Искусство и искусственный интеллект

Искусство и искусственный интеллект

Искусство и искусственный интеллект

Если вы читаете книги вроде «Роботы наступают» Мартина Форда и следите за тенденциями в мире технологий, то новость о том, что искусственный интеллект изменит расстановку сил на рынке труда, вас не удивит. Машины уверенно вытесняют с рабочих мест людей, чья профессиональная деятельность сводится к выполнению рутинных задач.

А как обстоят дела на творческом фронте? Согласно одному исследованию, зрители уже оценили картины, созданные искусственным интеллектом, выше, чем нарисованные людьми. Неужели нейросети представляют угрозу и для художников? Претендует ли искусственный интеллект на доминирующую роль в искусстве? Или способность творить все же останется во власти человека?

Создание изобразительного контента уже давно не прерогатива людей. «Какая занятная репродукция Джоконды. — Да что вы, Людмила Прокофьевна! Это же нашу вычислительную машину Боровских запрограммировал. Уже месяц висит», — говорила секретарша Верочка в фильме «Служебный роман», снятом в далеком 1977 году.

Современное AI-творчество шагнуло намного дальше. Его выдающиеся образцы можно увидеть на площадке Ai Artists, созданной куратором Марни Бэнни. Например, перформансы художницы Сугвен Чунг, которая сначала обучает ИИ на собственных рисунках, а потом устраивает арт-представления вместе с машинной версией себя. Работы Дэвида Янга, который на своих фотографиях учит компьютер изображать цветы. Серию картинок «Нейрозоопарк» Софии Креспо, изображающих несуществующие организмы. Примеров — десятки.

Сегодня digital-художники на пару с нейросетями создают вещи, способные потягаться со «старыми мастерами» за деньги коллекционеров. Так, в октябре 2018 года искусственный интеллект официально вступил на территорию арт-мира: впервые в истории аукционный дом продал картину, принадлежащую кисти нейросети. С молотка ушел «Портрет Эдмонд Беллами» — произведение арт-группы Obvious, работающей под лозунгом «Творчество не только для людей». Изначально картина оценивалась в $7-10 тысяч, а в итоге была продана за $432 тысячи. И хотя это далеко не те суммы, за которые выкупают Малевича или Пикассо, она уже догоняет стоимость самоуничтожившейся «Девочки с воздушным шаром» Бэнкси, проданной за $1,4 млн.

Уже через полгода после «Эдмонда Беллами» на аукцион вышло второе творение искусственного разума. Им стала инсталляция «Воспоминания прохожих», оцененная в £30-40 тысяч. В ней нейросеть в режиме реального времени генерирует бесконечный поток уникальных портретов. Автор работы — художник Марио Клингеманн, один из пионеров использования искусственного интеллекта, машинного обучения и нейросетей в искусстве. По его словам, человеку сложно придумать что-то новое, а нейросеть помогает создавать действительно интересные вещи.

Получив данные, нейросеть начинает диалог генератора и дискриминатора. Цель первого — создать изображение, способное обмануть дискриминатор. Цель второго — сравнить предложенное генератором с базой данных, вернуть «подделку» и дать обратную связь о ее качестве. Получив фидбек, генератор создает изображение на основе новых правил. Процесс продолжается до тех пор, пока дискриминатор не признает, что созданная генератором картинка — уникальна. В случае с «Портретом Эдмонд Беллами» в базу загрузили 15 000 изображений, а проданный лот можно считать 15 001-ой вариацией.

Художники активно используют генеративно-состязательные сети в творческих целях. Результатом являются работы, которые иногда объединяют термином «ганизм» (GANism). Иногда такие работы вызывают восхищение, иногда — эффект «зловещей долины» (когда объект, который выглядит и действует почти как человек, но с некоторыми отклонениями от нормы, вызывает неприязнь и отвращение у людей-наблюдателей. — Прим.) Как например изображения в стиле ню, полученные Робби Барратом и его алгоритмом, изучившим 10 000 изображений обнаженных тел. «Люди на них получились в виде сюрреалистичных сгустков плоти с произвольно растущими усиками и конечностями. Интересно, неужели машины видят нас такими. ».

Как искусственный интеллект создаёт искусство не хуже любого из нас

Рассказываем о самых известных случаях применения AI в арте

С тех пор как в 1950-х годах исследователи одного из известнейших мировых университетов — Массачусетского технологического института (MIT) — создали первую нейросеть, искусственный интеллект (AI) постепенно начал внедряться практически во все сферы: в автомобили, видеоигры, здравоохранение, анализ данных, да во все что угодно. Не обошла стороной эта история и искусство: искусственный интеллект уже умеет создавать музыкальные альбомы в стилистике «Гражданской обороны», а картины от AI продаются на аукционе Christie’s.

Рассказываем о самых известных случаях применения искусственного интеллекта в арте.

Искусственный интеллект и картина Edmond Belamy,
проданная на аукционе Christie’s за 432 500 долларов

В середине прошлого года журналисты крупнейших мировых медиа получили загадочный пресс-релиз со словами «Творчество — не для человека». Его создателем была французская арт-группа Obvious, занимающаяся синтезом искусства и программирования. Их нейросеть создала серию картин La Famille de Belamy, а одну из них, Edmond de Belamy, группа собиралась продать на площадке крупнейшего мирового аукционного дома Christie’s.

Арт-эксперты со скепсисом отнеслись к творчеству Obvious, назвав картину Edmond de Belamy «зернистой и незаконченной». Первоначальная оценка картины, вместо авторской подписи на которой стояла частичка из кода алгоритма, составляла всего 10 тысяч долларов. В итоге ее купил неизвестный коллекционер за 432 500 долларов, но, несмотря на это, арт-сообщество продолжает считать картину переоцененной, а художников Obvious — хорошими маркетологами, которые сыграли на гигантском количестве мифов вокруг искусственного интеллекта.

Нейросеть от сотрудников «Яндекса» — классическая музыка и альбом по мотивам «Гражданской обороны»

В 2016 году сотрудники «Яндекса» Алексей Тихонов и Иван Ямщиков записали альбом «Нейронная оборона», тексты к которому написал искусственный интеллект, проанализировав тексты Егора Летова и «Гражданской обороны». Получилось очень похоже на оригинал, учитывая, что инженеры очень заморочились над музыкой: цифровую запись после создания перегнали на аудиокассету, после чего оцифровали обратно для получения аутентичного звука.

Слушайте <a href=»https://music.yandex.ru/album/3558837″ mce_href=»https://music.yandex.ru/album/3558837″>404</a> — <a href=»https://music.yandex.ru/artist/4445922″ mce_href=»https://music.yandex.ru/artist/4445922″>Нейронная оборона</a> на Яндекс.Музыке

Совсем недавно, буквально в середине февраля, ещё одна нейросеть Алексея Тихонова и Ивана Ямщикова стала соавтором пьесы для альта с оркестром композитора Кузьмы Бодрова. 24 февраля её исполнил государственный симфонический оркестр «Новая Россия» под управлением Юрия Башмета на закрытии Зимнего международного фестиваля искусств в Сочи.

Если у искусственного интеллекта довольно удачно получается создавать стихи в стилистике Егора Летова, то с классической музыкой получилось не так точно. Кузьма Бордов отбраковал более 90% созданного нейросетью материала, а использовал только 10% — немного изменил его и встроил в основные мелодические линии.

Искусственный интеллект и Bandcamp

На музыкальном сервисе Bandcamp публикуются в основном независимые и начинающие музыканты, используя его платформу для раскрутки (как это делается в SoundCloud, например, только на Bandcamp можно не только слушать треки, но и покупать их). Среди них — множество музыкантов, использующих искусственный интеллект для написания своих треков. Один из лучших примеров использования программирования для написания музыки — Белиша Бэкон с его медитативным дебютным альбомом «This Is Fine».

<a href=»http://belishabeacon.bandcamp.com/album/this-is-fine» mce_href=»http://belishabeacon.bandcamp.com/album/this-is-fine»>This Is Fine by Belisha Beacon</a>

Iván Paz еще один музыкант, работающий на стыке технологий и творчества. Его трек «Visions of Space» создан в формате живого программирования, когда искусственный интеллект учится на том, что делает, и самостоятельно добавляет к звучанию новые элементы — или убирает их. Получился достаточно мощный электронный трек, звуковой волной сбивающий не хуже каких-нибудь давно признанных австрийцев HVOB или скандинавского Varg.

<a href=»http://bohemiandrips.bandcamp.com/album/visions-of-space» mce_href=»http://bohemiandrips.bandcamp.com/album/visions-of-space»>Visions of Space by Iván Paz</a>

Первый поп-альбом

В сентябре 2018 года американская певица Тарин Саутерн выпустила первый в мире поп-альбом «I am AI» с применением математических алгоритмов. Его принципиальная особенность в том, что он практически полностью создан искусственным интеллектом — робот и написал музыку, и записал инструменты, и занялся постпродакшеном. Единственное, что нужно было делать музыканту, — дать начальное направление в отношении желаемого стиля и общего ритма, тогда как алгоритм самостоятельно создавал всё остальное. Зачем в таком случае нейросети тут нужна была Тарин Саутерн? Тоже не очень ясно.

Читать еще:  Загадка и недосказанность. Олег Осипов

Репродукции от Google Deep Dream

Естественно, больше всего с искусственными интеллектами работают крупнейшие корпорации — Google, Amazon, NVidia, Apple и другие. Фактически никто из них не позиционирует свои исследования для создания нейросети, которая бы смогла полноценно заниматься искусством. Это скорее научные фундаментальные работы, позволяющие расширить границы возможностей AI.

Несмотря на это, у Google есть проект Google Deep Dream, в котором инженеры работают над созданием искусственного интеллекта с интуицией для занятия творчеством. Он работает по системе обучения GUN, когда один искусственный интеллект анализирует огромное количество художественных изображений и создает по их мотивам другие, а уже на них учится второй искусственный интеллект. Эта система работает по принципу человеческого мозга, поскольку человек анализирует, как правило, уже не столько реальные объекты искусства, сколько свои интерпретации или даже чужое мнение.

В итоге второй искусственный интеллект после анализа картин, созданных первым, начинает рисовать — в совершенно странных жанрах, непохожих на всё, что создавал человек.

Какое искусство создает искусственный интеллект

На выставке, организованной Эрмитажем и Российским фондом прямых инвестиций, представлено всего 14 работ из 12 стран, но провести в залах можно несколько часов: посетителей забрасывают в будущее, которое они видели только в фантастическом кино. Кажется, что, выйдя обратно на Дворцовую площадь через арку Главного штаба, попадешь в 2119 г., люди вокруг будут летать на реактивных ранцах, а японские туристы – фотографироваться на биомеханических протезах. Хотя можно привести и аналогию из прошлого: заглянуть сейчас в Главный штаб – это как посетить в 1874 г. первую выставку импрессионистов на парижском бульваре Капуцинок. То есть увидеть искусство, которого прежде не было. На этот раз оно создано при помощи искусственного интеллекта.

Разумеется, не все работы выглядят прорывом, но это первая в России выставка такого уровня, представляющая направление, о котором публика пока мало что знает.

Не надо его бояться

Уже сегодня Facebook предлагает вам добавить в друзья людей, которых вы могли бы знать, сайты знакомств подсовывают «подходящие партии», а навязчивая реклама на основе ваших недавних поисковых запросов появляется везде. Эти механизмы построены на системе AI-driven Recommendation Engine, рекомендательном сервисе, который управляется искусственным интеллектом. И люди начинают его бояться. Не потому, что искусственный интеллект захватит мир, как в фильме «Терминатор», а потому, что он может стать инструментом полицейского государства.

Куратор выставки Виктория Кондрашова говорит о других перспективах использования новейших технологий: «Искусственный интеллект дает безграничные возможности для многих вещей. Раньше мы разблокировали айфон с помощью пальца, теперь – с помощью лица. Но любые достижения науки – это большой этический вопрос. Хочется надеяться, что государство этим интересуется не только с точки зрения сбора информации о нас, но и для помощи в социальной среде. Мне видятся перспективными два направления: это работа с большим объемом входящей информации, например в сфере клиентского обслуживания. А второе – это биотехнологии: роборуки, экзоскелеты. Это помощь людям с особенностями здоровья, улучшающая их качество жизни, а не просто костыль. Сейчас это очень дорого, но эти сферы не могут не развиваться. А мы хотим этому помочь».

Как это работает

Есть два основных механизма работы с искусственным интеллектом, которые используют художники. Первый – генеративно-состязательная сеть (GAN), созданная исследователем Яном Гудфеллоу в 2014 г. Это комбинация двух нейронных сетей с разным функционалом: одна все время создает максимально разные образцы на основе загруженной в нее информации, а вторая, состязательная, – дискриминатор, который отличает подражательные изображения, созданные первой сетью, от настоящих. Они как художник и критик.

Второй механизм – креативно-состязательная сеть (CAN). Она работает по тому же принципу создания и отбраковки, только дискриминатор пытается соотнести созданные работы с имеющимися в его базе данных стилями и направлениями. Благодаря этому взаимодействию генератор учится создавать работы, которые не совпадают ни с одним из стилей, известных дискриминатору.

Искусственный интеллект как инструмент

Самой эффектной на выставке (судя по количеству упоминаний в инстаграме) стала работа итальянского художника Давиде Квайолы «Летние сады». Он отснял на видео цветы, которые поздним вечером колеблются от порывов ветра. Дальше работать стал не художник, а креативно-состязательная сеть – она преобразует полученную информацию в полотна французских импрессионистов. При этом палитра и движения на видео остаются неизменными: сеть создает поверх исходных данных новую живопись.

На выставке есть три работы российских художников. Одну из самых визуально сложных и нагроможденных сделал Дмитрий Морозов, работающий под псевдонимом ::vtol. Экспликация к работе «Вычисления низкого давления» настолько мудрена, что проще было обратиться к художнику за пояснениями. «Суть в том, что это звук ветра, – говорит Морозов. – Колокольчики из трубочек обдуваются фенами, которые меняют угол обдува. Трубки не ударяются, у них радиометки на концах. Эти электронные команды генерируют звуки, открывают и закрывают двери – как в старых механических часах с кукушкой. Система мониторит все свои процессы и не повторяется в действиях. А дальше – печатается летопись процесса на языке цифр, от 1 до 12, по количеству труб. Для меня искусственный интеллект не ограничивается нейронными сетями и помимо статистики у него всегда есть право выбора, а результат – это действие». Работа Морозова, конечно, иронична: невероятно сложное – визуально и технически – устройство, по сути, имитирует часы с кукушкой.

Но можно поиграть и с более серьезными вещами. Южнокорейская группа teamVOID и программист Юнгкак Чо показали работу «Создание искусства для фондового рынка». В реальном времени искусственный интеллект анализирует поведение индексов, но выводы делает не экономические, а художественные: роботы-манипуляторы (своеобразные руки) по очереди рисуют произвольную линию на белом листе бумаги при поступлении информации об изменениях. Такие манипуляторы используются на автоматизированном производстве в огромном количестве стран, а также в медицине (в том числе и в России): робот-хирург da Vinci проводит операции точнее человека и с гораздо меньшим поражением тканей.

Две художницы из Саудовской Аравии показали идентичные по высказыванию работы – или скорее взаимодополняющие (странно, что при этом они в разных залах). Лулуа Аль-Хомуд использовала искусственный интеллект для создания абстрактного языкового кода, похожего на арабскую вязь. Даниа Аль-Салех исследовала фонему: в инсталляции каждый звук превращен в визуальный образ. В обоих случаях получились черно-белые композиции – одна строгая, другая экспрессивная.

А самой энергозатратной стала видеоинсталляция Сунь Сюня «Шпион времени». Сотни студентов под руководством художника изготовили 100 000 гравюр по дереву с традиционными для Китая образами. Все эти работы оцифровали и загрузили в сеть. Дальше искусственный интеллект на свое усмотрение заставил картинки двигаться, создав захватывающий фильм в 3D-формате.

Искусственный интеллект как соавтор

На выставке все шевелится, меняется и звучит. Кроме пяти работ французской группы Obvious, просто напечатанных на холсте: три из серии «Портреты семьи де Белами» в золотых барочных рамах и две – в обычных черных рамах с белым паспарту из серии «Странники укиё». Но именно эти «неэффектные» картины – самые сильные и концептуальные. Это те изображения, которые дискриминатор из состязательной сети не смог опознать как поддельные. Они выглядят пугающе и напоминают ар брют, как будто придуманы сознанием больным – или совершенно нечеловеческим (и это завораживает, даже если не знать, что над ними поработал искусственный интеллект).

Читать еще:  Другой мир. Zet Michell

Известность коллективу принес «Портрет Эдмона де Белами», проданный на аукционе Christie’s за $432 500. Это первая работа, созданная искусственным интеллектом, которая попала на художественный аукцион. Можно говорить о революции: «Портрет Эдмона де Белами» сегодня такая же этапная вещь, какими в свое время стали «Черный квадрат» Малевича или «Фонтан» Марселя Дюшана, первый реди-мейд в истории искусства.

Принципиальное отличие Obvious от остальных представленных на выставке художников в том, что они воспринимают искусственный интеллект не как инструмент, а как маленького соавтора, подмастерье, которого обучают. «Мы решили идентифицировать себя как художников, хотя у нас и нет художественного бэкграунда, – говорят участники группы. – Потому что в наших работах большая часть создается все-таки человеком. Нужно придумать алгоритм, иметь сильное высказывание. Огромное количество фантастики построено вокруг страшного искусственного интеллекта – и мы против этого боремся. Говорим: ребята, посмотрите, на что сейчас способен искусственный интеллект. У него нет собственных устремлений, поэтому он не опасен».

Инсталляция Марио Клингемана «Воспоминания прохожих» – тоже галерея портретов, созданных искусственным интеллектом, только здесь они генерируются в режиме реального времени, а художник подчеркивает, что искусственный интеллект для него лишь инструмент, работающий в рамках заданных эстетических предпочтений и для наглядности помещенный в деревянную тумбочку.

На этой выставке очень остро ощущается момент, в котором мы находимся. Ведь прекрасного технологического будущего хочется уже сейчас: чтобы роботы оперировали людей с неизлечимыми заболеваниями, полицейских заменили неподкупные машины, не способные подбросить наркотики, умные чипы в деньгах помогали бороться с коррупцией.

А дома нас встречал бы искусственный интеллект, замаскированный под кота.

Искусственный интеллект занялся искусством


Portrait of Edmond Belamy, 2018, created by GAN (Generative Adversarial Network), which will be offered at Christie’s in October. Image © Obvious
Размер картины составляет 70×70 см.

На портрете в позолоченной раме изображен дородный джентльмен, возможно, француз и, судя по темному сюртуку и простому белому воротнику, церковный человек. Работа выглядит незавершенной: черты лица несколько расплывчаты, на холсте остаются пустые участки. Вся композиция немного смещена, подпись гласит, что натурщик — человек по имени Edmond Belamy.

Картина создана искусственным интеллектом — алгоритмом, определенным алгебраической формулой.

Когда он пойдет с молотка на Christie’s 23-25 октября 2018, то это будет сигнализировать и символизировать о приходе AI art на мировую аукционную сцену. Так будет дан ответ на фундаментальный вопрос о том, можно ли вообще назвать искусством произведенные нейросетями изображения.

Предварительная оценка полотна составляет от 7 000 до 10 000 фунтов стерлингов.


Автор работы – такова подпись на картине.


Нейронная сеть научилась создавать оригинальные произведения искусства, комбинируя опыт, полученный в ходе изучения различных стилей живописи.
Creative adversarial network (CAN) была разработана командой ученых из Лаборатории искусственного интеллекта и искусства (The Art & AI Laboratory) Ратгерского университета в Нью-Джерси.
Creative adversarial network (CAN) – это разновидность generative adversarial networks (GAN).
Нейросеть GAN состоит из двух соревнующихся систем: генератора (generator) и дискриминатора (discriminator). Задача генератора — создавать новые объекты, похожие на объекты из обучающей выборки. Дискриминатор соревнуется с ним. Конкурирующие сети впервые описал Ian Goodfellow из компании Google, 2014.
Команда Ратгерского университета научила нейросеть анализировать до 81 тысячи живописных картин. Такая объемная выборка формирует список условий, при которых созданная картина может быть отнесена к произведениям искусства. Параллельно второй дискриминатор составляет список стилей и проверяет картину на схожесть с ними – проводит операцию по верификации.
Новая картина рождается тогда, когда изображение признается произведением искусства, не идентичным ни одному из существовавших ранее стилей.

Картина, выставленная на Christie’s, создана по алгоритму, разработанному парижской креативной группой Obvious Art, которая занимается изучением интерфейса между искусством и искусственным интеллектом по методу GAN.

Команда Obvious экспериментирует над понятием креатива для машины и параллельно с ролью художника в процессе создания.
Их алгоритм состоит из двух частей – генератор и дискриминатор, которые снабжены данными о 15 000 портретах, написанных в период с XIV по XX век.
«Генератор создает новое изображение на основе набора, затем дискриминатор пытается определить разницу между изображением, созданным человеком, и изображением, созданным генератором. Цель состоит в том, чтобы обмануть дискриминатор, тогда у нас есть результат», — рассказывают авторы креативного алгоритма.

В Obvious Art говорят, что портретная живопись является чрезвычайно жестким жанром для ИИ, поскольку много кривых и сложных линий на лицах.
Нейросеть Obvious создала уже одиннадцать портретов, изображающих членов вымышленного семейства Беллами. Разработчики придумали эту фамилию в честь известного специалиста по искусственному интеллекту.


Пример образов, генерируемых CAN

Является ли искусством то, что делает машина?

Ahmed Elgammal, руководитель Art and Artificial Intelligence Lab at Rutgers University, New Jersey, США:

«Да, если вы смотрите только на форму и игнорируете то, о чем идет речь в искусстве, тогда алгоритм просто генерирует визуальные формы и следует эстетическим принципам, извлеченным из существующего искусства. Но если вы рассматриваете весь процесс, то у вас есть что-то больше похожее на концептуальное искусство, чем на традиционную живопись.
В центре находится человек, задающий вопросы, а машина дает ответы. Все это -искусство, а не просто картинка, которая выходит в конце. Можно сказать, что на данный момент — это сотрудничество двух художников — человека и машины. И это заставляет меня думать о будущем, в котором ИИ станет новой средой для искусства».


В этом году знаменитый аукционный дом Christie’s организовал симпозиум по глубоким последствиям блокчейна для художников и коллекционеров.

Инаугурационная технологическая конференция будет теперь ежегодным мероприятием. Пройдет еще десять или двадцать лет — кто знает? – и предметом обсуждения может стать перформанс в виртуальной реальности или творчество еще не придуманного робота Пикассо.

Художник VS компьютер: Как искусственный интеллект учится творить

Похоже, искусственный интеллект скоро будет не только помогать художникам, но даже конкурировать с ними. Во всяком случае, компьютеры уже создают картины, которые выставляются в галереях. Чаще всего за такими произведениями все равно стоит человек, который руководит процессом. Но недавно команда ученых и специалистов по истории искусства, в том числе исследователи Ратгерского университета, США, и лаборатории Facebook, научили компьютер не только самостоятельно генерировать картины, но еще и создавать при этом оригинальные стили. А когда изображения показали людям, то многим, и даже искусствоведам, больше понравились работы, созданные машиной.
Способен ли искусственный интеллект в будущем создавать произведения наравне с художниками и к каким последствиям это может привести? Корреспондент RENDER.RU поговорил на эту тему с Ахмедом Элгаммалом, профессором информатики Ратгерского университета. Он руководит лабораторией, которая изучает живопись и искусственный интеллект.

RENDER.RU: Вы научили нейронные сети не просто генерировать изображения, которые похожи на уже существующие, а создавать оригинальные картины с небольшими отклонениями от традиционных стилей. Значит ли это, что искусственный интеллект научился “мыслить” творчески?

Читать еще:  Израильский художник. Natalia Stangrit

Ахмед Элгаммал: Уже давно, с начала истории ИИ, исследователи мечтают создать алгоритмы, которые могли бы творить. Я сам уже долгое время работают над этим. Ведь творческая способность — это показатель наличия интеллекта, и если вы хотите создать действительно разумный ИИ, вам нужно научить его творить. Ученые работают над алгоритмами, которые генерируют музыку, литературу, живопись и шутки. Думаю, мы подошли к тому моменту, когда ИИ действительно становится креативным, и зритель не может отличить произведение искусства, созданное машиной, от творения человека. И это здорово!

RENDER.RU: Думаете, это поворотный момент в истории развития искусственного интеллекта?

A. Э.: Да, я так считаю.

RENDER.RU: У меня есть некоторые сомнения. Действительно ли компьютер создает что-то новое, или он просто комбинирует различные элементы уже существующих картин?

A. Э.: Люди тоже комбинируют разные элементы, чтобы создать что-то новое. Иногда новые идеи — это вариации старых. Но, когда смотришь на изображения, сгенерированные ИИ, очень трудно сказать, что это комбинация. Большинство картин, которые я видел — абсолютно оригинальные. Мы проводили эксперимент: показывали изображения людям, в том числе тем, кто разбирается в искусстве. И они им нравились! Они отмечали их оригинальность. Так что у меня нет сомнений в том, что машины могут создавать что-то новаторское.

RENDER.RU: А как быть с инсайтами, вдохновением? Все это компьютеру недоступно.

A. Э.: Да, это сложный вопрос. Очень трудно сказать, где здесь вдохновение, а где — машина, которая решает проблему. Мы ставим перед компьютером задачу — изучить историю искусства и постараться создать что-то, не принадлежащее ни к одному из существующих стилей. Я бы сказал, единственный источник вдохновения здесь — это та схема, что мы заложили. Очень трудно сказать, может ли на этом этапе быть иной источник вдохновения — смысловое значение изображений или что-то вокруг нас. Но это определенно то, над чем мы будем работать.

RENDER.RU: Какие задачи на данном этапе нужно решить ученым, чтобы разработать ИИ, который действительно можно назвать настоящим художником?

A. Э.: Очень важно понимать, что такое искусство. И в этом наше отличие от других исследователей. Многие из них — ученые, у которых среднее понимание искусства и психологии искусства. Причина нашего успеха в том, что мы долго изучали эти вещи. Наша лаборатория называется “Лаборатория искусства и искусственного интеллекта”. Мы годами работали над проблемами определения стиля и креативности, у нас есть понимание этих концепций. Думаю, для тех, кто работает в этой области науки действительно важно сотрудничать с людьми из творческой среды — художниками, историками, психологами, чтобы создать искусственный интеллект, у которого есть это понимание.

RENDER.RU: Как вы думаете, сколько лет понадобится для этого специалистам?

A. Э.: Это произойдет очень скоро. Очень много ученых, больших и маленьких компаний и стартапов работают в этом направлении, в области ИИ и визуального искусства, музыки и литературы, пытаясь раздвинуть существующие границы. Это сейчас очень популярная тема — как научить компьютер творить.

RENDER.RU: Увидим ли мы существенные результаты в ближайшие 5-10 лет?

A. Э.: Зависит от того, как люди это будут воспринимать. Ведь в конце концов в нашей культуре все, что создается машиной, музыка или живопись, или что-либо еще, все делается для человека. Так что если компьютеру удастся создавать вещи, которые вдохновляют человека и нравятся ему, то это даст толчок к развитию искусства, созданного ИИ. А если отклик будет негативным по какой-либо причине, если эстетически такое искусство будет неприятно или же человеку не понравится сама идея творящей машины, тогда такое искусство не примут. Это самое важное в этом процессе — как будут реагировать люди.

RENDER.RU: Есть опасения, что некоторые специалисты могут потерять работу из-за развития ИИ. Сможет ли машина когда-нибудь заменить художника?

A. Э.: Это полностью зависит от художников. Умные люди возьмут новую технологию на вооружение и будут создавать что-то свое с ее помощью. Но если художник привязан к традиционной технике, тогда, определенно, есть некоторые сомнения в том, что он выживет как специалист. Взять, например, фотографию, и другие важные достижения — технологии в мире искусства появлялись всегда. Разница, возможно, в том, что сейчас — это не пассивный девайс, а участник творческого процесса. Так что сотрудничеству между художником-человеком и творческой машиной есть куда расти. Думаю, в будущем художники смогут набросать схему того, что бы они хотели создать, а машины уже будут искать способы это воплотить или делать креативную визуализацию идей художника. Если это произойдет, думаю, у художников появится отличный инструмент, чтобы исследовать пространство творчества.

RENDER.RU: А как нам классифицировать искусство, созданное ИИ? И как быть с конкурсами живописи, например?

A. Э.: Опять же, это зависит от того, как человек будет воспринимать такое искусство. Если люди позволят компьютеру участвовать в конкурсах, то это будет здорово. Проблема в том, что могут появиться ограничения вроде “только для людей”. Кроме того, кто-то может выдавать творение компьютера за работу человека-художника. Или использовать искусственный интеллект как инструмент, и тогда произведение может считаться созданным человеком, потому что он руководил процессом. И все эти вещи уже становятся реальностью.
В последние пару лет некоторые художники использовали ИИ, чтобы генерировать отличные произведения, и продавали их. Но руководил компьютером человек.
В нашем же случае машина полностью автономна. Позволят ли ей в таком случае участвовать в конкурсах? Увидим. Картины, созданные ИИ в нашей лаборатории, в начале октября будут выставляться на Франкфуртской книжной ярмарке, крупнейшей книжной ярмарке мира. Будет интересно посмотреть на реакцию людей. Раньше, когда мы показывали эти работы коллекционерам и любителям искусства, они им очень нравились. Но ровно до того момента, когда они узнавали, что это творение компьютера. Так что эта выставка будет своего рода тестом — как люди будут их воспринимать, захотят ли они купить картины, созданные без участия человека. Все это очень непросто.

RENDER.RU: Не пора ли людям разработать специальные правила, регулирующие подобное использование искусственного интеллекта в искусстве?

A. Э.: В этой сфере — не думаю, что это необходимо. Ведь, как я уже говорил, в области культуры в любом случае основной потребитель — это человек, он оценивает это искусство. В мире миллионы художников и лишь немногие действительно раздвигают границы и создают историю искусства. Вот это и есть фильтр — оценка человеком, коллекционером, критиком и другими художниками. Поэтому в искусстве не нужно ничего специально регулировать.

RENDER.RU: А как начет других сфер жизни? Не могу не спросить о недавнем твите Элона Маска, который заявил, что искусственный интеллект опаснее Северной Кореи, и что стоит позаботиться о безопасности ИИ.

A. Э.: Да, я поддерживаю это мнение. В военных сферах и во всем, что связано с угрозой человеческой жизни, ИИ определенно нужно регулировать.

RENDER.RU: Но область искусства безопасна?

A. Э.: Да, здесь опасности нет. Человек решает, что принимать, а что нет. Кроме того, художники — умные люди. Они будут использовать новую технологию в комбинации со своим творчеством, и это приведет нас к невероятным вещам, которые мы никогда не могли даже вообразить.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector