Jeremy Enecio. Иллюстратор

Jeremy Enecio. Иллюстратор

Энесио Джереми (Jeremy Enecio): фантазии в иллюстрациях

«Я впервые узнал о Джереми Энерисио несколько лет назад, когда лениво просматривал работы посредственных художников на одном из сайтов. И вдруг, словно ниоткуда, как электрическая вспышка, появилась его работа. Я не просто нашёл иголку в стоге сена, эта иголка пронзила меня насквозь. Я понял, что обязан связаться с ним, потому что, хотя я только что узнал об этом сокровище в искусстве, тем не менее, чувствовал, что то, что было на огромной глубине моего подсознания, выбралось и позволило обрести понимание через талантливые руки Джереми». (Zach Levy)

Недавно я имел удовольствие говорить с Джереми о его жизни и работе.

Зак: Когда и где ты родился?

Джереми: Я родился 31 октября 1986 в Ормок, Филиппины.

Зак: Детство – чем оно было для тебя? Одной из страниц художественного опыта?

Джереми: Я рос с братом, и сестрой, и кучей родственников, живущих одной семьёй в доме моей бабушки на Филиппинах. И это была не та среда, в которой я мог бы получить художественное образование. У нас на Филиппинах не было художественных классов в школе. Когда я переехал в Америку, в возрасте четырех лет, я познакомилась с моим дедом и двоюродным братом, оба они были художниками. Мой дед неоднократно копировал в своих работах знаменитую Тайную Вечерю, а брат нарисовал мне Черепашек Ниндзя, и у меня чуть голова не взорвалась от восторга, когда я увидел эти рисунки. В начальной школе я был странным замкнутым ребенком , потому что не знал английский язык. Но я уже тогда классно рисовал и чувствовал в этом своё преимущество перед сверстниками.

Зак: Первые рисунки, ты помнишь их?

Джереми: Я помню, как с двоюродными братьями копировал изображения из журналов.

Зак: Что ты думаешь о художественной школе?

Джереми: Художественная школа у каждого — своя. Если вы идете в это с открытой душой, впуская новый опыт и способы мышления, то обучение не будет сложным и болезненным.

Зак: Когда ты приобрёл тот стиль, который мы можем видеть сегодня в твоих работах?

Джереми: Я думаю, что я всегда склонялся к подобному стилю, с самого раннего возраста. Оглядываясь назад, я понимаю, что хотел определённой реакции от окружавших меня людей. Именно поэтому я старался всё делать «правильно», не важно, был ли это рисунок паука или портрет друга. Я показывал свои работы на форумах, где было много профессиональных художников. Их оценка для новичка в искусстве – это, как правило, и болезненно, и волнующе. Мне повезло: профессионалы были весьма щедры как на похвалу, так и на критику.

Зак: Фильмы и литература как-то влияют на твоё творчество?

Джереми: Фильмы определённо влияют на меня. Если честно, я когда-то хотел стать режиссёром.

Зак: Я тоже хотел стать режиссёром. А когда ты рисуешь, у тебя в голове возникает история, как в фильме, о том, что изображаешь?

Джереми: Да, конечно.

Зак: У тебя есть хобби?

Джереми: Я не совсем уверен, что хорошо понимаю, что представляет собой хобби. Это довольно странное понятие для меня, тем более, что мое главное хобби превратилось в мою профессию. Ещё мне нравится собирать старинные фотографии, как в цифровом варианте, так и приобретённые по случаю в антикварных магазинах. Они очень нравятся мне и вызывают настоящий интерес. Я также большой поклонник фильмов ужасов и хотел бы поработать гримёром на съёмочной площадке. Желательно, чтобы это был фильм про зомби.

Читать еще:  Daeng Buasand

Зак: Какие мысли ты хочешь вызвать своими работами?

Джереми: Я хочу, чтобы целые истории возникали в головах тех, кто смотрит на мои картины. Потому что это аллегорические рассказы. Иногда история только история, но чаще всего, я хочу, чтобы зрители растерялись. Ведь непонимание объекта изобразительного искусства не означает, что тот не может рассказать свою историю. Изображения в моих работах — это метафоры, отражающие реальный жизненный опыт. Но все мы смотрим на мир по-разному, опираясь на пережитое.

Несмотря на уверенное владение современными редакторами, Джереми Энесио предпочитает работать красками: акриловыми и масляными. В настоящее время нью-йоркский иллюстратор-фрилансер Джереми Энесио уделяет много внимания публикациям и частным заказам. Кроме того, он пишет свои работы по искусству. Официальный сайт художника

Письмо редактора: о, счастливчики!

В новом номере The Hollywood Reporter – Российского издания: «Оскар», домыслы и теории заговора.

Когда в 1999 году Гвинет Пэлтроу вышла на сцену за «Оскаром», зал охнул от ее слез, а речь, в которой эта изысканная блондинка поблагодарила 23 человек, по сей день остается рекордной по числу упоминаемых лиц.

И как тут не вспомнить Холли Берри, получавшую «Оскар» три года спустя. Актриса не просто плакала — она рыдала в голос несколько минут, заставляя зрителей прятать глаза от неловкости.

Между тем эффектные слезы Гвинет и Холли, скорее всего, были частью продуманного ими шоу. В конце концов, уметь заплакать — один из базовых актерских навыков, за который и дают престижный приз.

Не секрет, что практически каждый, кто номинируется на «Оскар», репетирует перед зеркалом свое возможное выступление на сцене. Даже те, у кого, кажется, нет никаких шансов. Многие наверняка помнят забавный ролик-шутку с Шарлиз Терон, в котором она спародировала саму себя, а заодно и всех, кто мечтает о статуэтке.

Вот, например, в этом году приз в категории «Лучший актер» предрекают либо Леонардо ДиКаприо («Волк с Уолл-стрит»), либо Мэттью МакКонахи («Далласский клуб покупателей»). Значит ли это, что конкурирующий с ними восхитительно преобразившийся в «Афере по-американски» Кристиан Бэйл может расслабиться и не репетировать, глядя на свое отражение?

Вообще, слухи, домыслы, прогнозы и теории заговора начинают множиться за несколько месяцев до церемонии. Кто-то высчитывает закономерность между победой на «Золотом глобусе» (премии Гильдии иностранной прессы) и резким ростом шансов на «Оскар». Кто-то пытается повлиять на решение академиков…

Среди последних — композитор Брюс Бротон, чью печальную историю мы описали в нашем бизнес-разделе как предупреждение тем, кто считает, что на экспертов можно давить.

На что только не готовы пойти мечтающие оказаться среди двухсот счастливчиков, что красуются на традиционной групповой фотографии оскаровских номинантов, которую мы опубликовали в этом номере The Hollywood Reporter. Так и хочется спросить: а на что бы пошли вы?

Особенно после прочтения наших материалов, посвященных подготовке и проведению оскаровской церемонии и праздничной вечеринки…

А уж получение золотой статуэтки — и вовсе мечта миллионов. А знаете ли вы, что чаще всего делают победители, как только волнение и дрожь в коленках проходят, а вожделенная статуэтка уже в руках? Отправляются за… чизбургером. Наши корреспонденты узнали, кто готовит питательный фастфуд для лауреатов и почему это стало для них своего рода ритуалом.

А еще мы узнали, почему героиня нашей обложки Кейт Уинслет, завернув свой «Оскар» в свитер, хранит его в коробке, и на какие ухищрения идут голливудские красотки, чтобы не ударить в грязь… попой.

Читать еще:  Luciano Ventrone. Реалистичные рисунки

Лучшие кутюрье мира создают для них головокружительной красоты и баснословной цены наряды для дефиле по красной дорожке, ювелирные компании выдают звездам украшения на миллионы долларов. Гонорары актеров после попадания в шорт-лист уже не опускаются ниже семизначных цифр, а бюджет Лос-Анджелеса ежегодно после вручения «Оскара» пополняется на 130 млн долларов.

Эта машина десятилетиями работает как часы, а все участники проекта выполняют свои роли безупречно и профессионально. И даже самое, на первый взгляд, неожиданное и смелое решение академиков на поверку оказывается хорошо просчитанным ходом. А что вы хотели? Ничего личного, всего лишь бизнес!

МарияЛемешева, редакционный директор и главный редактор The Hollywood Reporter Russian Edition

Авторы номера

Гэри Бом

Выпускник факультета печатной журналистики USC, бывший редактор глянцевого журнала Angeleno, один из лучших репортеров американского THR, которому позволено несколько месяцев работать над одним-единственным материалом. А все потому, что его эксклюзивные расследования сами становятся громкими событиями в индустрии. Заинтересовавшись судьбой животных, которые появляются на киноэкране, Гэри Бом перерыл все доступные документы и пообщался с сотрудниками Американской гуманистической ассоциации, которые должны следить за судьбой четвероногих актеров.

Ольга Кузнецова

По первому образованию — театровед, по второму — журналист в сфере культуры. Стать кинообозревателем Ольга решила сразу же после того, как впервые в жизни попала на Венецианский кинофестиваль, где поняла: «фестивальное кино» — совсем не обязательно «скучное», «заумное» и «не для всех». Делает сюжеты о европейском и американском кинематографе для программы «Кино в деталях», пишет рецензии для газеты «Известия». В интервью с Хоакином Фениксом для THR попыталась разубедить читателей (и себя в первую очередь) в том, что он — мрачноватый тип с замашками закоренелого затворника. Кажется, получилось.

Каролин Джиардина

Вот уже более 15 лет журналистка Каролин Джиардина пишет об индустрии медиа и развлечений, изучая, в частности, влияние новых технологий на творческий процесс. Ее статьи можно найти в изданиях Film&Video, Shoot, British Cinematographer, а также во втором издании книги «Гид по цифровому телевидению». Для материала, опубликованного в мартовском THR, журналистка пересмотрела пять картин, номинированных на «Оскар» за спецэффекты, и расспросила их создателей о необходимости введения новой категории — для фильмов, созданных преимущественно на компьютере.

Джереми Энесио

Нью-йоркский иллюстратор-фрилансер, в детстве мечтавший стать режиссером, до сих пор не оставил желания работать в кино. Однако теперь выпускник Maryland Institute College of Art, рисунки которого украшают Playboy, Men’s Health, Miami New Times и The Hollywood Reporter, интересуется преимущественно гримом — в ужастиках и фильмах о зомби. В ожидании приглашения на работу от создателей «Ходячих мертвецов» Джереми Энесио коротает время за любимым хобби — превращает масляные и акриловые краски в поражающие воображение иллюстрации, которые он сам называет «аллегорическими рассказами». Для мартовского номера THR он проиллюстрировал расследование Гэри Бома о судьбе животных в кино.

Анна Козленко

«Если в прекрасных глазах — пустота, это ничем не скрыть», — уверяет московский fashion-фотограф, которой довелось снимать ярких женщин с глубокомысленным взглядом: Светлану Ходченкову, Софико Шеварднадзе, Ольгу Дыховичную и др. О работе с двукратной обладательницей «Золотого орла», звездой фильма «Географ глобус пропил» Еленой Лядовой, которую предложил ей в качестве модели THR, Анна Козленко вспоминает как о « фейерверке, вызывающим восторг в процессе и грусть в финале — от того, что все так быстро закончилось».

Читать еще:  Remzi Taskiran. Восточные традиции

Ребекка Сан

Штатный корреспондент американского THR в шутку называет себя «профессиональным прокрастинатором» — то есть человеком, которому платят за постоянное откладывание важных дел на потом. Секрет в том, что свою работу она как раз считает не трудоемким заданием, а удовольствием. В журнале Sports Illustrated, где Ребекка Сан начинала свою карьеру, она отвечала за материалы о летних Олимпийских играх и ежегодное издание Where are they now («Где они сейчас»), посвященное покинувшим большой спорт чемпионам. Променяв спортсменов на кинозвезд, а Олимпиаду — на «Оскар», журналистка быстро стала своей в Голливуде. С вопросами о том, сколько стоит завершающая церемонию вечеринка или аренда театра Dolby, можно смело обращаться к ней.

Художник Джереми Липкин и его «Одинокая дева»

Джереми Липкин — картина-кинозвезда «Одинокая дева» (The Lonely Maiden)

Художник Джереми Липкин (Jeremy Lipking), родился в 1975 году в городе Санта-Моника, штат Калифорния, — американский художник.
Он сын профессионального иллюстратора. Джереми Липкин говорит, что хоть и любил рисовать всегда, но в детстве специально этому не учился, пока в подростковом возрасте не почувствовал необыкновенную тягу к живописи. Это знакомство молодого художника с миром искусства стало, пожалуй, самым важным звеном во всем его последующем художественном образовании.

Наибольшее влияние на мировоззрение Липкина оказали картины художников прошлого, сочетающие в себе традиции фигуративной живописи девятнадцатого века европейской академической школы живописи и натуралистический пейзаж.

Джереми Липкин — Автопортрет

После школы Липкин поступил в Калифорнийский художественный институт, где стал одним из лучших учеников тех лет. В настоящее время он преподает в художественных студиях по всей стране. Джереми универсальный современный художник, он одинаково хорошо пишет пейзажи и натюрморты, однако ему особенно нравится рисовать портреты или фигуры на любом фоне. Картины Липкина напоминают работы художников девятнадцатого века натуралистического направления и так же, как и те художники, Липкин предпочитает работать в «прохладной», не изобилующей цветом, палитре, помогающей создать особое, уникальное настроение.

Его картина «Одинокая дева» была создана специально для фильма «Кража в музее» (The Maiden Heist — Похищение Девы ) и играет главную роль в сюжете фильма.»Кража в музее» фильм Питера Хьюитта о трёх охранниках музея искусств. В каком-то смысле сюжет картины перекликается с сюжетом советского фильма «Старики-разбойники».

Женатый, но духовно одинокий по жизни Роджер Барлоу (актёр Кристофер Уокен) тридцать лет ходит на работу с обедом в сумочке, любит музыку и, надевая темными вечерами беретку художника, медитирует над любимой картиной, относящейся к «постнатуралистическому движению северной Франции».

Кадр из кинофильма «Кража в музее», 2009

Одним не совсем прекрасным утром телохранителя картины «Одинокая дева» ставят перед фактом переезда выставки в Данию. Он в смятении и готов ехать за своей «возлюбленной» хоть на край света, но жизнь сводит его с подобным ему «постнатуралистом». Единомышленником оказывается некий Чарлз Питерсон (актёр Морган Фримен), одинокий волк, обожающий кошек и картину «Девушка с котами». В местном кафе под названием «Великолепная семёрка» после очередного стакана безалкогольного молока, Чарлз предлагает совершить ограбление века. Сначала Роджер воспринимает эту идею как шутку, но позже она лишает его сна.
В их поле зрения попадает некий Джордж (актёр Уильям Мэйси), фетишем которого является скульптура «Бронзового воина». После незамысловатой агитации он решительно вступает в банду. Втроём они приступают к разработке спецоперации «Срочная ярость».

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector