Drew Millward. Иллюстратор из Великобритании

Drew Millward. Иллюстратор из Великобритании

Kaatje Vermeire
Катя Вермейре

Stilleven, буквально «тихая жизнь», натюрморт — этот жанр в Бельгии и Нидерландах веками был отточен до совершенства. Бельгийские иллюстраторы перенесли из живописи в детскую книгу его изящество, любовь к фактуре и пристальное внимание к красоте повседневной жизни и простых предметов. Авторским книгам Анны Эрбо свойственен аналитический подход и утонченная поэтика. Еще одна молодая бельгийская художница — Катя Вермейре — лучше умеет рассказывать истории.

Её персонажей не забудешь и не спутаешь друг с другом: вот упрямая Майя, не желающая отпускать бабушку в руки болезни, вот Япи-грузчик, собирающий в аккуратные штабеля самые удивительные вещи, вот маленький мальчик и Очень Большая Женщина. В интервью Катя Вермейре рассказывает, как начала иллюстрировать детские книжки и откуда в её мастерской появляются тропинки для путешествий по вымышленным мирам:

«Вообще-то мою семью сложно назвать «творческой»: мама всегда любила театр, но родители не видели в актёрском ремесле перспектив и надежности, поэтому отправили её учиться на дизайнера интерьеров. Зато, когда появилась я, мама всецело поддержала мой интерес к рисованию и экспериментам с различными материалами. Я окончила классическую гимназию, но вскоре поняла, что моей неуёмной творческой энергии надо дать выход — и отправилась учиться в Королевскую Академию изящных искусств в Генте. И эта была та самая свобода самовыражения, которой мне так не хватало!

В иллюстрацию я попала не сразу. В Академии я весьма спонтанно выбрала курс рекламы и графического дизайна, полагая, что это ремесло сможет меня прокормить. Научилась я там действительно многому: типографике, вёрстке, работе в графических редакторах, а также тому, как соблюдать дедлайны и идти на разумные компромиссы с заказчиком. Но всё же после выпуска я поняла, что устала рисовать на компьютере и идти на компромиссы — и записалась на курс графических искусств.

В начале мне пришлось нелегко: никаких дедлайнов, никаких указаний. абсолютная свобода! Однако вскоре я почувствовала себя в своей тарелке. Экспериментируя с различными живописными и графическими техниками, с всевозможными подручными материалами, я разработала свой визуальный язык.

После двух лет экспериментов я набралась смелости и показала выпускной проект — серию набросков персонажа, Большой Женщины — приглашенному профессору Академии, именитому Карлу Кнюту. Проект Кнюту понравился, и он посоветовал мне связаться с писателем Геертом де Кокере (Geert De Kockere), чтобы он придумал к моим рисункам историю. Так получилась книга «Женщина и мальчик» (Vrouw en het Jongetje) — и так я начала работать в иллюстрации детских книг!

Свои работы я бы охарактеризовала как «многослойные», причем как в прямом, так и в переносном смысле. Они складываются из нескольких слоёв, разных по технике: это и гравюра способом сухой иглы, и рисунок, и живопись, и коллаж. Иллюстрации к моей первой книге — «Женщина и мальчик» — на печати выглядят почти так же, как оригиналы. Фоны я делаю в технике ксилографии и офорта, персонажей вырезаю отдельно, затем прохожусь по ним иглой и добавляю фактуры подручными средствами. Дальше я соединяю персонажей вместе с заранее подготовленными фоновыми изображениями, прокатываю всё это под прессом. и готово!

Сделав первую книгу, я поняла, что избранная мной техника требует невероятного количества времени: одна ошибка или неточность в оттиске — и нужно всё переделывать. Поэтому я решила делать несколько слоёв: фоны я делаю отдельно, персонажей отдельно, затем печатаю их на разных листах, сканирую и собираю все слои вместе только на компьютере. Так гораздо удобнее изменять композицию или пропорции. Хотя компьютерная обработка тоже занимает немало времени, как бы я не пыталась оптимизировать процесс. К тому же, оттиски могут быть прекрасны в оригинале, но порой их цифровой вариант меня разочаровывает.

Что же касается «многослойности» моих работ в переносном смысле, то это значит, что я пытаюсь создавать миры, отличные от описанных в тексте. Добавляя выдуманные детали, новых персонажей, чуть иронизируя, я стремлюсь создать множество лазеек для воображения — как детей, так и взрослых. Внешняя лёгкость и внутренняя глубина — если присмотреться как следует.

Для меня очень важен сам процесс физического создания иллюстраций, то, что я делаю руками, а не на компьютере, то, куда заводит меня фантазия. Это настоящая свобода! (. ) Сырые наброски зачастую мне нравятся больше готовых иллюстраций — несмотря на весь мой перфекционизм. Хорошо продуманные и доведенные до совершенства работы, как правило, неверноятно скучны. В ближайшие годы я надеюсь научиться балансировать между перфекционизмом и любовью к спонтанности».

Катя затрудняется ответить на вопрос, предназначены ли её книги для детей. «Я люблю детей, но никогда не стремилась делать иллюстрации специально для них. Я не ориентируюсь на какую-либо целевую аудиторию, образы просто рождаются у меня внутри. Я очень ценю благожелательные отзывы как от взрослых, так и от детей. Порой меня удивляет, как дети воспринимают мои работы — иногда они видят нечто совсем отличное от того, что подразумевала я (но так даже интереснее).

(. ) В ближайшее время мне предстоит создание моей первой авторской книжки-картинки. Надо будет самой придумать историю — давняя мечта и одновременно страшный сон! Может быть, всё закончится полным провалом и я пойму, что неспособна нарисовать что-нибудь, не отталкиваясь от конкретного текста. Но это в худшем случае. А пока вернёмся к самому началу, к экспериментированию, дураковалянию, взлетам, падениям и безудержному веселью. Важен процесс, а не результат — но всё-таки я надеюсь, что выйдет хорошо».

Читать еще:  Jen Ray

© Екатерина Ескина, 2014

Отдел детской книги и детских программ

10 современных иллюстраторов, о которых вы должны знать

В иллюстрациях, являющихся художеством, имеется определенная подлинность настоящего изобразительного искусства. Они имеют силу, чтобы очаровывать, развлекать и даже вызывать чувство некой ностальгии в зрителях. В нашем мире, где все давно стало цифровым – это маленькое чудо, что мы видим, как иллюстрации возвращаются в искусство. Хотим представить вам 10 современных иллюстраторов, о которых вы должны знать.

1. Ana Zaja Petrak

Графический дизайнер, ставший иллюстратором. Ана Петрак живет и работает в Загребе, Хорватия. На сегодняшний день она сотрудничает с клиентами по всему миру, а ее специализация – продовольственные иллюстрации. Они красочные, доступные и остроумные, а главное – в них есть здоровая доза отличного настроения.

2. Tiffany Lynch

Пройдя обучение в Центральной школе искусств и дизайна Святого Мартина, Линч решила стать фриланс-художником и иллюстратором. Она работает с издательствами, ретейлерами и журналами. Среди ее клиентов Penguin, Paperchase, BBC и Magma. Линч известна своими очаровательными и атмосферными иллюстрациями, сочетающими в себе живопись и рисунок, что делает эти работы по-настоящему милыми.

3. Leigh Viner

Денвесркая художница Ли Винер создает красивые модные иллюстрации и портретные произведения. Она является иллюстратором-самоучкой с прошлым визажиста. Ее пристальный интерес к индустрии моды привносит в работы особый стиль и элегантность.

4. Sophy Henn

Выпускница Центральной школы моды Святого Мартина Софи Хенна проработала почти 10 лет в рекламном бизнесе прежде, чем пойти по пути своей истинной страсти и получить степень магистра, а области иллюстраций. Теперь она пишет и рисует детские книги в своей небольшой студии в Сассексе, создавая образы, которые обладают весельем, причудливостью и своей личностью.

5. Stephen Anthony Davids

Есть что-то отличительное в работах этого иллюстратора. Родившийся и выросший в лондонском Ист-Энде Джвис рисует иллюстрации, пропитанные детским бездельем и естностью, с нотками уличного юмора.

6. Alice Tait

Популярные британский иллюстратор Алиса Тейт, работала для таких компаний, как Chanel, Vogue и Random House Publishing. Ее иллюстрации изображают типично английские сцены: смена караула у Букингемского дворца и известные мировые пейзажи городов. Рисунки, вызывающие восторг и очарование зрителя.

7. Louise Cunningham

Внештатный иллюстратор и художественный оформитель, Луиза Каннингем создает в своей студии в Бристоле очаровательные произведения искусства в стиле ретро. Имея степень и диплом в иллюстрации Эдинбургского колледжа искусств, ее работы были опубликованы на открытках, шаблонном текстиле и в научно-популярных детских книгах.

8. Julia Gash

Основательница компании экологических сумок Bag It Don’t Bin It and Doodle-Bag – Джулия Гэш, имеет огромную любовь и понимание того, как иллюстрации перевести в принты. Художница создает иллюстрированные карты культовых мировых мест в характерном ретро-стиле.

9. Rosie Scott

Фриланс-иллюстратор, Рози Скотт, имеет степень бакалавра и HND в иллюстрации, а также степень магистра в области последовательного планирования. Работая в издательствах, рекламных, редакционных и упаковочных проектах, Скотт приобрела инстинктивный подход к рисованию линий, создавая красиво составленные иллюстрации.

10. Anthony Peters

Энтони Питерс работал в дизайнерской и иллюстрационной промышленности более десяти лет, а теперь управляет успешной студией дизайна на Южном побережье Великобритании. Мастер урезанной графической иллюстрации, Питерс работал с такими всемирными клиентами, включая HSBC, GQ Magazine и Macmillan. Его иллюстрации – это мини-рассказы с юмористическим, ностальгическим и игривым поворотом.

Эмили Саттон — современный английский художник-иллюстратор

Эмили Саттон — английский художник-иллюстратор. Родилась в 1983 году в Северном Йоркшире, где и проживает в настоящее время, в доме на холме. Работает над иллюстрациями к собственным детским книгам, продуктивно участвует в выставках в Европе, США и родной Великобритании. На выставках с её участием традиционный аншлаг, а работы раскупаются коллекционерами со всего мира.

Приветственная иллюстрация для сайта

Её искусство состоит из любви к деталям, находится под сильнейшим влиянием от ландшафта, живой природы и окружающей сельской местности Йоркшира. Все чудесные объекты и места вокруг её дома формируют вдохновение для целых серий работ. Художница обладает врождённой любовью к живописи, рисунку, декоративно-прикладном творчеству, комбинирует эти техники в своей работе, создавая картины, иллюстрации, гравюры, скульптуры. В её работах легко проследить влияние художников 20 века, однако её собственный стиль свежее и современнее. Её изображения радостно-музыкальны, а цвета нарядно-праздничные. В основном, Саттон создаёт иллюстрации к детским книгам современных авторов и путеводителям. Детские книги полны необыкновенной душевной теплоты и дарят ощущение безоблачной счастливой сказки.

«День волшебной шляпы»

Саттон выполняет заказы для именитых клиентов, таких как: Hermes, Penguin, Fortnum & Mason, Музей Виктории и Альберта.

В 2004 году окончила колледж в Йорке. В 2008 году окончила Эдинбургский колледж искусств со степенью бакалавра иллюстрации. В течение семестра обучалась в школе дизайна в Род-Айленде.

В 2011 году произведённая ей для St Jude ткань победила в Elle Decoration British Design Award. Далее карьера Саттон развивалась стремительно. Эта победа стала мощным стимулом к развитию для той, кто два года после окончания колледжа не мог определиться со своими целями и ориентирами в жизни.

Читать еще:  "Nabis" и декоративная роспись

Тосканский фруктовый киоск

Зяблики прошлым летом

После окончания колледжа Саттон вернулась в дом родителей, работала неполный рабочий день в кафе, делала скульптуры птиц. Она преподнесла в дар несколько птиц своему другу, а тот показал их журналу Interiors. С этого момента её работа начала вознаграждаться. Тогда ей позвонил представитель Музея Виктории и Альберта, который ознакомился некоторыми её рисунками в Эдинбурге, и попросил сделать иллюстрации для книги.
Стиль художницы кажется очень британским, традиционным, историческим, почти фольклорным. В её стиле очень высок уровень детализации и декоративности. В то же время, она настолько чутко и осторожно подходит к цвету, что цвет никогда не нарушает тонкую гармонию её работ.

Саттон черпает идеи в ушедшей эпохе, в экспозиции Музея Детства в Эдинбурге. Эмили вдохновляется всевозможными странными и удивительными антикварными предметами и музейными экспонатами.

Хвала народному искусству

Хорошая королева Бесс

Посещение музея народного искусства в Нью-Йорке пробудило в ней неугасаемый интерес ко всем видам народного искусства. Там, по её словам, она нашла цвет, энергию и игривость, что очень повлияло на ёё живописные и трёхмерные работы.

Также художница находится под влиянием иллюстраторов 20-го века, таких как Эдвард Боуден, Эрик Равилиоус, Элис и Мартин Провинсен, Мирослав Сасек и Барбара Джонс. Изучает американские детские книги той эпохи, созданные в технике литографии.

Эмили верит в ручное творчество и называет свой подход к работе абсолютно традиционным. Она никогда серьёзно не задумывалась об использовании в работе компьютера и современных технологий, таким образом приближаясь к вдохновляющим её идеалам. Саттон обожает графику, обожает смешивать цвета, уточнять детали, создавать подписи и леттеринг. Для каждой обложки книги она разрабатывает свой собственный графический язык. Художнице нравится вести всю работу от начала до конца, проникая в глубинную сущность каждой вещи или иллюстрации, насыщая их своей творческой энергией.

Пожалуй, необходимо отдельно упомянуть птиц Эмили Саттон. У художницы поистине неугасаемая тяга к воспроизводству разнообразных птиц: каждая неповторимая, живая, но не за счёт натуралистического жизнеподобия. Дыхание жизни им придаётся любящими руками создательницы. Те драгоценные штрихи, в которых проявляется ручной труд, делают каждую птицу уникальнейшим предметом декоративно-прикладного искусства.

Kate Hindley — детский иллюстратор

Кейт Хиндли(Kate Hindley) — детский иллюстратор, живет и работает в Вустершире, Великобритания.

Обучалась иллюстрации в Фалмутском Колледже Искусств, работала внештатным иллюстратором детских книг и поздравительных открыток.

Её работа «Girls Who Draw» была выставлена в «Inkygoodness» по всей Великобритании и разрисовывание тотемного столба для выставки «Pictoplasma Character Walk» в 2011 году было веселым и хорошим времяпровождением.

Кейт вдохновляется работами Боба Годфри, Ричарда Скарри, The Magic Roundabout (в частности Dougal и the Blue Cat), и Sharps Doom Bar.

Первая иллюстрированная книга Кейт «THE GREAT SNORTLE HUNT», написанная Клэр Фридман, была опубликована в августе «Simon & Schuster» и в 2013 году ей присудили «Медаль Кейт Гринуэй», как лучшему иллюстратору детской книги.

Выставки:
Girls Who Draw Mythical Creatures, Бристоль (2013)
Squidballs, Токио (2012)
Inkygoodness «Character Totem» @ Pictoplasma, Берлин (2011)
Girls who draw «Magic Show», Солихалл (2011)
Inkygoodness 4, Лондон (2010)
Girls who draw, Фалмут (2010)
Beasts and monsters (solo) 2009
Inkygoodness 3, Бирмингем (2009)
New designers, Лондон (2008)
D&ad new blood, Лондон (2008)
Macmillan children’s book prize, Лондон (2007)

Ньюэлл Конверс Уайет и его иллюстрации

Ньюэлл Конверс Уайет родился 22 октября 1882 года (и умер так же в «тоскливом» месяце, 19-го числа 1945-го года). Артистические наклонности дали о себе знать в достаточно раннем возрасте. Уже в 12 лет он иллюстрировал акварельными рисунками свои любимые истории и книги. Сотрудничество же с издательством Charles Scribner’s Sons можно назвать главным в его жизни. Т.к. именно оно дало молодому художнику путевку в жизнь, заказывая ему время от времени иллюстрации, и именно серией из 25 книг Уайет вошел в историю, прочно укрепившись в народном сознании. Думаю, не так уж неверно будет составить своеобразный триумвират художников-иллюстраторов, работавших примерно в один временной промежуток и запомнившихся своими потрясающими книжными иллюстрациями: за Америку – Ньюэлл Конверс Уайет, за Англию – Артур Рэкхем, а за Россию – Виктор Васнецов.

В одной из интернет-дискуссий я встретил мнение, что не стоит относится к Уайету серьезно, особенно в сравнении с тем же Васнецовым. Мол где молодая и «родства непомнящая» американская культурная традиция, и две тысячи лет христианства, которые стоят за Васнецовым. Как по мне, … оно все конем, когда мы имеем такие замечательные иллюстрации, что создал Уайет. Тем более, что отрицать традиции стоящие за Уайетом несколько не обосновано.

«Хендс и его товарищи, ухватив друг друга за горло, дрались не на жизнь, а на смерть. Я опустился на скамью. [. ] Передо мной все еще мелькали свирепые, налитые кровью лица пиратов, озаренные тусклым светом коптящей лампы. [. ] Размышляя о том, что сейчас вытворяют ром и дьявол в каюте «Испаньолы», я с удивлением почувствовал внезапный толчок«.

Предки Ньюэлла Конверса Уайета перебрались в Америку из Англии в конце XVII века. Массоны, авантюристы и забияки. Род Уайетов повидал мир, принимая участие практически во всех крупных военных кампаниях своего времени. Впоследствии художник скажет, что на его воображение сильнейшим образом повлияли все те экзотические и героические истории, которые передавались в семье из поколения в поколение. Мать же будущего художника водила знакомство с Генри Дэвидом Торо и Генри Уодсвортом Лонгфелло. В результат Ньюэлл Конверс унаследовал горячую кровь и любовь к героическим историям. По завершении художественной школы Уайет отправился в несколько путешествий по американскому «Дикому Западу». Он ищет вдохновения и образов для своих будущих работ. Изучает быт ковобоев и горняков, коллекционирует рабочую одежду, охотится за яркими и оригинальными штуками, навроде заковыристо украшенных седел. Уайет знакомится с индейцами племени Навахо, изучает культуру коренных жителей Америки. Так что, не кажется мне, что Уайет испытывал недостатка в «культурных традициях».

Читать еще:  Maurizio Cattelan. Бунтарь современного искусства

«Человек он был молчаливый. Целыми днями бродил по берегу бухты или взбирался на скалы с медной подзорной трубой. По вечерам он сидел в общей комнате в самом углу, у огня, и пил ром, слегка разбавляя его водой. Он не отвечал, если с ним заговаривали. Только окинет свирепым взглядом и засвистит носом, как корабельная сирена в тумане».

Взгляните на портрет Ньюэлла Конверса Уайета. Возможно, вам, как и мне, покажется, что есть в этом человеке что-то от могучего индейского вождя. Мощь эта идет, кажется, откуда-то из самого нутра. Но кроме того, и физически он удался. Статный великан … а вот руки – маленькие, изящные, управлявшиеся с кисточкой, так же искусно, как хирург со скальпелем. Сын художника Эндрю Уайет (тоже известный художник, вы точно знаете его картину «Мир Кристины«) так вспоминал отца: «Он впечатлял своей силой, физической силой, которая была очевидной. Вот одна из историй, что произошла в Чаддс Форд (Прим. – городок в Пенсильвании, где обосновался старший Уайет, устроил свой дом и мастерскую. Чаддс Форд стал родным для следующих поколений семьи художника) – он помогал фермерам грузить канистры с молоком на поезд, держа в каждой руке по огромному баку в десять галлонов (Прим. – 38 литров)».

«Разбойники шли веером и весело перекликались между собой. В середине, несколько отстав от всех, брел Сильвер, таща меня за собой на веревке. Трудно было ему взбираться по сыпучему гравию склона. Мне не раз приходилось поддерживать его, а то он споткнулся бы и покатился с холма. Так прошли мы около полумили и уже достигли вершины, как вдруг разбойник, шедший левее других, громко закричал от ужаса. Он кричал не переставая, и все побежали к нему».

Потрясающей силой обладают и пираты на этих иллюстрациях к «Острову сокровищ». Дюжие герои часто встречаются в работах Ньюэлла Конверса. Посмотрите снова на дерущихся разбойников, сцепившихся в клинче, – атланты! А одноногий Джон Сильвер?! Признаться, я вечно недооценивал его физическую стать, но ведь только ладно скроенный моряк с таким ядром мышц на единственной уцелевшей ноге смог бы пройти все те склоны проклятого острова!

«Он промчался в нескольких шагах от меня, приговаривая плачущим голосом:

— Джонни, Черный Пес, Дэрк… — Он называл и другие имена. — Ведь вы не кинете старого Пью, дорогие товарищи, ведь вы не оставите старого Пью!»

Популярность, которую принесла Уайету иллюстрация, все же не могла до конца удовлетворить его амбиций художника. Оставался какой-то крохотный зазор, какая-то трещина неуверенности в том, что иллюстратор это все же не настоящий художник. «Нельзя смешивать живопись и рисунок – одно не может перетечь в другое«, – радикально утверждал он. Этого же диссонанса касается в своих воспоминаниях сын художника: «Я помню, кто-то сказал мне: «Вы знаете, иллюстрации вашего отца, на самом деле, картины. Они вырываются со страниц и в каком-то смысле уничтожают саму книгу. Не умещаются в ней. Теперь, когда вы видите оригиналы, то невольно вспоминаете работы Рэкхема – они же были действительно крошечными (это иллюстрации!). Но ваш отец брал такой размер, будто рисовал на двери амбара!» Па сделал иллюстрацию тем, чем она не была раньше. Он отделил ее от себя самого. Он изменил саму ее природу«.

«Я упивался его словами и радостно посмеивался, надувшись, словно петух, взлетевший на забор, но вдруг он взмахнул правой рукой. Что-то просвистело в воздухе, как стрела. Я почувствовал удар и резкую боль. Плечо мое было пригвождено к мачте. От ужасной боли и от неожиданности — не знаю, обдуманно ли или бессознательно, — я нажал оба курка. Мои пистолеты выстрелили и выпали у меня из рук. Но они упали не одни: с приглушенным криком боцман выпустил ванты и вниз головой полетел прямо в воду».

Ньюэлл Конверс Уайет погиб в 1945 году в автомобильной катастрофе. Его машина застряла на железнодорожном переезде перед приближающимся поездом. Кроме художника, в салоне находился его внук Ньюэлл.

«Миновала ночь, и на следующий день после обеда мы с Редрутом вновь вышли на дорогу. Я простился с матерью, с бухтой, возле которой я жил с самого рождения, с милым старым «Адмиралом Бенбоу» — хотя, заново покрашенный, он стал уже не таким милым. Вспомнил я и капитана, который так часто бродил по этому берегу, его треугольную шляпу, сабельный шрам на щеке и медную подзорную трубу. Мы свернули за угол, и мой дом исчез».

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector