Израильский художник. Евгения Бурда

Израильский художник. Евгения Бурда

Художественная студия во Дворце текстильщиков. Яков Львович Фрумгарц Tашкентцы Старые фото

Прислала Виолета Лаврова в дополнение к комментариям: «Давно собираю альбом о руководителе Изостудии Якове Фрумгарце. Он есть у меня на Яндексе. Там очень много фото. И его самого, ребят, каталог работ Фрумгарца, вырезки из газет. https://fotki.yandex.ru/users/lviolet/album/223979»

Изостудия. 06.11.76 г. 1-й ряд слева направо: Ахмеджанов Адик, Евгения, Михайлов Валерий.
2-й ряд слева направо: Еназаров Коля, Михайлов Сергей, Черкесов Толик.

Смотрите также

18 комментариев

Мне посчастливилось учиться у Яков Львовича. В 60-70-е годы он преподавал черчение и рисование в школе 147. Светлая ему память!

Да, Яков Львович преподавал у нас черчение в 147 школе
Я училась у него.

Слава этой студии гремела по всему Ташкенту — не было ей равных!
Я знаю людей здесь в Северной Америке, дорога в искусство у который начиналась многолетними занятиями в этой студии — они и здесь работают по специальности!
Так есть ли где-то Биография Якова Львовича? — Если таковой нет, можно же попросить его сына в Израиле написать и прислать на этот сайт!

Другой сын Якова Львовича- Лев Фрумгарц окончил в 1972 году ТашИИТ и ныне проживает в Москве. На Одноклассниках в группе «Школа 147 Ташкент» в 2010 году к нему обратился с просьбой рассказать об отце Олег Калонтаров, вот какой был получен ответ: «Здравствуйте Олег! (извините, не знаю Вашего отчества) Получил Вашу почту. Спасибо за добрые слова о моем отце. Пока коротко расскажу Вам немного о том, когда заканчивал школу. Так повезло, что в наш год выпуска вступил в силу закон об окончании 11-ти леток и в наш 1966 год выпускались два наших 11 класса и еще 3 десятых. А мы как старшие не всех знали ребят из выпускников 10-ых классов да еще в этом году как раз перед нашими выпускными экзаменами произошло то самое знаменитое землетрясение которое дало себя знать в нашей жизни. Я учился в этой школе с 9 по 11 класс, поэтому у меня воспоминания остались только об этих годах. Рассказывать можно много. Для этого надо сначала заняться написанием мемуаров, иначе будет не интересно.
Теперь об отце. В Вашем рассказе о нем есть неточность. Изостудию он начал создавать сразу после окончания художественного училища. Это было где то году в 1950. А в 147 школе он стал работать позже. Сначала он работал в школе № 107 на Школьной улице.»
«Но все таки, основным у него была студия. Он сделал ее самой лучшей в СССР, но т.к. она была в Узбекистане, а не в РФ, всегда на первом счету в рейтинге были студии из центра. В частности в Москве при дворце железнодорожников была студия, которая считалась первой, но на самом деле, это признавали и сами ее руководители, первой в СССР была Народная изо студия Дворца текстильщиков из Ташкента. Параллельно с этой работой отец работал в школе, а т.к. он всегда относился к своему делу с очень большой ответственностью, то и в школе у него были успехи.
Тут можно целую книгу писать о том как у него на глазах расстреляли всех его родных в Золотоноше, и как он закончив офицерские курсы в 17 лет ушел на фронт и дошел почти до Берлина, и был в Сталинграде, и многое-многое другое».
«Теперь о создании альбома. Дело в том, что я уехал жить в Москву в 1973 году, а мои родители остались в Ташкенте, Когда Узбекистан отделился от РФ родители и брат с семьей вынуждены были уехать за границу. Они увезли с собой все картины и фото отца. Теперь и Папа и Мама умерли и все осталось у брата. Я с ним созвонился и попросил его сделать фото нескольких картин и еще прислать фото отца. Когда он все это сделает я вышлю Вам.
Дело в том, что у отца осталось огромное количество картин. Там у него было 4 персональных выставки. На одной из них был посол России Бовин и в книге отзывов написал очень теплые слова. Все таки Отец был заслуженным художником и заслуженным учителем Узбекской ССР (выделено О.Ю.) . Но после отделения Узбекистана это никому было не нужно. Практически все художники Узбекистана были его учениками. Они ходили к нему в студию повышать свое мастерство.
Ну, ладно. Все равно все не напишешь. Как только мне пришлют фото, я Вам вышлю.
До свидания!
С Наступающим Новым Годом и Рождеством!
Желаю Вам успехов в Вашем очень нужном и очень хорошем деле!
25 ДЕКАБРЯ 2010 года.
С Уважением, Лев Фрумгарц.»

Чуть-чуть раскачали людей – вот и узнали ещё об одном сыне Якова Львовича, вот и прорисовывается, пока пунктиром, биография Якова Фрумгарца! – Такого совсем юного парнишки из старинного украинского местечка-городка Золотоноши, который с ранней юности хотел заниматься именно живописью… Но грянула война — и он потерял всех родных в самом начале этой страшной катастрофы и стал за короткий срок истинным воином-героем! А потом Ташкент узнал и полюбил тонкого художника и абсолютно выдающегося Педагога — и так было в течение 40 лет!
Конечно, такие люди были — слава и гордость Ташкента и всей страны, её потрясающий золотой запас.

Как хорошо, что эту Студию как часть того, нашего Ташкента запечатлела Дина Рубина в своей книге «На солнечной стороне улицы» — героиня этой книги Вера одно время преподавала в ней, помните?

В наградном листе указан год рождения Якова Фрумгарца — 1923, т.е. совсем молоденьким, в 20 лет он уже так долго и отважно воевал и уже был дважды ранен…Как известно, годы жизни это не продлевает — вот и ушел он, к огромному сожалению, в возрасте 74 лет, что по нынешним критериям считается совсем не старым! Такая утрата…

В Каталоге его Персональной выставки краткая биография (стр. 5).

Энне Бурда: биография, история жизни, достижения и интересные факты

Почти каждая женщина знает легендарную издательницу журнала Burda Moden. В советское время модницы могли сшить себе «заграничное» платье по выкройкам «Бурды», ведь в магазинах моделей, хоть немного напоминавших те, что украшали страницы издания, не было и в помине. Как дочка железнодорожника стала главным редактором и издателем самого крупного журнала в мире мод? Как она сделала карьеру? Была ли Энне Бурда счастлива в личной жизни?

Энне Бурда любила повторять, что чудо можно сделать собственными руками. Вся ее жизнь служит подтверждением этих слов. История успеха девушки из простой семьи может показаться сказкой. Она стала известной во всем мире женщиной-предпринимательницей и одной из известнейших фигур в индустрии моды. При этом у нее в помощницах не было доброй феи, которая бы превратила Золушку в принцессу одним только взмахом волшебной палочки. Энне Бурда добилась всего сама.

Детские годы

Анна Магдалена Леммингер родилась в конце июля 1909 года в небольшом провинциальном городке на юге Германии. Еще совсем маленькой девочка решила, что не будет жить так, как ее родители. Отец Энне Бурды был машинистом, а мать – скромной домохозяйкой. Девочка чувствовала, что материнское ангельское терпение и готовность к самопожертвованию будут ей только мешать пробиться наверх. Как и многие карьеристки, Анна была «папиной дочкой». С матерью она общалась редко, та называла дочь «гадкой девчонкой», зато отца Энне безумно любила. Он платил ей такой же сильной любовью и поддержкой.

После окончания школы при монастыре и получения аттестата Анна прошла курс в местном коммерческом училище и пошла работать кассиром на электростанцию. Тогда юная Энне обрезала косы, чтобы не быть как все. Девушка принимала у местных предпринимателей платежи за электроэнергию. Тогда произошла встреча, которой суждено было стать судьбоносной.

Личная жизнь Энне Бурды наладилась после знакомства с Францем, владельцем небольшой типографии, молодым коммерсантом. 9 июля 1931 года влюбленные сыграли свадьбу.

Девушка родила мужу трех сыновей – Франца, Фридера и Хуберта. Семья могла позволить себе достаточно для нормальной жизни, потому что дела у Франца, мужа Энне, сначала шли довольно-таки удачно. Чего еще оставалось желать провинциалке из бедной семьи? Но Анна не захотела быть супругой известного предпринимателя. Женщина стремилась к большему – успеху, власти и жизни, наполненной событиями. Она знала, что это чудо когда-нибудь случится, точнее, она сама сотворит его собственными руками.

Начало карьеры

История жизни Энне Бурды начала меняться, когда в 1949 году муж купил и передал под ее руководство небольшое издательство в ближайшем городке Ларе. Женщина наняла няню и слугу, а сама принялась за дело, ведь она твердо решила создать собственный журнал мод. Первая редакция располагалась в зале одного из местных кабаков, но этого хватило, чтобы женщина смогла развернуть свой предпринимательский талант. Анна имела в распоряжении несколько портных и одного редактора, но уже очень скоро смогла заработать первые деньги.

Читать еще:  Испанский художник. Carlos Casu Bravo

Сорокалетнюю мать семейства к издательской деятельности подтолкнула банальная нужда. Практически все простые женщины Европы, утопающей в мировой войне, жили в стесненных условиях. Да и личная жизнь пошла под откос. Франц Бурда изменял жене, причем не один год. Кстати, женщина не только смогла поставить на место неверного мужа, но и отобрать у соперницы бизнес – неприбыльный дамский журнал.

Основание Burda Moden

Энне Бурда, история успеха которой началась с заброшенного издательства, четко проанализировала ситуацию в стране и в мире в целом. Это позволило ей получить один из главных призов в истории издательского бизнеса. Дело в том, что готовых платьев в военной Германии выпускалось крайне мало, а та мода, которую предлагал Париж, немкам не подходила по определению. Нужно было наладить изготовление модной одежды на дому.

Выкройки в журнале – это новинка для тех лет. Это использовалось и ранее, но именно Энне Бурда довела ноу-хау до совершенства. Да и сами лекала для изготовления одежды, конечно, существовали еще со Средних веков. Скарлетт О’Хара из «Унесенных ветром» доставала такие из коробочки, чтобы сделать себе новое платье из портьеры.

Кстати, Энне Бурда, биография которой являет собой историю головокружительного успеха, сама не умела ни шить, ни кроить. Азы мастерства она постигала в процессе работы. Зато она собрала вокруг себя единомышленников, отличалась немецкой целеустремленностью и невиданным энтузиазмом.

Анна испытывала модели на себе, выходя в платьях, созданных по выкройкам из журнала, в свет. Кроме модных идей, в периодическом издании вскоре начали появляться советы по кулинарии, домоводству и рукоделию. Фрау Бурда создала журнал, содержание которого охватывало все сферы домашней деятельности тогдашней представительницы среднего класса в Европе. А еще главный редактор то и дело обращалась к читательницам с советами на морально-этические темы – тоже новинка.

В работе женщина все контролировала сама. Она принимала участие в создании номера, работала над дизайном обложки, строила план, договаривалась со специалистами. Модели для журнала создавали известные дизайнеры того времени. С изданием сотрудничали Вольфганг Йоппом, Хайнц Остергаард, Джил Сандер, Карл Лагерфельд и другие.

Успех и признание

Журнал Burda Moden начал регулярно выходить в свет с 1950 года. Основной идеей Анны было помочь каждой женщине создать свой собственный стиль и самой создавать модную одежду. Издание стало успешным сразу же. Стартовый тираж составил сто тысяч экземпляров, а через год достиг половины миллиона копий.

В обычных киосках купить журнал было нельзя, издание распространялось через профсоюзы. А вот тем, кому не удалось купить номер, приходилось обращаться к спекулянтам. Цена за один экземпляр журнала доходила до трети заработной платы рядового инженера. Женщины обменивались номерами, перерисовывали выкройки, переписывали страницы и другими способами выходили из положения.

С 1950 года журнал продавался во всех немецкоговорящих странах, то есть в самой Германии, а также в Швейцарии и Австрии. Через два года издание начало выходить еще в восьми европейских странах, а с 1953 – в Канаде, США, Аргентине и Бразилии. Сегодня Burda Moden продается более чем в девяноста странах мира на шестнадцати языках.

У Burda Moden не было конкурентов, ведь все остальные журналы мод предпринимательница просто покупала. Но трудности, конечно, были. Предприятие такого масштаба требует постоянного контроля, значительных моральных и физических затрат, трудолюбия. А еще довольно-таки трудно было бороться с зарождающимся масс-маркетом, рынком дешевой и качественной одежды. Многие женщины предпочитали купить готовое платье в магазине, а не тратить силы и время на создание уникального наряда.

«Бурда» в СССР

Советские модницы смогли шить себе модные платья после того, как в Стране Советов начали издавать журнал Burda Moden на русском языке. В 1987 году это издание стало первым западным, выходящим в СССР, а также ярким примером демократических перемен, происходящих в стране. Приход Burda в Советский Союз был связан с личной инициативой Раисы Горбачевой, тогдашней «первой леди» страны, которая получала журнал лично в руки. В те годы это были лишь догадки, но сейчас факт официально признан.

По случаю выхода журнала в СССР в Колонном зале Дома союзов прошло большое мероприятие и показ мод. В Москву приехали лучшие модели мира, а среди приглашенных были только представители партийной элиты. Но все же «Бурду» назвали изданием, которое внесло значительный вклад в демократизацию женщин Советского Союза.

Цитаты великой Энне Бурды «подхватили» и гражданки СССР, а для многих целеустремленных женщин она стала примером успеха. «Важнее всего вера в себя и в собственные силы», — так учила очаровательная немка. А еще она говорила, что «людей объединяет любовь, она противодействует всему, что их разъединяет».

Интересный факт: министр иностранных дел ФРГ сказал тогда Анне: «Вы сделали больше, чем до вас три немецких посла».

Дальнейшее развитие

Годы шли, времена менялись и скоро журнал перестал удовлетворять вкусам большинства. Пришлось переориентироваться на другую аудиторию. На страницах издания женщинам повторяли, что они – «творческая элита». «Бурда» поддерживал творчество. Энне Бурда, биография которой на тот момент уже превратилась в историю жизни крупной предпринимательницы, помогала читательницам заказывать нужные ткани через редакцию и предлагала помощь в создании одежды. В издании появилось больше текста и фото годовых моделей. К созданию номера привлекали известных кутюрье, западных моделей, звезд эстрады и известных манекенщиц.

После выхода на пенсию

Энне Бурда активно участвовала в работе до начала девяностых. Она сама контролировала работу редакторов и писала авторские колонки. После ухода с поста главного редактора биография Энне Бурды (Aenne Burda) наполнилась творчеством. Она наконец-то могла посвятить себя живописи. Этому увлечению положили начало знакомство с художником Хансом Куном и страсть к Италии.

Слава и почести

Фрау Бурда смогла объединить женщин всех континентов и практически всех стран. Жители множества государств навсегда влюбились в очаровательную немку. Женщина стала мировой знаменитостью, а называли ее не иначе как «королевой мод». В родном Оффенбурге ее именем назвали улицу, там же располагается памятная доска. В 1974 году Анне вручили «Большой крест за заслуги перед ФРГ», а через почти тридцать лет – крест «За заслуги».

Энне Бурда умерла в 2005 году от старости. За несколько месяцев до кончины женщине исполнилось 96 лет. Она покинула этот мир в своем родном городе. Анна и сегодня продолжает жить в сердцах тех, кто помнит «королеву мод», и в новых номерах издания, которое регулярно выходит на шестнадцати языках в 90 странах мира. В России от издательского дома «Бурда» выходит 28 журналов.

Новое в блогах

АБЕЛЬ ПАН — САМЫЙ ЕВРЕЙСКИЙ ХУДОЖНИК

Израильский искусствовед Давид Гилади писал: «Если бы за Абелем Паном не закрепилось звание «самого еврейского художника», его имя было бы золотыми буквами записано в Пантеоне французского искусства».

Талантливый израильский художник Абель Пан (настоящие имя и фамилия Аба Федерман) родился в 1883 году в местечке Креславка, Витебской губернии, ныне город Краслава, Латвия). Отец будущего художника, Нахум Федерман, был раввином и главой креславской иешивы. До 12 лет мальчик учился в хедере и получил начальное еврейское образование.

С ранних лет проявив интерес к рисованию, он отправился в Витебск, где в течение трех месяцев тайнами творчества с ним делился замечательный еврейский художник и педагог Иегуда Пэн, благодаря которому в большой мир искусства вошли Марк Шагал и Осип Цадкин.

Авраам, Исаак, Иаков

Авель

Абелю помог случай: на его талант в 1898 году обратил внимание некий богатый меценат и дал денег на учебу в Одесском художественном училище. Годы учебы и вольный ветер знаменитого приморского города, жаркие творческие споры и поиски своего места в жизни, общение с тамошней богемой постепенно формировали творческий почерк и характер художника.

Сыновья Ноаха: Сим, Хам, Иафет

Но, как это ни парадоксально звучит, дальнейшую судьбу Абеля Пана определил . Кишиневский погром 1903 года, всколыхнувший не только общественное сознание, но и болью отозвавшийся в сердце молодого художника. Буквально накануне окончания училища он отправился в Кишинев, чтобы своими глазами увидеть случившееся и запечатлеть трагедию своих соплеменников. Увиденное потрясло его, Абель сделал массу зарисовок с натуры, и одна из них позднее трансформировалась в большую самостоятельную картину маслом – «Через день после погрома», которая и стала его дипломной работой. Масса набросков и зарисовок с натуры, сделанные Абелем Паном в Кишиневе, стали как бы первой документально-художественной главой истории евреев, и этой истории, как сам позднее не раз писал художник, он посвятил всю свою жизнь.

Жители Сдома

После пяти лет серьезной учебы и страстного увлечения искусством живописи Абель Пан принял решение перебраться в Париж и продолжить учебу в Академии художеств. Это произошло в 1903 году. Абель учится и в то же время много и увлеченно работает над новыми произведениями, темы которых – преимущественно еврейские, взятые им не из книг, а из памяти сердца. На его картинах – простые евреи, тяжело работающие и бездельничающие, молящиеся и танцующие. Под кистью Абеля Пана они смеются и плачут, спорят и молчат, и это его сочувствие простым людям и любовь к ним доминируют в его творчестве.

Читать еще:  Искусство должно быть доступным. Mahnoor Shah

Лея

С 1910 года Абель Пан публикует в парижских еженедельниках «Мон диманш» и «Ле рир» наброски, отмеченные влиянием А. Тулуз-Лотрека и японской гравюры, экспонирует живопись в «Салонах». В то же время он создает и работы совсем другого плана – яркие, психологически точные юмористические рисунки и карикатуры, которые так же охотно печатают французские иллюстрированные журналы. Работы молодого еврейского художника нравились многим почитателям его таланта и принесли Пану ряд вполне заслуженных премий и медалей. В это нелегко поверить, но представьте: работы 25-летнего живописца из Витебской губернии выставлялись – где? В Париже! – вместе с работами Матисса и Ренуара!

Ривка с Яаковом и Эйсавом

В 1912 году Борис (Барух) Шац, директор Школы искусств и ремёсел «Бецалель» в Иерусалиме, наслышанный о парижском таланте русско-еврейского «разлива», предложил Абелю Пану преподавательскую работу, и спустя год художник принял приглашение, возглавив в 1913-1914 годах факультет графики. Один из его студентов, Нахум Гутман, позднее вспоминал, что Абель Пан оказал на них большое влияние: научил учитывать сочность местных красок и цвета и в то же время помог им освободиться от использования стиля академической живописи.

Давид

В августе 1914 года Пан отправился в Париж, чтобы подготовить и отправить в Иерусалим весь свой архив и небогатый скарб. Но начавшаяся Первая мировая война и запрет турецких властей на возвращение в Палестину вынудили художника оставаться во Франции, и в Иерусалим он вернулся лишь в мае 1920 года. Кстати, известно, что во время войны Пан не сидел без дела: он рисовал карикатуры на противника, на всевозможных плакатах и иллюстрациях к военным сводкам изображал варварство германских войск, укреплял своими работами моральный дух французской армии, воевавшей на стороне Антанты.


Пророк Нафан

Кроме того, в Париже в 1916 году Абель Пан создал серию картин (около пятидесяти) о налетах русских казаков на еврейские местечки. Эти работы наряду с картинами на библейские сюжеты Пан в 1917 году решил показать в Америке. Передвижная выставка его произведений пользовалась огромным успехом, и пресса единодушно назвала его «самым еврейским художником».

Рахиль

Именно там, в Америке, крупный производитель обуви из Цинциннати Маркус Фечхаймер приобрел серию рисунков Пана, посвященных еврейским погромам, и подарил их иерусалимскому музею «Бецалель» в память о своем погибшем сыне. Эти работы Пана составили экспозицию зала «Нод ха-дмаот» («Сосуд слёз»). Так же был назван изданный в 1926 году альбом авторских рисунков с 24 из этих картин. В 1925 году этот музей открыл одноименную выставочную галерею, в которой наряду с работами Абеля Пана были представлены такие артефакты, как окровавленные и оскверненные свитки Торы. Увы, спустя несколько лет экспозицию полностью обновили, и всё демонстрировавшееся прежде было оценено как «ужасное» и упрятано в запасники музея на долгие 75 лет.


Иаков и Рахиль

Абелю Пану настолько пришелся по душе альбом «Сосуд слёз», что, вернувшись в 1920 году в Палестину, он не только продолжил преподавательскую деятельность в «Бецалеле», но и энергично занялся новым для себя делом – основал издательский дом, ориентированный на выпуск произведений искусства, всевозможных художественных альбомов иллюстраций Библии.


Сара, Ревекка, Рахиль и Лея

Вернулся Пан в Иерусалим не с пустыми руками, а с печатным станком для тиражирования литографий и альбомов «Библия в картинках», над которым уже давно работал. В качестве библейских персонажей художник использовал образы йеменских евреев в их традиционных праздничных нарядах. После выставки в музее «Башня Давида» (1922 год, Иерусалим) своих карикатур, а также рисунков к книге «Бытия» художник представил публике в Тель-Авиве 150 своих работ на библейские сюжеты (они составили два альбома). Критики отмечали, что Пан рассматривает Библию не как некую сказочную субстанцию, а как реальность, наполненную живыми людьми и событиями, то-есть на его полотнах – увиденный глазами и душой художника настоящий Восток с его своеобразием и неповторимой красотой.

Раввин

В двадцатые-тридцатые годы с творчеством Абеля Пана познакомились посетители многочисленных выставок его произведений, прошедших в Западной и Центральной Европе. А с 1924 года, оставив преподавание, Мастер всецело посвятил себя подготовке последующих библейских циклов, в которых нарастал пафос и усиливались натуралистические мотивы. Спустя двадцать лет непрерывных поисков он создал серию пастелей (хранятся в музее «Яд ва-Шем»), посвященных Катастрофе европейского еврейства.

Шуламит

Именно тогда, в годы Второй мировой, наряду с темами Холокоста в творчестве Абеля Пана возникает тема Эрец Исраэль – не библейского Востока, а земли, дарованной Всевышним еврейскому народу. В связи с этим израильский искусствовед Давид Гилади писал: «Если бы за Абелем Паном не закрепилось звание «самого еврейского художника», его имя было бы золотыми буквами записано в Пантеоне французского искусства».

Яаков и Рахель

Умер Абель Пан в Иерусалиме в 1963 году, оставив истории художественного творчества еврейского государства свое имя – имя одного из самых популярных мастеров живописи Израиля и многочисленные работы, которые высоко оценивают коллекционеры и любители настоящего еврейского искусства во всем мире.

Ксения Бурда

Ксения Бурда хотела работать на телевидении, а в итоге добилась успеха в модельном бизнесе и ведении блога. Но широкую известность девушка получила в связи со слухами, которые не утихают вокруг ее личной жизни.

Детство и юность

Ксения Владимировна Бурда появилась на свет 27 января 1987 года в городе Херсоне, по национальности она украинка и при рождении получила гражданство этой страны. Знак зодиака знаменитости – Водолей.

Ксюша рано лишилась матери, ее и старшую сестру воспитывал отец. В детстве ребенка одевали почти как мальчишку: ей покупали только удобную и практичную одежду. Девочка втайне мечтала о красивых нарядах, но была слишком застенчивой, чтобы говорить об этом, и не хотела расстраивать отца, которому приходилось непросто.

После окончания школы звезда решила податься в журналистику. Ради этого выпускница отправилась покорять Москву, поступила в столичный вуз. Но вскоре поняла, что выбранная профессия ее не привлекает.

Личная жизнь

О личной жизни девушка говорит редко, из-за чего неоднократно становилась жертвой слухов и домыслов со стороны пользователей Сети. В прошлом писали о длительных отношениях Ксюши с бывшим мужем Ульяны Сергеенко, Даниилом Хачатуровым, который якобы помог ей обжиться в российской столице.

Затем Бурде приписывали роман со спортсменом Дмитрием Тарасовым. Поговаривали, что он изменяет с ней своей избраннице Анастасии Костенко. Следующим предполагаемым любовником звезды стал итальянский бизнесмен Флавио Бриаторе, с которым ее будто бы видели на отдыхе.

Когда в Сети появились слухи о разводе Алсу с мужем Яном Абрамовым из-за его измены, именно Ксению назвали разлучницей. Интерес к скандалу подогрела разоблачительная статья, в которой писали, что модель не та, за кого себя выдает. По словам автора, в узких кругах девушка также известна как Кристина Бурда: она проводит с мужчинами время за деньги и занималась эскортом в Дубае.

Сплетни положили конец терпению звезды, которая ранее предпочитала отшучиваться в ответ на подобные обвинения. Она выложила в «Инстаграме» пост, в котором пообещала денежное вознаграждение тому, кто предоставит доказательства ее работы в эскорте. Позже удалила публикацию.

В интервью Ксения неоднократно говорила, что в будущем мечтает о семье и детях. Но она не спешит связывать себя узами брака, поскольку еще не встретила свой идеал. Модель считает, что избранник должен быть умным, молчаливым и состоятельным, к тому же, старше, ведь с одногодками ей скучно.

Не менее обсуждаемой стала внешность Бурды, которую неоднократно пытались уличить в использовании пластических операций. Описанию процедур, которые делала Ксюша, посвящены целые посты в Сети и ролики на ютьюб-каналах. Как считают пользователи, звезда увеличила губы, изменила форму носа и подбородка. Некоторые даже приписывают ей липосакцию и применение имплантов для увеличения груди.

Но звезда уверяет, что ее красота – результат хорошей генетики и ухода за собой. В доказательство она публикует свои детские фото и снимки мамы, сделанные в молодости, на которых видно внешнее сходство девушки с более юной версией себя и взрослой родительницей.

Модельный бизнес и блог

В юном возрасте Ксения даже не задумывалась о работе в модельном бизнесе. Ключевую роль в карьере звезды сыграл ее парикмахер, который предложил клиентке сняться для рекламы средства по уходу за волосами Wella, а затем организовал фотосессию для обложки украинского журнала «Натали».

После этого на девушку посыпались предложения о работе. Она успела побывать в США, Франции, Таиланде и Азербайджане. Модель занималась продвижением брендов Rouge Bunny Rouge и Alexander Terekhov.

«САМЫЙ ЕВРЕЙСКИЙ ХУДОЖНИК ИЗРАИЛЯ»

В израильском городе Петах-Тиква в небольшой квартире, уставленной картинами и скульптурами, живет Виктор БРИНДАТЧ – «самый еврейский художник Израиля», как шутливо его называют коллеги.

«Еврейская тема действительно является основной в творчестве Виктора Бриндатча, – пишет известный израильский журналист Петр Люкимсон, – и «заболел» он ею еще задолго до своего приезда в Израиль. Причем «заболел» в начале 80-х, в тот самый период, когда к нему, наконец, пришла долгожданная известность, его персональные выставки стали с успехом проходить в Москве и в Ленинграде, а в ведущих журналах России по искусствоведению стали то и дело появляться комплиментарные статьи, посвященные его творчеству – как живописца, так и скульптора. По словам самого Бриндатча, все началось с того, что он, немало путешествуя с этюдником по России, стал то и дело подмечать в ее городах и весях следы и отголоски еврейского бытия и еврейской культуры, которые тщательно замалчивались или даже вполне намеренно уничтожались, и все это не могло не вызвать у него внутреннего протеста. А этот протест, в свою очередь, рано или поздно должен был выплеснуться на полотна.

Читать еще:  Два состояния человека. Milan Andric

Ну, а затем была алия, свое ощущение которой Бриндатч передал в картине, так им и названной – «Репатриация». В ней на фоне тель-авивских небоскребов стоит огромная, вровень с ними лукавая еврейская Маргарита с метлой, предназначенной то ли для подметания квартир и улиц, а то ли для куда более чудесных вещей. А в небе, над головами не желающих ничего замечать тель-авивцев летят и летят, держа в руках чемоданы, «русские» евреи – вечные перелетные птицы, вернувшиеся, наконец, на родину.

Еще одной картиной того периода стали «Впечатления на углу улиц Нахалат-Биньямина и Рамбам», где то же удивительно праздничное смешение красок и в тесные рамки холста художнику, кажется, удалось вместить не только этот хорошо знакомый каждому жителю Тель-Авива перекресток, но и весь Израиль – уличных музыкантов, торговцев, религиозного солдата, спешащего куда-то со своей девушкой, «русских»… А в центре этой композиции находится старый раввин, неспешно, не обращая внимания на окружающую суету, о чем-то беседующий с внуком. И вновь невольно возникает литературная реминисценция с финальной сценой бабелевского «Заката», в которой, презрев скрывающее семейную трагедию криков фальшивое благополучие, Арье-Лейб продолжает с мальчиком урок Торы: «На ложе моем искала и не нашла… Что искала, спрашивает нас Раши? И Раши учит нас: Израиль ищет Тору…»
Конец 90-х-начало 2000-х годов был отмечен для Виктора Бриндатча необычайным всплеском творческой активности. В эти годы он пишет целую серию полотен, запечатлевающих неотъемлемые, существующие как бы вне времени и пространства, черты еврейского бытия («Урок Торы», «Седер», «Встреча субботы» и т.д.), создает цикл картин «История европейского еврейства», где сквозь предельно реалистичные картины жизни сгоревшего в пламени Катастрофы еврейского местечка проступает высокая символика ТАНАХа и поистине Вселенская печаль. Одновременно Бриндатч доказывает, что он остается тонким психологическим портретистом, создавая целый ряд интересных работ в этом жанре. При этом на «Автопотрете» Бриндатч неожиданно для всех его близких и для себя самого предстает в виде старого, мудрого раввина в субботнем халате и в меховой шапке-штраймл…
В этот же период Бриндатч создает свой цикл «Еврейские буквы», который в равной степени хорош и для создания новой ивритской азбуки, и для того, чтобы помочь взрослым дядям и тетям проникнуть в самый сокровенный, мистический смысл еврейского алфавита. Автор этих строк хорошо помнит, как бродил вместе с младшим сыном по залу тель-авивского «Бейт-Танаха», где впервые были выставлены картины и скульптуры из этого цикла. Вместе мы пытались проникнуть в замыслы художника и угадать, почему, к примеру, буква «йуд» ассоциируется у художника с видом Стены Плача?
«Потому, что с буквы «йуд» начинается слово «Иерушалаим!» – предположил сын. Я тогда выдвинул идею, что художник намекает на слово «йехид» – «единственный», напоминая о главной идее иудаизма. А с этими двумя словами как-то само собой оказалось связано слово «иегудим» – евреи. Буква «шин» с сидящими на каждом ее зубце тремя еврейскими мудрецами, оказывается, призвана была напоминать не только слово «шалош» – «три», но известное выражение «Пиркей авот» о том, что «на трех столпах стоит этот мир – Торе, работе и милосердии…»
Признаюсь, именно тогда мне и захотелось поближе познакомиться и с самим Виктором Бриндатчем, и с его творчеством. И когда это знакомство состоялось, я, признаюсь, был поражен и разнообразием жанров и стилей, в которых он работает, и его творческой активностью. А в остальном у Бриндатча, к сожалению, было все так же, как и у многих других талантливых художников-репатриантов: полунищенское существование, вечные дрязги с владельцами израильских и американских галерей, которые норовят продать картину подороже, но при этом самому художнику выплатить жалкие гроши, а то и вообще сделать вид, что ему ничего не полагается, не говоря уже о производстве бесчисленных копий с понравившейся картины без всякого учета авторских прав того, кем она написана…
Мне трудно определить, в каком именно ключе работает Виктор Бриндатч. У него есть немало картин, написанных в строгой реалистической манере, но немало и тех, в которых он отдает дань современным художественным течениям, работая на стыке сразу нескольких из них. А вот картины «Ицхак и Ривка», «Лестница Яакова» и другие произведения на библейские темы напоминают захватывающие, яркие иллюстрации к какому-то древнему манускрипту.

Сам художник в беседе со мной откровенно признался, что не приемлет абстрактное искусство и придерживается старомодных взглядов, согласно которым живопись должна воспитывать, пробуждать в людях интерес к тайнам человеческой души, напоминать им об их корнях и национальной истории.
– Вы только посмотрите, что за картины и репродукции висят в наших школах и детских садах! В лучшем случае, это плакаты с изображением героев американских мультфильмов. А в концертных залах и домах культуры стены нередко увешаны какими-то абстрактными фигурами, ничего не говорящими ни уму, ни сердцу! – сетовал во время нашего недавнего разговора Бриндатч. – А если бы дети постоянно соприкасались с настоящим искусством, если бы они видели на стенах мастерски написанные картины, напоминающие им о великой истории нашего народа, о созданных им величайших культурных ценностях, то, может быть, и подрастающее поколение израильтян было бы совершенно иным!…».

* * *
…С 1964 года Виктор Бриндатч неоднократно посещает Чехию, работает в Пльзене, Кладно, Праге, где выполнил ряд скульптур и живописных работ, посвященных профессору медицинского факультета Пражского университета – доктору Я.Слипка. Выполняет несколько композиций, посвященных писателю Я.Гашеку и его литературному герою Швейку – в 1980-е годы об этом писали в чешской прессе.
Одна из самых удивительных картин В.Бриндатча – «Пльзенская синагога». Краснокирпичная синагога в Пльзене дана на заднем плане – среди запорошенных снегом деревьев. Работа решена как жанровая картинка, поданная художником в таком оптическом разрешении светового спектра, что кажется бело-сияющей, но не от солнца, а от снега – как открытости перед небесами, символизирующего открытость человека, вышедшего из святилища.
На переднем плане перед синагогой – обширная площадь, заваленная снежными сугробами. Свет и радость искрятся в глазах играющих в снежки ребятишек. Пушистые снежинки дрожат на меховой шапке религиозного еврея…
На этом аналитико-психологическом приеме, передающем состояние человека, вышедшего из храма, и построена изобразительность созданных Бриндатчем образов. В них читается этическое отношение художника к завещанным человечеству вечным ценностям – таким, как дорога к Храму и очищение при выходе из него, когда мир и за стенами Храма сияет еще ярче от света в душе.
Идут годы, художника не очень радует здоровье. Но заглянув на огонек в квартиру художника, вы всегда можете застать его за работой.
Жизнь коротка – искусство вечно.

P.S.
Все, кого заинтересовало творчество Виктора Бриндатча, могут зайти на сайт http://www.art-brindatch.com/ru и ознакомиться с его работами, а при желании и приобрести посты и репродукции картин.

Из нашего досье:
Виктор Бриндатч родился в 1941 году. Член Союза художников СССР.
Член Международной Ассоциации живописцев и скульпторов и Объединения профессиональных художников Израиля.
В Израиле с 1993 года.
…Его излюбленные сюжеты связаны с еврейством – Торой, традициями и современной жизнью, которая нашла свое воплощение не только в живописи, но и в скульптуре.
Еврейский народ в произведениях художника предстает единым целым. Время – растянувшееся от сотворения мира до наших дней – сжимается и исчезает, тысячелетняя история предстает одной емкой притчей. Вот почему Моисей и Яков похожи на современных сефардов, а праматерь Рахель – на сказочную средневековую принцессу; вот почему ашкеназские мальчишки весело скачут по обнажившемуся дну морскому, обгоняя патриархов, уходящих из Египта. Излюбленный герой художника – еврей в талесе – путешествует из картины в картину, превращаясь иногда из черноглазого любопытного ребенка в почтенного старца…
Бриндатч создал цикл художественных произведений о кошмаре антисемитизма – арабском бандитизме…. Музой художника стала его дочь Вера. Возможно – именно ей мы обязаны детской незамутненностью образов, праздником яркости красок, которая пленяет нас в работах ее отца. Детству свойственно из всего творить сказку, поэтому даже тревожное и страшное – вроде казней египетских или призраков в бет-кнесете, – у Бриндатча не пугает, а завораживает…

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector