Женщины и движение. Deborah Esses

Женщины и движение. Deborah Esses

Настоящая «Неортодоксальная»: отрывок из автобиографии Деборы Фельдман, сбежавшей из хасидской общины в Нью-Йорке

Дебора Фельдман в своей книге «Неортодоксальная. Скандальное отречение от моих хасидских корней» описывает всю подноготную жизни в общине, где нельзя пользоваться интернетом, получать светское образование или читать нерелигиозные книги. В 17 лет ее выдали замуж за незнакомца, а в 19 она стала матерью. Перевод выходит в издательстве «Азбука-Аттикус» в конце ноября, Forbes Woman публикует фрагмент о чувствах автора в тот момент, когда у нее появляется ребенок.

Когда всеобщий интерес к новорожденному угасает, меня накрывает пониманием, что я стала матерью. До сих пор я была слишком занята, чтобы даже подумать об этом. В душе меня пожирает тревога, потому что я не чувствую себя матерью, и что же я за ужасный человек, если при виде собственного сына не чувствую вообще ничего? Чем больше я стараюсь сблизиться с младенцем, тем сильнее от него отдаляюсь.

Я не понимаю, откуда взяться любви между мной и этим крошечным худосочным созданием, которое либо плачет, либо спит у меня на руках. Что, если я вообще не могу полюбить? Вдруг мои детские травмы настолько серьезны, что я вообще лишилась способности кого-либо любить? Полбеды в том, что я не смогла полюбить мужчину, за которого меня насильно выдали замуж. Но то, что я чувствую себя чужой собственному ребенку, — совсем другое дело.

Я всегда думала, что, став матерью, наконец пойму, что такое любить всем сердцем и изо всех сил. Но вот она я, играю роль самоотверженной матери и с болью осознаю, что внутри меня — пустота.

Какая-то часть меня боится сильной привязанности. В последнее время я подумываю бросить Эли, бросить эту жизнь, которой я всегда жила. Что, если однажды я больше не захочу быть хасидкой?

Мне придется бросить и ребенка. Сначала полюбить его, а потом покинуть будет для меня невыносимо. Я выполняю родительские обязанности, но даже когда кормлю его и меняю ему подгузники, даже когда бесконечно укачиваю его по ночам, я прячу ту часть себя, которая хочет отдаться материнству, но сохранить свою броню. Быть матерью младенца — то еще развлечение, думаю я, когда очередная незнакомка на улице умиляется моему ребенку. Я надеваю гордую улыбку и притворяюсь той, кем меня считают, но внутри себя ощущаю вакуум. Заметно ли, что я ничего не чувствую? Заметно ли, что я безразлична, что душа моя на замке? Летом я возвращаюсь в Вильямсбург, чтобы навестить Баби и пофорсить ребенком, и наряжаюсь в свой длинный кудрявый парик и красивое платье, которое купила в Ann Taylor и удлинила так, чтобы оно прикрывало колени. Но оно все равно сидит в обтяжку, и мне нравится, как выглядят очертания моих бедер под его тонкой хлопковой тканью.

Проходя по Пенн-стрит с детской коляской, доставшейся нам в подарок, я слышу, как мальчик — лет шести, не больше — шепчет своему приятелю: «Фарвус вукт зи ду, ди шиксе?» — «Почему она тут гуляет, эта шикса?»

Я с удивлением понимаю, что он говорит обо мне, слишком хорошо одетой для его представлений о хасидских женщинах. Его старший друг торопливо шепчет в ответ: «Она не из гоев, она еврейка. Она только выглядит как гойка», — на что получает недоверчивую, но искреннюю реакцию: «Как это? Нееврейка, гойка (идиш). Слово имеет пренебрежительный оттенок. Евреи так не выглядят», — от которой меня пробирает. А он ведь прав, осознаю я.

В нашем мире евреи не выглядят как гои. Они выглядят иначе. Я вспоминаю, как в детстве сама играла летом на улицах. Липкая от пота под своими многослойными одежками, я вместе с соседскими детьми сидела на ступеньках «браунстоунов», облизывая фруктовый лед, и глазела на прохожих. Всякий раз, когда мимо проходила нескромно одетая женщина, мы напевали ей вслед: «Стыдно, стыдно, дети… Голая, голая леди…»

Наше детство было настолько пропитано этим глумливым мотивом, что прежде я даже не задумывалась, что на самом деле значила эта песенка. Зато я помню, как совместные насмешки над чужаками сплачивали нас и дарили нам чувство превосходства из-за нашей инакости. Мы были одной большой бандой набожных блюстителей морали. И небезобидной бандой: иногда мы кидались всякой всячиной — не булыжниками, но галькой или каким-нибудь мусором. Нашим любимым занятием было выливать ведра воды из окон второго этажа на ничего не подозревающих прохожих. К тому времени, когда они, ошеломленные и сердитые, поднимали взгляды, мы уже успевали присесть и хихикали как ненормальные.

Прошли годы, и все теперь наоборот. Теперь уже я иду по улицам Вильямсбурга и слышу, как дети дразнят меня — не слишком громко, чтобы мне захотелось обернуться и отчитать их за грубость, но достаточно громко, чтобы мои щеки зарделись. Когда я успела стать изгоем? Внезапно я больше здесь не своя; я чужачка. Даже маленькие шаги в сторону независимости имеют последствия. Не представляю, что сказали бы жители моего родного города, узнай они, каковы мои планы на будущее. Я перестала ходить в микву. Я начала страдать болями в животе за неделю до визитов туда, потому что ужасно нервничала. Больше всего я ненавидела расспросы, женщин, которым непременно нужно было знать, какой у тебя день цикла, были ли у тебя выкидыши, стараешься ли ты снова зачать, — всех тех, кто вечно лез не в свое дело. А еще эти косые взгляды, если на тебе заметили макияж или лак — можно подумать, они лучше, раз не интересуются подобными глупостями. Так что теперь по вечерам, когда положено быть в микве, я ухожу из дома на несколько часов, прихватив журнал, чтобы было не скучно. Иногда я паркуюсь возле «Старбакса» на шоссе 59 и наблюдаю, как современные ортодоксальные девушки готовятся к экзаменам.

Закон гласит, что Эли не может сношаться со мной, если я не хожу в микву, но его это никогда не останавливает, уж не знаю почему — то ли вожделение затмевает его религиозный страх, то ли ему просто не приходит в голову, что я могу обманывать его таким ужасным и непростительным образом. Таких женщин, как я, Тора страшно порицает; меня зовут Иезавелью, гнусной соблазнительницей, втягивающей мужа во грех. Если бы я забеременела, ребенок всю жизнь носил бы клеймо порока. Но я не забеременею. Потому что принимаю противозачаточные и не собираюсь прекращать — никогда.

Эли любит прелюдию больше, чем я. Ему нравятся поцелуи и прикосновения перед сексом, нравится чувствовать себя обласканным. Но поскольку мы все время ругаемся или вообще не разговариваем друг с другом, эти моменты перед сексом не особенно романтичны.

Читать еще:  Индийский художник. Krantishil Kirve

— Если ты знаешь, что это не взаправду, — говорю я, — то почему все равно этого хочешь? Неужели ты думаешь, что это все искренне, если мы только что ругались за ужином? Пока я вроде как провожу время в микве, он прибирается в кухне, чтобы, вернувшись домой, я обрадовалась, что моя работа по дому уже сделана. Какой же примитивной он, видимо, меня считает, раз думает, что так просто может добиться от меня уступчивости, осчастливив перспективой меньшего количества дел.

В общем, сначала мы целуемся. Недолго. Я покусываю его, сама не знаю почему, а он пытается целовать меня медленно, хотя мне не нравятся мокрые слюнявые поцелуи и его щетина, которая царапает мне подбородок и кожу над губой. После нескольких укусов он сдается и переходит к действию. Он любит, чтобы акт длился как можно дольше. Я же хочу, чтобы все поскорее закончилось, и он знает об этом, но ему наплевать. Я начинаю задаваться вопросом, не превращаюсь ли в атеистку. Сначала я верила в Бога, потом верила, но ненавидела его и вот теперь подумываю, что все на свете происходит случайно и ничто не имеет смысла.

В мире столько людей, которые не относятся к хасидам и живут как хотят, но их никто за это не наказывает. Я смотрю в библиотеке документальный фильм про ортодоксальных евреев-геев, которым тяжело примирить свою веру с собственной сексуальностью. Эти люди рассказывают в интервью о том, что хотят одновременно быть евреями и геями, о неизбежном конфликте при таком самоопределении, а меня поражает их желание принадлежать к такой душной и нетерпимой религиозной общине. Читая титры в конце фильма, я узнаю имя своей матери в числе тех, кто поделился своей историей. Рэйчел Леви. И действительно, отмотав фильм, я вижу ее — она сходит с тротуара и говорит: «Я покинула Вильямсбург, потому что я лесбиянка». И это то, что Хая подразумевала под сумасшествием? Я в полном смятении. Хуже всего то, что в курсе все, кроме меня, даже не сомневаюсь. Неужели я настолько слепа? Мне даже в голову такое не приходило. Накануне Шавуота я разузнаю адрес матери и отправляю ей к празднику большой букет с личной открыткой. Я не готова к общению с ней, но мне хочется сделать ей что-то приятное — то, чему я сама порадовалась бы как мать.

Она звонит мне через несколько дней, но я не беру трубку, поэтому она оставляет на автоответчике сообщение с благодарностью за цветы. В ее голосе звучит детский восторг вперемежку с низкими модуляциями толстокожего взрослого. Эта женщина — моя мать, поражаюсь я, в который раз прослушивая ее сообщение. Эта женщина, с которой мы различаемся как день и ночь, дала мне жизнь. У меня ноль эмоций. Возможно, все дело только во мне — неспособной испытать привязанность вообще ни к кому, даже к собственной плоти и крови.

Реальный секс. Фильмы, в которых актёры не имитировали постельные сцены

Эротическими фильмами никогда не удивишь, а вот теми, в которых есть реальный секс, — ещё можно. Лайф собрал несколько скандальных и провокационных картин, которые залезли на территорию порнографии, оставшись при этом художественными фильмами.

Перечень фильмов, конечно, отнюдь не исчерпывающий, но семь картин действительно привлекли в своё время немало внимания смелым подходом к откровенным сценам, несмотря на то что иногда на экране демонстрировалось соитие дублёров.

«Нимфоманка» Ларса фон Триера (2013)

Фото © Постер к фильму

Фильм рассказывает историю эротических переживаний женщины от рождения до пятидесятилетия, которая подаётся от имени героини по имени Джо, поставившей себе диагноз «нимфомания». В фильме есть множество откровенных сцен. А режиссёр сообщал, что в его кинокартине покажут только реальный секс. В результате для исполнения сексуальных сцен были приглашены порноактёры.

«Отголоски прошлого» Пола Моррисона (2008)

Фото © Кадр из фильма

Большинству из нас Роберт Паттинсон известен по роли Эдварда в культовой саге «Сумерки». Но мало кто знает, что задолго до того, как стать этим вампиром, он снялся в роли, где ему пришлось доставлять удовольствие самому себе. Это был испано-британский фильм «Отголоски прошлого».

«Любовь» Гаспара Ноэ (2015)

Фото © Кадр из фильма

В основе сюжета — история любви парня, девушки и ещё одной девушки, которые вместе постигают все радости секса. После разрыва с любимой главный герой всё чаще воспроизводит в памяти романтические моменты. И всё в реальности. Никаких дублёров, всё крупно и в 3D.

«Необратимость» (2002)

Фото © Кадр из фильма

Драматический триллер, в центре сюжета которого история молодых Маркуса и Алекс. Началось всё, когда в одном из обычных подземных переходов кто-то изнасиловал молодую французскую девушку. Ровно через два часа в этот же день был убит один из посетителей популярного клуба. Фильм, конечно, ужасает сценами насилия и слишком выраженным реализмом происходящего на экране, но союз Моники Беллуччи и Венсана Касселя остаётся очень горячим. Особенно если учесть тот факт, что на момент съёмок они уже были в браке.

«Антихрист» (2009)

Фото © Кадр из фильма

Тяжёлая история, разворачивающаяся вокруг несчастной пары, которая отчаянно пытается оправиться от трагической смерти своего сына. Кинолента начинается откровенной сценой страстного секса, снятой в фирменном стиле Ларса фон Триера и завершающейся падением ребёнка из окна. Эта смерть травмирует психику женщины. После чего муж увозит её в загородный дом, где они отдыхали прошлым летом, надеясь, что это поможет обоим. Кинокартину не раз называли эротическим хоррором и выделяли в отдельный жанр. В интимных сценах здесь не использовали дублёров.

«Калигула» (1979)

Фото © Кадр из фильма

Фильм рассказывает о правлении римского императора Калигулы, вошедшего в мировую историю кровожадным и жестоким правителем. Откровенные сексуальные сцены в картине появились благодаря его продюсеру Бобу Гуччионе. Он, как издатель порножурнала «Пентхаус», захотел добавить их без ведома режиссёра уже после того, как съёмка была завершена.

«В этом доме мы всегда вместе. » Американская художница Deborah Dewit

Deborah Dewit родилась 28 марта 1956 в Портленде, штат Орегон, США.
Ее родители прибыли в 1950 году в Калифорнию из Голландии. По линии отца в семье Деборы были несколько поколений художников, иллюстраторов, а также обработчиков зерна. По линии матери были голландские плантаторы и британские торговцы. Отец Деборы работал в зерновом бизнесе, и его карьера вынуждала семью Деборы жить в разных концах Соединённых Штатов и всего мира. Этот разнообразный и немного экзотический бэкграунд оказал сильное влияние на профессиональные устремления Деборы.

Читать еще:  Две вселенные. Laure Ketfa

Она поступила в университет Корнелла, собираясь получить агрономическое образование, но тяга к искусству отцовской семьи и авантюризм материнской семьи заставили её бросить университет и отправиться открывать свои собственные интересы и таланты.

С пятнадцати лет Дебора увлеклась фотографией, ее работы сразу же получили признание.
Позже Дебора начала работать пастелью, а затем стала писать маслом. Она была представлена ​​ в ряде галерей и на арт-ярмарках, участвовала в групповых выставках, проводит ежегодную выставку и студию.
Ее работы были использованы на обложках книг, в журналах, в календарях, а оригиналы находятся в многочисленных государственных и частных коллекциях.

В 2009 году Дебора и её муж кинорежиссёр Карл Вандервурт купили старый дом, построенный в 1922 году, и цветочную ферму на побережье штата Орегон. Два года они ремонтировали дом, и сейчас они устроили там студию для своих творческих поисков.

Записки прошлого лета

Новый кот, новый день

Дикие розы. Этюд

Время замирает в зимнем свете

Тёмная ночь перед приходом весны

Весна под зимним покровом

Когда летят ласточки

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Женщины и движение. Deborah Esses

Г.Доре. Дебора взывает к народу

Дебора – из тех женщин, которую вполне заслуженно считают одной из первых феминисток. Она жила в 12-11 веке до нашей эры и прославилась как предводительница и вдохновительница победы израильского народа над ханаанскими завоевателями.

Библейские герои все очень интересны, но особенно интересны героические женщины, если учесть, что в древнем Израиле женщина не считалась вполне человеком, а рассматривалась скорее как соблазнительница. Благословлялись только те женщины, что жили в шатрах, т.е. скромные хранительницы семейного очага.

Дебора — совершенно иная. Она — судья и пророчица, одна из семи, почитаемых в Ветхом Завете. В их числе Сарра, жена Авраама, Мариам, сестра Моисея, Эсфирь и другие.

О Деборе рассказывается, что она изготавливала фитили для Святилища и называлась пламенной, но пламенной она была не только поэтому. По своим личным качествам Дебора сродни мужественному воину: пылкая и страстная, властная, высокомерная и горделивая, заносчивая и ревностная. Таким набором чисто мужских качеств больше ни одна женщина ни в Ветхом, ни в Новом Завете не обладала.

К тому же она была богатой женщиной, получающей средства к существованию от земель, находившихся между двумя городами Рамой и Вефилем. У нее были пальмы, оливковые посадки, богатые маслом, посевные поля с бобовыми и зерновыми. Словом, Дебора не нуждалась ни в чем, в том числе и в том, чтобы рядом был мужчина.

Дебора. Горельеф на арке Храма Христа Спасителя, г. Москва

К тому же она была наделена особым даром – пророческим — и все сыны и мужи израильские приходили к ней на суд. До нее ни один судья не обладал таким даром и во всем Израиле не было ни одного мужчины, достойного быть судьей.

В противоположность властной и горделивой Деборе предстает скромный и не стремящийся к славе Барак. То ли законный муж Деборы, живущий отдельно от нее на севере Израиля, то ли брат, то ли просто благочестивый муж, который жил и сражался еще при Иисусе Навине при завоевании Земли Обетованной.

К этому времени новое поколение евреев уже давно забыло и о Законе, и о своих предках, и о своих корнях и каждый делал то, что считал справедливым. Каждое колено жило само по себе, единого народа не было, а судьи если и появлялись, то только в каком-то одном колене.

Барак на горельефе над аркой Храма Христа Спасителя, г. Москва

В результате народ становился легкой добычей и если при завоевании Земли Обетованной хананеи прятались от евреев в крепостях, то через некоторое время уже евреи прятались от них и ходили тайными тропами, чтобы их не заметили и не убили.

В это время царь ханаанский Иавин с огромным войском (триста тысяч пехоты, десять тысяч всадников и три тысячи боевых колесниц) во главе с Сисарой завоевал земли израильские и двадцать лет притеснял евреев бранью и руганью, а они платили ему дань.

Когда все дошло до предела, тогда сыны израильские пришли к Деборе и просили, чтобы она вымолила у Бога помощь в борьбе с ханаанами. Поэтому Дебора в победной Песне назвала себя матерью народа, поскольку своим воззванием к борьбе против врага вновь родила евреев как народ.

После явленного ей пророчества, что победа будет за Израилем и что войско должен возглавить Барак, она направила к нему послов (сама она никогда ни к кому не ходила), потребовав, чтобы тот собрал, как повелел Господь Бог, десять тысяч мужей из двух колен – Наффалимова и Завулонова – и пошел с ними против огромного войска Сисары, пообещав, что против врагов будет бороться Он сам.

Гора Фавор, у подножия которой произошла битва

Барак согласился, но … при условии, что вместе с войском пойдет и Дебора. Барак скромно и смиренно ответил, что если случится победа, то меньше всего в этом будет его заслуга. Выиграть битву малым плохо вооруженным войском в количестве десяти тысяч против трехсоттысячной армии с девяти сотнями колесниц и десятью тысячами конных невозможно. Он считал, что его посылают на верную смерть.

Дебора согласилась на его условие, сказав: «Хорошо, но в таком случае победа не будет принадлежать Бараку, как случилось бы, если бы он пошел на войну самостоятельно. Победу он разделит с женщиной и окончательную точку в войне тоже поставит женщина».

Дебора идет вместе с собранными десятью тысячами мужей и еще несколькими воинами из других колен, которых она лично смогла убедить идти на войну. Встали евреи на вершине горы Фавор, той самой, на которой произошло Преображение Иисуса Христа.

У подножия горы протекала река Киссон, которая в жаркую погоду превращалась в мелкий ручей, а в дожди становилась полноводной, наполняя водой земляные ямы и рытвины, превращавшие местность в болотистую.

William Brassey Hole (English, 1846-1917) Иаиль и Сисара

Сисара, полководец ханаан, узнав о том, что войска израильские собрались на Фаворе, вышел к подножию горы со всем своим войском, хотя мог бы обойтись и значительно меньшим числом, но, как говорят толкователи, это было сделано по внушению свыше, чтобы сразу погубить все его войско.

Читать еще:  Индонезийский художник. Veri Apriyatno

Барак, увидев такую военную мощь, испугался и отказался спускаться с горы, если бы не команда Деборы: немедленно вступить в бой, потому что именно в этот день Бог будет с ними. Как только войско спустилось с горы и воины вступили врукопашную с врагом, начался дождь и подул сильный ветер.

Но дул он со спины евреев и в лицо воинам Сисары, мешая им стрелять из лука. Дождь быстро превратил Киссон в бурную реку, а местность в болото. Тяжелая техника застряла и оказалась бесполезной, кони тоже не могли быстро двигаться. В результате войско было разбито, тела уносило водой, а техника досталась Бараку.

Alessandro Turchi (Italian, 1578-1649) Иаиль и Сисара. 1600 г.

Сисара бросился бежать, спасая свою жизнь. Вдалеке он увидел шатер Хевера, сына Израиля, который имел с ханаанами договор о ненападении. В то время в шатре была только одна жена Хевера — Иаиль. Она впустила Сисару. Он попросил у нее воды. Вместо воды она напоила его теплым молоком, обладающим действием снотворного, укрыла его одеялом и он уснул.

Как только он уснул, она взяла шатровый кол в одну руку, молот в другую и вбила кол в висок Сисары, который прошел сквозь голову и врезался в землю. Сисара сразу умер. Так сбылось пророчество Деборы, что слава окончательной победы над Сисарой достанется женщине.

Когда Барак прибежал к шатру, Иаиль сказала: «Войди, я покажу мужа, за которым ты гонишься». И увидел Барак Сисару, пригвожденного к земле. Вскоре царь Ханаанский, которого Барак преследовал после битвы, был тоже уничтожен. И на сорок лет воцарился на земле Израиля мир. И вышли евреи снова из своих крепостей на открытые пространства и перестали ходить тайными тропами и бояться ханаан.

Julius Schnorr von Carolsfeld. Иаиль показывает Бараку мертвого Сисару. 1851-60 гг.

Победе посвящена Песнь Деборы, которая является одной из самых древних и трогательных образцов еврейской поэзии. В Песне в поэтических образах раскрываются детали войны, а заслуга победы отдается Богу, а не людям. Дебора раскрывает здесь некоторые детали битвы, например, как некоторые племена отказались вступить в бой с ханаанами.

Объясняет она и немотивированный, казалось бы, поступок Иаили: между ее семьей и ханаанами был договор о ненападении, но она его почему-то так жестоко убила. В Песне завуалированно говорится об изнасиловании Иаили: «Меж ног ее стал на колени, пал, лег меж ног ее стал на колени, пал, где стал на колени, там пал сраженный».

Дебора. Оратория Генделя

В конце Песни Деборы рассказывается, как мать Сисары ждет-не дождется своего сына, но он все не возвращается. Она думает, что он забавляется с пленными девушками, но в колдовстве узнает, что сын ее погиб и лежит с окровавленной головой на земле.

Подвигу Деборы и Иаили посвящено много произведений искусства, особенно много картин посвящено Иаили — десятки картин. Деборе и Бараку — редкие единицы. Но Деборе посвящена оратория Генделя, в которой эта героическая женщина предстает как мужественная и трагическая.

Некоторые толкователи считают, что после своего возвеличивания в Песне, Дебору оставил дар пророчества. Что с ней случилось потом, неизвестно. Неизвестна и могила Деборы, в отличие от сохранившейся до наших дней гробницы, в которой произошло захоронение Барака.

Дебора Тернесс — Deborah Turness

Дебора Мэри Тернесс — британский журналист , глава NBC News International . Она была ранее президент NBC News (2013-2017), и редактор из ITV News (2004-2013), который сделал ее первой женщиной — редактором в Великобритании новостей сети.

Жизнь и карьера

Родился в Хартфордшире , Англия, Тернесс получил образование в колледже Святого Франциска и Школе тамплиеров в Болдоке , Хартфордшир. Тернесс продолжила обучение в Университете Суррея , где получила степень по французскому и английскому языкам ; Затем она поступила в аспирантуру по журналистике в Университете Бордо , Франция. Она присоединилась к ITN в 1988 году в качестве внештатного продюсера в Парижском бюро прямо из университета, прежде чем стать продюсером ITN «Северная Англия» в 1991 году. В 1993 году она присоединилась к ITN Bureau в Вашингтоне в качестве продюсера. В 1991 году она участвовала в автомобильном ралли Париж-Пекин Offroad 4×4.

В 2000 году Тернесс была заместителем редактора Five News, а в 2002 году ее повысили до редактора. В Five News она, как известно , отказалась от столов в студии, тем самым представив концепцию «сидящих ведущих». В 2002 году она работала на Channel 4 «s RI: SE , как продюсер , прежде чем бросить курить после шести месяцев , чтобы воссоединиться ITV News в качестве заместителя главного редактора. В 2004 году она стала редактором ITV News, став первой женщиной, возглавившей сетевые новости. В 2008 году Тернесс выиграла премию «Новости и факты», присуждаемую организацией «Женщины на телевидении и в кино». Также в 2008 году она стала со-победителем премии Amnesty International UK Media Awards за телевизионный новостной репортаж «Слишком молода, чтобы умереть — Дети на передовой». В 2010 году она председательствовала на Эдинбургском международном телевизионном фестивале MediaGuardian.

Как редактор ITN, Тернесс руководил серией сенсаций и мировых эксклюзивов, включая арест лондонского террориста и просочившийся отчет о расследовании убийства бразильца Шарля де Менезеса . В мае 2011 года она была единственным журналистом приглашен в Букингемский дворец Государственный Банкет для Барака Обамы . В 2011 году она была названа одним из 1000 самых влиятельных людей Лондона.

В 2013 году она была назначена президентом NBC News и занимала эту должность до февраля 2017 года. Под ее руководством отдел новостей повысил рейтинги шоу «Знакомьтесь с прессой» и шоу «Ночные новости», но она назначила руководителем « Сегодня» Джейми Горовица , который всего десять недель продержалась в роли. В ответ на полемику Брайана Уильямса по поводу его вводящих в заблуждение заявлений Тернесс подвергся резкой критике. Vanity Fair сообщила, что несколько руководителей NBC News были недовольны ее работой и считали, что она не способна выполнять эту работу.

В феврале 2017 года Ноа Оппенгейм занял пост президента NBC News, а Тернесс был назначен президентом нового подразделения под названием NBC News International, которое было стороной NBC в партнерстве с EuroNews , в котором каждая сеть будет сообщать информацию друг другу. Она вернулась в Великобританию.

Тернесс жила в районе Шепердс Буш в Лондоне со своим первым мужем, тележурналистом Дэмиеном Стюардом . С 26 августа 2011 года она вышла замуж за Джона Toker, тем кабинета директора по связям с общественностью безопасности и разведки «s, и бывший продюсер ОИППС. У них двое детей.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector