Жизнь двора Бургундских Нидерландов

Жизнь двора Бургундских Нидерландов

ДЕРЖАВА «ВЕЛИКИХ ГЕРЦОГОВ ЗАПАДА»: БУРГУНДИЯ И НИДЕРЛАНДЫ

ДЕРЖАВА «ВЕЛИКИХ ГЕРЦОГОВ ЗАПАДА»: БУРГУНДИЯ И НИДЕРЛАНДЫ

Бургундское герцогство до 70-х годов XV в. занимало довольно прочные и независимые позиции. Фактическим основателем его могущества стал четвертый сын французского короля Иоанна II Доброго Филипп II Храбрый (1342–1404), который в 1363 г. получил герцогский титул. Благодаря женитьбе на дочери графа Фландрского Маргарите он унаследовал помимо Франш-Конте (графства Бургундского) земли Фландрии, графства Артуа, Невер, Ретель и часть современных Нидерландов. Филипп и его сын Иоанн Бесстрашный принимали самое непосредственное участие в управлении Францией, которая страдала от междоусобиц и продолжающейся Столетней войны с Англией. Но порой бургундские герцоги вступали в союз с англичанами и использовали слабость центральной власти для расширения своих владений. Отец Карла Смелого Филипп III Добрый (герцог в 1419–1467 гг., внук Филиппа Храброго) присоединил к ним путем завоеваний и наследственных приобретений Люксембург, Намюр, Антверпен, Брабант, графства Голландию и Зеландию, Геннегау (Эно) и стал называть себя «великим герцогом Запада».

Города Фландрии издавна отстаивали свою независимость в борьбе с французской короной, и бургундские герцоги вынуждены были с этим считаться, признавая в них элементы самоуправления. Сохраняя штаты отдельных провинций, Филипп Добрый в 1464 г. учредил и Генеральные штаты Нидерландов по образцу других сословных учреждений своего времени. Здешние города, прежде всего Антверпен, Брюгге и Амстердам, являлись крупнейшими центрами торговли, мореплавания, сукноделия и зарождающегося банковского дела. Через них из восточной части Европы ввозилось зерно, которого не хватало и в самих Нидерландах, так как значительная доля ее территории приходилась на отвоеванные у моря земли (польдеры), осушаемые с помощью дамб и приводимых в движение ветряными мельницами насосов. Северные города пытались освободиться от власти бургундцев, рассчитывая на помощь окружавших последних со всех сторон соседей-соперников. Льеж трижды восставал против своих епископов, ставленников герцога, но несмотря на содействие горожанам французского короля Людовика XI все выступления были подавлены.

Карл Смелый рассчитывал на присоединение Эльзаса и Лотарингии, которые отделяли собственно герцогство Бургундию от его северных владений. С этим и были связаны переговоры герцога с Габсбургами, открывавшие для него перспективу получения королевской, а возможно, и императорской короны. Габсбурги относились к подобным планам настороженно, и создавшаяся ситуация способствовала заключению в 1474 г. союза между последним представителем младшей ветви Габсбургов Сигизмундом Тирольским и швейцарцами (Констанцский договор). Начались Бургундские войны, проходившие на территории Лотарингии и Швейцарии. Войска швейцарских кантонов трижды разгромили бургундцев: при Грансоне и Морате (Муртене) в 1476 г. и при Нанси, где погиб Карл Смелый.

Его наследнице Марии пришлось столкнуться с притязаниями ее опекуна, французского короля Людовика XI, от которых ее защитила только поддержка нидерландских городов, купленная ценой существенных уступок: «Великая привилегия» в феврале 1477 г. вернула им большинство вольностей, отнятых герцогами прежде. Брак Марии с наследником германского императора Максимилианом столкнул получивших власть над Нидерландами Габсбургов с Францией. В 1479 г. французские войска потерпели поражение при Гингате, но смерть Марии в 1482 г. (ей было 25 лет, она упала с коня на соколиной охоте) привела к новым трениям с Францией и с нидерландскими подданными Максимилиана, которые отказались признать его регентом при его и Марии сыне Филиппе. Они заключили с Людовиком XI Аррасский договор, фактически отдававший последнему Бургундию и Пикардию. Максимилиан попытался реализовать свое право на все «бургундское наследство», но ему препятствовали смуты в Венгрии и Чехии, нападения турок и восстания в Нидерландах (он даже провел несколько месяцев в плену в Брюгге). По Санлисскому договору за Габсбургами остались, кроме Нидерландских областей, графства Артуа и Франш-Конте, что в дальнейшем послужило причиной новых конфликтов.

Культурная обстановка в нидерландских городах этого времени позволяет усматривать в них второй важнейший центр Европы не только в экономическом, но и в духовном отношении, хотя применительно к ним принято говорить не столько о ренессансных явлениях или влияниях, сколько о позднеготических. Эти феномены, проявившиеся как в архитектуре и искусстве, так и в особой атмосфере бургундского двора, при котором культивировались идеалы средневекового рыцарства и куртуазности, получили, благодаря книге нидерландского историка Йохана Хейзинги, название «Осени Средневековья». Имена фламандских художников XV в. приобрели такую же известность, что и их итальянских современников, творцов Возрождения.

Наибольшее значение имело творчество Яна ван Эйка (1390–1441), мастера портрета и создателя (вместе с братом) грандиозного алтаря для Гентского собора, а также придворного художника Филиппа Доброго Рогира ван дер Вейдена (1400–1464), совершившего путешествие по Италии. Его учеником и последователем был живописец немецкого происхождения Ханс Мемлинг (между 1433 и 1440–1494). К концу столетия приобретает популярность Иероним Босх (ок. 1453–1516), чьи насыщенные сатирической символикой и причудливыми фантазиями работы можно трактовать как предвестие реформационной бури. При бургундском дворе работала также плеяда композиторов-полифонистов самой знаменитой в то время нидерландской школы, в том числе Гийом Дюфаи (ок. 1400–1474), много времени проведший в Италии, и крупнейший ее представитель Жоскен Депре (ок. 1450–1521), также прославившийся в Италии и во Франции.

Особенно тесной была культурная связь Нидерландов с соседствующими с ними французскими и германскими землями. В северных странах новые духовные движения не имели столь явно выраженной мирской направленности, как в Италии, и всегда ставили своей задачей приближение к первоначальному евангельскому идеалу спасения (нечто подобное, но в более радикальных формах, происходило на Юге в XIII — начале XIV в.). Это течение получило название «Нового благочестия» (Devotio moderna) и выразилось, в частности, в деятельности Братства общей жизни, основанного в 1374 г. Тертом Гроте. Члены братства вели совместную жизнь и объединяли свое имущество, но не принимали монашеских обетов и видели свою цель в труде, благочестии и воспитании, в том числе путем чтения Библии. Главным пособием для благочестивых мирян стал созданный в начале XV в. популярнейший мистический трактат «О подражании Христу» августинского монаха Фомы Кемпийского (1380–1471). Трактат предназначался для духовных лиц и призывал к самоотречению и следованию примеру Иисуса.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Бургундский двор XV века: структура, организация, социальной состав тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.03, кандидат исторических наук Носова, Екатерина Игоревна

  • Специальность ВАК РФ 07.00.03
  • Количество страниц 333
  • Скачать автореферат
  • Читать автореферат

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Носова, Екатерина Игоревна

Глава 1. Придворные ордонансы Филиппа Доброго как исторический источник

§1.1 Происхождение бургундских придворных ордонансов

§ 1.2 Краткое описание ордонансов и их адресаты

§1.3 Причины создания придворных ордонансов

§ 1.4 Процесс создания придворных ордонансов

§ 1.5 Сохранность бургундских придворных ордонансов

§ 1.6 Полнота ордонансов и лакуны

§ 1.7 «Ограничительные» ордонансы — кризисные ситуации в жизни 60 двора?

§ 1.8 Проект ордонанса 1445 года

§ 1.9 Проблема «срочной службы»

§1.10 Счета и возможность реконструкции ордонансов

§1.11 Ордонансы Филиппа Доброго и Карла Смелого: опыт сравнения

§1.12 Степень изученности бургундских придворных ордонансов и их 68 публикация

Глава 2. Организация и структура бургундского двора XV веке (1407 73 -1467)

§ 2.1 Придворные должности: численность и структура

§ 2.2 Структура бургундского двора

§ 2.4 Количество слуг при дворе

§ 2.5 Содержание и система вознаграждения слуг при дворе

§ 2.6 Иерархия должностей

§ 2.7 «Ограничительные» ордонансы — управление двором в кризисные 99 моменты

§ 2.8 «Большой» и «малые» дворы: опыт сопоставления

§ 2.9 Сравнение должностного состава бургундского и французского 105 королевского дворов: к вопросу о «бургундском мифе»

Глава 3. Анализ социального состава бургундского двора в XV веке

§3.1 Определение элиты бургундского двора на основании почетных 108 эпитетов

§ 3.2 Знать при «малых» дворах

§3.3 Внутренняя иерархия знати при бургундском дворе

§3.4 Социальная динамика

Читать еще:  Изобразительное искусство Британии. Jo King

§ 3.5 Положение знати при дворе

§ 3.6 Биологическая репрезентативность семей на бургундской 124 придворной службе

§ 3.7 Механизмы семейной протекции при дворе

§ 3.8 Герцог — центральная фигура или марионетка?

§ 3.9 Формирование двора наследника

§3.10 Эволюция двора наследника

§ 3.11 Приход к власти: переломный этап?

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Всеобщая история (соответствующего периода)», 07.00.03 шифр ВАК

Историческая и общественно-политическая мысль в Бургундии XV в. 2008 год, кандидат исторических наук Асейнов, Ренат Меулетович

Английский королевский двор при Эдуарде IV. Институты, слуги, церемониал 2011 год, кандидат исторических наук Бакалдина, Елена Вячеславовна

Политика герцогов Бургундских в Нидерландах в конце XIV — середине XV в.: пути формирования бургундской модели государственности 2009 год, кандидат исторических наук Майзлиш, Анна Александровна

Человек двора в системе ценностных ориентаций и в реальной практике во Франции конца XVI-XVII вв. 2009 год, кандидат исторических наук Хохлова, Юлия Сергеевна

Формирование института государственной службы во Франции XIII-XV веков 2010 год, доктор исторических наук Цатурова, Сусанна Карленовна

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Бургундский двор XV века: структура, организация, социальной состав»

Позднее средневековье и, собственно, XV век традиционно рассматриваются в европейской историографии как преддверие раннего Нового времени. При этом внимание историков было приковано к процессу формирования институтов, публичным финансам и, конечно же, механизмам функционирования государственной власти. Центром взаимодействия всех этих сил становится двор, и отсюда возникает сложнейший феномен двора в западноевропейской историографии. В течение долгого времени двор не осознавался как нечто единое, распадаясь на бесчисленное множество отдельных тем. Возникнув, наконец, в XIX веке в поле зрения исследователей, двор получил негативную оценку и надолго приобрел репутацию скандального явления в европейской истории. Интерес к проблематике двора пробуждается в новь благодаря работам Норберта Элиаса, главной заслугой которого было открытие даже не столько двора, сколько именно придворного общества как предмета исследования. *

В дальнейшем, несмотря на все возраставшую популярность работ Элиаса, исследователи бургундского двора сосредоточились на изучении внешней, репрезентативной составляющей двора. Отдельный человек при дворе и придворное общество в целом опять надолго оказались забыты. Центральное место заняли I вопросы символики, церемониала, изучение прекрасно сохранившегося предметного

1 > I мира двора. С конца 70-х годов XX века предпринимались отдельные попытки говорить о бургундском дворе в контексте социальной истории, однако этому мешал, как ни парадоксально это звучит, колоссальный объем материала.

Именно этим фактором обусловлена попытка создать обобщающую работу в духе социальной истории1. Моя основная задача — не столько выявление новых данных, сколько анализ уже имеющейся информации. Такая цель привела к отказу от просопографического анализа и активному использованию количественных методов.

Окончательным аргументом в пользу избранной темы стал так называемый «бургундский миф». Что это такое и в чем он заключается? Сам термин «бургундский

1 Методологическим образцом для данного исследования послужили работы Р.Мунье в зарубежной историографии и Н.Е. Колосова и П.Ю. Уварова в отечественной. См.: Mousnier R., La stratification-sociale ; Колосов Н.Е. Высшая бюрократия во Франции в XVII веке. СПб., 1990; Уваров П.Ю. Франция XVI века: Опыт реконструкции по нотариальным актам. Москва: Наука, 2004. миф» вводится в академическую науку В. Паравичини в 2007 году2, однако идея формируется значительно раньше3. В обобщенном варианте «бургундский миф» — это идея исторической преемственности между политической и социо-культурной моделью герцогства Бургундского XV века и Европой раннего Нового времени. Иными словами, бургундский двор представляет собой краеугольный камень всей проблематики европейского двора.

Если говорить о механизме конструирования этого мифа, следует подчеркнуть, что «бургундский миф» изобрели авторы работ по более поздним периодам, а не исследователи Бургундии. Для последних 1477 год (в редких случаях — 1482 г.4) знаменует трагедию, после которой начинается нечто, не имеющее отношения к Бургундии, следовательно, их работы прекращаются. Дальнейшая судьба «бургундской модели», как правило, выпадает из их поля зрения5. Этих исследователей чаще интересуют связи между бургундским двором и дворами XV века, то есть влияние бургундской модели на современников6. Исключением здесь является Й. Хейзинга, предающий «бургундский миф» в наиболее сложной и интересной форме: бургундская модель переходит в Испанию, а затем возвращается во Францию во времена Людовика XIV7.

2 Термин прозвучал во время открытия коллоквиума, посвященного бургундскому двору и его взаимодействию с другими европейскими дворами в Париже в 2007 г. Материалы коллоквиума до сих пор остаются неопубликованными, но тезисы докладов доступны в сети Интернет. http: // 84.14.4.246/hiltmann/index.php?id=n

Научная электронная библиотека disserCat — современная наука РФ, статьи, диссертационные исследования, научная литература, тексты авторефератов диссертаций.

ru.knowledgr.com

В истории Низких Стран бургундские Нидерланды были многими Имперскими и французскими феодальными владениями, которыми управляет в личном союзе палата Valois-Бургундии и их наследники Габсбурга в период с 1384 до 1482. Область включила значительные части современной Бельгии и Нидерландов, а также Люксембурга и частей северной Франции.

Династический

Добрая доля (но не большинство) этих территорий была унаследована бургундскими герцогами, младшим филиалом французского королевского Дома Валуа в 1384, на смерть графа Людовика II Фландрии. Его наследница, Маргарет III Фландрии в 1369 вышла замуж за Филипа Смелое, младший сын короля Иоанна II Франции и первого из герцогов Валуа Бургундии в Дижоне, которые таким образом унаследовали графство Фландрия. Фламандский comital Дом Dampierre был французскими вассалами, которые держали территорию вокруг богатых городов Брюгге и Гента, но также и смежных земель на бывшем Более низком востоке Лотарингии реки Шелдт («Империал Фландрия&#187) включая эксклав Мехелена, которые были феодальным владением Священной Римской империи, и кроме того соседним французским графством Артуа. Вместе они установили эру бургундского управления в Низких Странах.

Наследство Dampierre далее включило французские округа Rethel в северном шампанском и западе Невера надлежащей Бургундии, оба удерживаемые младшим сыном Филипа Филиппом II с 1407, а также графством Бургундия (Franche-Comt&#233) к востоку от него, Имперское феодальное владение, которое было частью прежнего Королевства Арля.

В следующие десятилетия бургундские герцоги расширили свои территории в Низких Странах приобретением нескольких Имперских государств: Дюк Филип Польза купила графство Намюр в 1421, унаследовал Герцогства Брабанта и Лимбурга в 1430, и захватил округа Hainaut, Голландия и Zeeland в 1432 и Герцогства Люксембурга в 1441. Его сын, последний бургундский герцог Чарльз, Смелое, в 1473 захватил Герцогство Guelders, который был заложен покойным Арнольдом из Egmond.

Эра Валуа продлилась бы до 1477, когда Дюк Чарльз Смелое умер в Сражении Нэнси, оставляющей наследника. Территориальное Герцогство Бургундии вернулось к французской короне согласно закону Salic, и король Людовик XI Франции также захватил французскую часть бургундского имущества в Низких Странах. Имперские феодальные владения прошли в австрийский Дом Габсбурга через дочь Чарльза Мэри Бургундии и ее Эрцгерцога мужа Максимилиана Габсбурга, сына императора Фридриха III. Максимилиан, однако, расценил бургундские Нидерланды включая Фландрию и Артуа как неразделенные области его жены и его и прошел против французов. Конфликт достиг высшей точки в Сражении Guinegate в 1479. Хотя Максимилиан победил, он только смог получить графство Фландрия согласно Соглашению 1482 года относительно Гобеленов после того, как его жена Мэри внезапно умерла, в то время как Франция сохранила Артуа.

В ее завещании у Мэри Бургундии был bequested бургундское наследие сыну ее и Максимилиана, Филипу Солидное. Его отец, неудовлетворенный условиями соглашения о Гобеленах, продолжал проводить кампанию захваченные французские территории. В 1493 король Карл VIII Франции согласно Соглашению относительно Сенлиса наконец отказался от Артуа, которая вместе с Фландрией была включена в Империал Семнадцать Областей при правлении Филипа.

Бургундские герцоги, которые управляли бургундскими территориями, были:

Дом Валуа, территориальных Герцогов Бургундии

Дом Валуа, номинальной Герцогини Бургундии

Дом Габсбурга, номинальные Герцоги Бургундии (см. Габсбурга Нидерланды)

,

  • Филип Солидное (1482–1506), сын Мэри; Максимилиан I, его отец, как регент (1482–1493)
  • Карл V (1506–1555), сын Филипа; Маргарет Австрии, регент (1507–1515) и (1519–1530)
Читать еще:  Женщины. Lucia Coghetto

Политический

Чистое бремя разнообразия епархий и независимых городов, сильно местной поддержки, различных систем налогообложения, весов и мер, внутренних таможенных барьеров, отчаянно защитило местные права, были все помехи для «хорошего Валуа». Попытки увеличения личного контроля герцогами привели к восстаниям среди независимых городов (иногда поддержанный независимыми местными дворянами) и кровавое военное подавление в ответ. Все более и более модернизируемое центральное правительство, с бюрократией клерков, позволило герцогам становиться празднуемыми художественными покровителями и устанавливать очаровательную жизнь суда, которая дала начало соглашениям поведения, которое длилось в течение многих веков. Филип Польза (1419–1467) расширил свой личный контроль на юго-восток; принося Брюссель, Намюр и Liège под его контролем. Он направил традиционную независимость городов через такие механизмы как первые Генеральные Штаты и объединение экономики области.

Первые Генеральные Штаты бургундских территорий встретились в Здании муниципалитета Брюгге 9 января 1464. Это включало делегатов от Герцогства Брабанта, графства Фландрия, Лилля, Дуэ и Orchies, графства Артуа, графства Ено, графства Голландии, графства Зилэнд, графства Намюр, Светлости Мехелена и Boulonnais. До 1464 Герцог только поддержал связи с каждым из провинциальных государств отдельно. В принципе провинциальные Состояния были составлены из представителей трех традиционных состояний: духовенство, дворянство и третье сословие, но точный состав и влияние каждого состояния (в пределах провинциальных Состояний) могли отличаться. Собираясь Генеральные Штаты, в которых были представлены все провинциальные Состояния, были частью Филипа политика Пользы централизации.

Герцогский патронаж

С 1441 Филип базировал свой герцогский суд в Брюсселе, но Брюгге был мировым центром торговли, хотя к 1480-м неизбежный silting ее гавани завершил свою экономическую гегемонию. Филип был великим покровителем иллюминированных рукописей, и суд, рисуя достиг новых максимумов: Роберт Кэмпин, известные братья Ван Эика, и Рогир Ван дер Вейден

Социально-экономический

В 1491 и 1492, крестьяне восстали в некоторых областях. Они были подавлены силами Максимилиана под командой Дюка Альберта Саксонии в сражении в Хемскерке.

Жизнь двора Бургундских Нидерландов

При дворе герцогов Бургундских. История, политика, культура XV века

Институт всеобщей истории Российской Академии наук Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова

Подготовлено к печати и издано по решению Ученого совета Университета Дмитрия Пожарского

кандидат исторических наук А. А. Майзлиш,

кандидат исторических наук Е. И. Носова

В оформлении переплета использована миниатюра из «Деяний Александра» Васко ле Лусены (BNF. Ms.fr. 22547, f. 1)

Страна «Великих герцогов Запада» и ее исследователь

Перед вами – первая отечественная книга по истории Бургундии. «Etudes bourguignonnes», «бургундские исследования» – чрезвычайно активно развивающаяся в последнее время область исторической науки. Во многих странах, считающих историю владений герцогов Бургундских своим национальным прошлым, – Франции, Бельгии, Нидерландах – издаются сотни книг и статей, проводятся конференции, организуются сообщества и специализированные издания[1]. Не отстают от них и соседние регионы. В отечественной же науке – как части науки мировой – исследование Бургундии до недавнего времени не получало должного освещения, выпадая из передовых течений современной историографии.

Что представляла собой Бургундия – позднесредневековое государство герцогов из династии Валуа? Высокая культура, пышный церемониал и блестящие перспективы, но всё это, так или иначе, сводится к понятию «двор» в самом широком его смысле. Именно здесь заседал Совет (где бы территориально это ни происходило), отсюда рассылались письма, велись переговоры, плелись интриги и заговоры. Здесь составлялись хроники, переписывались и иллюминировались рукописи, собирались библиотеки, писались портреты, устраивались празднества. Двор состоял из людей, окружавших герцогов, – аристократов и парвеню, властвующих и подчиненных.

В нашей стране изучение дворянства, аристократии – а именно с ними обычно ассоциировался двор – было долгое время закрыто по идеологическим причинам. То же можно сказать и о Франции. Уже по своим мотивам двор не был среди интересов лидеров исторического фронта – в частности, школы «Анналов». Однако в последние десятилетия ситуация кардинально изменилась, и «придворные исследования» – всё, что связано с персоной правителя и его окружением, – стали чрезвычайно востребованы во всей мировой историографии. А история герцогской Бургундии всегда была среди самых популярных тем – в том числе и по причине неплохой сохранности Источниковой базы.

Книгу по истории позднесредневековой Бургундии ждали у нас давно. Но, к сожалению, ее автор – Ренат Асейнов – уже никогда ее не увидит. Мы не знаем, был ли у него замысел создать именно такую книгу. Одобрил бы он эту инициативу? Но его коллеги были солидарны в одном: такая книга должна быть непременно[2]. Не только как память о ее авторе, но и для популяризации бургундских исследований в нашей стране.

Ренат Меулетович Асейнов закончил кафедру истории Средних веков исторического факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова. В 2008 г. он защитил кандидатскую диссертацию, темой которой была историческая и общественно-политическая мысль в Бургундии XV в. Работая редактором в «Большой Российской энциклопедии», он продолжал активно участвовать в научных конференциях, делать доклады, писать статьи. Кроме крупных научных работ по истории Бургундии, им было написано множество энциклопедических статей.

Ренат Асейнов – медиевист, специалист по истории владений герцогов Бургундских, талантливый ученый с большим будущим ушел от нас в неполных 33 года. Он успел сделать много. Но сколько еще он не сделает! Специализироваться по истории Бургундии сложно. Нужно разбираться в обширной литературе, написанной на самых разных языках: французском, немецком, нидерландском, английском, не говоря уже о языках документов эпохи, в первую очередь – среднефранцузском и латыни. Ренат Асейнов прекрасно знал источники и литературу, а исследований по истории Бургундии написано, наверное, не меньше, чем по истории королевской Франции этого периода. Таких специалистов в нашей стране единицы. Он писал не только интересные и глубокие по анализу, но и прекрасные по грамотности и стилю статьи, доступные пониманию широкой публики.

Не могут не обратить на себя внимание особая скрупулезность Рената Асейнова при работе с источниками, углубленное рассмотрение и обоснование всех возможных гипотез и версий событий, осторожное высказывание собственного мнения по тому или иному вопросу (ведь мы не можем знать, «как было на самом деле») – лучшие качества, которые должны быть у историка.

В настоящем томе собраны все основные крупные работы ученого[3]. Тексты претерпели минимальную редакторскую правку, поскольку возможность вносить изменения в текст автора, который уже не может вам возразить, чрезвычайно сложно. Отсюда некоторые повторы, но исключить их – значило бы нарушить единство авторского замысла и цельность той или иной конкретной работы. Надеемся, это не утомит заинтересованных читателей, а книга, хотя и собранная из отдельных статей, будет иметь право называться монографией.

Из-за большого объема книги идея опубликовать всё научное наследие Рената Асейнова, к сожалению, не смогла осуществиться. По той же причине пришлось отказаться от личного и мемориального разделов, предложенных его друзьями и коллегами. Не вошла в собрание трудов и диссертация Рената Меулетовича на соискание ученой степени кандидата исторических наук, материалы которой в той или иной степени нашли отражение в статьях. В то же время книга содержит четыре неопубликованные статьи, которые по разным причинам не увидели свет при его жизни.

Все работы Р.М. Асейнова распределены по рубрикам, однако это объединение весьма условно, поскольку статьи чрезвычайно богаты материалом и авторскими рефлексиями. Представлялось важным показать развитие ученого за те меньше чем десять лет, что дала ему судьба, как формировались и видоизменялись его интересы, как из одной исследовательской проблемы или ракурса рождались новые пути и гипотезы. Хочется верить, что с уходом Рената Асейнова интерес к бургундским исследованиям не затихнет в отечественной историографии. Мы надеемся, что эта книга послужит не только сохранению памяти о талантливом ученом, но и будет способствовать активному развитию направления исторической науки, которому он посвятил свою жизнь.

Читать еще:  Две вселенные. Laure Ketfa

Институт всеобщей истории

Российской академии наук

Научное творчество Р. М. Асейнова (19.09.1982 – 22.04.2015) в контексте отечественной медиевистики

Публикация сборника научных работ Р. М. Асейнова весьма многозначна по своему целеполаганию, отразив в исходном импульсе реакцию научного сообщества на трагический по своей внезапности и быстроте ранний уход из жизни молодого, полного творческих сил и замыслов ученого и обаятельного человека, – но главным образом желание коллег показать неординарность научного вклада по качеству и сумме результатов его исследований в отечественной медиевистике.

Относительно недолгий путь научного взросления и зрелости Р. М. Асейнова (он стал выпускником исторического факультета МГУ в 2004 г.) являл собой удивительную гармонию нравственного облика молодого человека и характера творчества молодого ученого.

Например, периодическое издание «Публикации Европейского центра бургундских исследований (XIV-XV вв.)» («Publications du Centre Europeen d’Etudes Bourguignonnes (XIV e -XVI e siecles)», Бельгия).

Я благодарю всех, чьи советы и суждения помогли выходу этой книги.

Тексты двух публикуемых статей: «Отношения Бургундии и Гелдерна в 60-70-е гг. XV в. в освещении бургундских хронистов» и «От бургундского двора ко двору короля Франции: Филипп По, сеньор де Ла Рош» – автор оставил в виде тщательно подготовленных докладов, включающих сноски, что существенно облегчило работу редактора и еще раз показало основательность и ответственность Р. М. Асейнова при подходе к научной работе.

Бургундский двор XV века: структура, организация, социальной состав тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 07.00.03, кандидат исторических наук Носова, Екатерина Игоревна

  • Специальность ВАК РФ 07.00.03
  • Количество страниц 333
  • Скачать автореферат
  • Читать автореферат

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Носова, Екатерина Игоревна

Глава 1. Придворные ордонансы Филиппа Доброго как исторический источник

§1.1 Происхождение бургундских придворных ордонансов

§ 1.2 Краткое описание ордонансов и их адресаты

§1.3 Причины создания придворных ордонансов

§ 1.4 Процесс создания придворных ордонансов

§ 1.5 Сохранность бургундских придворных ордонансов

§ 1.6 Полнота ордонансов и лакуны

§ 1.7 «Ограничительные» ордонансы — кризисные ситуации в жизни 60 двора?

§ 1.8 Проект ордонанса 1445 года

§ 1.9 Проблема «срочной службы»

§1.10 Счета и возможность реконструкции ордонансов

§1.11 Ордонансы Филиппа Доброго и Карла Смелого: опыт сравнения

§1.12 Степень изученности бургундских придворных ордонансов и их 68 публикация

Глава 2. Организация и структура бургундского двора XV веке (1407 73 -1467)

§ 2.1 Придворные должности: численность и структура

§ 2.2 Структура бургундского двора

§ 2.4 Количество слуг при дворе

§ 2.5 Содержание и система вознаграждения слуг при дворе

§ 2.6 Иерархия должностей

§ 2.7 «Ограничительные» ордонансы — управление двором в кризисные 99 моменты

§ 2.8 «Большой» и «малые» дворы: опыт сопоставления

§ 2.9 Сравнение должностного состава бургундского и французского 105 королевского дворов: к вопросу о «бургундском мифе»

Глава 3. Анализ социального состава бургундского двора в XV веке

§3.1 Определение элиты бургундского двора на основании почетных 108 эпитетов

§ 3.2 Знать при «малых» дворах

§3.3 Внутренняя иерархия знати при бургундском дворе

§3.4 Социальная динамика

§ 3.5 Положение знати при дворе

§ 3.6 Биологическая репрезентативность семей на бургундской 124 придворной службе

§ 3.7 Механизмы семейной протекции при дворе

§ 3.8 Герцог — центральная фигура или марионетка?

§ 3.9 Формирование двора наследника

§3.10 Эволюция двора наследника

§ 3.11 Приход к власти: переломный этап?

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Всеобщая история (соответствующего периода)», 07.00.03 шифр ВАК

Историческая и общественно-политическая мысль в Бургундии XV в. 2008 год, кандидат исторических наук Асейнов, Ренат Меулетович

Английский королевский двор при Эдуарде IV. Институты, слуги, церемониал 2011 год, кандидат исторических наук Бакалдина, Елена Вячеславовна

Политика герцогов Бургундских в Нидерландах в конце XIV — середине XV в.: пути формирования бургундской модели государственности 2009 год, кандидат исторических наук Майзлиш, Анна Александровна

Человек двора в системе ценностных ориентаций и в реальной практике во Франции конца XVI-XVII вв. 2009 год, кандидат исторических наук Хохлова, Юлия Сергеевна

Формирование института государственной службы во Франции XIII-XV веков 2010 год, доктор исторических наук Цатурова, Сусанна Карленовна

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Бургундский двор XV века: структура, организация, социальной состав»

Позднее средневековье и, собственно, XV век традиционно рассматриваются в европейской историографии как преддверие раннего Нового времени. При этом внимание историков было приковано к процессу формирования институтов, публичным финансам и, конечно же, механизмам функционирования государственной власти. Центром взаимодействия всех этих сил становится двор, и отсюда возникает сложнейший феномен двора в западноевропейской историографии. В течение долгого времени двор не осознавался как нечто единое, распадаясь на бесчисленное множество отдельных тем. Возникнув, наконец, в XIX веке в поле зрения исследователей, двор получил негативную оценку и надолго приобрел репутацию скандального явления в европейской истории. Интерес к проблематике двора пробуждается в новь благодаря работам Норберта Элиаса, главной заслугой которого было открытие даже не столько двора, сколько именно придворного общества как предмета исследования. *

В дальнейшем, несмотря на все возраставшую популярность работ Элиаса, исследователи бургундского двора сосредоточились на изучении внешней, репрезентативной составляющей двора. Отдельный человек при дворе и придворное общество в целом опять надолго оказались забыты. Центральное место заняли I вопросы символики, церемониала, изучение прекрасно сохранившегося предметного

1 > I мира двора. С конца 70-х годов XX века предпринимались отдельные попытки говорить о бургундском дворе в контексте социальной истории, однако этому мешал, как ни парадоксально это звучит, колоссальный объем материала.

Именно этим фактором обусловлена попытка создать обобщающую работу в духе социальной истории1. Моя основная задача — не столько выявление новых данных, сколько анализ уже имеющейся информации. Такая цель привела к отказу от просопографического анализа и активному использованию количественных методов.

Окончательным аргументом в пользу избранной темы стал так называемый «бургундский миф». Что это такое и в чем он заключается? Сам термин «бургундский

1 Методологическим образцом для данного исследования послужили работы Р.Мунье в зарубежной историографии и Н.Е. Колосова и П.Ю. Уварова в отечественной. См.: Mousnier R., La stratification-sociale ; Колосов Н.Е. Высшая бюрократия во Франции в XVII веке. СПб., 1990; Уваров П.Ю. Франция XVI века: Опыт реконструкции по нотариальным актам. Москва: Наука, 2004. миф» вводится в академическую науку В. Паравичини в 2007 году2, однако идея формируется значительно раньше3. В обобщенном варианте «бургундский миф» — это идея исторической преемственности между политической и социо-культурной моделью герцогства Бургундского XV века и Европой раннего Нового времени. Иными словами, бургундский двор представляет собой краеугольный камень всей проблематики европейского двора.

Если говорить о механизме конструирования этого мифа, следует подчеркнуть, что «бургундский миф» изобрели авторы работ по более поздним периодам, а не исследователи Бургундии. Для последних 1477 год (в редких случаях — 1482 г.4) знаменует трагедию, после которой начинается нечто, не имеющее отношения к Бургундии, следовательно, их работы прекращаются. Дальнейшая судьба «бургундской модели», как правило, выпадает из их поля зрения5. Этих исследователей чаще интересуют связи между бургундским двором и дворами XV века, то есть влияние бургундской модели на современников6. Исключением здесь является Й. Хейзинга, предающий «бургундский миф» в наиболее сложной и интересной форме: бургундская модель переходит в Испанию, а затем возвращается во Францию во времена Людовика XIV7.

2 Термин прозвучал во время открытия коллоквиума, посвященного бургундскому двору и его взаимодействию с другими европейскими дворами в Париже в 2007 г. Материалы коллоквиума до сих пор остаются неопубликованными, но тезисы докладов доступны в сети Интернет. http: // 84.14.4.246/hiltmann/index.php?id=n

Научная электронная библиотека disserCat — современная наука РФ, статьи, диссертационные исследования, научная литература, тексты авторефератов диссертаций.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector