Искусство - моя страсть. Австралийский художник. Corina Treitl

Искусство — моя страсть. Австралийский художник. Corina Treitl

«Позы» Аретино — средневековая похабщина, ставшая классикой Ренессанса

«Позы» Аретино, «Шестнадцать поз» или «Любовные позы» — все это названия сборника похабных стихов поэта Пьетро Аретино, проиллюстрированного гравюрами с разнузданными сценами секса.

Эту книгу запрещали, за нее сажали, ее много раз подпольно копировали, и ей восхищались — со временем «Позы» Аретино превратились из произведения, от одного упоминания которого дамы падали в обморок, в ценнейший артефакт Ренессанса, из которого черпали вдохновение Казанова и Александр Сергеевич Пушкин.

Рассказываем о непростой судьбе этого очаровательного культурного памятника средневековой эротики. Естественно, с картинками.

Начать рассказ о «Позах» Аретино придется издалека. В 1524 году маркиз Федерико II Гонзага решил построить себе загородную виллу рядом с городом Мантуя, и пригласил в качестве архитектора не абы кого, а Джулио Романо, именитого ученика Рафаэля Санти. Романо понадобилось всего восемнадцать месяцев на постройку виллы и еще десять лет на дальнейшую роспись ее интерьеров. Работа оказалась колоссальной. Несколько залов покрыли огромные росписи с мифами о богах-олимпийцах, однако некоторые работы Романо отличались от основного массива. К примеру, вот эта:

Хотя маркиз Гонзага и придерживался передовых взглядов, еще до начала строительства виллы он забраковал большинство откровенных росписей, оставив лишь несколько. Но пропасть самым пикантным рисункам не дал друг Романо, Маркантонио Раймонди — художник и еще один ученик Рафаэля. Когда Раймонди впервые увидел этюды приятеля, он был настолько восхищен их дерзким эротизмом, что предложил Романо незамедлительно переделать их в гравюры и издать отдельно. Автор был не против, но понимал, что после такого у них точно появятся серьезные проблемы не только с властями, но и лично с папой Климентом VII, с которым у Романо и без того были сложные отношения.

По легенде, Климент VII однажды пригласил Джулио Романо расписывать Ватикан, однако времена были тяжелые, и они не смогли договориться насчет гонорара, поэтому в отместку ретивый художник оформил зал Константина порнографическими картинами, которые потом пришлось перекрашивать, за что Романо и впал в немилость.

Так это было на самом деле или нет — никто не знает, но Романо действительно поучаствовал в росписи Битвы Константина, которую ему поручили доделать за Рафаэлем после смерти мастера. И между Романо и Климентом правда были разногласия, но, с другой стороны, у кого из именитых живописцев их тогда не было? В Италии шел Ренессанс, и если для творческих людей это был переломный момент в художественном переосмыслении роли человека, Бога и морали, то для католической церкви это был слом политический — в 1527 году Рим вообще будет разграблен войсками Карла V, из-за чего власть папы серьезно пошатнется.

Но в 1524 году папский престол еще крепко стоял, и когда гравюры Раймонди по самым разнузданным эскизам Романо были изданы, их незамедлительно изъяла церковь. Усугубляло дело еще и то, что картинки с совокупляющимися парочками сопроводил похабнейшими стихами друг живописцев, поэт Пьетро Аретино. По другой версии, Аретино добавил свои сонеты уже многим позже, однако очевидец всего этого безрассудства, художник Джорджо Вазали, пишет о событиях так:

Джулио Романо поручил Маркантонио вырезать по его рисункам на двадцати листах все возможные способы, положения и позы, в каких развратные мужчины спят с женщинами, и, что хуже всего, мессер Пьетро Аретино написал для каждого способа неприличный сонет, так что я уж и не знаю, что было противнее: вид ли рисунков Джулио для глаза или слова Аретино для слуха. Произведение это было строго осуждено папой Климентом, и, если бы, когда оно было опубликовано, Джулио уже не уехал в Мантую, он заслужил бы суровое наказание от разгневанного папы. Маркантонио был схвачен и заключен в тюрьму, и плохо бы ему пришлось, если бы его не выручили кардинал Медичи и Баччо Бандинелли, находившиеся в Риме на службе у папы.

Лишь в неспокойном 1527 году Романо, Раймонди и Аретино удалось, наконец, переиздать свой труд, но и тут их ждала неудача. Творцы понадеялись, что политическая смута в Италии отведет от них зоркий взгляд папы Климента VII, но чуда не произошло — второе издание сборника, уже известного в народе как «Позы» Аретино, также было полностью сожжено. На этот раз, к сожалению, безвозвратно.

Уцелевшая гравюра Раймонди

Так оригинал «Поз» Аретино был утрачен — до нас дошла лишь одна уцелевшая гравюра Раймонди и шестнадцать сонетов Пьетро Аретино. Однако в середине XVI века широкой публике это произведение было вновь представлено в изложении художника Агостино Карраччи, сделавшего копию с другой копии 1550 года. «Любовные позы» к тому моменту уже превратились в легенду — сборник несколько раз переиздавался кем ни попадя, но раз за разом уничтожался властями.

Копия «Поз» 1550 года

По разрозненным свидетельствам мы знаем лишь то, что обе этих версии («Позы» Карраччи и пиратское издание 1550 года) отличаются от оригинала персонажами, но не самими позами. На гравюрах Раймонди были изображены обычные люди, тогда как Карраччи рисовал пары богов и знаменитых любовников из реальной истории: Зевс и Гера, Марк Антоний и Клеопатра, и все в таком духе. Не исключено, что таким образом Карраччи хотел избежать излишнего гнева церковников — дескать, не порнографию какую-то рисует, а отдает дань уважения классическим сюжетам.

Читать еще:  Евросюрреализм. Viktor Safonkin

Мускулистые тела и мощные торсы персонажей тоже были идеей Карраччи, как и идея перенести сцены секса из бытовых интерьеров в более помпезные локации. Именно эта версия «Поз» Аретино в итоге и стала каноничной, а если точнее, то ее французское переиздание 1798 года под названием L’Arétin d’Augustin Carrache, ou recueil de postures érotiques, d’après les gravures à l’eau-forte par cet artiste célèbre (примерный перевод — «Позы Аретино в исполнении Агостино Карраччи или сборник эротических картин с дополнениями знаменитого художника»).

По соображениям нынешней нравственности, во многом столь близкой по духу эпохе Ренессанса, мы были вынуждены замазать некоторые пикантные детали этих гравюр. Но вы наверняка это и так уже поняли.

Искусство — моя страсть. Австралийский художник. Corina Treitl

Искусство Австралии

Искусство племен, населяющих австралийский континент, разделяется на ряд обладающих своими специфическими особенностями направлений или школ, сложившихся в ходе многовековой истории первоначального заселения континента. Основные типы художественного творчества австралийцев можно разделить на две большие группы: искусство, несущее в себе черты реалистической изобразительности, и искусство условно-геометрическое. Образцы искусства первого типа создавались главным образом племенами, населяющими окраины континента: на востоке (наиболее известные — в районе Сиднея), северо-западе и севере (в Арнхем-ленде). Это прежде всего многочисленные изображения на скалах и в пещерах. Петроглифы, то есть наскальные изображения, Южной и Восточной Австралии имеют, как предполагают, большую древность.

Антропоморфные, то есть человеческие, изображения в пещерах северо-западной Австралии, так называемые ванджина, ассоциировались аборигенами с дождем и его магическим вызыванием, с, мифической змеей — радугой, с размножением человеческого рода и животных. Во время засухи аборигены обновляли эти рисунки, чтобы вызвать дождь, а также чтобы души нерожденных детей покинули тело змеи —радуги — и воплотились в человеческие существа.

Нередко реалистические по своему характеру изображения посвящены явлениям повседневной жизни. Часто рисуются животные — объекты охоты. На островах залива Карпентария на стенах пещер изображены сидящие в лодках люди, вооруженные гарпунами и охотящиеся на рыб, черепах и других морских животных.

В Арнхемленде искусство аборигенов расцвело наиболее ярко и дало наивысшие достижения в двух формах: живописи в пещерах и укрытиях под скалами и рисунках на коре. Наиболее интересные и красочные наскальные рисунки находятся в западной части Арнхемленда. Они двух типов: к первому типу относятся выполненные в более или менее далеком прошлом наскальные изображения, созданные, по поверью современных поколении, таинственными существами. Искусство Это отличается острым чувством динамики, лаконической выразительностью штриха, великолепной характерностью в передаче движения. Одноцветные, нанесенные на скалу тонкими линиями рисунки изображают людей всегда в движении — мужчины бегут, сражаются, бросают копья или играют на музыкальных инструментах, а женщины несут сосуды для пищи или участвуют в плясках. Наскальная живопись Арнхемленда по своей своеобразной жизненности, художественным достоинствам и разнообразию сюжетов стоит очень высоко. Она близка искусству бушменов Африки, и ее превосходит только искусство европейского верхнего палеолита, в котором впервые была применена пластически объемная передача изображения.


372. Бегущие фигуры. Наскальная живопись.Австралия, полуостров Арнхемленд.

Другой тип живописи — это многоцветные статичные изображения (некоторые из них сделаны еще на памяти нынешнего поколения) зверей, птиц, рыб и пресмыкающихся, изредка людей, в так называемом стиле «рентгеновских снимков» — когда на рисунке видны внутренние органы наряду с внешними деталями.


373. Изображение рыбы в стиле «рентгеновских снимков». Австралия, полуостров Арнхемленд.


374. Изображение животного. Живопись на коре. Австралия, полуостров Арнхемленд.


375. Изображение животного мира. Живопись на коре. Австралия, полуостров Арнхемленд.

Почти все прибрежные племена Арнхемленда с незапамятных времен рисовали на листах коры. Это древнее искусство в прошлом практиковалось и в других районах Австралии и в Тасмании. В живописи на коре также встречаются рисунки в стиле «рентгеновских снимков», имеющие вид примитивных анатомических схем: кроме наружных органов изображены и внутренние — позвоночник, сердце, пищевод(Помимо Австралии стиль «рентгеновских снимков» встречается в Меланезии, северозападной Адмерике, у некоторых народов Сибири.).

Художник, создавая такие образы, стремился к наглядному воспроизведению всей совокупности своих знаний о предмете изображения, например о животном, являющемся объектом охоты.

Однако следует учитывать, что произведение искусства чаще всего создавалось не ради его собственно эстетической ценности, а в качестве необходимого Элемента того или иного магического действия, обеспечивающего успех охоты. Поэтому основная ценность изображения, с точки зрения художника и всего племени в целом, определялась не столько живым воплощением облика животного, передачей его характерных типических повадок в живом непосредственно созерцаемом образе, сколько фиксацией всех тех примет и свойств, которые присущи анатомическому строению (включая внутреннее строение) именно данной породы животного.

Важно было максимально отождествить изображение двойника с самим зверем, чтобы повысить эффективность колдовства, обеспечивающего успех охоты.

В смысле реалистической цельности образа такое произведение безусловно проигрывало по сравнению с более древними изображениями; вместе с тем оно отражало факт роста интереса первобытного охотника к внутреннему строению животных. Своими Элементарными средствами и наивно условными приемами это искусство стремится выразить все то, что абориген знает об отдельных явлениях жизни. Так, рисуя животных, он желал объективно передать в рисунке не только его внешний вид, но и его внутреннюю структуру — в той мере, в какой она ему известна. Поэтому к его рисункам можно подходить как к наглядным свидетелям его зачаточных научных познаний о явлениях природы, в том числе анатомии животных. В «рентгеновском» стиле рисуются главным образом лшвотные, употребляемые в пищу, анатомическая структура которых более или менее известна. С человеческим скелетом аборигены Арнхемленда были знакомы по погребальному ритуалу; мифические же существа изображались ими по аналогии с человеческими. Помимо живописи на скалах и коре у аборигенов северо-восточного Арнхемлеида получила развитие круглая деревянная антропоморфная скульптура, нетипичная для остальной Австралии, но близкая по типу антропоморфной скульптуре Новой Гвинеи и Меланезии.

Читать еще:  Есть бизнес, но нет принтера этикеток? Вам к нам!

В центральных областях Австралии, а также на западе и востоке преобладали различные стили условного геометрического искусства. В юго-восточной Австралии основным геометрическим мотивом являлись концентрический ромб, ритмически повторяющийся на поверхности деревянного изделия, а в западной Австралии-зигзаг, меандр и другие мотивы, родственные юго-восточным настолько, что их можно объединить в одну группу, условно обозначаемую стилем «концентрических четырехугольников», в отличие от центральноавстралийского стиля, который можно определить как стиль «концентрических окружностей» (наряду с которыми широко применяются также спирали и полуокружности). Первый стиль хорошо представлен в резьбе на щитах и копьеметалках, а второй — на чурингах (деревянных священных предметах. В орнаментах западной Австралии часто применяется также и мотив лабиринта. Он же встречается и в резьбе на древесных стволах — так называемых дендроглифах — в Новом Южном Уэльсе. Данные изображения обычно связывались с обрядами посвящения или погребальным ритуалом.


Рисунок на чуринге.

Характерная черта австралийского условного искусства — его символизм и множественное значение, которое может иметь один и тот же традиционный мотив, помещенный в разных комбинациях. Такой комбинацией знаков излагаются целые истории, происшедшие с тотемическими предками в далекие, легендарные времена. Эти изображения граничат с пиктографией — начальной изобразительно-символической стадией развития письма. Символика цветов в искусстве австралийцев является тоже своего рода языком, условным средством передачи идей или психологических состояний. Связь между условным мотивом и явлением природы носит чаще всего традиционный характер и не только существует в сознании мастера, но и входит.в совокупность часто фантастических представлений, которые характерны для всех членов данного племени. Однако в ряде случаев создатель соответствующего орнамента произвольно меняет символические Значения того или иного знака, как бы уславливаясь о его новом смысле.

Выставка искусства аборигенов

Рассказывает Анна Толстова

Переводя с австралийского на европейский язык живописи, кураторы объясняют: художники-аборигены работают в характерной для них технике пуантилизма. Это все из-за трудностей перевода: техника пуантилизма характерна вообще-то для Жоржа Сера или Поля Синьяка. И абстракцией живопись аборигенов называть тоже не годится. Какая же это абстракция, когда каждый удар кистью значит что-нибудь совершенно конкретное? Вон та закорючка, например, описывает встречу с радужным змеем, а вот эта россыпь точечек — карта странствий в мире предков.

Такого чуда, как выставка искусства австралийских аборигенов, мы в России, честно говоря, не заслуживаем. Не понимаем мы этого искусства, не ценим. Вернее, понимаем и ценим живопись одного-единственного Альберта Наматжиры. Мы его не только за переливающиеся всеми красками радуги пейзажи, но и за муки полюбили: за то, что спился, крепко подружившись с отнюдь не радужным змием, гнил в тюрьмах, умер в нищете и презрении. Только любить пейзажи Наматжиры не так уж трудно: написаны они вполне на европейский манер. А вот любить настоящее автохтонное искусство Австралии, да еще и современное,— куда сложнее.

Лет пять назад привезли в Эрмитаж выставку «Мир видений. Традиционное и современное искусство Австралии». Парадные залы наполнились звуками чуринг и убаров в электронной обработке и нездешними ароматами, потому что современные художники-аборигены предпочитают творить из природных материалов, древесной коры, кожи, муки, земли. Приехал кое-кто из авторов: по Малахитовому залу, подметая наборный паркет длиннющими — до пят — дредами, важно расхаживал Джон Мавурунджул, покрывающий кору эвкалипта узорами ритуального боди-арта. И что же? Критики воротили нос, публика недоумевала: дескать, при чем же здесь Эрмитаж, это надо было выставить в Музее этнографии. Кураторы из Национальной галереи Австралии пожали плечами, быстренько свернули картины, инсталляции и объекты и повезли их дальше в Европу. Следующие полтора года в Германии, Франции и Англии только и разговору было, что об австралийских аборигенах-авангардистах. Единодушное восхищение.

В галерее Artplay выставка другая, не contemporary art,— Элис Нельсон, Топси Фишер Напарулла, Дора Лонг Напарулла, Габриэлла Поссум Нунгуррайи, Томас Джапалджарри, Глория Петьярре, Линдсей Берд Мпетьян работают скорее в русле этнических традиций. В их картинах и правда больше от рисунков наскальных и нательных. Однако пропустить это событие нельзя, хотя бы потому что «Australian aboriginal art» сейчас — самый модный брэнд. Словом, нам дали шанс реабилитироваться. Ну а если вы все же строгий консерватор — не стоит высказывать критические замечания вслух. Среди специальных гостей на вернисаже будет гламурный боксер Костя Цзю, который сможет в случае чего наставить вас на эстетически правильную точку зрения.

Австралийский художник создает странные и захватывающие VR картины

Десять лет назад австралийский художник Стюарт Кэмпбелл, также известный как Суту, представлял себе мир киберпанков будущего, где молодые художники-граффитчики постоянно изменяли свое окружение при помощи AR. Сегодня он воплощает свое видение будущего в реальность, создавая новейшее искусство, которое сочетает в себе методы AR и VR.

Его более ранний проект, получивший название Nawlz, был интерактивным многопользовательским веб-комиксом, в котором у персонажей были имплантированные в мозг чипы, что позволяло им повсюду создавать AR реалии. В проекте Суту использовал Flash с триггерами, которые позволяли зрителю продвигать историю вперед и взаимодействовать с AR наложениями, которые испытывали персонажи комикса.

Читать еще:  Жизнерадостность. Holly Wojahn

Теперь Суту создает аналогичные проекты с помощью Google Tilt Brush. Фактически, его работы в Tilt Brush привлекли внимание самого технического гиганта Google и даже студии Disney.

Он сравнил ощущение творения в VR и передвижения по собственной картине со взрывом мозга. Суту ценит ту новую свободу творчества, которую дарит VR технология. Прежние программы для 3D-искусства с их выпадающими меню и опциями были, по его мнению, обезличенными. Нынешний процесс использования своего тела как инструмента для навигации по искусству кажется Суту вполне органичным.

В таких программах для творчества, позволяющих управлять виртуальными предметами для создания произведений, легко почувствовать себя Богом, говорит художник. Однажды ему было поручено нарисовать парусник во время шторма. Использование виртуальной реальности дало ему возможность взглянуть на корабль с различных перспектив: из-под волны и с неба.

A post shared by SUTU >>>> —- (┛`д´)┛ (@sutueatsflies) on Dec 19, 2016 at 7:19pm PST

Суту сказал, что VR дает ему возможность сполна реализовать свою страсть к изображению чужих миров, отталкиваясь от экстремальных и контрастных ландшафтов Земли. Он черпает вдохновение то в Гренландии, то в заснеженных пустынях России, то в неприветливых пустынях родной Австралии.

A post shared by SUTU >>>> —- (┛`д´)┛ (@sutueatsflies) on Nov 5, 2017 at 7:45am PST

Суту сравнивает свою новую художественную площадку с тем, как его друзья создают искусство граффити в макро масштабах, используя город в качестве холста. Однако он своими граффити может манипулировать, подчеркнул Суту.

Художник считает, что следующим этапом в развитии искусства является использование VR инструментов в AR опыте и наоборот. Одновременное использование инструментария различных реальностей является «не очень отдаленным будущим».

Картины страсти (ЛП)

Скачать книгу в формате:

Шесть лет назад распутный маркиз Сент-Аустелль предал лучшего друга и cвое собственное чувство чести, соблазнив сестру Лионеля – Лавидию Тракерн. Сейчас Сент-Аустелль нанял Лионеля в качестве художника и снова встретился с Лавидией. И хотя девушка все так же красива, как и прежде, она живёт в нищете… и среди тайн, которые будто преследуют семью Тракерн. Скандальный маркиз намерен помочь Лавидии, несмотря на её нежелание, но самой сложной задачей для него оказывается борьба со страстью, которая до сих пор пылает между ними.

Популярные книги

  • 35878
  • 2
  • 2

Сильвия Дэй ОБНАЖЕННАЯ ДЛЯ ТЕБЯ Посвящается доктору Дэвиду Алену Гудвину с безграничной любовь.

Обнаженная для тебя

  • 41056
  • 5
  • 1

Между нами горы

  • 33462
  • 6

Альтернативная история. Продолжение истории Журова Дениса, старшего лейтенанта ВКС России, оказа.

Бешеный прапорщик. Части 1-18

  • 50939
  • 17
  • 7

Зои Сагг Девушка Online Я посвящаю эту книгу всем, кто сделал ее появление реальностью. Всем, к.

Девушка Online

  • 33157
  • 19
  • 1

Кто такие фрейлины? Красивые девушки, которые вышивают крестиком, пудрят носики и таскаются за кор.

Фрейлина специального назначения

  • 77336
  • 39
  • 22

English Grammar in Use

Дорогие друзья по чтению. Книга «Картины страсти (ЛП)» Роллз Элизабет произведет достойное впечатление на любителя данного жанра. Центром произведения является личность героя, а главными элементами — события и обстоятельства его существования. Диалоги героев интересны и содержательны благодаря их разным взглядам на мир и отличием характеров. Сюжет разворачивается в живописном месте, которое легко ложится в основу и становится практически родным и словно, знакомым с детства. Что ни говори, а все-таки есть некая изюминка, которая выделяет данный masterpiece среди множества подобного рода и жанра. При помощи ускользающих намеков, предположений, неоконченных фраз, чувствуется стремление подвести читателя к финалу, чтобы он был естественным, желанным. Юмор подан не в случайных мелочах и не всегда на поверхности, а вызван внутренним эфирным ощущением и подчинен всему строю. На протяжении всего романа нет ни одного лишнего образа, ни одной лишней детали, ни одной лишней мелочи, ни одного лишнего слова. С помощью намеков, малозначимых деталей постепенно вырастает главное целое, убеждая читателя в реальности прочитанного. С первых строк понимаешь, что ответ на загадку кроется в деталях, но лишь на последних страницах завеса поднимается и все становится на свои места. Обращает на себя внимание то, насколько текст легко рифмуется с современностью и не имеет оттенков прошлого или будущего, ведь он актуален во все времена. «Картины страсти (ЛП)» Роллз Элизабет читать бесплатно онлайн можно неограниченное количество раз, здесь есть и философия, и история, и психология, и трагедия, и юмор…

  • Понравилось: 0
  • В библиотеках: 0

Что такое смерть? По сути, каждый думает и делает выводы по-своему. Но если действительно… смерть.

Неучтённый фактор. Быть живым

Что такое смерть? По сути, каждый думает и делает выводы по-своему. Но если действительно… смерть.

Книга предназначена для военных врачей, фельдшеров и санитарных ин-структоров, участвующих в подго.

Тактическая медицина

Книга предназначена для военных врачей, фельдшеров и санитарных ин-структоров, участвующих в подго.

— Ты пришла, — послышался из темноты вкрадчивый бархатистый голос. У меня по телу побежали мурашки.

«Хэллоуинские страсти. Ночь для инкуба»

— Ты пришла, — послышался из темноты вкрадчивый бархатистый голос. У меня по телу побежали мурашки.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector