Luis Pasihuan Tenorio. Современные художники Перу

Luis Pasihuan Tenorio. Современные художники Перу

Обзор колониального перуанского искусства

О культуре инков мы привыкли судить по древним образцам золотых украшений. Доколумбовое инкское искусство, представленное в искусно выплавленных и обработанных слитках золота со вставками драгоценных камней, до недавнего времени доминировало на экспозициях таких американских музеев, как Метрополитен, Кливлендский музей и Музей искусств Форт-Лодердейл. Никогда ранее не представлялись широкой общественности произведения искусства, сделанные индейцами в период колонизации. Лишь в последние годы музеи стали обращать внимание не замечательные образцы колониального искусства, начиная от текстиля ручной работы и заканчивая живописными картинами, принадлежащих кисти «обращенных» индейцев.

Устрашающего вида налобник в виде щупалец осьминога с кошачьей головой в основании украшает один из залов Монреальского музея изящных искусств и является молчаливым свидетельством величия древней цивилизации перуанских индейцев.

Мочика, Северное побережье Перу, возможно Ла Мина. Налобник в виде щупалец осьминога с кошачьей головой в основании, 100 – 800 н.э. Золото, хризоколы, раковины.

Созданное из золота, хризоколов и ракушек, это морское божество, сделанное, как предполагают исследователи, для правителя Мочика, было найдено при раскопках комплекса Ла Мина в долине Хекетепеке, на Северном побережье Перу. Но исследователи ничего не могут сказать о находке налобнике наверняка. В 1988 году Ла Мина был разграблен, а археологи узнали о существовании этого украшения от британского Скотланд-Ярда. Оказывается, налобник был тайно вывезен в Испанию, затем попал в Великобританию, а в 2006 году был передан перуанскому правительству.

Вари, сумка с изображением человеческого лица, между 600 и 1000 годами. Шкура ламы, человеческий волос, краска, хлопок, лист коки.

Инка со слугой, художник Гран Нуста Мама Околло, Куско (Перу), начало 1800-х. Холст, масло.

Наска-Уари, Южное побережье, пончо из кошачьего волоса, 500-900 гг. н.э.

Образ Юной Девы. Художественная школа Куско, художник Вирхен-Нинья Иландо, вторая треть 18 века. Холст, масло, позолота.

Считается, что коренное население Америки не пользовались письменными знаками, и даже господство испанцев не изменило положение вещей, за исключением того, что обращенные индейцы обучались европейским языкам и письменности. Индейцы всегда пользовались визуальным языком: символами, цветом, формами фантастических существ, геометрическими орнаментами. Даже в колониальную эпоху, когда небывалая на континенте ранее смесь наций, материалов и стилей, заимствованных из Америки, Европы, Азии и Африки, приведшая к появлению новых форм индейского искусства и иконописи, не создала иного подхода к выражению идей, кроме визуального. Живой пример смешения стилей и уникального визуального языка общения — «Образ юной девы» одного из перуанских художников. Здесь, в сущности, изображена Дева Мария во младенчестве, но многочисленная символика говорит о совершенно ином значении картины. Образ Девы намекает на «девственниц Солнца», инкских женщин, служителей храма, которые одновременно занимались ткачеством, создавая богатые одежды для религиозных церемоний.

Евхаристическая урна в виде пеликана, 1750-1760, частично позолоченное серебро и драгоценные камни.

Пеликан, кормящий птенцов собственной кровью, — один из любимых символических образов у мастеров Андского барокко. Этот символ Евхаристии перекочевал в культуру Перу от Европейского средневековья. Птицы имеют глаза из драгоценных камней, языки сделаны подвижными. На спине имеется дверца, чтобы помещать внутрь урны хост во время Страстного четверга.

Франсиско Лазо, Житель перуанского нагорья Кордильеры-де-Лас-дель Перу, 1855 г., холст, масло.

Картина «Житель перуанского нагорья» Франсиско Лазо, впервые представленная публике в 1885 году на Всемирной выставке в Париже спустя три десятилетия после того, как королевство Перу провозгласило свою независимость, представляет собой в определенном смысле символ возвращения древних традиций после репрессий. На картине изображен человек, держащий в руках горшок Мочика. Половину лица человека скрывает тень от широкой шляпы, но в этом образе легко узнается портрет конкистадора Франсиско Писарро. Изображение горшка символично: вокруг шеи завязана петля, а конец веревки переходит через плечо и связывает руки за спиной — явный намек на угнетение индейцев, прошлое и настоящее.

Мартин Чамби, Печальная песнь Анд, Ла Рая, 1933, цианотипия.

Постепенно мнение мирового сообщества смещалось в сторону понимания индейской культуры, как нетронутой временем и современностью. В начале 20-го века идея нетленности становится центральной для перуанской культуры и на основе идеи нетленности развивается националистическое движение за возрождение древних традиций. Фотографии Мартина Чомби, в частности «Печальная песнь Анд», сыграла большую роль в распространении образа старого нового индейца.

Читать еще:  Makaon. Фигурки из алюминия

Леонор Винатея Кантуарьяс, Пастушки, 1844, холст, масло.

Произведения перуанского визуального искусства, созданные в 19-20 веках, представляют собой жанр во многом гибридный. Например, картина Леонора Винатея Кантуарьяс «Пастушки» — это смесь исконных традиций с модными художественными течениями. Но это уже предмет другого шоу.

Пепельная компартия и «Эрмитажный Будда»: что посмотреть на выставке Чжан Хуаня

Пепельные картины

Во время посещения одного из шанхайских храмов Чжан Хуань засмотрелся на пепел, оставшийся от благовоний, которые сжигают на церемониях в память о Будде. Выяснив, что после совершения богослужения пепел никак не используется, художник решил применить его в качестве материала для своих полотен. Пепельные картины быстро завоевали признание у публики, так что впоследствии Хуаню пришлось договориться сразу с несколькими храмами о поставках пепла.

Портрет коммунистической партии КНР

Сорокаметровый групповой портрет коммунистической партии КНР, также выполненный с использованием пепла, занял почти всю стену самого большого парадного зала Эрмитажа. Как отмечает куратор выставки Дмитрий Озерков, картины на сюжеты сурового исторического прошлого «не имеют ничего общего с цинизмом» и передают течение времени, увиденного через призму коллективной памяти.

«Перерождение»

В Тибете существует особая похоронная практика: тело умершего кладут на вершину горы, где его поедают стервятники и другие обитатели гор. Таким образом умерший проявляет сострадание ко всему живому и соединяется с небом. По словам Хуаня, если бы он мог выбирать, он бы предпочел именно такой вариант погребения.

Две работы из новой серии художник создал в период самоизоляции, отразив с помощью надрывных красных полотен тяжелое личное переживание, связанное с пандемией. Изначально выставка должна была пройти в мае, и эти работы были включены в экспозицию незадолго до открытия Эрмитажа после длительного карантина.

«Мой Зимний дворец»

Еще одна техника, с которой активно работает художник, — резьба по дереву, а точнее, по старинным деревянным дверям. Нанося на их поверхность репродукции знаменитых картин (в данном случае — работ из собрания Эрмитажа), Хуань создает возможность дополнительного прочтения хорошо знакомых сюжетов вроде «Возвращения блудного сына» Рембрандта или «Данаи» Тициана.

«Эрмитажный Будда»

Гигантские медные тела Будд, одновременно напоминающие и гигантов из восточных сказаний, и героев западной мифологии, показывают своей вызывающей пластикой «наше глубокое желание перерождения». Так, «Эрмитажный Будда» наступает себе на голову одной из своих пяти ног, и интерпретировать этот внушительный образ можно по-разному.

«Зал всех душ»

В Николаевском зале вместе с 40-метровым портретом партии можно увидеть макет нереализованного проекта «Зал всех душ». По задумке художника, этот зал с портретами китайских и российских вождей и участников политических партий должен был располагаться прямо на Дворцовой площади, но воплотить столь масштабный замысел по различным причинам не удалось.

Приключения украинских художников в Перу: криминал, искусство и легенды

Первая часть блога здесь.

Как я уже говорил, мы не обычные туристы, мы приехали в Лиму по делу – проводить выставку в местном культурном центре.

А центр находится не в Мирафлорес, а в районе Кальяо. Вообще, чтобы местные вас поняли, говорите «Кайяо», так правильно транскрибируется двойная «L» в испанском. Кальяо вы непременно увидите, если приедете в Лиму – здесь находится крупнейший порт страны и крупнейший же аэропорт. Обычного туриста такси быстро провезёт по центральной улице в Мирафлорес, и на этом его знакомство с самым колоритным районом Лимы закончится. Мы же хотели поехать наоборот: из Мирафлорес в Кальяо. Был таксист, который отказывался туда ехать наотрез, называя нас сумасшедшими. Другой согласился ехать только после заверений, что у нас там есть друзья, нас там ждут и встретят. А нас там, и правда, ждал местный художник Конрад Флорез – именно он нас пригласил в Перу.

Выставлялись мы в Монументале Кальяо – большом здании в форме пассажа посреди трущоб, как мне рассказали — в бывшем здании почты. Его три года назад выкупил местный олигарх по имени Гил, сделал там очень хороший ремонт и объявил его территорией искусства.

Художники здесь живут и проводят выставки, лекции, дискуссии. Кальяо, как вы уже догадались, очень криминальный район. Вообще в Лиме полиции много, тут недавно была реальная угроза гражданской войны, и с тех пор полиция дежурит на каждом перекрёстке. Но в Кальяо всегда было иначе, и никто не мог с этим ничего поделать. Кроме художников.

Читать еще:  Phlegm. Стрит арт художник

Гил, как-то договорился с местным населением, представителями общины, что все вместе они будут охранять культурный центр от хулиганства и мародёрства. Начальницей охраны Монуметале — сеньора Кристина, дама лет 60. По словам Гила, “у нее много сыновей во всех тюрьмах Перу”, поэтому сеньора Кристина очень влиятельна. Они договорились, что Гил будет развивать район, а сеньора Кристина будет гарантировать безопасность культурного центра и его гостей. Община увидела в этом шанс для будущего поколения. Таким образом, сам Монументале и территория вокруг него начала окультуриваться, становиться безопаснее.

В какой-то момент Монументале попал в туристические маршруты, появился общепит, другие разнообразные заведения. У людей появился иной источник дохода, кроме криминала. Не у всех, но всё же. Начали приводиться в порядок улицы. Тем временем, сам Гил постепенно скупает дома вокруг. А цена на недвижимость, разумеется, начала расти. Иными словами, для Гила это, прежде всего – бизнес-проект. Но при этом выигрывают все. Уверен, какое-то сопротивление среды всё же есть, но он с ним справляется. Сам Гил – это огромный, черноволосый, красивый, очень картинный мужчина.

Но удаляться от Монументале мы бы не рискнули, если бы не местный уличный художник – Сальса. Сам он живёт в культурном центре, но имеет иммунитет по всей территории Кальяо. Сальса – местный “иконописец”. В таком криминальном районе часто происходят стычки банд и людей убивают. И он рисует портрет убитого там, где его “завалили”. И портретов этих там очень много. В некоторых местах очень плотно друг к дружке прилеплены. Видел я там и портреты игроков сборной Перу по футболу

Они живы, слава богу, но почему-то нарисованы рядом с мёртвыми пацанами. Время от времени портреты стираются, и Сальса их обновляет, а родственники погибших платят ему за это деньги.

Когда наша месячная поездка заканчивалась, Гамлету, как уличному художнику, предложили тоже что-то нарисовать на местных улицах. Гамлет нашёл стену возле Монументале, ему дали краску, он начал работать. И тут появился человек, который заявил, что это его стена и мы не имеем права на ней рисовать

Три раза приходила полиция, и мы убегали, потому что были уверены — тюрьмы Перу — это точно то место, куда нам не надо. И каждый раз появлялось местное население, которое отстаивало право Гамлета рисовать.

В общем, мы спрятались от конфликта в подворотне, а потом три дня не появлялись в этом районе. И тогда уже сам Гил позвал Гамлета, мол, дорисуй. И пока Гамлет рисовал, Гил сидел там со своей охраной. И полиция уже не подъезжала. Под рисунком Гамлет написал, что это – место, где море надежд встречается с океаном возможностей. Местным нравится.

Через полгода мне написал Илья, он украинец, но живёт в Лиме уже несколько лет. Он фотографировался на фоне рисунка Гамлета, когда к нему подошла местная бабушка и с гордостью рассказала всю историю, как Гамлет рисовал, без проекторов и трафаретов, от руки, а все местные защищали его от полиции. Вот так Bob Basset и Гамлет попали в народные перуанские легенды.

Перуанский акварелист Луис Энрике Палао Берастаин (Luis Palao Berastain)


Все кликабельно

Еще записи по тегу «Акварель»

Акварели Бранислава Марковича

Сербский художник Branislav Marković Umbra родился 24 октября 1955 года в городе Шабац. Учился живописи в гимназии в Тузле, которую закончил в…

В английском Маргите представят «Приключения в цвете» Тёрнера

Нынешней осенью галерея Turner Contemporary в Маргите (Англия) предлагает посетителям крупную выставку акварелей и картин маслом одного из самых…

Итальянский художник Giuseppe Signorini (1857-1932)

Джузеппе Синьорини был жанровым живописцем и акварелистом североафриканских и ближневосточных сцен. Он родился в Риме, учился в Академии ди…

Очарование Парижа в акварельных картинах Тьерри Дюваля

Раннее утро и поздний вечер, сверкающая Сена и мокрые после дождя крыши домов, силуэты величественных памятников и уличные кафе – всё это в…

Акварели Марины Дайковской

Марина Дайковская — профессиональный художник. Работает в акварели, занимается росписью стен и мебели. Окончила Государственное Художественное…

Читать еще:  Francois Mouillard. Современный французский художник

Акварель загадочная, как улыбка Будды. Художник Мьё Вин Онг

Картины бирманского живописца выдают в нём дружелюбное отношение к миру, любовь к дождю, солнцу и склонность к созерцанию. Мьё Вин Онг ( Myoe Win…

Художник из Тайланда Порнчай Лерттамасири (Pornchai Lerttamasiri)

Художник из Тайланда Порнчай Лерттамасири (Pornchai Lerttamasiri) родился в 1963 году. Его излюбленные техники рисования — это масло, акварель…

Виртуозная акварель Аруша Воцмуша

Акварельная живопись этого художника тонкая и невесомая, с туманными грёзами и любопытными сюжетами. Настоящее имя талантливого автора этих картин…

Акварели Игори Мосийчука

Игорь Петрович Мосийчук родился в 1963 году в Украине. Детские годы были проведены среди живописной природы Волыни, что повлияло на дальнейшую…

Дракон против течения

Она проходит в рамках проекта «Эрмитаж 20/21» при поддержке Pearl Lam Galleries и ряда китайских арт-фондов, работающих с современным искусством, в частности, China Art Foundation, DС Foundation, Asymmetry Art Foundation.

Пандемия внесла коррективы в этот проект, не только сдвинув сроки открытия с весны на осень. Одной из частей выставки стала экспрессионистская серия «Любовь», ставшая откликом художника на события этого года. Рядом с огромными полотнами, где пульсирующее, истекающее кровью сердце выглядит почти абстракцией, — воссозданные на холсте из пепла и благовоний фрагменты известных полотен — «Возвращение блудного сына» Рембрандта и репинский «Иван Грозный и его сын Иван». 55-летний Чжан Хуань принадлежит к поколению детей, выросших в эпоху культурной революции, и к первому поколению китайских художников, которые идеально вписались в мировую инфраструктуру современного искусства. Собственно, Чжан Хуань стал одним из самых ярких символов международного успеха китайских современных художников на рубеже веков, и не только на арт-рынке. Его работы — частые гости Биеннале Уитни и Берлинской академии художеств. Он участвовал в постановке оперы Генделя «Семела», переложившей античный сюжет на древнекитайский лад. Его пятиметровый Будда, созданный из 20 тонн пепла сожженных благовоний, собранных в буддистских монастырях для биеннале в Сиднее, постепенно разрушаясь, стал своеобразной «живой скульптурой», символом быстротечности и бренности жизни.

В центре внимания выставки в Эрмитаже — серия «Пепел истории» — около 30 работ, многие из которых созданы в последние годы в мастерской художника под Шанхаем. Чтобы оценить масштаб этих работ, достаточно увидеть монументальное — во всю длину парадного Николаевского зала Эрмитажа — «фотоувеличение» снимка «15 июня 1964», где Великий кормчий Мао Цзэдун снят вместе с партийными деятелями и представителями армии. Снимок превращен художником в огромное полотно, создававшееся пять лет из пепла. Представлена в экспозиции и серия «Мой Зимний дворец», созданная по мотивам картин из собрания Эрмитажа. Увеличенные репродукции полотен, наклеенные на старинные тяжелые деревянные двери, становятся контуром работы резчиков по дереву из Дунъяна, где традиции художественной резьбы по дереву восходят к VII-Х векам.

Отличие творчества Чжан Хуаня от фотореализма не только в том, что, возвращая фотоизображению «ауру» уникальности, Чжан Хуань использует не живопись, а трудоемкую резьбу по дереву. Не меньше его интересует и материал, который он используется для арт-послания. Он работает как «арт-медиатор», переосмысливая «каналы» коммуникации и акцентируя на них внимание зрителей. Но вместо цифровых образов исследует потенциал аспектов культурной коммуникации, связанных с буддистской традицией или искусством резчиков по дереву.

Не зря художник как-то сравнил себя с «драконом, плывущим против течения». Судя по выставке в Эрмитаже, ему интересно взаимодействие традиционно восточных элементов с европейской картиной и архивной фотографией. Он варьирует масштабы, материалы, технику, выделение фрагментов. Кажется, он ищет возможность открыть самобытную оптику, которая придаст земному взгляду новое расширение.

Список музеев и галерея, в которых есть работы Чжан Хуаня, похож на список кораблей у Гомера. Он начинается с нью-йоркских тяжеловесов МоМА, Метрополитен-музея, Музея Соломона Гуггенхайма, а завершается Художественным музеем Шанхая и парижским корпоративным фондом Карминьяка. Между ними — музеи Австралии, Англии, Европы, США, Китая, Японии… После нынешней выставки, для которой Чжань Хуань сделал ряд работ, вдохновленных полотнами Рембрандта, Снайдерса, Рафаэля, Рубенса, Тициана из коллекции в Зимнем дворце, а также «Последним днем Помпеи» Карла Брюллова, Эрмитаж тоже, по-видимому, получит в коллекцию одну работу, войдя таким образом в этот эпический музейный список.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector