Dipak Kundu. Художник из Индии

Dipak Kundu. Художник из Индии

Художник из Индии поражает своими портретами, а рисует он их швейной машинкой

Считается, что искра божья есть в каждом человеке от рождения, это свет души. Или талант, способности, которыми наделяется появившаяся личность. Может быть не каждому удается такую искру превратить в настоящий талант, развить до совершенства. Иногда незаметно тлеет она в душе, но как ее не потерять?

Есть и такие люди, которые никогда не теряют связь с самим собой, отдают свой талант, данный Богом и природой, людям и тем самым противостоят абсолютному злу. История об одном мастере из Индии в этом смысле интересна и поучительна.

Живопись, воплощенная в нитях

Арун Кумар Баджадж мечтал о живописи с детства. Карандаши и блокнот, герои народного эпоса, изображенные на листе, были его настоящими друзьями. Мог ли он предположить тогда, что станет вышивальщиком?

Но жизнь расставляет свои знаки препинания в судьбе каждого. Когда Аруну было 15, умер его отец, кормилец большой многодетной семьи. Все заботы о хлебе насущном легли на плечи старшего сына Аруна, которому пришлось оставить учебу в школе и работать.

Его отец был портным, конечно, в течение детских лет Арун Кумар был обучен отцом этому нужному ремеслу, знал все его тонкости. Поэтому и выбор был моментальным — по стопам отца, в профессию, чтобы прокормить семью и помочь матери вырастить младших братьев и сестер.

Но «искра божья» не давала покоя Аруну. Талант художника брал свое, и юноша совместил профессиональное владение швейной машинкой с живописью.

В стиле гиперреализма

Сейчас Аруну Кумару 39 лет и ему есть чем гордиться. Он создает уникальные вышитые полотка в духе гиперреализма. Стиль живописи появился в начале 70-х на базе фотореализма, художников воспроизводящих окружающий мир с фотографической точностью.

Арун Кумар Баджадж создает вышитые картины, с удивительной точностью детализируя объекты живописи, изображаемых героев картин.

Вместо красок и кистей художник использует нити. Машинные строчки накладываются в один слой на черный шелк. При этом у художника нет права на ошибку, стежки должны быть предельно точными, в один слой, цвето- и свето-переходы незаметными, иначе картина в его стиле не получится.

Благодаря таланту и трудолюбию сегодня живописец-портной известен далеко за пределами Индии.

Конечно, создание гобеленов — искусство древнее. Но такой тонкой и детализированной живописи нитями по ткани, пожалуй, еще не было. Достаточно сказать, что в одной из картин Аруна Кумара вышито более двух тысяч детализированных персонажей.

О себе художник говорит так:

Когда начинал, мне было 12 лет. Мой отец был портным, но, к сожалению, он умер, когда я был подростком, поэтому мне пришлось прекратить обучение, чтобы продолжить работу моего отца для обеспечения семьи, но мне удалось стать художником.

Самая известная работа художника — это изображение Кришны на картине размером 183 x 122 см. На ее создание у него ушло три года, для вышивки было использовано 2840 км нитей.

Не только внимание к деталям, но и реалистичность изображений поражают зрителей.

Продолжая жить в своем родном городе Патиале в Северной Индии, художник владеет небольшой мастерской на местном базаре и обходится в работе обычной швейной машиной, доставшейся ему от отца.

Его талант известен во всем мире, за картинами-шедеврами охотятся коллекционеры и искусствоведы, а нам интересно: как далеко поведет его талант, его искра божья, и не создаст ли он еще новый стиль или направление в изобразительном искусстве? Все возможно в этой жизни, все возможно.

Художник из Индии поражает своими портретами, а рисует он их швейной машинкой

Считается, что искра божья есть в каждом человеке от рождения, это свет души. Или талант, способности, которыми наделяется появившаяся личность. Может быть не каждому удается такую искру превратить в настоящий талант, развить до совершенства. Иногда незаметно тлеет она в душе, но как ее не потерять?

Есть и такие люди, которые никогда не теряют связь с самим собой, отдают свой талант, данный Богом и природой, людям и тем самым противостоят абсолютному злу. История об одном мастере из Индии в этом смысле интересна и поучительна.

Живопись, воплощенная в нитях

Арун Кумар Баджадж мечтал о живописи с детства. Карандаши и блокнот, герои народного эпоса, изображенные на листе, были его настоящими друзьями. Мог ли он предположить тогда, что станет вышивальщиком?

Но жизнь расставляет свои знаки препинания в судьбе каждого. Когда Аруну было 15, умер его отец, кормилец большой многодетной семьи. Все заботы о хлебе насущном легли на плечи старшего сына Аруна, которому пришлось оставить учебу в школе и работать.

Читать еще:  Frank Plant. Металлические рисунки.

Его отец был портным, конечно, в течение детских лет Арун Кумар был обучен отцом этому нужному ремеслу, знал все его тонкости. Поэтому и выбор был моментальным — по стопам отца, в профессию, чтобы прокормить семью и помочь матери вырастить младших братьев и сестер.

Но «искра божья» не давала покоя Аруну. Талант художника брал свое, и юноша совместил профессиональное владение швейной машинкой с живописью.

В стиле гиперреализма

Сейчас Аруну Кумару 39 лет и ему есть чем гордиться. Он создает уникальные вышитые полотка в духе гиперреализма. Стиль живописи появился в начале 70-х на базе фотореализма, художников воспроизводящих окружающий мир с фотографической точностью.

Арун Кумар Баджадж создает вышитые картины, с удивительной точностью детализируя объекты живописи, изображаемых героев картин.

Вместо красок и кистей художник использует нити. Машинные строчки накладываются в один слой на черный шелк. При этом у художника нет права на ошибку, стежки должны быть предельно точными, в один слой, цвето- и свето-переходы незаметными, иначе картина в его стиле не получится.

Благодаря таланту и трудолюбию сегодня живописец-портной известен далеко за пределами Индии.

Конечно, создание гобеленов — искусство древнее. Но такой тонкой и детализированной живописи нитями по ткани, пожалуй, еще не было. Достаточно сказать, что в одной из картин Аруна Кумара вышито более двух тысяч детализированных персонажей.

О себе художник говорит так:

Когда начинал, мне было 12 лет. Мой отец был портным, но, к сожалению, он умер, когда я был подростком, поэтому мне пришлось прекратить обучение, чтобы продолжить работу моего отца для обеспечения семьи, но мне удалось стать художником.

Самая известная работа художника — это изображение Кришны на картине размером 183 x 122 см. На ее создание у него ушло три года, для вышивки было использовано 2840 км нитей.

Не только внимание к деталям, но и реалистичность изображений поражают зрителей.

Продолжая жить в своем родном городе Патиале в Северной Индии, художник владеет небольшой мастерской на местном базаре и обходится в работе обычной швейной машиной, доставшейся ему от отца.

Его талант известен во всем мире, за картинами-шедеврами охотятся коллекционеры и искусствоведы, а нам интересно: как далеко поведет его талант, его искра божья, и не создаст ли он еще новый стиль или направление в изобразительном искусстве? Все возможно в этой жизни, все возможно.

5 фактов о работах Ли Бул

В питерском Манеже открылась выставка «Утопия Спасенная» суперзвезды корейского искусства — художницы Ли Бул. Рассказываем главное, что нужно знать о художнице.

Критики называют работы Ли Бул, главной современной художницы Южной Кореи, гротескными и роскошными. Дочь диссидентов, преследуемых режимом диктатора Пак Чон Хи (известен также как автор «корейского экономического чуда»), Ли с детства привыкла к обыскам в доме и вообще узнала, как выглядит угнетение и что значит быть свободной. Она и сама, возвращаясь из школы, где ее насильно переучивали в правшу, садилась рисовать — левой рукой, не как все. В итоге хрупкость человека и исторические потрясения стали главной темой ее работ — причудливых инсталляций из стекла, тканей и металла. Впрочем, в выборе материала она свободна до крайностей: выставку в нью-йоркском МoМА закрыли раньше времени из-за запаха тухлой рыбы — важной части инсталляции. В ход идут и человеческие волосы, и слепки греческих статуй, и собственное тело — для своих знаменитых перформансов Ли переодевается в монструозные костюмы. Ли Бул — первая и пока единственная из корейских художников достигла большого международного признания, ее роль в развитии перформанса сравнима с ролью Марины Абрамович. Кроме того, Ли была одной из основателей корейской андеграундной арт-группы Museum, влиятельной до сих пор. О красоте, уязвимости и вдохновении The Blueprint рассказала сама художница и куратор ее выставки Сунджун Ким.

В 20 лет она хотела изменить мир радикальными перформансами

В важнейшем перформансе «Аборт», обнаженная и подвешенная вниз головой к потолку, она облизывала леденцы и с болью рассуждала об абортах (в тот момент запрещенных в Корее). А те самые монструозные костюмы, напоминающие вывернутого наизнанку человека, — отражали беспокойство, ее и окружающих, вызванное политическими репрессиями в стране. «Сейчас я понимаю, — говорит Ли Бул, — что легко мир не изменится. А когда мне было 20, я думала, что это возможно. Еще теперь я знаю, что мое искусство не дает конкретный ответ на фундаментальные вопросы, которые у меня есть к миру. Если бы я знала все это в 20 лет, была бы я менее фрустрирована тем, что мир нельзя изменить? Не знаю».

Читать еще:  Jamie Nelson. Неоновые фотографии

ЕЕ РАБОТЫ 1990-Х ИССЛЕДУЮТ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ ТЕЛО: ЕГО КРАСОТУ, ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ

Ли Бул полагает, что красота — в неожиданном, недосказанном, неизвестном и не определенном до конца. Ли Бул находит красоту в руинах и разрушении, несовершенстве и уязвимости. Красота в ее произведениях иногда воплощается в трагедии и травме: свежая рыба умирает внутри скульптур, киборгам из ее знаменитой серии, обезличенным и вместе с тем как будто бы женским фигурам, не хватает рук и ног.

В НУЛЕВЫЕ ОНА ОБРАЩАЕТСЯ К АРХИТЕКТУРЕ И УТОПИИ

Willing to be Vulnerable («Желание быть уязвимым») — это название недавней серии инсталляций, которые состоят из связанных друг с другом различных предметов: воздушных шаров, тентов и баннеров; все вместе напоминают о заброшенном цирке. Серия воссоздает модернистское представление о воображаемом будущем, а легкие и воздушные материалы придают этому будущему ощущение неуловимости. Один из элементов этой инсталляции, воздушный шар из металла (Metalized Balloon), напоминает печально известный дирижабль «Гинденбург» (взорвался при посадке в 1937 году. — The Blueprint). Ли Бул долго изучает историю модернизма и его утопий, но в отличие от большинства художников она этим не очарована — ее захватывает, скорее, связь утопичных идей с ее личной памятью и опытом.

В РАБОТАХ ЛИ БУЛ ЕСТЬ ОТСЫЛКИ К СОВЕТСКОМУ АВАНГАРДУ

Ли Бул говорит, что больше всего сейчас ее волнует образование цивилизаций, идеи прекрасного будущего, которые общество без конца пытается претворить в жизнь — и проваливается в своих начинаниях. «Мои работы так или иначе — исследование идей и идеологий, которые лежали в их основе. А утопическая модернистская архитектура начала XX века — важный мотив моей работы. Я прозвучу как старомодный гуманист, но больше всего меня вдохновляет человечество в целом — идеалы, истории, цивилизации, связь будущего и прошлого. Не верю, что можно говорить о будущем, прошлом и настоящем независимо друг от друга. Мы всегда рассматриваем прошлое из настоящего. А настоящее было будущим всего секунду назад».

БОЛЬШЕ ВСЕГО ОНА ИЗВЕСТНА СВОИМИ ОГРОМНЫМИ ИНСТАЛЛЯЦИЯМИ

16vik09

Записной журнал обо всём происходящем

Творения юного художника из Индии продаются за тысячи долларов

Маленькому Адваиту Коларкару 4 года, он еще не ходит в школу, зато рисует картины, которые продаются за бешеные для ребенка деньги. Мальчик уже успел принять участие во многих изобразительных выставках наравне со взрослыми художниками.

До 2016 года Адваит жил в Индии, потом вместе с родителями переехал в Канаду, более развитую в сфере искусства страну. Последняя выставка мальчика, ArtExpo, проходила в Нью-Йорке. Адваит, естественно, был самым юным участником.

Мальчику было всего 8 месяцев, когда он впервые взял в руки кисточку. Увидев рисунок, родители не поверили, что это нарисовал их сын. Мама Адваита признается, что это было для них магией.

«У него есть четкое направление и стремление, он точно знает, куда ему надо двигаться, и ведет себя к результату», — говорит мама мальчика в интервью BBC.

У Адваита уже были три собственные выставки, а за все его проданные картины родители выручили порядка 55 тысяч долларов.

Хелен Бриджо купила уже девять картин Адваита: «Я помню, как зашла в выставочный зал и не могла поверить своим глазам: эти цвета были настолько красивые, что сразу приковали все мое внимание. Знаете, если вы не знакомы с абстрактной живописью, можно легко утверждать, что любой может так же набросать на холст красок. Но если бы вы понимали цвета и текстуры, то вы бы заметили, что эти работы — это больше чем просто рисунки на холсте».

«Это все — его творения, плод могучего воображения. И мы бы хотели, чтобы так все и оставалось всегда», — утверждает папа мальчика.

Сандар Альтвегер, художница и преподаватель Колледжа искусства: «Многие дети просто видят перед собой краски и смешивают их как хотят. Это же другой случай: этот мальчик все продумывает, он увлечен своим занятием. Это довольно необычно. Никогда не знаешь, чем может закончиться такое увлечение. Я видела многих маленьких художников, которые были очень одаренными, но потом теряли интерес к творчеству».

Читать еще:  Alena Adamenko. Современная фото-художница

5 фактов о работах Ли Бул

В питерском Манеже открылась выставка «Утопия Спасенная» суперзвезды корейского искусства — художницы Ли Бул. Рассказываем главное, что нужно знать о художнице.

Критики называют работы Ли Бул, главной современной художницы Южной Кореи, гротескными и роскошными. Дочь диссидентов, преследуемых режимом диктатора Пак Чон Хи (известен также как автор «корейского экономического чуда»), Ли с детства привыкла к обыскам в доме и вообще узнала, как выглядит угнетение и что значит быть свободной. Она и сама, возвращаясь из школы, где ее насильно переучивали в правшу, садилась рисовать — левой рукой, не как все. В итоге хрупкость человека и исторические потрясения стали главной темой ее работ — причудливых инсталляций из стекла, тканей и металла. Впрочем, в выборе материала она свободна до крайностей: выставку в нью-йоркском МoМА закрыли раньше времени из-за запаха тухлой рыбы — важной части инсталляции. В ход идут и человеческие волосы, и слепки греческих статуй, и собственное тело — для своих знаменитых перформансов Ли переодевается в монструозные костюмы. Ли Бул — первая и пока единственная из корейских художников достигла большого международного признания, ее роль в развитии перформанса сравнима с ролью Марины Абрамович. Кроме того, Ли была одной из основателей корейской андеграундной арт-группы Museum, влиятельной до сих пор. О красоте, уязвимости и вдохновении The Blueprint рассказала сама художница и куратор ее выставки Сунджун Ким.

В 20 лет она хотела изменить мир радикальными перформансами

В важнейшем перформансе «Аборт», обнаженная и подвешенная вниз головой к потолку, она облизывала леденцы и с болью рассуждала об абортах (в тот момент запрещенных в Корее). А те самые монструозные костюмы, напоминающие вывернутого наизнанку человека, — отражали беспокойство, ее и окружающих, вызванное политическими репрессиями в стране. «Сейчас я понимаю, — говорит Ли Бул, — что легко мир не изменится. А когда мне было 20, я думала, что это возможно. Еще теперь я знаю, что мое искусство не дает конкретный ответ на фундаментальные вопросы, которые у меня есть к миру. Если бы я знала все это в 20 лет, была бы я менее фрустрирована тем, что мир нельзя изменить? Не знаю».

ЕЕ РАБОТЫ 1990-Х ИССЛЕДУЮТ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ ТЕЛО: ЕГО КРАСОТУ, ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ

Ли Бул полагает, что красота — в неожиданном, недосказанном, неизвестном и не определенном до конца. Ли Бул находит красоту в руинах и разрушении, несовершенстве и уязвимости. Красота в ее произведениях иногда воплощается в трагедии и травме: свежая рыба умирает внутри скульптур, киборгам из ее знаменитой серии, обезличенным и вместе с тем как будто бы женским фигурам, не хватает рук и ног.

В НУЛЕВЫЕ ОНА ОБРАЩАЕТСЯ К АРХИТЕКТУРЕ И УТОПИИ

Willing to be Vulnerable («Желание быть уязвимым») — это название недавней серии инсталляций, которые состоят из связанных друг с другом различных предметов: воздушных шаров, тентов и баннеров; все вместе напоминают о заброшенном цирке. Серия воссоздает модернистское представление о воображаемом будущем, а легкие и воздушные материалы придают этому будущему ощущение неуловимости. Один из элементов этой инсталляции, воздушный шар из металла (Metalized Balloon), напоминает печально известный дирижабль «Гинденбург» (взорвался при посадке в 1937 году. — The Blueprint). Ли Бул долго изучает историю модернизма и его утопий, но в отличие от большинства художников она этим не очарована — ее захватывает, скорее, связь утопичных идей с ее личной памятью и опытом.

В РАБОТАХ ЛИ БУЛ ЕСТЬ ОТСЫЛКИ К СОВЕТСКОМУ АВАНГАРДУ

Ли Бул говорит, что больше всего сейчас ее волнует образование цивилизаций, идеи прекрасного будущего, которые общество без конца пытается претворить в жизнь — и проваливается в своих начинаниях. «Мои работы так или иначе — исследование идей и идеологий, которые лежали в их основе. А утопическая модернистская архитектура начала XX века — важный мотив моей работы. Я прозвучу как старомодный гуманист, но больше всего меня вдохновляет человечество в целом — идеалы, истории, цивилизации, связь будущего и прошлого. Не верю, что можно говорить о будущем, прошлом и настоящем независимо друг от друга. Мы всегда рассматриваем прошлое из настоящего. А настоящее было будущим всего секунду назад».

БОЛЬШЕ ВСЕГО ОНА ИЗВЕСТНА СВОИМИ ОГРОМНЫМИ ИНСТАЛЛЯЦИЯМИ

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector