, пытливый ум плюс желание вылечить свои поврежденные колени. Без предшественника, но открытый новым знаниям, он делал открытие за открытием. А теперь и вам представился случай извлечь из его опыта пользу. Искренне желаем вам успехов.

Для широкого круга читателей, интересующихся вопросами самопознания, саморазвития и, в частности, телесно ориентированной психологией.

Искусство движения. Уроки мастера

Искусство движения. Уроки мастера / Пер. с англ. А. Заславской. — М.: Изд-во Эксмо, 2003. — 352 с, илл. (Серия «Как стать психологом»).

Читать еще:  Индийский художник. Sudip Das

Легендарная личность, один из тех людей, которых принято называть Учителями с большой буквы, дает уроки того, как правильно двигаться, как начать лучше себя чувствовать, глубже и яснее мыслить. Его уроки избавляли людей от множества болезней и обеспечивали восстановление после инсультов, параличей и прочих болезней. Эти удивительные уроки движения — результат многолетнего процесса самопознания, которым занимался Фельденкрайз. Здесь всего в нескольких уроках хранится кладезь материала, драгоценного как для новичка, так и для профессионала. Каждый из уроков, которые выглядят такими завершенными и так блестяще выстроенными, отнимал часы проб и ошибок, чтобы стать таковым. Начинал Мойше, имея за плечами лишь опыт в дзюдо, пытливый ум плюс желание вылечить свои поврежденные колени. Без предшественника, но открытый новым знаниям, он делал открытие за открытием. А теперь и вам представился случай извлечь из его опыта пользу. Искренне желаем вам успехов.

Для широкого круга читателей, интересующихся вопросами самопознания, саморазвития и, в частности, телесно ориентированной психологией.

Для меня было честью знать тебя, Радостью — делить с тобой дружбу И привилегией — публиковать твои книги.

Благодарности

КАРЛУ ГИНЗБУРГУ — за редактирование и сохранение стиля Мойше в оригинале.

ЭДНЕСОТТ — за транскрибирование мастер-копии семинара.

ЭНЭТ БАНИЕЛЬ И МАРКУ РИЗУ — за помощь в редактировании.

ФОТОГРАФУ БОННИ ФРИР — за все фотографии Мойше, представленные в книге.

КОЛМАНУ КОРЕНТАЙЕРУ — за дельные советы и помощь в редактировании фотографий, текста и стиля книги.

РИЧАРД БЕНДЛЕР, издатель

От редактора

Я смотрю на портрет Мойше, спускаясь по дорожке к бассейну на ранчо Манна, и вспоминаю пути, что нам довелось пройти вместе, времена, которые мы делили на двоих, и все наши начинания.

Я действительно как-то особенно любил его и заботился о нем. Однажды он сказал, что время и любовь взаимозаменяемы: для того, кого ты любишь, ты всегда найдешь время. Я вечно был рядом с Мойше. Вы можете спросить, чем же можно заслужить такую заботу и преданность?

Впервые я встретил Мойше в его скромном офисе в Тель-Авиве с его первой помощницей, Миа Сегал, двумя рабочими столами, несколькими табуретками, маленьким письменным столом и особой гордостью Мойше — картинами его матери, украшающими стены.

Мойше пригласил меня в офис посмотреть на его работу с клиентами. Он называл их «студентами», поскольку они учились новому способу функционирования. В течение двух месяцев я наблюдал за его работой более чем с сотней людей. У многих из них после инсультов, вследствие церебрального паралича и т. п. были серьезные проблемы с передвижением. У каждого, с кем работал Мойше, состояние улучшалось.

Пока я находился в Тель-Авиве, и у меня была возможность пройти с Мойше курс занятий. Эти занятия оказали на меня сильнейшее влияние: я стал иначе двигаться, лучше себя чувствовать, глубже и яснее мыслить. Именно тогда я решил стать полезным Мойше, чтобы помогать ему воплощать его идеи в жизнь.

Я вернулся в Штаты и организовал первые из ставших потом ежегодными серии лекций, семинаров и учебных программ, таким образом, положив начало гастрольному представлению Мойше — Колмана.

Потрясающим приключением было путешествовать с Мойше и наблюдать за тем, как он развивается и меняется, как действует на людей. На семинары приходили многие из предыдущих их участников, чтобы рассказать Мойше о чудодейственных изменениях, произошедших с ними во время уроков осознания через движение.

Нас мотало от побережья к побережью, от таких мест, как Исаленский институт в Биг Суре, до конгресса США в Вашингтоне. Мы встречались и общались с такими людьми, как Маргарет Мид, Карл Прибрам, Хейнц, М. Ван Фоерстер, Джонас Солк, Милтон Эриксон и Грегори Бейтсон. Тысячи людей сопровождали его семинары, и более 400 человек сейчас воплощают его труды в жизнь.

Ранчо Манна, находившееся в распоряжении Ларри Томаса, было одним из тех мест, куда мы с особым нетерпением стремились попасть. После многочисленных лекций с сотнями людей уединенность ранчо позволяла Мойше делиться своим опытом легко и с радостью. В программе приняли участие 25 человек, и, поскольку мы все жили в одном доме, Мойше познакомился с каждым лично. За рамками этих пятидневных занятий, носящих характер особой душевности и теплоты, прошел один уникальный семинар, и Мойше чувствовал, что он вобрал в себя суть его трудов.

Книга, которую вам предстоит прочесть, посвящена именно этому семинару.

Добро пожаловать в искусный и подвижный мир Мойше Фельденкрайза.

Спасибо тебе, Мойше, за эти и многие другие мои воспоминания.

Введение

Впервые семинар Фельденкрайза я посетил летом 1974 года. Его вел человек, который всего месяц провел с Мойше и не являлся вполне квалифицированным преподавателем. Тем не менее он достаточно проникся духом Мойше, чтобы передать сущность его метода.

В то время я страдал от периодических приступов боли в пояснице и изучал различные виды телесной терапии, чтобы хоть как-то облегчить свою болезнь. Поначалу я с большой неохотой включился в работу Фельденкрайза. Насколько я знал, Мойше каким-то образом воздействовал на координацию движений. Она-то у меня и была нарушена, и из-за этого я воспринимал себя неуклюжим и непривлекательным.

Семинар стал для меня настоящим открытием. Уже через два дня я обнаружил, что способен изменять то, что хочу изменить. Для меня стало возможным танцевать и свободно двигаться. Я смог торжественно стоять, не выпячивая зад за линию плеч. Кроме того, двигаясь с осознанием, как это называл Фельденкрайз, я научился выполнять несложные движения, которые позволили бы мне удлинить укоротившиеся мышцы.

Поскольку я больше не страдал от сковывающих мышечных спазмов в спине, то следующие месяцы я провел, постоянно твердя лишь об искусстве Фельденкрайза. Зимой я узнал, что грядущим летом Мойше собирался организовать профессиональную тренинговую группу в Сан-Франциско. Я немедленно послал заявку на участие, поскольку был уверен, что на большинство вопросов, которые мне хотелось прояснить, у Фельденкрайза имелись ответы.

В первый день занятий Мойше приехал в тех же мешковатых брюках и в той же распахнутой рубахе, в которых мы видели его на тренингах еще три следующих лета. Круглое лицо доброго волшебника с двумя копнами белых волос с обеих сторон лысой головы придавало ему вид ласкового, но авторитетного отца. Ходил он медленно, чтобы не потревожить поврежденные колени — травма, которая и привела его к таким открытиям, — однако был крепок и гармоничен. Как только в центре комнаты он сел лицом к группе, мы все вдруг попали под его чары.

Мойше всегда садился в центре, лицом к студентам. Это создавало ситуацию подчинения, благодаря которой он контролировал происходящее и которая была нужна для создания определенной обстановки в процессе обучения. Он всегда стремился подвести людей к открытому познанию самих себя, к оценке и пониманию того, что им дало это познание. Когда Мойше бросал вызов нашим способностям и умениям, то основывался на том, что человек, которого заставляют что-то делать, не использует все свои возможности, чтобы добраться до сути и познать, в чем заключена истина. Его авторитет никогда не был авторитарен.

Мойше тщательно обдумывал все, что делал в нашей группе. К примеру, очень наглядно у него получались перепады настроения. В минуты полного спокойствия он с огоньком в умных глазах мог рассказывать истории. Он мог польстить или высмеять. Временами он встряхивал нас внезапными вспышками гнева, столь же эффективными, как и минуты спокойствия. Его огромный багаж знаний был неисчерпаем, как и запас шуток. По сути, все время, что мы проводили с ним, он поддерживал в нас живой интерес к познанию.

В то же время Мойше ревностно следил за тем, что мы делали перед ним на полу, замечая в наших движениях все, вплоть до малейших нюансов. Через всю комнату с группой в 65 человек он мог разглядеть одного, чьи движения были особенными и таили в себе нечто интересное. Таким образом, его групповое обучение было и индивидуальным — он часто мог адресовать замечание конкретному человеку так, что тот и не догадывался, что замечание было сделано. Затем он мог выбрать одного человека для обсуждения, чтобы и он сам, и группа извлекли из этого пользу.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector