Женщина и домашняя обстановка. Amy Freeman

Женщина и домашняя обстановка. Amy Freeman

Женщина и домашняя обстановка. Amy Freeman

Понедельник, 3 июля, 7:37 вечера

ОДИН – ТЫСЯЧА РАЗ – два – тысяча раз… Я не свожу глаз с часов в мобильнике и в уме отсчитываю секунды, пока 7:37 не превращается в 7:38. Чувствую, как сердце бьется в том же ритме. Десять – тысяча раз – одиннадцать – тысяча раз…

– Саммер, перестань! – почти приказывает моя лучшая подруга, Руби Сингх.

Я поворачиваюсь к ней. Хотя ее темно-карие глаза следят за дорогой, она знает, чем я занята.

– Хватит зацикливаться на времени, все равно нам быстрее не добраться.

– Знаю, – бурчу я, краснея. Ерзаю на пассажирском сиденье и перекладываю телефон из одной потной ладони в другую.

Двадцать два – тысяча раз – двадцать три – тысяча раз… Дело в том, что я мечтаю управлять временем: вот бы оно текло то быстрее, то медленнее, как я захочу. Минуты и часы такие капризные, так и норовят ускользнуть! Почти весь десятый класс – оконченный лишь на прошлой неделе – я появлялась в школе запыхавшаяся и с опозданием. А в тех редких случаях, когда меня приглашали на субботние вечеринки, я, как дурочка, приходила рано. В общем, полная безнадега.

В этот летний вечер, душный и серый, я опять в проигрыше. Еще раз решаюсь оторваться от мобильника – тридцать пять – тысяча раз – тридцать шесть – тысяча раз: дорога перед нами по-прежнему запружена машинами. Задние фары мерцают, будто красные светлячки.

– Опоздаю на рейс, – бормочу я, и сердце сжимается в ужасе.

Винить некого, кроме себя самой. Это я дважды перепаковывала чемодан, раздумывая над каждой вещью. И это я сильно поссорилась с мамой прямо перед тем, как мы вышли из дома, потому-то мне и пришлось в слезах звонить Руби, чтобы она отвезла меня в аэропорт…

– Не опоздаешь, – говорит подруга твердо, перестраиваясь в другой ряд. Она крутит руль, и связки плетеных браслетов скользят по ее запястьям вверх-вниз. – Со мной точно не опоздаешь. Да убери ты уже свой телефон! Наверное, батарейка совсем на нуле?

Я согласно вздыхаю и принимаюсь теребить собственные браслеты – я постоянно ношу те два, что сплела Руби, – и тут же снова бросаю взгляд на телефон. Пятьдесят восемь – тысяча раз – пятьдесят девять – тысяча раз…

Не дождавшись смены минут, я кидаю мобильник в набитую сумку-шопер из Музея Уитни. Не надо было вообще его с собой тащить – все равно за границей окажусь вне зоны доступа. Но мне его уже не хватает, как ампутированной конечности. Я гадаю, напишет ли мама, чтобы извиниться, – или она ждет, что я напишу первой? – и тут же отгоняю эту мысль.

Машина Руби трогается с места. Я бросаю тоскливый взгляд на приборную доску, где сломанные часы вечно моргают бесполезными цифрами 12:00. Чтобы отвлечься, копаюсь в сумке, проверяю, все ли положила. Жвачка и журналы в самолет. Новенький толстый путеводитель. Распечатка письма от папы с адресом и телефоном. Новая шикарная камера. Паспорт.

Я достаю темно-синюю книжечку и пролистываю свежие, непроштампованные страницы. Сердце замирает: я никогда еще не выезжала из страны. Добравшись до своей фотографии, я хмурюсь. Светло-русые волосы падают беспорядочными волнами, улыбка кривовата, один серо-голубой глаз чуть больше второго. В семь лет я впервые увидела картину Пикассо – женщину с перевернутым лицом – и почувствовала что-то наподобие родства. Когда я поделилась этим с Руби, та сказала, что я чокнутая.

– Рехнуться можно! – говорит Руби с притворным удивлением. – Получается, я опять права!

Моргнув, я поднимаю глаза и вижу, что мы несемся вперед. На указателе за окном написано «Аэропорт». Теплая волна облегчения прокатывается по мне, и я визжу. Я практически никогда не визжу, но тут сама ситуация требует.

– Ты всегда права, – говорю я Руби.

Моя лучшая подруга расплывается в широкой улыбке. Когда Руби сворачивает на съезд с шоссе, гремит гром. Мы обе немного подпрыгиваем.

Гроза не стала неожиданностью. Весь день воздух был густой и влажный – комариная погода. Я обожаю лето, и не только из-за своего имени[2]. Я обожаю, когда свежескошенная трава покалывает босые ноги. Обожаю легкие ситцевые платья. Фруктовое мороженое на палочке, прямо из морозильника. Запах жареного с дымком мяса в сумерках. Есть в этом какое-то волшебное ощущение неограниченных возможностей, простирающихся, словно мост, между июнем и августом. Ощущение, что произойти может все что угодно.

Пока это лето обещает еще больше волшебства – еще больше возможностей, – чем обычно. Правда, теперь, когда набухшие тучи собрались над нами, у меня появляется плохое предчувствие.

– А вдруг это дурное предзнаменование? – Я нервно скручиваю волосы в небрежный пучок на макушке.

Читать еще:  Индийский художник. Padmaja Madhu

Уже видны взлетные полосы, и Руби давит на газ босоножкой на платформе.

– Ох уж эти твои дурные предзнаменования! – Руби не скрывает насмешки.

Я вздрагиваю от нового раската грома. Знаю, что верить в приметы и предзнаменования глупо. Но суеверия часто помогают нерешительным людям. Освобождают нас от ответственности. От необходимости делать выбор. Руби останавливает машину возле многолюдного терминала авиакомпании «Дельта», но никакого чувства приятного ожидания у меня не возникает. Расстегиваю ремень безопасности, пальцы плохо слушаются. На лобовое стекло начинают падать капли дождя.

В горле внезапно пересыхает. Меня охватывают сомнения.

– Это два твоих самых любимых слова, – поддразнивает Руби, забирая из подстаканника теперь уже водянистый из-за растаявшего льда латте.

Мой звонок застал ее в разгар рабочей смены в кафе. Руби пришлось наврать менеджеру, чтобы уйти раньше, но она все-таки успела организовать нам кофе со льдом. Свой мокко со льдом я прикончила между всхлипами, когда мы только отъехали от дома.

– А вдруг, – продолжаю я, и внутри все сжимается, – то, что сказала мама, правда?

Я прокручиваю сцену нашей ссоры в кухне: резкость маминых слов, ее лоб, нахмуренный от гнева и волнения. Я поеживаюсь на сиденье и слушаю рев самолетов, которые садятся и взлетают где-то рядом.

– Возможно, это ошибка…

– Ну уж нет! – Руби мотает головой, шелковистые черные волосы рассыпаются по загорелым плечам. – Это не ошибка. Это твоя судьба.

Она широко раскрывает сильно подведенные глаза и так пристально на меня смотрит, будто старается взглядом вытолкнуть из машины.

– Не думай о маме. Это будет твое лучшее лето, Саммер Эверетт. – Руби хихикает над каламбуром, да и я не могу сдержать улыбку и немного расслабляюсь. – Найдешь себе роскошного француза, – она озорно приподнимает брови, – и Хью Тайсон станет далеким воспоминанием.

Я смеюсь, и шею заливает румянец. Кто бы сомневался, что Руби решит именно сейчас припомнить мою давнишнюю влюбленность. В памяти возникает Хью – его серо-зеленые глаза и смугловатая кожа. Остроумная речь на выпускном, которую, скорее всего, предложат произнести именно ему. Его полное неведение обо мне.

«Британские женщины запрограммированы на саморазрушение». Анна Фримэн

Им внушили, что они не должны быть «деспотичными» или «навязчивыми», как их собственные родители, что их долг – предоставить нам свободу искать свой собственный путь.

Очень политкорректно. Но что это означало по сути? Мы были буквально брошены на съедение волкам в овечьей шкуре из Фабианского общества, и т.п.

Лишенные руководства, так же как и системы ценностей и отчаянно нуждаясь во всем этом, как и свойственно детям, мы нашли им замену в единственной силе, которая, как казалось, заботится о нас – в масс-культуре. Таким образом, с юных лет мы все получили одно и то же безжалостное послание: «горячая женщина + горячий мужчина + горячий горячий секс = счастье». И это единственное послание, которое мы всегда получаем, и похоже, единственное, которое получат будущие поколения.

Если взять поколение, и лишить его всех моральных ценностей, всякого руководства и поддержки, всякой духовности и человечности, и вместо этого назойливо бомбить его бездушными сексуальными образами, вы получите нижеследующее.

Сегодня женщина оценивает себя не по тому, какая она мать, спутница жизни и пример своим детям, а по тому, насколько мужчины скоро и прочувствованно готовы унизить ее. Что 50 лет назад сочли бы ужасным, унизительным обращением со стороны мужчин, сегодня считается любезностью.

Одна моя подруга недавно поведала, сияя гордостью, как она нашла работу при помощи коротких юбок: «Начальник сказал, что не считает меня годной для этой работы, но ему будет приятно глазеть каждый день на мои ляжки».

И масс-культура с ее обычной лукавой претензией на непритязательность, открыто смеется над этим явлением. Прошлой ночью я смотрела комедию с Мэттью Перри «Папе снова 17», где персонаж Мэттью Перри снова становится подростком, сохранив зрелый характер. В итоге ему приходится покорешиться со всеми подружками своей соплячки-дочери, и пережить потрясение от их агрессивной сексуальности и развязности. Он осаживает троих из них и говорит: «Смотрите, заканчивайте себя так вести. Если вы сами себя не уважаете, кто станет вас уважать?»

Они смотрят друг на друга ошеломленно, и можно подумать, что до них таки дошло… пока одна из них не выпячивает грудь и не произносит:

«А плевать мне на твое уважение!»

Ее подружка, не желая остаться в тени, тут же с вызовом вставляет:

«Меня тем более можешь не уважать!»

Последняя подруга торжественно изрекает:

«Что до меня, то тебе даже необязательно помнить мое имя!»

Он смотрит на них безмолвно, затем качает головой и говорит :

«Ну, это проблема их папаш».

Но проблема, однако, в том, что никакие папки-мамки ими вообще не занимаются. Они слишком озабочены тем, чтобы казаться «крутыми» и быть «друзьями» своим детишкам. Мысль о том, чтобы заложить в своих детей здоровую нравственную основу и принять на себя ответственность за их развитие, вместо того, чтобы предоставлять эту роль друзьям и Фэйсбуку, подвергается анафеме.

Читать еще:  Искусство и любовь в эпоху Ренессанс

Вот например, в Рождество я гостила у своих тети и дяди, у них 13-летняя дочь, как и все помешанная на мобиле и Фэйсбуке.

Ее мать поделилась со мной своими материнскими проблемами, и спросила, случалось ли мне до 16-летнего возраста, говорить своим родителям «отвалите». Я сказала ей, что я в шоке. Не сказала только, что и сейчас по отношению к родителям мне такое даже во сне не придет в голову.

Хотя, очевидно, это типичный ответ, который тетя и дядя получают от моей двоюродной сестрицы, когда пытаются узнать, куда она намыливается.

Нужно учесть, что это не «проблемная семья» – это «приличный» дом, с обвенчанными родителями при хорошей работе и двух детях в частной школе, — однако эти дети уже потеряны.

Юные девицы, подобные моей кузине и прочим девочкам по всему миру, кинуты на попечение медиа-среды, где им постоянно внушается, что все, чего ждет от них мир – это демонстрации их крутизны. И что их ценность в жизни напрямую определяется тем, сколько много народу они могут поиметь, чтобы соответствовать этой тупорылой крутизне.

Хвастовство тем, сколько «побед» они одержали, является обычной темой разговора для девчонок, и я хорошо помню, как, будучи подростком, внутренне корчилась перед необходимостью выбирать между ложью или насмешками, когда нужно было перед подружками «огласить весь список» (обычно я лгала).

Наиболее удивительно во всем этом то, что в то время как парни по крайней мере получают телесное удовольствие от случайного секса, молодые женщины его не получают.

Они запрограммированы и настроены на это (отсюда в «проблемных» колонках письма типа «помогите, приходится притворяться!»). Много ли молодых людей предавались бы при случае плотским утехам неизвестно с кем, если бы не получали при этом никакого физического удовлетворения? Вероятно, ни один. Но молодые женщины делают это все время. Это говорит о том, как они изуродованы, обездушены и зависимы.

Эта промывка мозгов настолько всесторонняя, что все мои подруги – яркие, привлекательные, добрые и неглупые – предаются разврату с проходимцами начиная с подросткового возраста и по сию пору.

Многие из них делали аборты, и, возможно, эти аборты будут преследовать их до конца жизни – не говоря о жизнях, которые в итоге были так по-скотски пресечены.

Может ли все это количество страданий и боли на самом деле быть оправдано пятиминутным антиэстетическим развратом с кем-то, кто, скорей всего, и имени их не запомнит? Однако девочек из поколения в поколение убеждают, что может.

Я могла бы, наверное, разглагольствовать об этом предмете годами и перебрать все ужасные скотоподобные штуки, которые видела, как вытворяли мои подруги – всё интеллигентные и высокообразованные дамы. Но я с трудом могу выносить картину взросления моих юных кузин, смотря во что они превращаются.

Анна Фримэн, 28 лет, жительница Лондона

17 актеров, которые настолько похожи, что их невозможно отличить друг от друга

Наверное, все уже знакомы с «близнецами» Марго Робби — им у нас посвящена отдельная статья. Но, оказывается, не только у нее есть звездные двойники. Ниже мы собрали фотографии 17 актеров и актрис, которые настолько похожи друг на друга, что все их постоянно путают.

Мишель Уильямс и Кэри Маллиган

Джоди Фостер и Хелен Хант

Орландо Блум и Люк Эванс

Эмили Кинни и Эванна Линч

Дженнифер Гарнер и Хилари Суэнк

Зак Брафф и Дакс Шепард

Мила Кунис и Сара Хайленд

Мэтт Бомер и Генри Кавилл

Натали Портман и Кира Найтли

Билл Мюррей и Джеймс Белуши

Хелена Кристенсен и Кэмерон Диас

Милла Йовович и Линда Евангелиста

Джефф Бриджес и Курс Рассел

Логан Маршалл-Грин и Том Харди

Марк Стронг и Стэнли Туччи

Марк Уолберг и Мэтт Деймон

Джеффри Дин Морган и Хавьер Бардем

Понравилось? Хотите быть в курсе обновлений? Подписывайтесь на наш Twitter, страницу в Facebook или канал в Telegram.

Восемь женщин обвинили Моргана Фримена в домогательствах

Восемь женщин обвинили популярного голливудского актера Моргана Фримена в сексуальных домогательствах и недопустимом поведении, передает CNN.

По словам другой женщины, актер отпускал замечания касательно ее фигуры и фигуры ее помощницы на съемках фильма «Иллюзия обмана» в 2012 году.

Еще несколько человек заявили о неподобающем поведении Фримена, с которым они столкнулись во время работы с его кинокомпанией Revelations Entertainment.

Добавим, что сам 80-летний актер на данный момент не дал комментарии в связи с обвинениями.

Ранее сообщалось, что адвокат Энни Костанцо рассказал в зале суда, что сводная внучка Моргана Фримена Идена Хайнс, которая была убита в 2015 году, рассказывала своему бойфренду об интимной связи с дедом. К слову, слухи об отношениях Фримана и Хайнс появились еще девять лет назад, но сводные дед и внучка отрицали подобную информацию.

Читать еще:  Имя в мире искусства

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых

2020 АО «Аргументы и Факты» Генеральный директор Руслан Новиков. Главный редактор еженедельника «Аргументы и Факты» Игорь Черняк. Директор по развитию цифрового направления и новым медиа АиФ.ru Денис Халаимов. Шеф-редактор сайта АиФ.ru Владимир Шушкин.

СМИ «aif.ru» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (РОСКОМНАДЗОР), регистрационный номер Эл № ФС 77-78200 от 06 апреля 2020 г. Учредитель: АО «Аргументы и факты». Интернет-сайт «aif.ru» функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Шеф-редактор сайта: Шушкин В.С. e-mail: karaul@aif.ru, тел. 8 495 783 83 57. 16+

Все права защищены. Копирование и использование полных материалов запрещено, частичное цитирование возможно только при условии гиперссылки на сайт www.aif.ru.

Правила комментирования

Эти несложные правила помогут Вам получать удовольствие от общения на нашем сайте!

Для того, чтобы посещение нашего сайта и впредь оставалось для Вас приятным, просим неукоснительно соблюдать правила для комментариев:

Сообщение не должно содержать более 2500 знаков (с пробелами)

Языком общения на сайте АиФ является русский язык. В обсуждении Вы можете использовать другие языки, только если уверены, что читатели смогут Вас правильно понять.

В комментариях запрещаются выражения, содержащие ненормативную лексику, унижающие человеческое достоинство, разжигающие межнациональную рознь.

Запрещаются спам, а также реклама любых товаров и услуг, иных ресурсов, СМИ или событий, не относящихся к контексту обсуждения статьи.

Не приветствуются сообщения, не относящиеся к содержанию статьи или к контексту обсуждения.

Давайте будем уважать друг друга и сайт, на который Вы и другие читатели приходят пообщаться и высказать свои мысли. Администрация сайта оставляет за собой право удалять комментарии или часть комментариев, если они не соответствуют данным требованиям.

Редакция оставляет за собой право публикации отдельных комментариев в бумажной версии издания или в виде отдельной статьи на сайте www.aif.ru.

Если у Вас есть вопрос или предложение, отправьте сообщение для администрации сайта.

Жена экранного Ватсона откровенно рассказала о разводе

Аманда Аббингтон считает, что расставания на длительное время погубили их союз. Но они с Мартином все равно встретят вместе Рождество…

Вчера весь день обсуждался внезапный разрыв Мартина Фримена и Аманды Аббингтон. Они были вместе 15 лет, растили двоих детей, но все равно приняли решение жить по отдельности и друг без друга строить свою жизнь дальше.

Вчера поклонники «Шерлока» так расстроились, что стали забрасывать любимых актеров посланиями в социальных сетях.

Сердце подруги экранного Ватсона дрогнуло и она дала комментарий по поводу их разрыва. Она считает, что всему виной – обязательства актера перед студиями и долгие командировки.

Она сказала, что они оба «поняли, что подошли к концу нашей совместной жизни», но добавила, что они по-прежнему планируют провести Рождество вместе.

Аманда поведала некоторые подробности их разрыва в интервью изданию Sunday Telegraph.

«Не должны близкие люди находиться вдали друг от друга слишком долго. Иначе вы начнете к этому привыкать и станете действовать по своему усмотрению. Вы привыкаете жить без него. Теряете свою связь и упускаете друг друга из вида, в конце концов», — сказала разведенная женщина.

Аббингтон уверила своих поклонников, что они с бывшим мужем по-прежнему в нормальных отношениях и не враждуют. Просто Мартин переехал в квартиру, которая находится в северной части Лондона, а она с детьми осталась в их прежнем жилье.

«Мы начали новую главу. Да, это печально и расстраивает, потому что вы думаете, что будете вместе навсегда, но… Мы оба пришли к выводу, что расставание будет лучше для нас», — сказала она.

Утром 23 декабря ее аккаунт был переполнен посланиями от поклонников и зрителей.

Она ответила всем: «Спасибо за красивые сообщения и слова поддержки. У нас все ОК! Но спасибо».

Напомним, что 22 декабря вечером, в интервью Financial Times сам 45-летний Фримен сообщил о разрыве с женой.

«Мы с Амандой больше не вместе. Но при этом мы очень, очень дружны. Я всегда буду любить Аманду», — сказал он.

Напомним, что Мартин и Аманда познакомилась на съемках фильма «Только мужчины» в 2000 году. В 2010 году гражданские супруги вместе начали сниматься в сериале «Шерлок».

Одиннадцать лет назад у них родился сын Джо, а семь лет назад — дочка Грейс. Скрепить свой союз пара решилась лишь спустя 15 лет отношений — в конце 2015-го года. Но супругов это не спасло — уже тогда чувствовали усталость друг от друга.

Они разъехались в начале этого года, как сообщила Аманда.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора статьи.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector