Miss Bugs. Стрит-арт художники

Miss Bugs. Стрит-арт художники

Лучшие стрит-арт проекты 2011 года

2011 год запомнится тем, что уличные художники значительно расширили географию своих работ, оставив свои художественные следы в Индии и Африке, придали новый облик многим домам в разных городах мира и разрисовали стены в районе Майами в рамках Арт-Базель 2011, что было знаком признания стрит-арта художественным сообществом как искусства.

На 4-ом Фестивале мела в Сарасоте, Флорида, голландец Леон Кир (Leon Keer) спроектировал 3D Lego-армию, на которою его вдохновила знаменитая терракотовая армия китайского императора Цинь Шихуанди.

В июне в Софии, Болгария, антикоммунистически настроенные уличные художники разрисовали монумент, посвященный десятой годовщине освобождения страны от нацистов советскими войсками. Вместо солдат появились герои комиксов и американской поп-культуры — Супермен, Капитан Америка, Джокер, Санта-Клаус и Чудо-женщина.

В рамках исследовательского проекта Cement Eclipses на тему поведения масс испанский скульптор Исаак Кордал (Isaac Cordal) продолжил в этом году маленькие фигурки людей в самых неожиданных местах в разных городах Европы, в том числе в Берлине.

Итальянский художник и иллюстратор Агостино (Agostino) нарисовал в этом году на стенах жилых домов в городах Чивитавеккья и Рим ярких, запоминающихся персонажей, заставивших посмотреть на здания по-новому.

Греческий художник Александрос Васмулакис (Alexandros Vasmoulakis) начал новую серию работ «Псевдореклама», в которой он исследует взаимоотношения между уличным настенным стрит-артом и наружной рекламой. Первую работу из этой серии он сделал в китайском городе Шенжень.

С помощью этой работы неизвестный уличный художник задался вопросом, в чем заключается счастье. Но он или случайные прохожие решили не раскрывать эту тайну для других, а предоставить им возможность постараться ответить на него самим.

Французский художник и мастер городского ландшафта Oakoak умело использует всё, что преподноситему город — будь то гидрант или трещина на стене дома. Так, в этом году на улицах различных городов Франции появились новые мультяшные персонажи и караван верблюдов, которые незаметно стали неотъемлемой частью городского пейзажа.

Итальянский уличный художник Blu оставляет своих масштабные сюрреалистические работы, посвященные злободневным вопросам, по всем континентам. В этом году в Греции он изобразил крушение экономики страны, в городе Кампобассо, Италия, — промывание мозгов армейскими структурами, а в Кракове, Польша — установление контроля сверху над массами.

Греческий художник Вузи (Woozy) чаще всего работает на улицах Афин, откуда он родом, и Лиссабона, где он учится в унивеситете искусств. В этом году он создал привлекающую внимание уличную инсталляцию из странных бесформенных объектов, разукрашенных в цвета радуги.

Специально для Арт-Базель 2011 творческий пуэрториканский дуэт Ля Пандилья (La Pandilla), состоящий из Хуана Фернандеса (Juan Fernandez ) и Алексиса Диаса (Alexis Diaz), нарисовал на стене в творческом квартале города Майами Винвуд (Wynwood) человека с головой слона, бегемота и быка вместо обычной, щупальцой вместо одной руки и угрем в водорослях вместо другой.

В ноябре этого года немецкий художник Тассо нарисовал под мостом огромную руку тонущего человека и назвал свою работу «Рука помощи» (Helphand).

Уличный бомбинг-художник из Минннеаполиса Хоттеа (HOTTEA) создал очередную работу из привычных для него материалов — мотков пряжи. Использовав 12 мотков пряжи, два трафарета и один балончик спрей-краски, он изобразил на разноцветном полосатом фоне человека, падающего прямо в пасть к крокодилу .

В 2011 году неподалеку от города Крайстчерч (Christchurch), Новая Зеландия, произошло самое крупное за историю страны землетрясение, забрав 181 жизнь и нанеся ущерба на 30 миллионов долларов . Чтобы почтить память погибших, фотограф Фабрис Уиттнер (Fabrice Wittner) сделал серию работ «Просвещенные души» (Enlightened Souls). Для создания «душ» он использовал большие, в человеческий рост трафареты, осветительные приборы и фотоаппарат с режимом длинной выдержки.

Миланский художник-концептуалист Гилдор (Guildor) пустил в по городским рекам Милана и Тревизо на итальянском языке фразы «Думай бездумно», «Счастье случается» и «Любовь», сравнив течение реки с течением жизни — фразы могут потрепаться во время плавания, но суть их останется.

Уличный художник Роа (Roa) известен тем, что он рисует разнообразных животных на стенах домов, промышленных и заброшенных зданий — от аистов и обезьян до быков и слонов — как будто бы напоминая о том прошлом мире, где царила природа. В 2011 году он побывал в африканской Намибии, где оставил на стенах домой одной из деревень десяток своих работ, ставших новой забавой для местных детей..

Художница из Нового Орлеана Кэнди Чанг (Candy Chang) превратила часть заброшенного здания, расположенного в её районе, в большую черную доску с разноцветными мелками. В рамках её нового проекта «Перед тем, как я умру» (Before I Die) каждый желающий, проходящий мимо, мог закончить фразу «Перед тем, как я умру я хочу. » и поделиться своими мыслями.

За два с половиной дня уличные художники Other и Saddo закончили крупномасштабную настенную граффити в виде человека, показывающего язык, в немецком городе Дрезден. Она состоит из множества мелких деталей, каждая из которых требует к себе пристального внимания.

Французский художник Ремед (Remed) создал в лаконичную, но запоминающуся настенную граффити «Искусство как зеркало души» (L’art comme mirroir de l’ame), состоящую из различных геометрических фигур и линий.

Каждая новая работа Бэнкси (Banksy) приковывает к себе внимает, и этот год не был исключением. Как всегда его работы затрагивали насущные вопросы — от свободы сознания до общества потребления.

11 самых влиятельных художников стрит-арта в мире (23 фото)

11. Stinkfish

Stinkfish – один из самых важных участников колумбийского стрит-арт сообщества. Родившийся и выросший в Боготе, Stinkfish является мастером на все руки в области стрит-арта – он использует все возможные инструменты, включая баллончики, ролики, трафареты, клейстер и стикеры.

Gaia получил известность в мире стрит-арта еще до того, как окончил школу. Художник впервые засветился в 2007 году и продолжает радовать общественность своим творчеством с тех пор. Несмотря на свою молодость, Gaia вдохновляет художников по всему миру.

Invader начал покорять сообщество стрит-арта своими креативными мозаиками еще в 1998 году. Он известен необычным выбором мест для инсталляции своих работ, и многие другие художники в этом взяли с него пример.

8. Guerrilla Girls

Эти бравые девушки начали свою деятельность в 1985 году. Своими провокационными плакатами и выступлениями они призывали обратить внимания на проблему сексизма во всем мире. Самым известной их работой является постер «Женщина обязана быть голой, чтобы попасть в Метрополитен-музей?», который указал на неравенство между мужской и женской обнаженной натурой на работах, выставленных в музее.

7. Ron English

Художник из Далласа начал разукрашивать стены зданий еще в конце 70-ых, за что его часто зовут основоположником направления стрит-арт. Он также прославился созданием термина «POPaganda».

6. COST и REVS

Эти художники из Нью-Йорка до сих пор считаются самыми креативными стрит-артерами в истории. Они отличились своей манерой оставлять под рисунками свои номера телефонов, чтобы любой мог позвонить им и поделиться мнением об их творчестве. Хотя COST’а в итоге арестовали, REVS’у удалось сохранить анонимность.

Читать еще:  Antonio Sgarbossa. Современный итальянский художник

5. Shepard Fairey

Shepard Fairey родился и вырос в Южной Каролине и начал свою карьеру стрит-артера в 1989 году. Его стиль копировали сотни художников, а работы вызвали бесконечные жаркие споры. Кто-то считает его величайшим художником всех времен, кто-то – самым унылым, но его влияние в любом случае нельзя отрицать.

4. Futura 2000

Ленни МакГурр из Бруклина является, пожалуй, одним из самых известных стрит-артеров в мире. Он впервые попробовал себя в граффити в начале 70-ых и уже десять лет спустя терроризировал нью-йоркскую подземку, оставляя за собой след из ярких уникальных работ. В наши дни Futura 2000 достиг статуса легенды и теперь занимается графическим дизайном и выставляет свои работы в галереях.

Бэнкси появился в мире стрит-арта намного позже других художников в этом списке. Тем не менее, именно его имя сейчас у всех на слуху, а тайна вокруг его настоящей личности только подогревает интерес публики. Бэнкси обладает настолько сильным влиянием, что снятый им документальный фильм в 2011 году номинировался на Оскар.

2. Keith Haring

С 1981 по 1990 года каждый, хоть отдаленно принадлежащий к миру искусства, знал имя Кита Харинга. Художник был известен своими яркими мультяшными персонажами, которые были на пике популярности в Нью-Йорке 80-ых годов. Харинг скончался от СПИДа в возрасте 31 года, но его работы успели оказать влияние не только на стрит-арт, но и мир искусства в целом.

1. Jean-Michel Basquiat

Жан-Мишель Баския не зря занимает первое место в этом списке. До того, как он стал мега-успешным неоэкспрессионистом и начал тесно работать с Энди Уорхолом, Баския был бездомным граффити-художником из Нью-Йорка по прозвищу SAMO. Благодаря своему экспрессивному сильному творчеству, он пробился в мире искусства, начал выставлять свои работы в крупных галереях и вскоре познакомился и начал сотрудничать с самыми яркими художниками 70-80-ых годов. Баския умер в возрасте 27 лет от отравления наркотиками, к которым пристрастился в годы жизни среди уличных художников.

ТОП-10 уличных художников мира

1. Nevercrew

Nevercrew – это проект двух художников из Швейцарии. Кристиан Ребеччи и Пабло Тогни создают композиции, которые не только захватывают своей красотой, но и заставляют задуматься. Тема их творчества – экология.

Пабло и Кристиан сначала ходили в одну школу, а потом – академию живописи. До того, как художники решили создать общий проект, каждый занимался скульптурой, иллюстрацией и граффити. Такая разноплановость заметна и на муралах – изображения выглядят объемными, а значит, художники умеют применить приемы, выработанные для скульптуры и других жанров. Каждая картина поражает палитрой оттенков. И на каждом изображении обязательно присутствуют тени. Именно эта незаметная мелочь и создает ощущение реальности.

Некоторые картины выглядят фантастическими, ломают всякую логику. Но за каждой из них – одна и та же идея: природа. Художники напоминают, что на земле есть животные, которые нуждаются в нашей защите. Чаще всего на рисунках красуются большие звери – киты или медведи.

Размер картин тоже имеет смысл. Это огромные рисунки, рядом с которыми человек должен почувствовать себя маленьким. Таким образом художники напоминают, что человек – часть природы.

2. Эдуардо Кобра

Бразилия – страна, в которой стрит-арт ценится даже городскими властями. Эдуардо Кобра – бразильский художник, чьи работы восхищают яркостью.

В творчестве он использует множество техник, и это заметно. Каждая картина проработана до мельчайших деталей. Его муралы часто называют «фотограффити». Ведь на некоторых с фотографической точностью изображены знаменитые люди, например: Дали, Эйнштейн и Леннон.

Swoon в переводе с английского означает «обморок». Это псевдоним американской художницы, которая создает принты с изображением людей – и украшает ими улицы. Чаще всего художница работает с заброшенными местами – старыми зданиями, мостами, пожарными лестницами. Почему так? Swoon получила художественное образование и почувствовала, что не хочет «сдерживать» свое творчество. Не хочет писать картины, которые останутся закрытыми в музеях или галереях. Она поняла, что хочет стать частью мира. И выход нашелся: приклеивание картин к стенам. Само действие – символическое. Это соединение с миром, его изменение.

Люди на картинах – друзья и родственники художницы. Выбор портретов тоже не случайный. Swoon говорит, что каждый человек – носитель чувств. И именно портрет отражает переживания. Можно поймать яркий момент – и перенести его на картину.

4. Этам Крю

Этам Крю – псевдоним двух польских художников. Их муралы поражают размерами. Огромные рисунки от Этам Крю украшают дома по всей Восточной Европе. Художники не собираются останавливаться на достигнутом и планируют объездить всю Европу и посетить Америку.

Польские власти по достоинству оценили художников – и сами заказывают им роспись очередного дома. Так дом превращается в объект искусства. Многие туристы, приезжая в Польшу, идут на экскурсию, чтобы увидеть все картины художников.

Такая работа забирает много сил и времени, но результат оправдывает ожидания. В своем творчестве Этам Крю обращаются к фольклорным мотивам, а также стилю сюрреализм.

5. Арон де ла Круз

Арон де ла Круз – художник и дизайнер из Калифорнии. Арон – настоящий реформатор в искусстве граффити. Его стиль – минимализм. Оказывается, минимализм возможен и в уличном искусстве.

Художник заинтересовался граффити с самого детства – с 7 лет. А с 12 уже стал пробовать себя в этом деле. То, что Арон создает сейчас – не совсем граффити. Его искусство можно назвать «уличным» только по одной причине – это рисунки на стенах. Сам художник не считает, что рисует граффити. При этом признает: каждый зритель может сам решать, как называется такое искусство. Любое название его устроит.

Что такое искусство? Арон говорит, что искусство – это вызов. Прежде всего – вызов себе. Каждый раз художник проверяет – сможет ли он создать такое произведение, которое найдет отклик в сердцах людей. Арон использует минимум материалов в своем творчестве. А еще – работает без эскизов. Рисует сразу. Спонтанное творчество он называет работой с эмоциями. Сами чувства ведут его. И процесс творчества становится увлекательным путешествием, ведь идущий не знает, куда заведет дорога.

Сейчас Арон живет и работает в Сан-Франциско. Его не пугают большие стены – за роспись огромных пространств художник берется с удовольствием. Более того – он мечтает о целой улице, украшенной его работами. И верит, что в будущем обязательно осуществит эту мечту.

Творчество Арона становится все более популярным. Его рисунки уже украшают не только стены, но и одежду. Минималистический орнамент на футболке смотрится стильно и необычно.

6. Bordalo II

И еще один экологический проект. Bordalo – португальский художник, который использует в творчестве. мусор. Зачем? Художник родился в 1987 году. Свою эпоху он называет «временем потребителей». В развитых странах производится больше товаров, чем нужно человеку, при этом остается огромное количество отходов.

Читать еще:  Allan Hotzel. Рисунки карандашом

«То, что для одного мусор – для другого сокровище».

«Мы все тут друг друга ненавидим»: как художник Zoom ущипнул Москву

— За последние пару лет возникло ощущение, что в России уличное искусство сильно прокачалось и вроде вышло из подполья. Несмотря на патриотические граффити и закрашивание стен «ЛГЗ», в Москве проходит «Артмоссфера», в Питере открыли Музей уличного искусства. У стрит-художников популярные аккаунты в соцсетях, рестораны заказывают вам росписи Zoom сделал эту работу в ресторане Local People, открывшемся на месте Ragout , и городские власти вроде бы во многом поддерживают. В этом смысле анонимность уличных художников — и твоя в том числе — это такой пережиток? Дань традиции?

— Я совсем не согласен, что за последние годы стрит-арт прокачался и что власти идут нам навстречу. Я наблюдаю совершенно обратный процесс. Постоянно инспектирую город на велосипеде, улицу за улицей, — и вообще не вижу работ. А те вещи, что есть, — все заказные, и в основном очень убогого качества. Вот в Перми, в Екатеринбурге полно стрит-арта. Там люди от безысходности идут на улицу. А Москва — город, построенный на бабках, люди привыкли только за бабло что-то делать. Тут худо-бедно какую-то работу художнику и дизайнеру найти можно — логотипчики оформлять, рекламку. И на фига кому-то ночью вставать, надевать грязные штаны и переться в подворотню? Зато из-за всеобщего интереса к стрит-арту власти поняли, что стены города — как телек. Это мощный инструмент взаимодействия с людьми, поэтому появляются чисто пропагандистские вещи.

— То, что власти вышли на эту территорию со своими граффити про ЗОЖ и военные победы, — это как-то меняет правила игры?

— Меняет — работы, которые я делаю рядом с этими фресками, дольше живут. Видимо, закрашивальщики думают, что это часть городских панно. Главное — в цветовую гамму попасть. Но кроме шуток, легальные авторские работы стало делать гораздо сложнее. Если ты хочешь зарисовать какую-то стену с разрешения властей, согласование теперь занимает до полугода. Я участвовал в единственном легальном проекте — делал портрет Шаламова. И, хотя пригласили меня рисовать люди, не особо далекие от правительства, работу очень долго не могли утвердить. Так что гайки закручиваются.

Дашков пер. Июль, 2016 год

«Селфи». Июль, 2015 год. Первая работа Zoom

«Василий Макарыч». Садовническая, 8. Июнь, 2016 год

«Люблю тебя, Москва». Хохловский пер., 7–9, стр. 3. Август, 2016 год

«Джейсон против вывески». Люсиновская, 13, стр. 2. Июнь, 2016 год

«Ипполит. Посвящается камерам наружного наблюдения». Пересечение Павловской улицы и 3-го Павловского переулка. Апрель, 2016 год

— А что касается анонимности — от ментов приходится по-прежнему бегать?

— Я все-таки занимаюсь нелегальной деятельностью. И теоретически мусора могут прийти за мной. Я знаю людей, которые за раскраску вагонов сидят в тюрьме. Я не раз встречался с сотрудниками на точках, но, к счастью, все случаи заканчивались нормально. Если они видят, что ты не тревожный кабанчик, — не убегаешь от них, а объясняешь спокойно, что делаешь, — то с ними можно по-человечески договориться. Ты им: «Пацаны, я просто хочу сделать красиво». А они такие: «О, это ж морячок Попай! Прикольно, я в детстве смотрел».
Иногда, я говорю, что я от управы. А в последний раз, когда делал про покемонов, сказал ментам, что я от известной интернет-компании, которая проплатила эту стену. Так они стояли минут пятнадцать, курили, пока я работал, болтали со мной: «Мы с тобой в одной лодке, мужик, тоже по ночам работаем». Тут главное — быть easy: не щемиться, говорить спокойно, с улыбкой.

— Расскажи тогда, насколько это возможно сделать, не нарушая анонимности, свою биографию.

— 18 июля проекту Zoom исполнился год — до этого я никогда не занимался уличным искусством. Что я только в жизни не делал — и в банке работал, и свое дело имел. Но у меня все время было ощущение, что я шел в темноте, держась за тоненькую ниточку и не зная, куда она меня выведет. А год назад эта ниточка превратилась в толстенный стальной канат.

Первая работа была с Винсентом и Джулсом из «Криминального чтива», где они держат селфи-палки вместо пистолетов. Помню, как тряслись руки, было дико стремно. А теперь, спустя год, мне то тихое место внутри дворов вообще уже сложным не кажется. Теперь мне и в семь вечера, зимой, прямо у метро «Маяковская» спокойно. Та работа попала в @streetartnews и @streetartglobe и выстрелила очень хорошо. Это как если бы ты первый раз в жизни написал рассказ, а завтра его публикуют в журнале The New Yorker — большое везение, хвала Кришне! И для меня это был знак, что нужно продолжать.

Первые два месяца я бомбил неистово, постил каждую ночь по две работы. Так меня перло! Это чувство сохранилось и сейчас, но я стал, конечно, более бережно относиться к своим замыслами и частоте публикаций. Иначе можно изнасиловать свои идеи, как наложниц, — а тут нужна любовь.

— Твои работы в инстаграме набирают несколько тысяч лайков. Каково было вдруг стать звездой?

— У меня нет никаких иллюзий по поводу уровня моих работ. Zoom представляет интерес только на фоне унылого кладбища, которым является Москва в смысле стрит-арта. Конечно, мне приятно, когда меня называют художником, но, если называть вещи своими именами, какой я художник? Художник — это Эгон Шиле, Ван Гог. А у меня и труба пониже, и дым пожиже. Да и задачи другие. Я просто деятель поп-культуры, уличный дизайнер. Делаю в некотором смысле китч. Я из себя ничего не пыжу, просто мне это в кайф.

Знаешь, как в чайной церемонии. Пять процентов хорошего напитка — это чай, еще пять — качество воды, а девяносто процентов — это состояние мастера. И если у чайного мастера проблемы с женой и херовое настроение, он тебе так заварит, что ты все это говно в себя и примешь. Так и с моими картинами — я ни разу в плохом настроении ничего не рисовал.

Бывает, приезжаю невыспавшийся, голодный, но начинаю работать и где-то через полчаса уже перестаю париться, где мусора, машины, что там за мигалки, — просто ловлю волну. И самый кайф — это когда снимаешь последний трафарет и видишь свою работу первый раз не на экране, а «живаго». Бывает, еще не дорисовал, сидишь в машине, ждешь, пока высохнет слой, — а девочки уже фигачат селфи на фоне. Конечно, приятно. Но бывают и неприятные моменты. На Cадовнической улице есть работа с Василием Макаровичем Шукшиным. А кто-то сфоткал и в комментах в инстаграме написал: «О! Это ж Путин». Путин! Едрить твою качель.

Читать еще:  12 советов по созданию фотографии, достойной журнала

— А например, Паша 183 был художником (Павел Пухов — московский уличный художник, умерший в 2013 году. Ему было 29 лет. — Прим. ред.)?

— Не люблю развешивать ярлыки, но Паша был из того же разряда человек, что и Бэнкси. Он одним из первых начал делать то, к чему стремлюсь я, — он хотел делать понятное искусство. Если работы требуют длинных экспликаций, как в современном галерейном искусстве, — значит, это беспомощные вещи, фейк и имитация. На улице такое не пройдет. Если ты обращаешься к прохожим — будь добр, говори с людьми на понятном им языке. Поэтому, например, перформансы группы «Война» или Петра Павленского — это круть. Ребята с яйцами, и им не нужно никакой сопроводительной литературы, чтобы людей их искусство вкурило.
Так и Паша был одним из немногих, кто на улицах начал делать то, что хотелось потом обсудить. Правда, его работы — может, в силу истории —воспринимаются трагически: в них чувствуется надрыв. А я хотел бы дать людям немного солнца — пускай это будет просто лайк или ссылка с картинкой в сообщении жене. У нас и так жизнь безрадостная.

— Твои граффити — что-то вроде фейсбук-мемов, вынесенных в пространство города. Можешь сформулировать, в чем их общий посыл?

— Да, я только спустя, может, полгода понял, что я делаю. Кроме того, что это забавные картинки, я пытаюсь найти некие культурные символы, иконы, которые бы объединяли людей. Я принципиально не хочу высказываться по поводу политики, хотя мне есть что сказать Танк на Полянке, сделанный к 23 Февраля, — единственная вещь Zoom, которую можно посчитать высказыванием на общественно-политическую тему . Мы все тут ненавидим друг друга, но есть у нас общий культурный бэкграунд, вокруг которого мы можем все собраться и обняться. Это ценно, и об этом никто не говорит. То, что к нам пришло из советских времен и из новейшего времени, — такой дикий культурный винегрет, который я и пытаюсь раскопать, достав оттуда некие важные артефакты. И с помощью этих знаков прошлого я делаю свое высказывание про настоящее.

Искусство, выросшее на улице: как пандемия отразилась на стрит-арте

Первые имена российского современного искусства у Дмитрия Пумпянского в Екатеринбурге

Арт-консультант Марат Гельман активно поработал во время карантина, создав три коллекции российского современного искусства. Одним из собраний, к которому приложил руку Гельман, стало собрание Дмитрия Пумпянского. Основанная более 10 лет назад коллекция из 1500 работ строго держала курс на региональное уральское искусство. Новые кураторы развернули угол обзора на 180 градусов — теперь это собрание художников Урала, Сибири в контексте всего современного искусства России и стран СНГ. Управляющая коллекцией Анна Пумпянская, арт-директор Sinara SA и глава представительства галереи «Синара Арт» в Женеве, в карантин времени не теряла.

По рекомендации Марата Гельмана Пумпянские купили в Америке несколько работ Кабакова и Меламида. В коллекции появились знаковые произведения Виноградова — Дубосарского, AES+F, «Синих носов», Олега Кулика, Эрика Булатова — всего 150 работ, из них часть из собрания самого Марата Гельмана. Как рассказала Forbes Анна Пумпянская: «В Женеве мы на перекрестке художественной жизни. Имеем возможность возвращать в Россию знаковые работы. Несмотря на пандемию, искусство летает через океан без всяких проблем». Женеву Пумпянские расценивают как плацдарм для продвижения молодых российских художников в Европе и Америке. Премьера пополненной и радикально обновленной коллекции Пумпянских намечена на февраль 2021 года. В Екатеринбурге, в «Синара-центре» (пространстве, созданном Дмитрием Пумпянским в 2019 году за 2 млрд рублей на руинах комплекса городской больницы начала XIX века) откроется экспозиция «Все это — вы!».

Паблик-арт у Сергея Галицкого в Краснодаре, у Александра Лебедева в Алуште и на выставке на Клязьме

В парке, примыкающем к стадиону «Краснодар» Сергея Галицкого, недавно появились два новых объекта авторства группы Recycle — «Геолокация» и барельеф «Искусственная среда». (Цены на крупные объекты Recycle начинаются от €60 000.) По сообщениям кубанских СМИ, решение о покупке работ в парк принял лично Сергей Галицкий. На вопрос Forbes о своем увлечении современным искусством Галицкий не ответил.

Александр Лебедев, собравший более 50 объектов уличного искусства для парка в своем отеле Château Gütsch в Люцерне, этой весной перевез значительную часть собрания в Алушту. Работы установлены на территории спа отеля «Море», принадлежащего Лебедеву, и на городской набережной, привлекая внимание туристов и к отелю, и к городу. Инвестиции в создание арт-парка Лебедев оценивает в 140 млн рублей. «В 2020 году мы заметили смещение фокуса интересов коллекционеров на уличные объекты. В разгар изоляции у нас купили две двухметровые стрит-скульптуры стоимостью около 1 млн рублей из проекта Сергея Шеховцова «Погром», — рассказывает Полина Толокова из галереи Jart. В сентябре галерея провела выставку «ЧА ЩА» на берегу Пироговского водохранилища, где было показано 42 уличных, точнее лесных, объекта. Самый большой интерес у коллекционеров вызвала инсталляция художника Димы Филиппова «Даль» (300 000 рублей).

Частные сады с outdoor-объектами

Соседка Александра Лебедева по Рублевке и его однофамилица, предпринимательница Марина Лебедева увлеклась outdoor-объектами в начале 2000-х годов. Ее коллекция развивается одновременно с формированием садов. Самый первый сад Лебедевой в подмосковной Жуковке занимает 2 га: 45 работ вписаны в садовый ландшафт и по-честному «работают» круглый год. Предмет особой гордости коллекционера — работы, участвовавшие в крупных мировых выставках, которые Лебедева разглядела первой. Например, инсталляция «Грачи прилетели» Николая Полисского была выставлена на архитектурной биеннале в Венеции в 2008 году, объекты Александра Шишкина-Хокусая — в российском павильоне на биеннале в Венеции в 2019-м. Работу Ирины Кориной, участника Венецианской биеннале, Лебедева купила на фестивале «Архстояние», а «Счастье не за горами» (€10 000) в ее саду стало первой официальной копией объекта художника Бориса Матросова, в 2009-м установленного в Перми.

«У нас долгое время не было культуры сада, — говорит Лебедева. — А сейчас, когда у всех дальние дачи, ближние дачи, Крым, Сочи, все хотят обустраивать свои сады». Сейчас Марина Лебедева вместе с ландшафтным дизайнером Александром Гривко развивает коллекции современного искусства в открытых для публики садах во Франции, Этрете и Пьерфоне, а также планирует открыть новый сад с коллекцией в Подмосковье.

После отмены карантина несколько заказов на большие объекты художника Игоря Шелковского (от €50 000) получила его галерист Алина Пинская. (Осенью 2019 года Алина и Дмитрий Пинские подарили три объекта Игоря Шелковского Третьяковской галерее.) Среди коллекционеров работ Игоря Шелковского — Ирина и Анатолий Седых, весной установившие скульптуру в своем саду.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector