Женщины с бледной кожей и прекрасными чертами. Boguslaw Jagiello

Женщины с бледной кожей и прекрасными чертами. Boguslaw Jagiello

9 странных тенденций в эволюции женской красоты

Красота — спорное понятие. У неё, действительно, нет конкретного определения, главным образом потому, что понятие красоты часто субъективно и постоянно меняется в зависимости от культуры. На протяжении всей истории, женщины делали с собой множество жутких манипуляций и всё это в попытках соответствовать стандартам красоты соответствующего времени. Исследования этих стандартов предполагают захватывающие открытия, которые рассказывают нам о том, как изменялось понятие красоты в ходе истории.

Кажется, стройность почти всегда считалась красивой. А диета является одним из наиболее распространённых способов, с помощью которых женщины пытаются придерживаться этого стандарта. И правда, эта практика существовала в течение многих веков. Но современные диеты не идут ни в какое сравнение с диетами Промышленной революции, например в Англии, где женщины прибегали просто к жутким диетам. Самой отвратительной диетой того времени было глотание живых солитёров. Солитёры жили в желудках, уничтожая еду, которую съедали женщины. Солитёров необходимо было удалять из женских желудков, когда они становились слишком большими и это была проблема.

Но прежде чем Вы начнёте качать головой и называть этих женщин сумасшедшими, посмотрите на общество, в котором мы живём сегодня. Многие отвратительные методы, которые женщины используют сегодня, являются прямым результатом стремления женщин к современным идеалам красоты. Возьмите, например, солярии. Загорелая кожа сегодня стала стандартом красоты. Многие женщины уже сегодня не могут представить себя без загара. Но параллельно ученые доказали, что солярии опасны и увеличивают вероятность развития рака кожи. Всё же, несмотря на эти неутешительные данные, рынок соляриев увеличивается каждый год.

Так что не торопитесь осуждать, как Вам кажется, более странные способы, с помощью которых женщины добивались красоты в прошлом. Эти девять тенденций, некоторые из которых теперь кажутся непостижимыми, показывают, как понятие красоты изменялось на протяжении истории по всему миру, и как женщины шли на жуткие меры, чтобы соответствовать стандартам.

Ренессанс (или «Возрождение»), период который начался в Италии в 14-м веке, и был временем больших артистических, научных и политических открытий. В то время наличие высокого лба считалось безумно красивым. Чтобы достигнуть этого эффекта, многие женщины выщипывали все волосы на передней части головы. Если Вы не хотели заморачиваться с выщипыванием половины Ваших волос, существовало опасное химическое решение. При помощи смеси уксуса, негашеной извести и фекалий животных, женщины могли легко удалить «лишние» волосы. Однако это часто приводило к рубцам. Этот стиль был воплощением красоты того времени, и подтверждение тому можно найти на многих известных картинах эпохи Ренессанса.

8. Ультратонкая талия.

Елизаветинский Период имел место между 1558 и 1603 годами, во время правление Английской Королевы Елизаветы. В то время крохотную талию считали чрезвычайно красивой. Но это не значит, что быть худой было модно. Женщины того времени, которых считали красивыми, подчёркивали пышную грудь и бёдра, но имели непропорционально маленькую талию. Этого эффекта можно было достичь с помощью корсетов и лифчиков. Часто эти предметы одежды затягивались так туго, что женщины падали в обморок из-за отсутствия кислорода. А некоторые даже ломали рёбра.

7. Смертельно бледная кожа.

В отличие от сегодняшней одержимости бронзированием, в прошлом бледная кожа считалась воплощением красоты. Это началось ещё в 6-м веке. Женщин, которые были самыми бледными, считали самыми красивыми. Чтобы достичь этого эффекта, женщины часто резали себя и буквально выкачивали кровь из тел, чтобы стать бледными как смерть. Эта мода продолжалась и в 18-й веке. Во Франции главной особенностью всех богатых женщин (например, Марии Антуанетты) была их кожа, которая была белая как мел. Бледную кожу считали красивой, но она также показывала богатство. Загорелая кожа была знаком того, что Вы работаете на открытом воздухе и принадлежите к низшему классу.

6. Крошечные ступни.

Фиксация ступни является определённо одной из самых ужасных тенденций красоты за всю историю. В Китае во время правления Династии Танг женщин с крошечными ступнями считали невероятно красивыми. Ужасная тенденция фиксации ступни быстро распространилась по всему Китаю. Идея состояла в том, чтобы остановить рост ступней девочки в юном возрасте так, чтобы её считали более привлекательной для потенциальных претендентов на её руку и сердце, когда она станет старше. Девочкам в возрасте всего четырёх лет намеренно ломали пальцы на ногах и плотно связывали тканью, чтобы остановить рост ступней. Это действительно позволяло им иметь крошечные ступни, когда они вырастали, но под тканью скрывались сильно изуродованные ноги.

Сегодня в Голливуде у любого актёра, не обладающего обезоруживающей белоснежной улыбкой, сомнительное будущее. Том Круз удачно заменил свою изогнутую улыбку на ряд прекрасных жемчужно-белых зубов. Хотя нескольким актёрам и актрисам удаётся выходить сухими из воды (Кирстен Данст известна своими вампирскими зубами), но прекрасная улыбка является настоящей необходимостью. Мы так привыкли к этому, что трудно представить, что чёрные зубы раньше считались красивыми. В эру Мэйдзи в Японии замужние женщины окрашивали зубы ламповой сажей с использованием смеси железа и сумаха. Чёрные зубы были признаком элегантности и зрелости.

4. Высокие причёски.

Волосы часто ассоциируются с женской красотой. Практически в каждой сказке длинные волосы являются основной чертой прекрасных принцесс. Но в течение викторианской эпохи, красивыми считались высокие причёски. Потребность обладать такой прической выросла так, что парики стали одним из наиболее востребованных предметов красоты. Парики были сделаны из деревянных рам, которые устанавливали на голову. К деревянным рамам приклеивали человеческие волосы с помощью сала. Сало часто привлекало внимание грызунов, которые селились в париках…

3. Полные женщины или худенькие девочки?

Вес и фигуру часто считают одним из важнейших факторов при оценке женской красоты. Однако, понятие идеального веса существенно колебалось в течение истории. В 14-х и 15-х веках склонных к полноте женщин считали невероятно красивыми. Это очень хорошо видно по картинам той эпохи. Мужчины того времени боготворили полное тело, находящееся на грани избыточного веса. К 1920-м в моду вернулась худоба, причём в крайнем её виде, дальше только жуткая дистрофия. Женщины век назад стягивали грудь плотной тканью, но во время мировых войн стандарты вернулись в нейтральную позицию. Худоба снова стала популярна в 1960-х благодаря международной известности супермодели Твигги.

2. Большие глаза.

Глаза часто считают одной из самых красивых черт лица. Глаза являются тонким органом, который, в отличие от других частей тела, трудно изменить. Многие думают, что возможности изменить глаза были ничтожными, пока не появились цветные контактные линзы, но оказывается мы многого не знаем. Например, в Древнем Египте женщины применяли сульфид сурьмы, чтобы заставить глаза искриться. А в 16-м веке, с появлением моды на красивые глаза, женщины начали втирать смертельно опасный паслен в свои глаза, что заставляло зрачки расширяться. Оба этих метода приводили к проблемам со зрением и слепоте, но красота требует жертв. Полагают, что подобные предпочтения являются эволюционным инстинктом. У детей большие глаза, показывающие потребность в любви и ласке, и мужчины просто не могут не влюбиться в женщину с такими детскими глазами.

Вестернизация — возможно самая страшная тенденция красоты последнего века. К вестернизации относятся методы, с помощью которых многие женщины изменяют свой внешний вид, чтобы больше соответствовать западному типу женщины. Запад со своей стороны жестко диктует стандарт: светлая кожа, средний рост и большие глаза. Во многих азиатских странах этот тип боготворят, и это привело к очень тревожной практике. От отбеливания кожи до операций на веках, многие женщины соглашаются на крайности, чтобы приблизиться к Западному идеалу. Эта гомогенизация красоты и роста, к которым женщины пытаются приблизиться — испытание и опасная тенденция, и мы можем только надеяться, что это — мимолётная тенденция, о которой мы с недоверием будем вспоминать в будущем.

Читать еще:  Испанский художник. David Farres Calvo

Фарфоровая кожа — новый звёздный тренд

Подвиньтесь «пережаренные курочки» — эти актрисы не намерены с вами мириться! Эра фарфоровой кожи уже на пороге, и тех звёзд, которые отдают предпочтение аристократической бледности становиться всё больше. Они перестали ходить в солярии и часто загорать под солнышком, так как наконец-таки поняли, что естественный цвет кожи является лучшим доказательством благородного происхождения (к которому некоторые знаменитости не имеют никакого отношения, но стараются разуверить всех в этом).

Наверное, и вы замечали, что знаменитые актрисы, певицы и модели резко побледнели. Мне кажется, что бледная кожа становится своеобразным трендом, и скоро все мы откажемся от посещений вредного солярия и вернёмся в этом плане на несколько веков назад, когда все девушки принимали молочные ванны и натирали себя всевозможными средствами, лишь бы только побледнеть. Я «за» подобные нововведения, но думаю, что во всём необходима умеренность, иначе по улицам будут ходить не люди, а мумии.

Давайте посмотрим на звёзд, которые заметно побледнели либо давно, либо совсем недавно, тем самым отдав дань естественной и здоровой коже…

Эта девушка с формами безупречно поддерживает статус одной из самых сексуальных и желанных женщин планеты вот уже несколько лет подряд. Её аппетитная фигура заставляет мужчин оборачиваться, а явная бледность добавляет шика и изысканности. Не представляю эту женщину загорелой, так как она, словно из эпохи Ренессанса, в которой женщины с формами и заметной бледностью покоряли мужчин лишь взглядом и роскошной походкой от бедра.

Не ожидала от Меган «побледнения», но она решила, что хоть какая-то естественность должна присутствовать в её внешности. Больше нравится когда Меган загорелая.

Эта королева бурлеска умеет себя преподнести и её бледность — это её «фишка». Не думаю, что загорелая кожа подойдёт этой красавице, так как её великолепный образ сразу померкнет. Кстати, не так давно это произошло с Роуз МакГоун, которая всегда отличалась идеально-фарфоровой кожей, но переборщила с автозагаром и сразу изменилась (не в лучшую сторону).

Энджи хороша в любом виде, даже в образе глупенькой блондинки как в фильме «Жизнь или что-то вроде того», который я посмотрела совсем недавно, она мне импонирует. Но всё-таки, если быть до конца честной, мне кажется, что Джоли нужно поправиться и хоть немного загореть.

Женщина с роскошной улыбкой и бесконечными ногами может иметь любой цвет кожи, так как эти два достоинства Кэм не померкнут в любом случае.

«Вампирша» в кино — Кристен Стюарт, не расстаётся со своим образом и за пределами съёмочной площадки.

Леди Гага

Уже не могу представить Гагу загорелой и с тёмненькими волосами, хотя совсем недавно она была именно такой. Думаю, что ей пора перестать эпатировать публику, поскольку этот эпатаж уже изрядно поднадоел.

Скарлетт всегда была такой и такой она мне нравится. Мне кажется, что загар — это не для неё.

Энн Хэтэуэй

Дела с кожей обстоят прекрасно — бледность только красит Энн, но эти очки просто ужасно не подходят к её личику. Зачем она портит себя?

Гвен Стефани

Роскошная женщина! Выглядит так, будто и не было тех лет, которые прошли с момента её первого появления на сцене. Думаю, что немного загорелая кожа подошла бы ей чуть больше, нежели бледная.

Хелена Бонэм-Картер

Одна из моих любимых актрис. Для меня совершенно неважно какой у неё оттенок кожи. Бледная и бледная, главное в Хелене — талант.

Восхищаюсь её внешними данными! Мне кажется, что она одна из самых красивых актрис современности, жаль только одного — таланта в ней не так уж много…

«Бледнолицая» Кирстен, недавно получившая награду на Каннском фестивале как лучшая актриса, в последнее время заметно похорошела. Но её внешность лично меня отталкивает, да и бледность какая-то нездоровая…

Очаровательная Рене хоть и не писаная красавица, но достаточно интересная женщина, вокруг которой всегда кружатся мужчины. Мне кажется, что бледная кожа стала изюминкой её образа.

Многие называют её «хрюшкой» и я, как ни странно, согласна с большинством. Мне кажется ей просто необходимо загорать, хоть она и кантри-исполнительница, у которой уже сформировался свой собственный стиль.

С рождением сына Миранда явно посветлела. Нравится как загорелая, так и бледная, поскольку внешность потрясающая!

Ещё один «ангел» — Адриана Лима, также посветлела с рождением дочурки. Незнаю почему, но замечаю это за многими моделями. Наверное ритм жизни такой и девушки «выматываются» очень сильно…

Эти близняшки когда-то были моими главными любимицами, но сейчас они — это что-то с чем-то. Абсолютно поменялись. Не помню когда видела их улыбающимися на фото последний раз. Сестрички очень померкли, хотя бледная кожа была свойственна им всегда.

Эта модель и актриса всегда настолько ухоженная, красивая и статная, что невольно расправляешь плечи и думаешь «хочу быть такой же». Мне её аристократическая бледность безумно нравится.

Молодая певица эпатирует публику как может, но вот без косметики она очень блёклая и незаметная. Ей не мешало бы подзагореть…

У этой актрисы очень нездоровый вид за счёт её глаз, которые кажутся чрезмерно покрасневшими практически всегда. Кожа не так уж плоха по цвету, но нужно хоть чуть-чуть побыть на солнышке, да и цвет волос я бы сменила на рыжий.

Женщины с бледной кожей и прекрасными чертами. Boguslaw Jagiello

  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 620 296
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 584 468

Два господина сидели в небрежно убранной квартире в Петербурге, на одной из больших улиц. Одному было около тридцати пяти, а другому около сорока пяти лет.

Первый был Борис Павлович Райский, второй – Иван Иванович Аянов.

У Бориса Павловича была живая, чрезвычайно подвижная физиономия. С первого взгляда он казался моложе своих лет: большой белый лоб блистал свежестью, глаза менялись, то загорались мыслию, чувством, веселостью, то задумывались мечтательно, и тогда казались молодыми, почти юношескими. Иногда же смотрели они зрело, устало, скучно и обличали возраст своего хозяина. Около глаз собирались даже три легкие морщины, эти неизгладимые знаки времени и опыта. Гладкие черные волосы падали на затылок и на уши, а в висках серебрилось несколько белых волос. Щеки, так же как и лоб, около глаз и рта сохранили еще молодые цвета, но у висков и около подбородка цвет был изжелта-смугловатый.

Вообще легко можно было угадать по лицу ту пору жизни, когда совершилась уже борьба молодости со зрелостью, когда человек перешел на вторую половину жизни, когда каждый прожитой опыт, чувство, болезнь оставляют след. Только рот его сохранял, в неуловимой игре тонких губ и в улыбке, молодое, свежее, иногда почти детское выражение.

Райский одет был в домашнее серенькое пальто, сидел с ногами на диване.

Иван Иванович был, напротив, в черном фраке. Белые перчатки и шляпа лежали около него на столе. У него лицо отличалось спокойствием или скорее равнодушным ожиданием ко всему, что может около него происходить.

Читать еще:  Искусственный и порочный мир. Laura Krifka

Смышленый взгляд, неглупые губы, смугло-желтоватый цвет лица, красиво подстриженные, с сильной проседью, волосы на голове и бакенбардах, умеренные движения, сдержанная речь и безукоризненный костюм – вот его наружный портрет.

На лице его можно было прочесть покойную уверенность в себе и понимание других, выглядывавшие из глаз. «Пожил человек, знает жизнь и людей», – скажет о нем наблюдатель, и если не отнесет его к разряду особенных, высших натур, то еще менее к разряду натур наивных.

Это был представитель большинства уроженцев универсального Петербурга и вместе то, что называют светским человеком. Он принадлежал Петербургу и свету, и его трудно было бы представить себе где-нибудь в другом городе, кроме Петербурга, и в другой сфере, кроме света, то есть известного высшего слоя петербургского населения, хотя у него есть и служба, и свои дела, но его чаще всего встречаешь в большей части гостиных, утром – с визитами, на обедах, на вечерах: на последних всегда за картами. Он – так себе: ни характер, ни бесхарактерность, ни знание, ни невежество, ни убеждение, ни скептицизм.

Незнание или отсутствие убеждения облечено у него в форму какого-то легкого, поверхностного всеотрицания: он относился ко всему небрежно, ни перед чем искренно не склоняясь, ничему глубоко не веря и ни к чему особенно не пристращаясь. Немного насмешлив, скептичен, равнодушен и ровен в сношениях со всеми, не даря никого постоянной и глубокой дружбой, но и не преследуя никого настойчивой враждой.

Он родился, учился, вырос и дожил до старости в Петербурге, не выезжая далее Лахты и Ораниенбаума с одной, Токсова и Средней Рогатки с другой стороны. От этого в нем отражались, как солнце в капле, весь петербургский мир, вся петербургская практичность, нравы, тон, природа, служба – эта вторая петербургская природа, и более ничего.

На всякую другую жизнь у него не было никакого взгляда, никаких понятий, кроме тех, какие дают свои и иностранные газеты. Петербургские страсти, петербургский взгляд, петербургский годовой обиход пороков и добродетелей, мыслей, дел, политики и даже, пожалуй, поэзии – вот где вращалась жизнь его, и он не порывался из этого круга, находя в нем полное до роскоши удовлетворение своей натуре.

Он равнодушно смотрел сорок лет сряду, как с каждой весной отплывали за границу битком набитые пароходы, уезжали внутрь России дилижансы, впоследствии вагоны, – как двигались толпы людей «с наивным настроением» дышать другим воздухом, освежаться, искать впечатлений и развлечений.

Никогда не чувствовал он подобной потребности, да и в других не признавал ее, а глядел на них, на этих других, покойно, равнодушно, с весьма приличным выражением в лице и взглядом, говорившим: «Пусть-де их себе, а я не поеду».

Он говорил просто, свободно переходя от предмета к предмету, всегда знал обо всем, что делается в мире, в свете и в городе; следил за подробностями войны, если была война, узнавал равнодушно о перемене английского или французского министерства, читал последнюю речь в парламенте и во французской палате депутатов, всегда знал о новой пиесе и о том, кого зарезали ночью на Выборгской стороне. Знал генеалогию, состояние дел и имений и скандалезную хронику каждого большого дома столицы; знал всякую минуту, что делается в администрации, о переменах, повышениях, наградах, – знал и сплетни городские: словом, знал хорошо свой мир.

Утро уходило у него на мыканье по свету, то есть по гостиным, отчасти на дела и службу, – вечер нередко он начинал спектаклем, а кончал всегда картами в Английском клубе или у знакомых, а знакомы ему были все.

В карты играл он без ошибки и имел репутацию приятного игрока, потому что был снисходителен к ошибкам других, никогда не сердился, а глядел на ошибку с таким же приличием, как на отличный ход. Потом он играл и по большой, и по маленькой, и с крупными игроками, и с капризными дамами.

Строевую службу он прошел хорошо, протерши лямку около пятнадцати лет в канцеляриях, в должностях исполнителя чужих проектов. Он тонко угадывал мысль начальника, разделял его взгляд на дело и ловко излагал на бумаге разные проекты. Менялся начальник, а с ним и взгляд, и проект: Аянов работал так же умно и ловко и с новым начальником, над новым проектом – и докладные записки его нравились всем министрам, при которых он служил.

Теперь он состоял при одном из них по особым поручениям. По утрам являлся к нему в кабинет, потом к жене его в гостиную и действительно исполнял некоторые ее поручения, а по вечерам в положенные дни непременно составлял партию, с кем попросят. У него был довольно крупный чин и оклад – и никакого дела.

Если позволено проникать в чужую душу, то в душе Ивана Ивановича не было никакого мрака, никаких тайн, ничего загадочного впереди, и сами макбетовские ведьмы затруднились бы обольстить его каким-нибудь более блестящим жребием или отнять у него тот, к которому он шествовал так сознательно и достойно. Повыситься из статских в действительные статские, а под конец, за долговременную и полезную службу и «неусыпные труды», как по службе, так и в картах, – в тайные советники, и бросить якорь в порте, в какой-нибудь нетленной комиссии или в комитете, с сохранением окладов, – а там, волнуйся себе человеческий океан, меняйся век, лети в пучину судьба народов, царств, – все пролетит мимо его, пока апоплексический или другой удар не остановит течение его жизни.

Аянов был женат, овдовел и имел двенадцати лет дочь, воспитывавшуюся на казенный счет в институте, а он, устроив свои делишки, вел покойную и беззаботную жизнь старого холостяка.

Одно только нарушало его спокойствие – это геморрой от сидячей жизни; в перспективе представлялось для него тревожное событие – прервать на время эту жизнь и побывать где-нибудь на водах. Так грозил ему доктор.

– Не пора ли одеваться: четверть пятого! – сказал Аянов.

– Да, пора, – отвечал Райский, очнувшись от задумчивости.

– О чем ты задумался? – спросил Аянов.

– О ком? – поправил Райский. – Да о ней все… о Софье…

– Опять! Ну! – заметил Аянов.

Райский стал одеваться.

– Ты не скучаешь, что я тебя туда таскаю? – спросил Райский.

– Нимало: не все равно играть, что там, что у Ивлевых? Оно, правда, совестно немного обыгрывать старух: Анна Васильевна бьет карты своего партнера сослепа, а Надежда Васильевна вслух говорит, с чего пойдет.

Бледная и прекрасная: Почему полмира сходит с ума по белой коже

Индийский рынок отбеливающих кремов — одна из самых крупных индустрий в местной экономике. Она оценивается в 400 миллионов долларов, а продажи такой косметики в некоторые годы превосходили даже популярность кока-колы. Помимо Индии средства для отбеливания бьют рекорды в Китае, Южной Корее, Сингапуре, Пакистане и даже Нигерии.

В Гонконге, Малайзии, Южной Корее, на Филиппинах и Тайване 40 % женщин пользуются отбеливающими кремами, подсчитала маркетинговая компания Synovate. Согласно одному из исследований, такая косметика также пользуется популярностью у молодых мужчин: в Индии её применяют 17 % опрошенных, на Филиппинах — 25 %, а в Таиланде — целых 69 %. Отбеливающие продукты любят и в Африке. Например, в Лагосе, столице Нигерии, их используют 72 % женщин, а в Сенегале — около 67 %.

Читать еще:  Женская вселенная. Sussi Hodel

Рекламные проспекты в азиатских и некоторых восточных странах не стесняясь предлагают людям стать более красивыми, обзаведясь белой кожей. Интересно, что на этом странном тренде процветают не только местные косметические компании, но и западные гиганты, например компания Unilever, которой принадлежит марка Dove, известная противоречивыми бодипозитивными рекламными кампаниями, или L’Oréal, которая спокойно выпустила линейку отбеливающих кремов для азиатской аудитории.

Fair & Lovely — так называется серия косметики компании Unilever, пожалуй, самая популярная отбеливающая линейка в мире. На этой продукции, как правило, изображается женщина индийского происхождения с неестественно светлой кожей. Fair & Lovely не просто бренд, а система воззрений на внешность, согласно которой степень привлекательности женщин и мужчин определяется тоном их кожи — чем светлее тем лучше. Для этого существует даже специальный термин — колоризм.

И пока в западных странах разбираются с любовью к соляриям и рассказывают любителям загара, что злоупотребление солнцем увеличивает риск развития рака кожи, в Азии и некоторых регионах Африки крупные корпорации и агрессивные рекламные кампании поддерживают токсичные стереотипы о красоте и благородстве внешнего вида, сформировавшиеся ещё несколько веков назад.

Индустриализация и кастовая система

Первая мысль, которая приходит в голову по поводу восточной зацикленности на белой коже: эти люди хотят быть похожими на европейцев. На самом деле история каждой культуры индивидуальна и часто не имеет практически никакой связи с глобализацией и идеей о «белом превосходстве» — некоторые просто не переживали колонизацию. И всё же народы, её пережившие, действительно укрепили уже существовавшие стереотипы относительно цвета кожи. Так произошло, к примеру, в Индии, Пакистане и на Филиппинах, история которых тесно связана с борьбой против колониальных империй и отстаиванием культурной идентичности. «Британцев часто хвалят за то, что они создали пакистанцев как нацию и проложили сложную систему железных дорог в наших краях, но вместе с этим они отучили нас гордиться своей кожей», — считает колумнистка Daily Times Pakistan Мария Сартадж.

Долгое время загар ассоциировался с тяжёлой работой в поле, а бледность отличала аристократов, которые не выходили на улицу без большой необходимости. В Индии этот стереотип усугублялся жёстким кастовым разделением, которое якобы и отражало разницу в оттенках кожи, хотя очевидно, что в большинстве случаев речь шла о разнице между работой в поле и в помещении.

Этот стереотип оказался ещё более живучим в восточных странах из-за доли людей, которые работают в аграрном секторе. Например, в Китае в 2015 году сельским хозяйством занимались 28,3 % населения, в то время как в США эта цифра составляла лишь 1,6 %. Многие страны вступили в эру форсированной индустриализации на порядок позже, чем западный мир, и, соответственно, медленнее избавляются от стереотипов, возникших в эпоху аграрной экономики. Если в США загар свидетельствует скорее о том, что у офисного работника достаточно денег, чтобы выбраться в отпуск в Майами или приятно отдохнуть за городом, то в Китае или Индии всё ещё может ассоциироваться с деревенским происхождением и тяжёлым ручным трудом.

Как выглядит идеал красоты XXI века: типаж noble face

Сегодня мы едва успеваем следить за сменяющими друг друга бьюти-тенденциями и узнавать о новых стандартах красоты. На повестке дня — типаж noble face: внешность, которая обещает надолго остаться на пике популярности. Многие гуру бьюти-сферы не стесняясь называют ее идеалом красоты нынешнего столетия.

Стандарты красоты постоянно меняются. Раньше в моде были очень худые девушки с тонкими руками и ногами, выпирающими ключицами и бледной кожей, но на смену пришли тренды на спортивное телосложение, пухлые губы и тонкий, аккуратный носик. Теперь же тенденции склоняются к максимальной естественности. Как выглядит идеал красоты XXI века, и откуда появился типаж noble face, нам рассказала визажист, стилист, модель и блогер Варвара Власова.

Естественность — превыше всего

Типаж noble face (от англ. «noble» — величественный, «face» — лицо) — это в первую очередь про благородные черты лица и естественность. Высокий лоб, выразительный взгляд, натуральные губы, гармоничный нос и минимум, а лучше и полное отсутствие, хирургических вмешательств во внешности — именно так можно описать девушек, относящихся к типажу noble face.

При этом стоит отметить, что современные модные тенденции диктуют не только стандарты внешней красоты, но и добавляют интеллектуальную составляющую. Такие изменения во многом связаны со всесторонним развитием и распространением феминизма. Основной смысл заключается в том, что девушка необязательно должна прибегать к хирургическим вмешательствам и уколам красоты, чтобы чувствовать себя красивой и соответствовать стандартам. Знание и уважение своей природной красоты — это новый вид сексуальности.

Все началось с трендов в мире моделинга

Понятие noble face берет свое начало в Азии, где долгое время под влиянием европейских ценностей и стандартов девушки изменяли свои лица до неузнаваемости с помощью пластических операций. В связи с этим тенденции начали постепенно отходить от неестественной «идеальной» красоты к абсолютной натуральности. Так, на подиумах появились модели с «нетипичной» красотой, которые покорили публику и показали, что моделью может быть не только девушка с идеальными пухлыми губами, маленьким носом и неестественно высокими скулами (читайте также: «Странные девочки Голливуда: актрисы необычной внешности»).

Со временем стремление к естественности из моделинга перетекло в обычную жизнь. Теперь к общим стандартам красоты можно отнести легкую андрогинность, осознанное отношение к своему телу и абсолютную естественность — вместо прежних тонких черт лица, доведенных до идеала.

Типаж noble face, ставший идеалом красоты XXI века, — это доказательство того, что общество пытается сделать индустрию красоты и моды более человечной и прийти к более широкому пониманию красоты, не ограниченному исключительно внешними данными. Теперь девушкам необязательно прибегать к пластической хирургии, чтобы быть похожими на моделей с обложек глянцевых журналов. Единственное, что осталось неизменным, — это значение ухоженности в стандартах красоты. Ставя естественность на первое место, мир красоты и моды не забывает и не пренебрегает качественным уходом за состоянием волос, кожи и тела.

Через призму изменений в трендах красоты можно отследить перемены в обществе и мире, поэтому нельзя не порадоваться, что наконец-то трендовую повестку возглавила естественность, сменив собой идеальную картинку, ради которой девушки шли на многочисленные жертвы.

Варвара Власова

Блогер, визажист и модель.

Фото: Getty Images

Текст: Ксения Щиковская

Материалы по теме

Интерактивная версия журнала MarieClaire

Журнал MarieClaire

Ваш любимый журнал в обычном и travel-форматах

Marieclaire.ru – женский онлайн журнал о том, что волнует стильную, современную женщину с собственным мнением и активной жизненной позицией. Ежедневные обновления из мира моды, красоты, гастрономии, путешествий делают Marieclaire.ru самым разносторонним женским журналом. Карьера, отношения и семья также занимают важную позицию в нашем женском журнале. Здесь вы найдете экспертные советы, консультации специалистов и личный опыт успешных личностей. Marieclaire.ru – женский журнал, который актуален и полезен всегда!

Copyright (с) ООО «Хёрст Шкулёв Паблишинг», 2020.

Владелец Marieclaire.ru ООО «Хёрст Шкулёв Паблишинг»

Россия, Москва, 115114

ул. Дербеневская, д. 15Б.

Любое воспроизведение материалов сайта без разрешения редакции воспрещается. 16+

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector