Olivier Bonhomme или Mad Scientist

Olivier Bonhomme или Mad Scientist

Жертвы клише: Безумный ученый

Поп-культура так или иначе оперирует различными типажами. Сценаристы, авторы и продюсеры порой не хотят думать долго над разработкой персонажа и решают обратиться к проверенным клише вместо объяснений — так что сразу становится понятно, о ком идет речь. Мы решили пройтись по самым частым тропам и собрать коллекцию типажей, к которым зачастую обращается Голливуд и сериалы, чтобы понять, какие стереотипы укоренились в развлекательной индустрии. Сегодня мы расскажем про сумасшедшего ученого, чьи страшные эксперименты стали причиной множества трагических сюжетов.

«Он живой! Живой!» — кричит доктор Франкенштейн. Безумный ученый давно стал одним из стереотипных персонажей фантастики. Сумасшедшие адепты науки встречаются постоянно, и чаще всего в качестве главных антагонистов истории. Придуманный Мэри Шелли заодно вместе чуть ли не со всем жанром сай-фай доктор Виктор Франкенштейн, проводивший сомнительные эксперименты у себя в лаборатории, стал негласным популяризатором целой секты безумных ученых. С тех пор образы Франкенштейна и его чудовища были перепридуманы и использованы сотню раз в других произведениях, будь то кино или литература, а сам троп «доктора» подвергся финальной полировке.

Довольно долго в массовом сознании всплывал очень конкретный образ, когда речь заходила об одержимом человеке из лаборатории: это был эксцентричный ученый с маниакальный взглядом и размытыми представлениями о добре и зле, обязательно с всклокоченными седыми волосами и в каноническом белом халате. Лучше всего он смотрелся в окружении дымящихся пробирок и булькающих в колбах жидкостей разных цветов. Во имя науки!

В XIX веке литература отдувалась за всех, а затем пошли экранизации классических произведений, и совсем скоро что в сериалах, что в кино появились уже свои герои, лишь опиравшиеся на классику. Отпала необходимость воображать, как выглядели доктор Моро, доктор Джекилл, Человек-невидимка Уэллса (ладно, этот понятно как выглядел) или Герберт Уэст Лавкрафта. Сам же термин закрепился в поп-культуре после выхода романа Рэймонда Макдональда «The Mad Scientist: A Tale of the Future». Для безумных ученых первые декады прошлого века были поистине золотыми. Таких героев мало волновала профессиональная этика, да и про здравый смысл они тоже давно позабыли, зато были уверены, что именно им суждено изменить существующий порядок вещей.

Заигрываясь в бога, сумасшедшие ученые вынуждены платить всем, чего они достигли

Ученым того времени в кино чаще всего отводилась роль злодея. По своей воле или ослепленные процессом, они зачастую выступали в роли творца, заигрывались в бога и потом расплачивались за это всем, чего достигли. Кто-то из несчастных был вынужден выполнять приказы главного злодея истории. Многие под конец осознавали свои действия и восклицали: «Господи, что же я наделал?» Часть и вовсе в итоге отказывалась использовать свое смертоносное изобретение, как доктор Сэридзава из «Годзиллы». Кстати, чем злее ученый, тем больше он похож на прилизанного нациста, как в «Dr. No» или «Alien: Ressurection».

Немаловажную роль сыграли и комиксы: считается, что доктор Заков в оригинальном «Flash Gordon» во многом повлиял на популяризацию типажа, хотя он уже был на стороне добра. Вообще, главным злым или как минимум уже за гранью морали «доктором» современности ироничным образом оказался Даврос из «Доктора Кто», придумавший далеков. В его имени нет приставки «доктор», а на голове — копны седых волос, но прочие признаки образа налицо. В остальном же сегодня наблюдается смещение в сторону положительности персонажа: всё чаще безумие профессора сумасшедших наук становится, скорее, очаровательным и безобидным и помогает хорошим парням. Однако намеки, что этого типа лучше не злить, обязательны. Предводитель всех добродушных безумцев, безусловно, Док Браун из трилогии «Назад в будущее».

Комичный образ невероятного безумца не обошли стороной ни классика черного юмора Кубрика «Dr. Strangelove», ни семейные комедии вроде «Дорогая, я уменьшил детей», ни пародии на сай-фай, как фильм со Стивом Мартином «Мозги набекрень». За всё время использования образа ученого кино так и не призналось, что с самого начала речь, скорее, шла об инженерах, большинство из которых как раз не работает с теорией, а сразу приступает к созданию опасного изобретения из неживой или очень даже живой материи. В том же «Докторе Кто» постоянно появляются антагонисты, которые по сути своей являются безумными изобретателями в плену собственных идей. Уолтер Уайт из «Во все тяжкие» и играющийся с пробирками одержимый Шерлок были созданы не без оглядки на наследие сошедших с ума изобретателей. Об этом, конечно, же не преминули поерничать в главном сериале про смешных зануд «Теория большого взрыва». Очевидно, что Шелдон Купер находится лишь в одном шаге от того, чтобы стать ученым-архизлодеем — так что лучше не будем его лишний раз злить.

Mad Scientist — безумие в чистом виде

Творчеству безумных ученых посвящено множество фильмов и книг, и, к сожалению, в большинстве своем — это крайне отрицательные персонажи. Сотрудники студии BetSoft решили исправить эту несправедливость и выпустили игру под названием Mad Scientist.

Она посвящена, как не сложно догадаться, безумному гению, который, в прочем не творит всякие пакости, а тихо и мирно создает свои гениальные изобретения во благо азартных игроков.

В основе игры заложена классическая механика, базирующаяся на 5 игровых барабанах и варьируемом числе активных линий, максимальное количество которых здесь равно 20. Однако это максимально современная игра, в которую включено огромное число бонусов со своими особенностями и правилами, в которых потребуется разбираться.

Именно поэтому я бы не рекомендовал данную игру новичкам, даже несмотря на то, что выигрыши в Mad Scientist сыплются как из рога изобилия. Вот casino x полная версия, где вы сможете понять насколько лояльная к игрокам у игры система выигрышей.

Здесь сразу два символа разброса. Первый — рубильник, он позволяет получить крупные бонусы. Второй — пробирки с химикатами — запускает бонусную игру. Активируются данные символы путем комбинаций с себе подобными, при этом не важно, лежат они на одни активных линиях или на разных.

Значок радиации — активирует режим «Bio Pick Me».

Трансформатор Теслы — активирует режим «Wild-O-Cution».

Доска с математическими формулами — «дикий» символ. Способен выступать в роли других символов для создания выигрышных комбинаций, но, естественно, не может заменять бонусные. Чтобы понять механизм действия данного символа, вы можете поиграть в любые слоты казино икс онлайн.

Если собрать последовательно три символа с изображением радиации, то будет выплачен выбранный случайным образом приз в размере от 125 до 175 кредитов. При этом итоговый выигрыш умножается на вашу ставку на линию.

Собираем на одной активно линии три трансформатора Теслы, после чего происходит активация приборов и они испускают электрические разряды, попадающие на соседние символы, которые превращаются в «дикие»!

9 самых безумных ученых

1. Владимир Демихов и его двухголовая собака
В 1954 г. Владимир Демихов потряс мир, продемонстрировав монстра, созданного хирургическим путем: двухголовую собаку. Он создал это существо в лаборатории на окраине Москвы, пересадив голову, плечи и передние лапы щенка на шею взрослой немецкой овчарки. Обе головы одновременно лакали молоко из мисок, а затем существо сжалось от страха, когда молоко начало вытекать из головы щенка через обрезанную пищеводную трубку.

Всего за пятнадцать лет Демихов создал двадцать двухголовых собак. Ни одна из них не прожила долго, так как они неизбежно погибали из-за отторжения тканей. Один месяц был рекордным сроком.

2. Стаббинс Фирф – доктор, пьющий рвоту
Студент-медик Стаббинс Фирф, живший в начале 19 века в Филадельфии, наблюдая, как желтая лихорадка свирепствовала летом, но зимой исчезала, пришел к выводу, что она не была заразной болезнью. Чтобы подтвердить эту теорию, Фирф демонстрировал, что как бы он ни старался заразиться желтой лихорадкой, этого не происходило.

Читать еще:  Diego Beyro. Рисунки на простынях

Начал он с того, что сделал на руках небольшие надрезы, и поливал их «свежей черной рвотой», полученной от больных желтой лихорадкой. Затем он закапывал рвоту себе в глаза. Он кипятил ее в котелке и вдыхал пары. Он сделал из рвоты пилюлю и проглотил ее. И наконец он дошел до того, что выпивал целые стаканы чистой, неразбавленной черной рвоты. И все равно не заразился.

К сожалению, он ошибся. Желтая лихорадка очень заразна, но для этого требуется, чтобы она попала в кровоток напрямую. Как правило, это происходит из-за комариных укусов.

3. Йозеф Менгеле – «Ангел смерти»
Йозеф Менгеле – немецкий «врач», проводивший опыты на узниках лагеря Освенцим во время Второй мировой войны. Доктор Менгеле лично занимался «селекцией» узников, прибывающих в лагерь, и за время своей работы отправил более 40 000 человек в газовые камеры лагеря смерти.

Менгеле заполнял своё время многочисленными актами самой подлой жестокости, включая анатомирование живых младенцев; кастрацию мальчиков и мужчин без использования анестетиков; подвергал женщин ударам тока высокого напряжения под предлогом тестирования их выносливости. В одном из случаев Менгеле даже стерилизовал группу польских монахинь при помощи рентгеновского излучения.

Особый интерес доктора Менгеле вызывали близнецы. В 1943 году Менгеле выбрал близнецов из общего количества прибывавших в лагерь и поселил их в специальных бараках. Из 3 тысяч близнецов выжили только 300. Опыты Менгеле противоречили медицинской этике и человеческой морали. Среди них были попытки изменить цвет глаз ребёнка впрыскиванием различных химикатов в глаза, ампутации органов, попытки сшить вместе близнецов и другие бесчеловечные операции. Люди, оставшиеся в живых после этих опытов, умерщвлялись.

4. Джованни Альдини и его электрические пляски
В 1780 г. итальянский профессор анатомии Луиджи Гальвани обнаружил, что электрические разряды заставляют подергиваться конечности мертвой лягушки. А вот племянник Гальвани – Джованни Альдини – эксперементировал над трупами. Он ездил по Европе и предлагал публике посмотреть на действие тока на животных и людей.

Его самая выдающаяся демонстрация произошла 17 января 1803 г., когда он подсоединял полюса 120-вольного аккумулятора к телу казненного убийцы Джорджа Форстера (George Forster). Когда Альдини помещал провода на рот и ухо, мышцы челюсти начинали подергиваться, и лицо убийцы корчилось в гримасе боли. Левый глаз открывался, как будто хотел посмотреть на своего мучителя. Показ торжественно завершался тем, что Альдини подсоединял один провод к уху, а другой засовывал ему в прямую кишку. Труп пускался в омерзительный пляс. Газета «London Times» писала: «Несведущей части публики могло показаться, что несчастный вот-вот оживет».

5. Сергей Брюхоненко – создатель живой головы
Советский физиолог Сергей Брюхоненко создал примитивный аппарат искусственного кровообращения под названием «автожектор», и при помощи этого аппарата ему удалось поддерживать собачью голову, отделенную от тела, живой.

В 1928 г. он продемонстрировал одну из таких голов ученым всего мира на Третьем Съезде Физиологов СССР. Чтобы доказать, что голова, лежащая на столе, была живой, он показал как она реагирует на раздражители. Брюхоненко ударил по столу молотком, и голова вздрогнула. Он посветил ей в глаза, и глаза моргнули. Он даже скормил голове кусочек сыра, который сразу же выскочил из пищеводной трубки на другом конце.

6. Эндрю Юр – шотландский мясник
Этот ученый широко известен благодаря своим достижениям в физике и экономике. Помимо этого, медик успел поставить жуткий эксперимент. Доктор взял труп и напичкал его проводами и батарейками. После подачи тока, труп начал махать руками и ногами так сильно, что пнул ассистента. Многие из присутствующих верили, что доктору действительно удастся оживить человека.

7. Широ Ишии – доктор «Чистое Зло»
Ишии был микробиологом и лейтенантом Японской Имперской Армии. Во времена Сино-Японской войны он начал проводить свои эксперименты в рамках секретного проекта Японской армии.

Среди его «заслуг»: вивисекция (резание по-живому) живых людей, в том числе беременных женщин, которых оплодотворили доктора его лаборатории; попытки поменять местами конечности человека; испытание гранат и огнеметов на живых людях; заражение людей вирусами и заболеваниями, с целью изучения процесса их протекания.

Благодаря неприкосновенности, которую ему дала Американская Миротворческая Армия, Широ Ишии не отсидел ни дня в тюрьме и умер в возрасте 67 лет от рака горла.

8. Кевин Уорвик – первый человек-киборг
Кевин – всемирно известная личность (иной раз – скандально известная). Он является руководителем группы, создавшей в своё время немало экзотических кибернетических систем.

В 1998 году над профессором была проведена операция, в результате которой ему вшили в руку крохотный чип, позволивший дистанционно управлять устройствами, способными распознать его сигнал. Но с точки зрения хирургии и кибернетики в той операции не было ничего особенного: чип был автономен. В 2002 году Уорвику вшили крохотную контактную площадку, содержащую сотню тончайших шипов. Площадка воткнута в крупный нерв в левой руке профессора и предназначена для двустороннего обмена электрическими сигналами с его нервной системой. При помощи тонкого проводного жгута, выведенного из руки на удалении в 15 см от места имплантации, внутренняя электроника подключена к радиопередатчику, который осуществляет связь с компьютером. Профессор создал внешнюю механическую руку, которая полностью повторяет движения его руки.

9. Джон Лилли – создатель освободителя мозга
Ученый, следуя желанию отключить внешние стимулы от мозга, изобрел первую в мире изолированную барокамеру: темный звуконепроницаемый резервуар с теплой соленой водой, в которой субъекты могли плавать в течение долгих периодов времени в состоянии сенсорной депривации (изоляции). Доктор Лилли вместе со своими коллегами были первыми, принявшими участие в этом исследовании.

В начале шестидесятых он получил представление об ЛСД и начал ряд экспериментов, в которых он принимал психоделики в изолированных барокамерах в компании дельфинов.

В 1980-ых Лилли вел проект, в котором попытался преподавать дельфинам синтезированный компьютером язык. Позже доктор Лилли создал проект для будущей «лаборатории коммуникаций», которая будет плавающей гостиной комнатой, где люди и дельфины могли болтать на равных, и где они нашли бы общий язык. Джон предвидел, что наступит время, когда убийство китов и дельфинов прекратится, «не из-за закона, который примут, а благодаря каждому человеку, понимающему с рождения, что они являются древними, разумными земными жителями; с огромными сведениями и огромной силой жизни. Не те, кого убить, но те от кого чему-то научиться.»

Последние годы своей жизни Джон Лилли жил на Гавайях и был известен своей эксцентричностью, а также устойчивой склонностью к кетамину.

Интервью с Bring Me the Horizon — об эскапизме, рок-музыке и консультанте по скорби

— Большинство из вас выросло в Шеффилде, городе с богатой музыкальной историей, — Human League, Cabaret Voltaire, Arctic Monkeys — есть кто‑то из известных земляков, кто на вас повлиял?

Оливер Сайкс, вокал, тексты: Def Leppard.

Джордан Фиш, клавиши, продакшн: Они самые впечатляющие, самые тяжелые. Возможно, поэтому.

Мэтт Николлс, барабаны: (Саркастично.) У нас отличный город и отличные музыканты. (Смеется.)

— Ладно. Перейдем к музыке. Трек «Ludens», который вы делали для игры Death Stranding, как я понимаю, делался в авральном режиме. Чуть подробнее расскажете?

Сайкс: Ну нам дали всего пять дней на создание трека и сказали: если не сделаете, то песня в саундтрек не попадет. Причем текста или еще чего‑то у меня к тому моменту не было.

— Накануне нового года вы выпустили очень странный альбом «Music to Listen To». Что это вообще было? Правильно ли я понимаю, что у вас там были какие‑то демки с альбома «Amo»?

Читать еще:  Martin Grelle. Художник-ковбой

Фиш: Скажем так, это были звуковые коллажи, какие‑то ауттейки наши с наших сессий. Нам хотелось чего‑то более креативного, чем обычно. Хотелось удивить людей.

— При этом вы говорили в одном из недавних интервью, что устали от альбомного формата.

Мэтт Кин, бас: Это мы вас так ******* [обманули].

Фиш: Ну это не совсем альбом. Для меня это что‑то типа с 11 или 12 треками.

Сайкс: Ну да. К тому же не очень хочется привязываться к формату. А то как это бывает: выпустишь что‑то подобное — и тебе начинают говорить: «О, ты сделал альбом, но он какой‑то не такой». И вообще не важно, о каком формате идет речь, нет никакой стены между форматами. Можно сделать хоть два, хоть четыре…

Николлс: Хоть тысячу треков. (Смеются.)

— NME писал, что у вас от «Amo» остались демки вроде «R’n’B Boyz II Men Track» и так далее. Что‑то из этого в итоге попало на, кхм, альбом?

Джордан Фиш: Не-не-не. Это просто плохая музыка, которую мы никогда уже никому не покажем.

Мэтт Николлс: Ага, все эти калипсо-ритмы…

— А какая мотивация в этом постоянном перепридумывании себя?

Сайкс: Ненависть. Ненависть к самим себе.

— И при этом альбом «Amo» вы в какой‑то мере посвятили переживанию травматического опыта. О каком опыте идет речь?

Фиш: Который любой может пережить сейчас.

Николлс: Да просто жизнь. Жизнь — это боль, бро.

Сайкс: Существование это боль. И ты должен эту боль как‑то вынести из себя.

Фиш: Нам нужно постоянно перепридумывать себя, потому что это намного интереснее, чем просто делать одно и то же.

Сайкс: Да, нам становится тупо скучно. Ну как вообще кому угодно станет скучно делать одну и ту же работу годами.

Сайкс: Люди часто хотят от нас одного и того же.

— То есть настоящей ностальгии нет места?

Сайкс: Да, только разное фальшивое дерьмо.

— Тут я не могу не обратиться к вашим, Джордан, словам: «Мы больше не воспринимаем процесс записи как рок-группа». Почему?

Фиш: В последнее время с рок-музыкой как‑то все не очень. Она стала никудышной, слишком монотонной.

Николлс: Да, нам ничего из этого не нравится.

Фиш: Мне кажется, что в последнее время рок-музыка стала удивительно плохой. Мне не хочется этого говорить, потому что из этого потом легко сделать глупый заголовок, но таково мое мнение. Мне в целом рок нравится, но нынешние группы стали ленивыми. Они перестали двигаться куда‑то.

— Изобретать что‑то…

Фиш: Да. Теперь, если мы сделаем что‑то странное, все удивляются. Но почему? Почему?! Почему в хип-хопе могут быть радикальные сдвиги? Почему рок-группы не способны на такое?

— Хм. А вы Black Midi, например, слушали?

Фиш: Нет. Я не говорю о каких‑то подобных группах. Я скорее о тех, кто на переднем крае рок-сцены. Я бы не хотел, чтобы меня как‑то с ними ассоциировали. Таково мое мнение.

Николлс: (Свистит.) Слишком жестко! (Смеются.)

Фиш: Ну то есть я не ненавижу рок-музыку. Я думаю, что этот жанр просто не настолько креативен, как раньше…

Сайкс: Мне кажется, проблема в том, что нас еще постоянно ассоциируют с этим жанром и спрашивают о нем.

— Соглашусь, что есть такое. Вас все время пытаются обратить к прошлому. Вы поэтому же написали трек «Heavy Metal»? Это же такой своеобразный монолог поклонника, для которого вы уже не те.

Сайкс: Да. Помимо того, что мы, вообще-то, играем уже 15 лет, мы пытаемся себя как‑то вытащить [из жанровых границ]. Нельзя сказать, что нам в целом ***** [плевать], когда мы просто хотим немного оградить себя от тех, кто считает, что имеет право [указывать нам]. Если ты делаешь какие‑то определенные вещи, кто‑то обязательно скажет, что ты недостаточно трушный для конкретного жанра. Ну да, мы вдохновлены рок-музыкой…

— И вас поэтому отправляют в рок-номинацию на «Грэмми»…

Николлс: Ну да, мы рок-группа.

— Кстати, о «Грэмми». Я помню, как вы сокрушались, что проиграли Stereophonics в борьбе за место в чартах. А теперь вас уже второй год подряд прокатили с «Грэмми». Не обидно?

Фиш: С нами в туре есть терапевт. Она старается помочь нам пережить проигрыш в номинации на «Грэмми».

Ли Малия: Она наш консультант по скорби! (Смеются.)

Сайкс: Ну а на самом деле, когда вас номинируют на что‑то вроде «Грэмми» или Brit Awards, вы уже выиграли. Вы попали в пятерку групп из всего мира, которые кто‑то счел одними из лучших. Ты уже выиграл, главное — это ценить. Это круто. У кого‑то из крупных артистов вообще нет наград, и это не имеет значения. Понятно, что мы бы солгали вам, если скажем, что не расстроились ненадолго, когда узнали, что не победили.

Это человеческая натура, мы привыкли к соперничеству. Но мы бы не сказали, что заслужили награду больше других. Кто мы такие, чтобы так рассуждать? Ну вот я получу «Грэмми», пойду домой, поставлю награду там. Но я бы стеснялся показывать ее людям.

— Сейчас, друзья, извините. Будет вопрос для Оливера. Вы часто говорили довольно откровенно на сцене и в песнях про какие‑то болезненные моменты из жизни: о зависимостях, о своем СДВГ и так далее. Обычно люди, которые доходят до определенного уровня известности, стараются побольше отмалчиваться в интервью. Как вы вообще эту открытость сохраняете?

Сайкс: Быть настоящим важно. Это держит тебя на земле. Ты должен быть честным с собой и делиться с людьми тем, через что ты прошел. Потому что… Ну вот поэтому люди любят тебя. Не только за музыку, за то, кем ты являешься, за то, что ты, как и они, прошел через разное. Притворяться, что мы все идеальные, что мы всегда счастливы и никаких проблем нет, будет ложью. Люди легко считывают дешевое дерьмо. Вот я такой. И нет для этого никаких причин, кроме как мое понимание, что это правильно.

— Вы в этом смысле чувствуете ответственность за тех, кто внимает вашим словам?

Сайкс: Не совсем. Мне кажется, что мы делаем музыку и говорим то, что говорим, прежде всего для себя. И что касается ответственности…

Фиш: Мне кажется, что единственное важное в этом смысле — чтобы мы были аккуратны в своих словах и не говорили какие‑то оскорбительные вещи. Я часто вижу, как кто‑то делает или говорит что‑то, что я нахожу дискомфортным, кринжовым. Нужно быть максимально аккуратным и не манипулировать отношениями с фанатами. Понимаете, о чем я? Вот почему мы не делаем какие‑то вещи за деньги… Короче, какие‑то вещи, которые другие группы сделали бы.

— И политические песни вы не пишете, потому что не хотите быть лицемерами. Вы так говорили, во всяком случае.

Сайкс: Это просто не то, что отзывается во мне [когда я пишу тексты песен]. Вот эта вся политика и прочее, все это бесит, раздражает, злит. Музыка — это какой‑то способ [для нас] разобраться с какими‑то вещами, но не только.

Политика — это причина, по которой я не смотрю новости по телевизору. Потому что, если честно… Никто не говорит правду, ты не знаешь всех подробностей, это очень злит. Для меня куда важнее, чтобы мы были больше про состояние человека, про то, как на нас влияют разные вещи, как стать лучшими людьми, счастливыми людьми, как мы можем решить наши собственные проблемы, разобраться с демонами и все такое.

Читать еще:  Greg Lahti

— Поговорим про ненависть. Вам приходится все время с ней сталкиваться. Как справляетесь? Или вам ***** [наплевать]?

Фиш: Мне кажется, что сейчас мне куда больше ***** [наплевать], чем раньше. Раньше меня это заботило. А тебя?

Николлс:
Я не читаю все эти комменты и не смотрю все это дерьмо в YouTube, потому что, если честно, меня это все расстраивает.

Сайкс: Это вообще нереальная фигня, ее не существует, на самом деле. Они никогда вам не скажут в лицо всего этого.

Убийца из Золотого штата. Как полицейский из Калифорнии стал маньяком

Мужчина в оранжевой робе, который появляется в зале суда на инвалидной коляске, у людей непосвященных вызывает скорее жалость, нежели ужас. Кто этот несчастный старик, за которым охрана следит особо тщательно?

Он приходит ночью

За этой старческой немощью, наигранной или реальной, скрывается один из самых неуловимых маньяков Соединенных Штатов. Его тайну не могли раскрыть более 40 лет.

В середине 1970-х годов в округах Сакраменто и Контра-Коста штата Калифорния стали происходить похожие по почерку преступления. Неизвестный мужчина проникал в дома одиноких женщин, чаще всего принадлежавших к среднему классу, связывал их и насиловал. Уходя, преступник, как правило, совершал мелкие кражи.

Насильника не пугали ситуации, когда его жертвы оказывались дома не одни. Даже если в доме был мужчина, преступник, явно обладавший хорошей физической подготовкой, избивал его и связывал, после чего насиловал женщину.

Количество преступлений увеличивалось, география действий насильника и грабителя ширилась, однако полиции не удавалось напасть на след злодея. Многие преступления, совершенные им, поначалу приписывались другим лицам. Когда количество эпизодов пошло на второй десяток, серийному преступнику дали прозвища Насильник восточного района и Настоящий ночной охотник.

Череда убийств

В ночь на 2 февраля 1978 года Брайан Маджоре и Кэти Маджоре гуляли со своей собакой в районе Ранчо Кордова в Сакраменто, когда на них было совершено нападение. Брайан и Кэти попытались бежать, но неизвестный хладнокровно расстрелял их из пистолета. Несмотря на то, что некоторые обстоятельства указывали на то, что убийца имеет отношение к Насильнику восточного района, понадобились десятилетия, чтобы доказать: в обоих случаях действовал один и тот же человек.

30 декабря 1979 года в своем доме на Avendida Pequena в Голете была найдены мертвыми супруги: 44-летний Роберт Офферманн и 35-летняя Дебра Александра Мэннинг. Преступник проник в дом, связал обоих, надругался над женщиной. Хозяину дома удалось освободиться, и он попытался вступить в борьбу с подонком. Однако тот расстрелял Роберта и Дебру из пистолета.

3 марта 1980 года в своем доме в Вентуре были найдены убитыми 43-летний Лайман Смит и 33-летняя Чарлин Смит. Связав жертв, преступник, как обычно, изнасиловал женщину, после чего убил обоих. Однако на сей раз он не стал применять огнестрельное оружие: несчастные были забиты до смерти поленом, приготовленным для топки камина. Хитроумный узел «алмаз», который использовал убийца, очень напоминал тот, что использовал Насильник восточного района.

19 августа 1980 года в своем доме в Дана-Пойнте были найдены убитыми 27-летний Патрис Бриско Харрингтон и 24-летняя Кит Эли Харрингтон. Студент-медик и медсестра поженились всего за три месяца до трагедии. Преступник не отходил от своего почерка: проникновение в ночное время, связывание жертв, изнасилование женщины, а затем убийство обоих. На сей раз преступник вновь забил несчастных насмерть.

Очень трудное дело

6 февраля 1981 года в своем доме в Ирвине погибла 28-летняя Мануэла Витун. Супруг женщины был в больнице, когда произошло нападение. Изнасиловав и убив хозяйку дома, преступник похитил бижутерию и еще какую-то мелочь. Было очевидно, что ограбление для него является лишь сопутствующей целью.

27 июля 1981 года в Голете погибли 35-летняя Чери Доминго и 27-летний Грегори Санчес. Хозяева попытались дать отпор проникшему в дом преступнику, но он расправился с обоими. Сначала он ранил Санчеса, которого затем запер в шкафу. Изнасиловав женщину, преступник забил несчастных дубинкой, которую нашел в сарае.

4 мая 1986 года в своем доме в Ирвине была найдена убитой 18-летняя Джанель Лайза Крус. Семья девушки уехала отдыхать в Мексику, и она оставалась одна. Проникший ночью в дом убийца изнасиловал ее, после чего до смерти забил гаечным ключом.

Расследование преступлений было крайне тяжелым. Возможности, которыми располагала экспертиза в 1970-х — 1980-х годах, не позволяли объединить все эпизоды в одно целое.

По делу об убийствах проходили другие подозреваемые. Когда же стало ясно, что убийства являются делом рук одного человека, которого прозвали Убийцей из Золотого штата, считалось, что он не имеет отношения к Насильнику восточного региона. Поставило в тупик следствие и внезапное прекращение преступлений. После 1986 года убийца словно исчез, что совершенно нехарактерно для поведения маньяка.

По предположению следователей, преступник мог погибнуть либо оказаться в психиатрической клинике. Также не исключалось, что он осужден по какому-то другому эпизоду, который не попал в поле зрения сыщиков, ведущих основное дело.

Вычислен по генеалогическому древу

Лишь в 2001 году расширившиеся возможности ДНК-экспертизы позволили точно установить: Насильником восточного региона и Убийцей из Золотого штата является один и тот же человек. Несмотря на самые тщательные проверки баз данных криминальных элементов, напасть на след злодея так и не удалось. Все указывало на то, что преступником является человек, ранее никогда к ответственности не привлекавшийся.

Потребовалось еще полтора десятка лет для того, чтобы все-таки напасть на след. Следователи использовали базу данных сайта GEDmatch, куда любой человек может загрузить свои ДНК-данные и увидеть генеалогическое древо семьи. После загрузки на сайт ДНК преступника удалось обнаружить человека, проживавшего в Калифорнии в период, когда совершались преступления.

За пенсионером Джозефом Деанджело была установлена слежка. Вскоре агентам удалось заполучить образец ДНК мужчины. Экспертиза не оставила сомнений: он и есть Убийца из Золотого штата. 25 апреля 2018 года подозреваемый был арестован и помещен в тюрьму. По словам шерифа Скотта Джонса, Деанджело был очень удивлен своим арестом.

Жизнь в обмен на откровенность

Он родился в Калифорнии 8 ноября 1945 года. После окончания школы Деанджело завербовался в ВМС США и отправился на войну во Вьетнам. Проведя во Вьетнаме без малого два года, он вернулся на родину с несколькими медалями. В 1973 году Деанджело окончил университет в Сакраменто со степенью бакалавра наук в области уголовного правосудия. Последующие шесть лет он работал в полиции.

Именно тогда он начал совершать преступления. Форма полицейского стала для него отличным прикрытием. Более того, как выяснилось впоследствии, он сам принимал участие в расследовании собственных преступлений. Зная о тактике расследования и возможностях экспертизы, он умело избегал разоблачения. В 1979 году Деанджело с позором уволили из полиции, после того как он попался на краже из магазина. Позднее преступник трудился механиком в Сакраменто. Джозеф Деанджело был женат, воспитал трех дочерей. Известно, что он часто конфликтовал с супругой, однако никаких преступных наклонностей за ним не замечали. Бывшему полицейскому инкриминируют 13 убийств и более 50 изнасилований. Не исключено, что и этим его страшный список не ограничвается.

Деанджело грозила смертная казнь, но Убийца из Золотого штата ее избежит. Прокуратура заключила сделку с преступником: в обмен на пожизненное заключение без права условно-досрочного освобождения он признает свою вину и в подробностях рассказывает обо всех совершенных деяниях.

Не все уверены, правда, что Деанджело способен рассказать правду. Надзиратели сообщают, что он в тюрьме разговаривает с «голосами», часто смотрит в одну точку и проявляет другие признаки неадекватности. Впрочем, вполне возможно, Джозеф Деанджело снова пытается всех одурачить.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector