Kasra Kiai. Современные художники Ирана

Kasra Kiai. Современные художники Ирана

Иранское современное и современное искусство — Iranian modern and contemporary art

Беглый взгляд на историю искусства показывает, что социальные, политические и экономические условия всегда играли важную роль в появлении новых художественных течений и стилей. В качестве примера « Полет » Мортеза Катузян показывает маргинализованных людей, лишенных свободы в результате политических изменений. В Иране социальные и политические события 1940-х годов радикально изменили эволюцию пластических искусств в этой стране и полностью изменили ее естественный путь.

Содержание

Движение современного искусства в Иране зародилось в конце 1940-х — начале 1950-х годов. Это был период после смерти известного персидского художника Камал-ол-молка (1852–1940) и, таким образом, символический конец жесткой приверженности академической живописи.

Открытие в 1949 году галереи Ападана в Тегеране Махмудом Джавадипуром и другими коллегами, а также появление таких художников, как Маркос Григорян, в 1950-х годах, обозначили приверженность созданию формы современного искусства, основанной на Иране. Григорян нашел влияние на свое искусство в популярной иранской культуре, особенно в культуре рассказчиков кофеен и визуальном языке сухой земли и грязи. Одним из учеников Григоряна в Колледже изящных искусств Тегеранского университета был Хоссейн Зендероуди , его интересовали формы и эстетика предметов, предназначенных для культа шиитского ислама . Ученый Карим Эмами сравнил свое искусство с предметами, найденными в саккахане, придумав термин «школа саккахане».

Движение Saqqakhaneh

В 1950 — х и 1960 — х годов, новый поджанр иранского искусства под названием школы Saqqakhaneh (также известный как Saqqa-Kana, Saqqakhaneh, Saqakhaneh, Sahakhanah) был впервые художников Хоссейн Зендерауди , Парвиз Танаволи , Фарамарз Pilaram , Масуд Арабшахи , Мансур Qandriz , Насер Овейси , Садек Тебризи и Жазех Табатабай .

Школа Saqqakhaneh — это движение нео-традиционного современного искусства, которое существует в Иране, уходит корнями в историю кофейных картин и визуальных элементов шиитского ислама . Слово Saqqakhaneh первоначально относилось к типу святилища с фонтаном, найденного здесь, и стало обозначать движение, в значительной степени характеризующееся символизмом. Другие мотивы, встречающиеся по всему региону, были включены в художественное движение — ярким примером является рука. В статьях ученого Карима Эмами о «Живописи Сакка-Шана» он определил, что «сочетание религиозных образов и традиционных декоративных элементов с современными техниками живописи сыграло значительную роль в привлечении внимания средств массовой информации и ценителей искусства к жанру». . Визуальный язык был создан на основе истории шиитской исламской культуры, в частности саккакханы, небольшого общественного места, в котором воду раздают незнакомцам, часто украшенным символами и подношениями. Художники этого жанра перенимали эти символические традиции, связанные с саккаханой, но с модернистской позицией.

К концу 1960-х — 1970-х годов художники школы Саккахане из Ирана приобрели международную известность, и это помогло подготовить почву для открытия Тегеранского музея современного искусства в 1977 году. Тегеранский музей современного искусства может похвастаться важной коллекцией как западных, так и иранских работ. художники. Иранская революция 1979 года остановила динамику иранской художественной сцены.

Он обсуждались различными учеными после публикации Эдварда Саида 1978 книги ориентализма (которая выдавала подобные вопросы), было движение Saqqakhaneh зависит от постколониального зрения Ирана или , вернее, сделали это интенсифицировать ориентализм .

В 2013 году Лейла С. Диба и Ферештех Дафтари были со-кураторами выставки Iran Modern (2013), показанной в Азиатском обществе в Нью-Йорке. Выставка была первой крупной выставкой современного искусства из Ирана, в которой участвовали 26 художников, в том числе Ахмад Аали , Аббас, Масуд Арабшахи , Сиа Армаджани , Мохаммад Эхсай , Монир Шахруди Фарманфармаян , Мансур Гандриз , Маркос Григорян , Гасем Гаджизаде , Нахид Джагалигат , Бахман. , Рана Джавади , Реза Мафи , Лейли Матин Дафтарей , Ардешир Mohassess , Бахман Mohassess , Ники Нодджоуми , Хушанг Pezeshknia , Фарамарз Pilaram , Бежит Садр , Abolghassem Саидите , Сепехрите , Парвиз Танаволи , Мохсны Р.Вазири-Moqaddam , Манаучер Йектай и Хоссейн Зендерауди . Выставка была разделена на разделы, включая саккахане и неотрадиционные художественные стили, на которые повлияли история народного искусства, абстрактное искусство и каллиграфия.

Художники с Ближнего Востока завоевывают арт-рынок
ARTinvestment.RU 15 октября 2008

Семь лет назад, после террористической атаки 11 сентября никто и предположить не мог, что современное искусство стран Ближнего Востока будут пользоваться популярностью. Тем не менее сейчас произведения художников из Ирана и арабских стран приносят миллионы на ведущих мировых аукционах. Причем покупают их не только катарские шейхи, но еще и западные коллекционеры, такие как Чарльз Саатчи (Charles Saatchi). Согласно сайту ArtTactic, публикующему информацию о развивающихся рынках искусства, объем произведений ближневосточного искусства на публичных торгах увеличился с 1 миллиона фунтов в 2006 году до 17 миллионов в 2008 году. И эта цифра может еще вырасти в два раза к концу этого года. За два года средняя цена произведения художника с Ближнего Востока выросла аж на 260 процентов.

Бум начался с первого аукциона Christie’s в Дубаи, состоявшегося в марте 2006 года. С тех пор аукционный дом часто устраивает в Эмиратах торги, на которых продаются не только произведения ближневосточных авторов, но и работы гигантов западного искусства, таких как Энди Уорхол (Andy Warhol). На последнем аукционе Christie’s в Дубаи, прошедшем в апреле, три произведения художников с Ближнего Востока принесли суммы, превышающие 1 миллион долларов. Самой дорогой работой стала монументальная бронзовая скульптура иранца Парвиза Танаволи (Parviz Tanavoli), ушедшая за 2,84 миллиона. 30 октября в Дубаи пройдут самые крупные на данный момент торги Christie’s на Ближнем Востоке, на которых будут представлены работы художников из Ирана, Ирака, Сирии, Ливана. Египта, Алжира и Объединенных Арабских Эмиратов, а также произведения западных звезд, в том числе Энди Уорхола и Христо & Жанн-Клод (Christo & Jeanne-Claude).

Bonhams тоже внес свою лепту в нынешнее процветание ближневосточного искусства. В марте этот аукционный дом провел в Дубаи крупные торги. Их результаты превзошли эстимейт в три раза. Топ-лотом стала работа самого модного иранского художника Фархада Мошири (Farhad Moshiri), которого называют иранским ответом Кунсу (Jeff Koons) и Херсту (Damien Hirst). Его картина Eshgh («любовь» на языке фарси) принесла 1,05 миллиона долларов. Следующие торги Bonhams в Дубаи пройдут 24 ноября.

Sotheby’s тоже не отстает. 23 октября в Лондоне состоятся первые в истории аукционного дома торги, на которых будут представлены исключительно произведения современных художников с Ближнего Востока. Недавно Sotheby’s объявил об открытии представительства в столице Катара Дохе. Произведения, которые будут представлены на октябрьском аукционе, можно будет увидеть на предаукционных показах в Дохе, Дубаи и Абу-Даби.

Представительство на Ближнем Востоке (в Дубаи) открыл и Phillips de Pury, недавно, кстати, купленный российским ритейлером Mercury Group. На аукционе 18 октября, который пройдет в Лондоне во время арт-ярмарки Frieze, будут представлены произведения арабских и иранских художников. Днем позже, 19 октября, произведения Фархада Мошири и Хоссейна Зендеруди (Hossein Zenderoudi) появятся на торгах произведениями современного искусства Christie’s, где наряду с ними будут продаваться выдающиеся картины Фрэнсиса Бэкона (Francis Bacon), Лусиена Фрейда (Lucian Freud) и Лучио Фонтаны (Lucio Fontana).

Читать еще:  Renso Castaneda. Художник-реалист

Специалисты называют несколько причин интереса арт-рынка к произведениям художников из исламского мира. Самая очевидная из них — экономическая развитость региона, основанная на высоких ценах на нефть. Кроме того, после 11 сентября интерес к исламской культуре сильно повысился. Творчество ближневосточных художников затрагивает очень важные и интересные темы, такие как война, противостояние западной и исламской культур, проблемы самоидентификации и положение женщин в исламском обществе. Современное арабское и иранское искусство поддерживают местные шейхи, которые тратят миллионы на аукционах и арт-ярмарках, а также открывают в своих странах крупные музеи.

Материал подготовила Юлия Максимова

Пять художников выставки «Современный Катар»: выбор Павла Герасименко

Выставка «Современный Катар: искусство и фотография», открытая в Манеже, организована под патронажем королевского дома: шейха Аль Маясса бинт Хамад бин Халифа Аль Тани, глава Музеев Катара и дочь эмира, стала в последние годы активным инициатором программ культурного обмена.

Первый этаж Манежа занимает экспозиция «Воплощая видение», которая показывает виды Катара, соединяя ориентальные традиции в фотографии прошлого и современности. Другая часть выставки, расположенная на верхнем этаже выставочного зала, названа «Трансформации: образы и состояния» и демонстрирует работы 44 художников. Её куратор, шейха Мариам Аль Тани, также принадлежит к членам правящей династии. Представлены как иностранцы, входящие в национальную программу «Художник в гостях», так и художники родом из Катара — среди участников таких две трети. Катарское искусство молодо — всем авторам около 30 лет, и среди них много художниц-женщин.

2018-й объявлен перекрёстным Годом культуры Катара и России; так, в декабре в эмирате откроется выставка русского авангарда из Третьяковской галереи. Центр современного искусства в столице государства, Дохе, расположен в реконструированном здании бывшей пожарной части, и галерея при нём носит знакомое нашему уху название «Гараж». Последние полтора года Катар живёт в условиях блокады, объявленной четырьмя соседними арабскими странами. Этой теме на выставке посвящена работа Мариам Аль Хомэйд. Художница, происходящая из семьи талантливых ремесленников, получила магистерскую степень в области дизайна в американском Университете Содружества Вирджинии, имеющем отделение в Катаре, и преподаёт графический дизайн в Университете имени Хамада бин Халифа. «Микроскоп» — теневая проекция в виде трёх пирамид, где буквы слова «Катар» увеличиваются в размере. «Художественное произведение представляет блокаду как возможность стать сильнее вопреки всем препятствиям», — говорится в аннотации.

Вид экспозиции «Современный Катар: искусство и фотография». Предоставлено пресс-службой ЦВЗ «Манеж»

Работа Мариам Аль Сувэйди «Генетика», датированная 2016 годом, в точности повторяет скульптурную композицию Дэмиена Хёрста «Дивное путешествие» у входа в медицинский центр «Сидра» в Дохе. Работа Хёрста 2013 года вызвала и продолжает вызывать протесты многих официальных лиц и местных жителей, но, несмотря на это, недавно она была установлена. Состоящая из 14 гигантских бронзовых скульптур высотой от 5 до 11 метров, она натуралистически воспроизводит все стадии развития плода. В работе Аль Сувэйди та же тема решена в совпадающих формах, но в скромном масштабе: прозрачный пластик хорошо взаимодействует с пространством зала благодаря игре света. Важно, что на месте приезжего интернационально известного автора в этом случае выступает художница родом из Дубая, чьи работы можно найти на сайте Галереи Саатчи.

  1. Мубарак Аль Тани.«Флорида». 2018

Работа Мубарака Аль Тани. Предоставлено пресс-службой ЦВЗ «Манеж»

Автор этой работы, 29-летний Мубарак Аль Тани, как следует из имени, тоже состоит в родстве с правящей династией. Получив высшее образование в области международных отношений в двух американских университетах и проработав с 2012 года в штаб-квартире ЮНЕСКО в Нью-Йорке, недавно он вернулся в Катар, где продолжил заниматься живописью. Кубофутуристические опыты в его ярких холстах помножены на традицию граффитизма. В интервью художник говорит: «Свобода выражения многими понимается как расстройство общественного порядка» — и добавляет: «Здесь люди рисуют то, что им нравится, и делают это на досуге».

  1. Ясер Аль Мулла.«Сад». 2018

Работа Ясера Аль Муллы. Предоставлено пресс-службой ЦВЗ «Манеж»

Получив две профессии — юриста и строителя, Аль Мулла начал рисовать в возрасте 35 лет, в 2015 году. Он создаёт чёрно-белую графику и вольно обходится с пространством большого холста, заполняя его изображением как сложным узором. Помимо очевидной традиции мусульманской каллиграфии, для европейского зрителя в этих работах много общего с «неучёным искусством» ар-брют. По признанию художника, он вдохновляется идеями Мансура аль-Халладжа, жившего в IX–X веках суфия из Южной Персии, известного парадоксальными высказываниями и творимыми чудесами: «Эффект Халладжевых чудес, — считает современный исследователь, — сопоставим с открытием в XX веке трансперсональных состояний сознания, вызываемых приёмом ЛСД и других психоделиков».

  1. Ахмед Нух.«Следы жизни». 2018

Вид экспозиции. Работа Ахмеда Нуха. Предоставлено пресс-службой ЦВЗ «Манеж»

Сожжённые книги встречаются в разных вариациях, наверное, у сотен современных художников. Ахмед Нух последние четыре года занимается живописью и графикой, участвует в работе Центра визуальных искусств и входит в Катарское общество изобразительных искусств. Для инсталляции, демонстрирующей ненужность печатного знания в дигитальную эпоху, он старательно прокоптил книги, в том числе альбомы, каталоги и другие coffee table издания по искусству.

  1. Фатма Аль Румэйхи.«Моя армия». 2015

Работа Фатмы Аль Румэйхи. Предоставлено пресс-службой ЦВЗ «Манеж»

Молодая художница, окончившая школу при Институте искусств в Чикаго, специализируется на графическом дизайне. В отличие от многих других участников выставки, у неё есть персональный сайт: fatmaalremaihi.com, а страница в блоге tumblr озаглавлена Fatma Loves to Draw! В её скетчбуке можно найти серию графики под названием Hair Play, интересную сочетанием декоративных моментов и современного взгляда на персонажей. Работы Аль Румэйхи ценны отчётливой феминистической направленностью: их героиней часто выступает сама художница. На выставке она показывает картину «Моя армия». Холст сложной формы — пример современного фигуративного искусства Арабского Востока, живописью и героическим пафосом сильно напоминающего о советском соцреализме 1970-х годов.

  1. Амр Эль Кафрави.«Пейзаж со строящимся домом». 2016–2017

Вид экспозиции. Работа Амра Эль Кафрави. Предоставлено пресс-службой ЦВЗ «Манеж»

Египтянин Амр Эль Кафрави — один из самых интересных участников выставки, ради которого в этой подборке, основанной на строго географическом принципе, стоит сделать исключение. Тогда сразу становится понятным отличие Египта, где современное искусство существует и опирается на собственную традицию, идущую с 1960-х, от Катара, где только начинает развиваться contemporary art.

Читать еще:  Julien Legars. Недостатки

Художник живёт и работает в Каире, где родился в 1980 году и в 2003-м окончил художественный факультет университета как живописец. Затем он уехал из страны и поступил в Варшавский университет, где стал дипломированным графиком и плакатистом. Сейчас он работает как живописец, график и книжный дизайнер в нескольких издательствах, в том числе в знаменитом «Блумсбери».

35 графических листов, экспонированные как единая композиция, выполнены в сложной технике. Небольшие куски рукодельной муслиновой ткани соединены в листы так, что возникает объемность и ощущение фактуры, которое заметно даже сквозь стекло. На этой основе выполнена фотопечать чернилами, доработанная поверх оттиска. Перед нами фотографии стройплощадок и зданий, размытые множественной экспозицией. Графическое и концептуальное изящество работ Эль Кафрави сильнее всего соединяет художника с европейской традицией, от Пиранези до супругов Бехер, у отечественного зрителя отзываясь именами Валерия Кошлякова или Константина Батынкова.

Текст: Павел Герасименко

Заглавная иллюстрация: работа Ахмеда Нуха «Следы жизни» (2018). Предоставлено пресс-службой ЦВЗ «Манеж»

Иранское искусство завоевывает Лондон благодаря русским арт-дилерам

Sophia Contemporary Gallery

Выставкой иранского художника Резы Деракшани в Лондоне открылась галерея искусства стран Ближнего Востока Sophia Contemporary Gallery, один из основателей которой Василий Царенков.

«Предрассветный бриз» вызвала настоящий ажиотаж: на вернисаже, где присутствовал сам художник, собрались практически все лондонские ценители современного иранского искусства, окружавшие картины плотной стеной. За один вечер коллекционерам из Великобритании, Германии и США были проданы почти все выставленные работы, стоимость которых колебалась в пределах от £60 тыс. до £150 тыс.

Основателями галереи в лондонском районе Мэйфейр выступили сын известного коллекционера русского искусства Василий Царенков (его отец Владимир Царенков одно время держал в Лондоне галерею русского искусства St. Petersburg Gallery), арт-дилер Лали Маргания и специалист по иранской культуре Лили Джассеми, иранка по происхождению, живущая в Германии. Идея создания новой галереи возникла два года назад во время путешествия Василия Царенкова по Ближнему Востоку. Потом Лили Джассеми предложила устроить аукцион иранского искусства на Sotheby’s, что навело Царенкова на мысль о необходимости институции, которая бы фокусировалась на ближневосточном регионе. Отмена санкций в отношении Ирана в январе этого года придала основателям галереи еще большую уверенность в том, что у их проекта есть будущее.

На вопрос о том, что заставило Василия Царенкова отойти от семейных традиций коллекционирования русского искусства, он ответил: «На Западе сейчас представлено мало художников из Ирана. Есть иранская диаспора, но нет возможности поддерживать связь именно с арт-миром внутри Ирана — его представители практически не известны западному зрителю, как раз по причине долгой изоляции страны. Со стороны западных коллекционеров наблюдается все возрастающий интерес к этому сегменту рынка и желание как можно больше узнать об искусстве региона».

Sophia Contemporary Gallery

Известный иранский художник, поэт и музыкант Реза Деракшани живет в Остине (США, штат Техас) и считается одним из ведущих мастеров современного искусства, признанных как у себя на родине, так и на Западе. Блестящий колорист, он опирается на традиции и символику искусства Ирана, одновременно обращаясь к западной стилистике абстрактного экспрессионизма. В 1980-х годах Деракшани был членом группы американских неоэкспрессионистов (в частности, он до сих пор поддерживает тесные дружеские связи с художником Франческо Клементе). Работы иранца хранятся в частных коллекциях и в собраниях Британского музея, Тегеранского музея современного искусства, нью-йоркского Метрополитен-музея. Интерес к творчеству Деракшани проявил и Государственный Русский музей: 25 мая в Санкт-Петербурге открывается выставка работ художника. Она продлится до 25 июля, а к осенью ее можно будет увидеть в Германии в Художественной коллекции Хемница. Кроме того, Sophia Contemporary Gallery поделилась планами выставок Деракшани в Азербайджане и, возможно, в Грузии и Казахстане, так как его произведения вызывают огромный интерес в ряде стран постсоветского пространства.

По словам менеджера галереи Лали Маргания, Sophia Contemporary Gallery заключила контракт с Деракшани на пять лет, теперь она его основной представитель на западном рынке искусства. Впрочем, главной задачей только что открывшейся галереи Василий Царенков видит «не только организацию выставок художников с Ближнего Востока, но и креативный диалог между Западом и Востоком».

Сразу после «Предрассветного бриза» последуют выставки признанного иранского художника-графика Мехрдада Хатеи (с 28 апреля по 4 июня), молодого художника-абстракциониста Пууйи Арьянопура, в своем творчестве опирающегося на традиции суфизма, и еще одного начинающего автора, Азаде Разагдуста. Летом галерея организует обширную групповую экспозицию работ художников из Германии, Ирана, Пакистана, США и Франции, исследующую концептуальные и эстетические параллели в их творчестве. «Мы хотели бы стать первооткрывателями искусства Ближнего Востока на Западе — теми, кто разрушает культурные барьеры и тесные рамки категорий», — говорят основатели галереи. В задачи Sophia Contemporary Gallery также входит помощь музеям в организации выставок иранских художников, сотрудничество с частными и государственными музеями и влиятельными коллекционерами.

Впрочем, сбрасывать со счетов российское искусство галерея не намерена: в ее планы входят выставки современных художников из России и стран СНГ, в частности Азербайджана, культура которого имеет много точек соприкосновения с традициями Ирана. Одна из таких выставок намечена на 2017 год. Вполне возможно, что галерейный союз Царенкова, Маргания и Джассеми послужит сигналом к действию для других русских галеристов и коллекционеров, побуждая их расширить рамки своей деятельности, переключиться на новые международные проекты, которые также помогли бы вписать российских художников в глобальный контекст.

Уникальные народные промыслы Ирана

Изделия ручной работы – одна из визитных карточек Ирана. Нередко туристы, приезжающие в страну, неожиданным образом выясняют, что здесь их больше всего впечатляют не красивые мечети и древние дворцы, а уникальные иранские народные промыслы. Столетиями местные мастера оттачивали свои умения, предавая его тайны из поколения в поколение. Каждый из таких видов народного искусства – продукт многовековой истории и культуры Ирана.

Галямзани

Галямзани – это вид чеканки по металлу, который имеет долгую историю. Точных сведений о возникновении этого ремесла, к сожалению, нет, однако известно, что в Иране оно появилось около 4000 лет назад. Изначально для создания галямзани брали медь. Однако сегодня мастера используют и другие металлы, такие как золото, серебро или латунь. Следует отметить, что порой рисунок стоит дороже драгоценного металла в чистом виде, а все благодаря непревзойденному мастерству чеканщиков.

Читать еще:  Laszlo Gulyas. Современный венгерский художник

Что же изображено на таких вазах-галямзани? Да все что угодно, начиная от обычных незамысловатых узоров и изображений птиц и животных, заканчивая целыми историческими событиями и сюжетами из литературных произведений.

Перед началом нанесения рисунка мастер покрывает металл специальным раствором из смолы и мела, чтобы во время чеканки ваза не потеряла свою форму. Выполняется резьба с помощью специального инструмента – «галяма». По окончанию нанесения рисунка раствор смывается, борозды натираются углем, а сама посуда полируется. Таким образом, рисунок становится ярче и четче.

Интересно то, что есть две основные техники нанесения узора – тебризская и исфаханская, которые в значительной степени отличаются друг от друга. Дело в том, что в Тебризе, чтобы нанести рисунок на металл, мастер надавливает на инструмент рукой. А вот в Исфахане в данном случае будут ударять по «галяму» специальным молотком.

Галямкари

Хотя термины «галямкари» и «галямзани» похожи, сами ремесла полностью отличаются. Галямкари – это техника нанесения рисунка на хлопчатую ткань. При этом сначала краски наносят на пластину с уже заготовленным рисунком, а затем отпечатывают на изделии. Такие штампы делаются из ценных пород дерева. Для того чтобы ткань не изнашивалась годами и легко стиралась, её обрабатывают специальным раствором, а чтобы краски как можно дольше оставались яркими, готовую работу сначала долго кипятят, а затем вымачивают в ледяной воде.

Искусство галямкари стало известно в Иране во времена монгольского нашествия. Именно тогда на иранских базарах впервые появились монгольские и китайские расписные скатерти. Чтобы не отставать от китайцев иранцы сами стали производить галямкары.

Расцвет производства пришелся на времена правления Сефевидов и продолжился вплоть до Каджаров. При Сефевидах в основном из такой расписной ткани шили одежду. При Каджарах большей популярностью стали пользоваться изделия для интерьера. Традиционные рисунки на галямкари времен Сефевидов включают в себя арабески, цветочные орнаменты и всем известные «огурцы», в эпоху Каджаров добавились и другие узоры. Стоит отметить, что в свою работу мастера нередко вплетали золотые и серебряные нити.

Галямкари вы можете найти в любом иранском магазине сувениров. Однако самый большой выбор будет представлен в Исфахане.

Фирузекуб

Персидское слово «фирузе» обозначает «камень счастья» и переводится на русский язык как «бирюза». Испокон веков считалось, что добыча лучшей бирюзы в мире ведется в Иране, а именно в провинции Хорасан на Нишапурском месторождении.

Согласно древним персидским легендам образовалась бирюза из костей людей, умерших от любви. Поэтому иранцы всегда почитали этот камень и преподносили его в дар, как символ любви, нежности и страсти. Бирюза в Иране очень дорогая, однако, и самая качественная. Хотя добыча этого драгоценного камня насчитывает многовековую историю, ремесло фирузекуб считается относительно молодым, ведь ему нет и сотни лет. Но зато этот промысел уже успел стать одной из визитных карточек Ирана. Так что если вы уедете из страны, не купив такую вазу, инкрустированную бирюзой, поверьте, вы совершите большую ошибку.

Родиной этого ремесла считается опять-таки Исфахан. Здесь инкрустируют не только вазы, но и украшения, тарелки, стаканы, подносы и даже лейки. К сожалению, мастеров, занимающихся фирузекуб, в Иране очень мало, даже в самом Исфахане их можно по пальцам пересчитать. Для создания посуды или украшений, которые потом будут инкрустировать бирюзой, берут такие металлы, как медь, никель, серебро, бронзу или мельхиор. Сначала одни мастера готовят форму для будущего изделия, а затем ювелиры составляют мозаику из небольших кусочков бирюзы и припаивают их к металлу.

Минакари

Под «Минакари» понимается уникальное искусство нанесения разноцветной эмали на металл или керамику. Традиции этого ремесла зародились около 5 тысяч лет назад, а одним из древнейших экземпляров минакари считается золотой браслет времен правления Ахаменидов, который сейчас выставляется в Лондоне в крупнейшем музее декоративно-прикладного искусства и дизайна в мире – музее Виктории и Альберта.

Наибольшую популярность это ремесло приобрело во времена правления Каджаров. Процесс производства минакари невероятно сложен и делится на несколько этапов, при этом все время задействованы сразу несколько ремесленников.

Для основы обычно берут такие металлы, как медь, бронзу серебро и золото. Когда мастер придаст форму своему изделию, он покрывает её специальной глиной и подвергает обжигу, во время которого температура может достигать 750°С. Процесс повторяется трижды.

Для покраски сейчас используют различные оксиды металлов. Так, для получения красных оттенков используют оксид золота, а для бирюзового цвета берут олово, свинцовый хрусталь или медь. Все краски, конечно же, огнеупорные. Основными мотивами для росписи выступают разнообразные узоры, цветы, птицы, а иногда и персидские миниатюры. После нанесения рисунка сосуд снова отправляют в печь теперь уже для закрепления краски.

Проверить качество минакари очень просто. Достаточно провести по изделию острым ножом или пилкой. Некоторые продавцы, таким образом, хвастаются своей продукцией. Вам не стоит переживать – на качественном изделии царапин не останется.

Хатамкари

Необыкновенная персидская инкрустация по дереву, называемая «хатамкари», возникла в Иране в незапамятные времена, но своего наивысшего развития достигла во времена правления Сефевидов. Другие страны востока, такие как Индия, Сирия, Ирак и Палестина также имеют свои центры производства инкрустированных изделий. Однако Иран все равно остается ведущей страной в этой отрасли.

Иранцы инкрустируют всё, что вы захотите. Стулья, столы, окна, двери, шкатулки, подставки для Корана, письменные принадлежности, рамы для картин и многое другое украшается шестигранными узорами из маленьких равносторонних треугольников. Узоры могут быть и пяти-, и восьми- и десятигранными, но чаще всего вы увидите именно шестигранные.

Для получения коричневых треугольников используют апельсиновое и розовое деревья, а для черных – орех и эбеновое дерево. Белые треугольники делают из верблюжьих, слоновых или коровьих костей. Также ремесленники используют золотые, серебряные и латунные нити для заготовления треугольников соответствующих оттенков. Для мастера крайне важно, чтобы весь материал, используемый в производстве, имел трехгранную форму. Поэтому и деревянные щепки, и кусочки костей, и металлические нити пропускают через специальную машину. Трехгранные палочки складываются в шестигранные цветы, напоминающие звезды, а потом уже приклеиваются друг к другу деревянным клеем согласно задуманному рисунку.

Работа это очень долгая и кропотливая. Для мастера необходимо, чтобы в его работе не было никаких зазоров, и сами «цветы» плотно прилегали друг к другу. Следует отметить, что деревянная основа – необязательное условие для хатамкари. Такие пластины можно приклеивать и на медные изделия.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector