Paolo Ranzani. Гламурный фотограф

Paolo Ranzani. Гламурный фотограф

Паоло Роверси: изящные изображения «простодушного фотографа»

Паоло Роверси сейчас творит исключительно ради собственного удовольствия — финансовая сторона его творений уже давно не интересует маэстро кадра. Ведь только одна его фешн-съемка для любого глянцевого журнала оценивается в 40 000 евро. Не мало, даже очень не мало, и, тем не менее, желающие раскошелиться, а среди них, как правило, только самые известные модные журналы, готовы встать в очередь. И вовсе не для того, чтобы профессионально осветить очередной модный показ, а для того чтобы фирменный почерк Роверси придал новому фешн-спектаклю только ему свойственную волшебную невесомость, оторванность от действительности, при этом показывающую всю её глубину. Паоло Роверси с репутацией довольно загадочной личности, которую знает в лицо лишь узкий круг людей, сегодня является одним из наиболее востребованных модных фотографов планеты.

Любовь к фотографии родилась в Испании, по которой, ещё будучи подростком, Паоло путешествовал с родителями. Роверси настолько тогда увлекла фотосъемка, что уже дома со своим приятелем оборудовал собственную фотолабораторию в подвале. А самые первые уроки фотомастерства Роверси получил у местного профессионала, по несколько часов ежедневно пропадая в его студии.

К 1970 году молодой человек уже стал прекрасным портретистом. А через год в Равенне произошло судьбоносное событие – это была встреча с Питером Кнаппом, легендарным редактором журнала Elle. Уже осенью 1973 года Кнапп приглашает Роверси в Париж. Паоло тогда ещё не знал, что так и останется в этой модной мекке навсегда.

Сначала Паоло работал простым фоторепортером, но постепенно обростал связями, которые всё больше приближали его к модной фотографии. На тот момент, Роверси почти ничего не знал о мире моды и страстно был увлечен фотожурналистикой. Тем не менее, чуть позднее, столкнувшись с работами таких мастеров, как Аведон, Пенн, Ньютон, проникся фешн-жанром.

Паоло прекрасно осознавал, что для того, чтобы стать достаточно известным в новом для него жанре надо, в первую очередь, многому научиться. Поэтому он нанимается в помощники к английскому фотографу Лоренсу Секманну. Все предыдущие помощники сурового Секманна и недели не выдерживали характер их шефа. Но Роверси стал тем, кто остался с Лоренсом до последнего дня, и все это время постоянно впитывал уникальный опыт мастера.

Именно Лоуренс Секманн внушил ему, что неподвижной должна быть лишь камера, но не сам фотограф. Эти слова стали для Роверси гораздо большим, чем просто мудрое правило мастера. Через них Паоло пришёл к пониманию того, что всегда должна возникать необходимость творить что-то новое, потому что копии никогда и никому не будут интересны, поскольку всегда будут хуже своих оригиналов.

Только после смерти своего наставника Роверси приступает к сольной карьере модного фотографа и работает на такие журналы, как Elle, Depeche Mode и Marie Claire. 1980 становится судьбоносным годом для Паоло — он начинает работать с пленкой Polaroid 10×8 дюймов, пользуясь ее особенностью высвечивать цвет кожи, что позволяет ему найти свой авторский ход – в одно и то же время ультра современный и почти импрессионистский. Такое сочетание особой техники и графической простоты произвело настоящий фурор в Париже. Очень скоро после этого ему поручили делать съемку самой престижной рекламы – косметики от DIOR.

Такие фотографии с непредсказуемой цветопередачей стали авторским приемом Паоло Роверси, который сделает ему славу на многие годы.

Маэстро фотографии, в первую очередь, хочет найти в своих моделях внутреннее содержание и выразительность. Бывало так, что из 300 моделей, которые пришли к нему на кастинг, фотограф не выбирал ни одну. Конечно же, подобная избирательность отразилась и на самих снимках Роверси. Основа его техники — это длинные выдержки и работа «световой кисти». Но сам мастер утверждает, что его секрет не столько в технике, сколько в снимаемых объектах. По его словам, многое уже заключается в содержании самой модели, при условии, если ее внешние данные выдерживают его цензуру.

В его работах почти нет улыбающихся лиц. Нет даже намека на улыбку, и они всё равно прекрасны. Фотографический мир, который создает Роверси, предстает таким хрупким и тонким, что возникает впечатление, будто он исчезнет всего лишь от малейшего дуновения.

Сюжетные фотографии напоминают кадры из сентиментальных лент прошлого. Чаще всего на них отношения мужчины и женщины, которые Роверси показывает без какой-либо провокации, назойливости и присущей многим прямолинейности. У его снимков всегда спокойный, сдержанный тон, который непонятным образом увлекает и манит за собой. В этом есть загадка, которую возникает желание разгадать, а значит достигается и рекламный эффект.

Паоло Роверси убежден, что модная фотография, в первую очередь, должна быть о женщине как идее. Поскольку есть прямая взаимосвязь между стилем современной жизни и фешн-снимком.

Сам себя Роверси называет «простодушным фотографом, делающим изящные изображения».

Фотографии Джана Паоло Барбьери, который прославился на весь мир, снимая женскую красоту

Он учился у Феллини и Висконти и в 1960-х годах находился под большим влиянием кинематографа. Однако позже Джан Паоло Барбьери сам освоил искусство фотографии и стал одним из самых востребованных фэшн-фотографов мира.

Сейчас работы итальянца выставляют в галереях по всему миру, их публикуют во многих модных изданиях, а сам он является обладателем ряда престижных наград. Чтобы и вы смогли оценить талант этого человека, делимся подборкой лучших его снимков, оказавших значительное влияние на мир моды вообще и образ женщины в частности.

Джан Паоло Барбьери родился в Милане в 1938 году в семье, которая занималась оптовой торговлей тканями. Изначально у Барбьери не было никакого интереса к фотографии. В подростковом возрасте вместе с друзьями он создал группу «The Trio», а позднее сыграл небольшую роль в фильме Лукино Висконти «Медея».

Даниэла Гионе, 1986

В 1964 году Барбьери стал ассистентом фотографа Тома Кублина. Во время работы с ним у Барбьери появился опыт сотрудничества с модными домами Balenciaga и Yves Saint Laurent. Набравшись опыта, он устроился в издательский дом Condé Nast, где в 1965 году ему доверили снимать обложку первого выпуска итальянского Vogue.

Катрин Нойес, Милан, 1986

Со своей задачей Барбьери справился на ура, поэтому уже скоро он начал получать заказы на съемку от ведущих французских, немецких и американских изданий.

Моника Беллуччи, 2002 год

Поразительно, что фотограф-самоучка сумел оставить такой след в мире моды. Имя Барбьери неразрывно связывают с такими известными брендами, как Gianfranco Ferré, Versace, Armani, Valentino

Аполлония ван Равенштейн, 1980

Огромное влияние на становление Барбьери в фэшн-индустрии оказали его страсть к театру и кино, образование в сфере драматического искусства и талант режиссера. Благодаря этим качествам, он смог развить уникальный, совершенно неповторимый стиль и особый творческий подход к созданию снимков.

Джерри Холл, 1997

Авторству Барбьери принадлежат одни из лучших фотопортретов Моники Беллуччи, Одри Хепберн, Софи Лорен, Верушки и Миреллы Петтени, Вивьен Вествуд и других.

Софи Лорен, 1985

Барбьери также известен тем, что он работает исключительно с аналоговыми камерами, в том числе Polaroid, и зачастую не ретуширует свои фотографии.

Моника Беллуччи, 2000 год

Кроме того, Барбьери, можно сказать, основал профессии фэшн-стилиста и фэшн-редактора. Когда-то он сам выполнял все эти функции, самостоятельно подбирая макияж для моделей, декорации, локации, прически и аксессуары.

Софи Даль, Себастьян Андрие и Уоррен, 2002

Если вы думаете, что Барбьери снимает исключительно моделей и знаменитостей, вы глубоко ошибаетесь.

Его авторству принадлежат десятки фотоальбомов и только часть из них посвящены фэшн-индустрии. В остальных можно увидеть удивительные пейзажи, фотографии природы, архитектуры, различных объектов, которые служат объектами его вдохновения.

Симонетта Джанфеличе, 1983

Впрочем, хватит слов! Посмотрев на снимки Джана Паоло Барбьери, вы сами поймете, почему он так знаменит и какую роль сыграл в формировании современного мира моды.

Иоланда Хадид, 1970-е

Моника Беллуччи, 2000

А на этом снимке изображена Саша Лусс — россиянка, ставшая новой звездой фильмов Люка Бессона. Фото сделано для презентации коллекции Valentino весна-лето 2013.

Фелиситас Бох, 1982

Даниела Гионе, 1986

Барбьери неоднократно говорил, что особенно его вдохновляют американские фильмы жанра нуар.

Он мог неделями экспериментировать с освещением, чтобы повторить тот же эффект, что был в фильмах. По словам фотографа, с его помощью актрисы в детективах с легкостью превращались в роковых красоток.

Читать еще:  Dusty Brasseur

Моника Беллуччи, 2000

Сейчас Джану Паоло Барбьери уже за 80, но он по-прежнему продолжает активно работать с известными мировыми брендами. Его часто приглашают для ведения рекламных кампаний в качестве арт-директора. Кроме того, Барбьери регулярно проводит лекции, в рамках которых обучает начинающих фотографов искусству работы с фотоаппаратом.

А что вы думаете о работах Барбьери?

Понравилось? Хотите быть в курсе обновлений? Подписывайтесь на наш Twitter, страницу в Facebook или канал в Telegram.

Модный фотограф Паоло Роверси

Модный фотограф Паоло Роверси (Paolo Roversi) – довольно загадочная и скрытая личность, поэтому информацию о нем и его подходе к творчеству собирать в прессе приходится буквально по крупицам. Его фотографии регулярно появляются на обложках всемирно известных глянцевых изданий, ему доверяют съемки рекламных кампаний для именитых домов моды и различных брендов. Такой популярности в мире модной фотографии Паоло Роверси обязан своему фирменному почерку с изящными портретами и неординарным подходом к создаваемым образам топ-моделей. Фотографии мастера порой удивляют даже его самого («они никогда не бывают такими, какими я их задумал»). Его отличает удивительное умение превращать казалось быобычные вещи в совершенно неординарные. Многие сравнивают фотографии Паоло Роверси с художественными работами самого Рафаэля.

Будущий именитый фотограф родился в 1947 году в итальянском городке Равенна. Интерес к фотографии проявился у него в подростковом возрасте, когда Паоло отправился вместе со своими родителями на отдых в Испанию. Именно там он загорелся страстью к фотосъемке. И по возвращении домой Роверси вместе со своим приятелем Батиста Мингуцци организовал небольшую фотолабораторию в подвале собственного дома. Большую часть своего времени он проводил в этой импровизированной студии.

Но научиться первым навыкам и техническим аспектам фотосъемки молодому человеку помогло случайное знакомство с местным фотографом Невио Натали, который давал Паоло ценные советы. В собственной фотолаборатории Роверси быстро обучился тому, как проявлять фотографические материалы и печатать свои черно-белые снимки.

С двадцатилетнего возраста Паоло начал работать фоторепортером для различных газетных изданий. В результате, в 1970 году его приглашают на работу в агентство «Associated Press», которое тут же поручило начинающему фотографу первое ответственное задание – снять фотографии с похорон известного американского поэта Эзры Паунда в Венеции. В это же самое время вместе со своим другом Джианкарло Граматиери Роверси открывает собственную фотографическую студию в родном городе и начинает заниматься портретными съемками.

В его студию с удовольствием ходят фотографироваться местные знаменитости со своими семьями. Постепенно он все больше и больше отходит от фоторепортажа и концентрируется на портретных работах. В Равенне Паоло вскоре встретил арт-директора журнала Elle Питера Кнаппа (в то время он был известен и как серьезный фотограф моды), который приглашает талантливого фотографа попробовать свои силы в Париже. Это знакомство во многом оказалось судьбоносным, и уже в 1973 году Роверси переехал в Париж, где продолжает жить и плодотворно работать вплоть до сегодняшнего дня.

Поначалу в столице мировой моды Паоло Роверси работал простым фоторепортером в агентстве Huppert. Но постепенно он оброс полезными связями и начал приближаться к миру модной фотографии. Нужно сказать, что в тот момент молодой человек еще мало представлял себе, чем же является fashion-фотография в действительности, и грезил скорее о карьере фотожурналиста. Однако он стал изучать работы таких признанных мастеров модной съемки, как Ричард Аведон, Ирвин Пенн, Хельмут Ньютон и Ги Бурден, проникаясь возможностями этого фотографического жанра.

Паоло прекрасно осознавал, что для того, чтобы стать по-настоящему успешным модным фотографом необходимы куда более серьезные знания. Поэтому в 1974 году он устроился помощником к британскому фотографу Лоуренсу Сэкманну, хорошо известного в определенных кругах своим требовательным и тяжелым характером. Многие прежние ассистенты Сэкманна не выдерживали и недели работы с ним. Роверси же удалось проработать у британского фотографа целых девять месяцев. За это время он успел впитать в себя бесценный опыт старшего коллеги.

Именно Лоуренс Сэкманн сыграл главную роль в становлении Роверси как модного фотографа. Сэкманн неоднократно повторял своему ассистенту: «Твоя камера неподвижно закреплена на штативе, но твои глаза, мысли и воображение должны быть свободными». Другими словами, если фотокамера при съемке должна быть статичной, то фотограф — ни в коем случае. Роверси очень хорошо усвоил этот основополагающий принцип. Это вечное стремление к поиску неординарных решений, к придумыванию чего-то нового стало ключевым в дальнейшем развитии Паоло как фотографа моды.

Спустя девять месяцев талантливый итальянский фотограф начинает работать уже самостоятельно, получая небольшие заказы от таких журналов, как Elle и Depeche Mode. Настоящий успех пришел к Роверси в 1980 году, когда он подписал контракт с домом моды Christian Dior. Тогда он впервые в профессиональной модной съемке начал применять моментальные снимки от Polaroid форматом 8 на 10 дюймов. Наиболее подходящие кадры сканировались, и их можно было напечатать размером в стену многоэтажного дома.

Преимущество моментальных снимков Polaroid заключалось в том, что они давали особенно непредсказуемое сочетание цветов, контраста и текстур, которое трудно было получить в традиционной пленочной фотографии. Кроме того, здесь не существовало какого-либо обмана – изображение, формирующееся в камере, тут же появляется таким какое оно есть. Эта техника моментальной съемки стало впоследствии фирменной «фишкой» Паоло Роверси.

В самом начале 80-х годов, когда к Роверси пришли первые серьезные успехи, еще не существовало модной фотографии в том виде, какой мы ее знаем сейчас. А по-настоящему профессиональных модных фотографов в этой индустрии насчитывалось буквально единицы. На страницах журналов господствовали фотоснимки моды с несколько перенасыщенными цветами, с использованием огромного количества драгоценных металлов и украшений, без какой-либо идеи.

По мнению же Паоло Роверси, «Мода — это не сумма вещей, составляющих коллекцию. Мода — она о женщине как об идее. Дизайнер, работая над очередным платьем, видит перед собой эту идею. Часто ее трудно объяснить словами. Задача фотографа — считать этот код и передать посредством изображения». Под влиянием творчества Паоло и других талантливых фотографов того времени модная фотография начала стремительно меняться.

Техника фотосъемки от Паоло Роверси предполагает использование довольно больших выдержек – он очень редко снимает с выдержкой меньше, чем четверть секунды. По мнению мастера, съемка с длительной выдержкой, когда объектив фотоаппарата остается открытым даже более минуты, обеспечивает получение более глубоких и эмоциональных фотографий.

Второй важный момент – использование черного цвета в фотосъемке в качестве основного. Роверси в своих работах постоянно применяет своеобразную «световую кисть» и пишет светом по черному фону. Он считает, что тьма и черный цвет имеют огромное значение в фотографии.

Здесь отчасти проявляется его мистический и духовный подход к фотографии: «Я люблю тайны и иногда люблю затеряться среди неизвестности. Со мной это часто случается на пути к красоте, когда я не очень понимаю, в какую сторону двигаться, и чем дальше проникает мой взгляд, тем гуще становится тайна. Фотография стремится за пределы реальности и иллюзии. Она прикасается к иной жизни, к иному измерению, выявляя не только то, что есть, но и то, чего нет. Каждая фотография — это встреча, это личная и взаимная исповедь. Я люблю долгие выдержки, дающие душе время, чтобы показаться и позволить выразиться случаю».

Помимо игры света и тени, Роверси старается сделать так, чтобы как можно лучше обыграть какой-либо цветовой оттенок в фотоснимке и сделать его наиболее красивым. Благодаря этому его работы всегда получаются очень глубокими, насыщенными и буквально проникнутыми нежностью и изяществом.

Еще одна особенность фотографического стиля Паоло заключается в том, что при фотографировании моды он использует только портретную съемку, то есть каждая его фотография, независимо от сюжета и объекта съемки – это портрет. В своих работах он пытается абстрагировать зрителя от мелочей и сделать так, чтобы их взгляд сфокусировался только на модели.

Несмотря на то, что модели на снимках Роверси никогда не улыбаются, они всегда выглядят прекрасно и привлекательно. В первую очередь, благодаря тому тонкому и хрупкому миру, который фотограф умело создает в каждом своем изображении. Интересно, что Паоло часто использует при съемке фотоаппараты довольно редких для наших дней моделей, вроде Deardoff, Leica и Rollei, отличающиеся превосходной детализацией.

Читать еще:  Jeremy Enecio. Иллюстратор

Процесс модной фотосъемки Паоло Роверси описывает следующим образом: «Как правило, каждый кадр снимается на очень длинной выдержке, иногда объектив остается открытым целую минуту. Модель сохраняет все это время статичную позу. Когда открывается объектив, срабатывает вспышка. Потом студия погружается в темноту, и я начинаю вручную рисовать свет в кадре. Это целый обряд. Танцую вокруг модели, рисуя цветовые и световые пятна с помощью специальных цветных фонарей, похожих на реквизит к спектаклю по детской сказке. Фототанец длится, пока открыт объектив, от 15 до 40 секунд».

По мнению мастера, в успехе модной фотографии важную роль играет не только фотограф, его талант и собственное видение, но и объект съемки, то есть выразительность модели («серая мышь – так и останется серой мышью»).

Еще в 1981 году Роверси открыл свою фотографическую студию на улице Паула Форта в Париже, которую он практически не покидает в течение последних тридцати лет. Именно там он отснял большое количество своих самых знаменитых фоторабот. Студия – важная составляющая его творчества: «моя студия похожа на небольшой театрик с пустой сценой: пространство здесь еще нужно заполнить, время заново придумать; это сцена, где все возможно, где все хитрости разрешены, где не существует ни времён года, ни дней, ни часов. Здесь исчезают границы между жизнью и ее имитацией, между реальностью и вымыслом, и, как в любом искусстве, здесь самая бесстыжая ложь может превратиться в самую удивительную и очаровательную правду».

За все эти годы он на длительное время покидал студию только ради путешествия по Индии и Йемену. В 1993 году увидел в свет его выставочный каталог под названием «Angeli», куда вошли многие его работы, сделанные во время этих поездок.

В настоящее время Паоло Роверси продолжает сотрудничать с популярными журналами и домами мод, оставаясь одним из самых востребованных fashion-фотографов в мире. В 2005 году была опубликована его книга «Studio», в которой было собрано около сотни лучших фоторабот за последние двадцать пять лет его творчества. Роверси называет эту книгу настоящим дневником своей жизни.

Модный фотограф Паоло Роверси

Модный фотограф Паоло Роверси (Paolo Roversi) – довольно загадочная и скрытая личность, поэтому информацию о нем и его подходе к творчеству собирать в прессе приходится буквально по крупицам. Его фотографии регулярно появляются на обложках всемирно известных глянцевых изданий, ему доверяют съемки рекламных кампаний для именитых домов моды и различных брендов. Такой популярности в мире модной фотографии Паоло Роверси обязан своему фирменному почерку с изящными портретами и неординарным подходом к создаваемым образам топ-моделей. Фотографии мастера порой удивляют даже его самого («они никогда не бывают такими, какими я их задумал»). Его отличает удивительное умение превращать казалось быобычные вещи в совершенно неординарные. Многие сравнивают фотографии Паоло Роверси с художественными работами самого Рафаэля.

Будущий именитый фотограф родился в 1947 году в итальянском городке Равенна. Интерес к фотографии проявился у него в подростковом возрасте, когда Паоло отправился вместе со своими родителями на отдых в Испанию. Именно там он загорелся страстью к фотосъемке. И по возвращении домой Роверси вместе со своим приятелем Батиста Мингуцци организовал небольшую фотолабораторию в подвале собственного дома. Большую часть своего времени он проводил в этой импровизированной студии.

Но научиться первым навыкам и техническим аспектам фотосъемки молодому человеку помогло случайное знакомство с местным фотографом Невио Натали, который давал Паоло ценные советы. В собственной фотолаборатории Роверси быстро обучился тому, как проявлять фотографические материалы и печатать свои черно-белые снимки.

С двадцатилетнего возраста Паоло начал работать фоторепортером для различных газетных изданий. В результате, в 1970 году его приглашают на работу в агентство «Associated Press», которое тут же поручило начинающему фотографу первое ответственное задание – снять фотографии с похорон известного американского поэта Эзры Паунда в Венеции. В это же самое время вместе со своим другом Джианкарло Граматиери Роверси открывает собственную фотографическую студию в родном городе и начинает заниматься портретными съемками.

В его студию с удовольствием ходят фотографироваться местные знаменитости со своими семьями. Постепенно он все больше и больше отходит от фоторепортажа и концентрируется на портретных работах. В Равенне Паоло вскоре встретил арт-директора журнала Elle Питера Кнаппа (в то время он был известен и как серьезный фотограф моды), который приглашает талантливого фотографа попробовать свои силы в Париже. Это знакомство во многом оказалось судьбоносным, и уже в 1973 году Роверси переехал в Париж, где продолжает жить и плодотворно работать вплоть до сегодняшнего дня.

Поначалу в столице мировой моды Паоло Роверси работал простым фоторепортером в агентстве Huppert. Но постепенно он оброс полезными связями и начал приближаться к миру модной фотографии. Нужно сказать, что в тот момент молодой человек еще мало представлял себе, чем же является fashion-фотография в действительности, и грезил скорее о карьере фотожурналиста. Однако он стал изучать работы таких признанных мастеров модной съемки, как Ричард Аведон, Ирвин Пенн, Хельмут Ньютон и Ги Бурден, проникаясь возможностями этого фотографического жанра.

Паоло прекрасно осознавал, что для того, чтобы стать по-настоящему успешным модным фотографом необходимы куда более серьезные знания. Поэтому в 1974 году он устроился помощником к британскому фотографу Лоуренсу Сэкманну, хорошо известного в определенных кругах своим требовательным и тяжелым характером. Многие прежние ассистенты Сэкманна не выдерживали и недели работы с ним. Роверси же удалось проработать у британского фотографа целых девять месяцев. За это время он успел впитать в себя бесценный опыт старшего коллеги.

Именно Лоуренс Сэкманн сыграл главную роль в становлении Роверси как модного фотографа. Сэкманн неоднократно повторял своему ассистенту: «Твоя камера неподвижно закреплена на штативе, но твои глаза, мысли и воображение должны быть свободными». Другими словами, если фотокамера при съемке должна быть статичной, то фотограф — ни в коем случае. Роверси очень хорошо усвоил этот основополагающий принцип. Это вечное стремление к поиску неординарных решений, к придумыванию чего-то нового стало ключевым в дальнейшем развитии Паоло как фотографа моды.

Спустя девять месяцев талантливый итальянский фотограф начинает работать уже самостоятельно, получая небольшие заказы от таких журналов, как Elle и Depeche Mode. Настоящий успех пришел к Роверси в 1980 году, когда он подписал контракт с домом моды Christian Dior. Тогда он впервые в профессиональной модной съемке начал применять моментальные снимки от Polaroid форматом 8 на 10 дюймов. Наиболее подходящие кадры сканировались, и их можно было напечатать размером в стену многоэтажного дома.

Преимущество моментальных снимков Polaroid заключалось в том, что они давали особенно непредсказуемое сочетание цветов, контраста и текстур, которое трудно было получить в традиционной пленочной фотографии. Кроме того, здесь не существовало какого-либо обмана – изображение, формирующееся в камере, тут же появляется таким какое оно есть. Эта техника моментальной съемки стало впоследствии фирменной «фишкой» Паоло Роверси.

В самом начале 80-х годов, когда к Роверси пришли первые серьезные успехи, еще не существовало модной фотографии в том виде, какой мы ее знаем сейчас. А по-настоящему профессиональных модных фотографов в этой индустрии насчитывалось буквально единицы. На страницах журналов господствовали фотоснимки моды с несколько перенасыщенными цветами, с использованием огромного количества драгоценных металлов и украшений, без какой-либо идеи.

По мнению же Паоло Роверси, «Мода — это не сумма вещей, составляющих коллекцию. Мода — она о женщине как об идее. Дизайнер, работая над очередным платьем, видит перед собой эту идею. Часто ее трудно объяснить словами. Задача фотографа — считать этот код и передать посредством изображения». Под влиянием творчества Паоло и других талантливых фотографов того времени модная фотография начала стремительно меняться.

Техника фотосъемки от Паоло Роверси предполагает использование довольно больших выдержек – он очень редко снимает с выдержкой меньше, чем четверть секунды. По мнению мастера, съемка с длительной выдержкой, когда объектив фотоаппарата остается открытым даже более минуты, обеспечивает получение более глубоких и эмоциональных фотографий.

Читать еще:  "Звёздную ночь" Ван Гога напечатали в 3D-формате

Второй важный момент – использование черного цвета в фотосъемке в качестве основного. Роверси в своих работах постоянно применяет своеобразную «световую кисть» и пишет светом по черному фону. Он считает, что тьма и черный цвет имеют огромное значение в фотографии.

Здесь отчасти проявляется его мистический и духовный подход к фотографии: «Я люблю тайны и иногда люблю затеряться среди неизвестности. Со мной это часто случается на пути к красоте, когда я не очень понимаю, в какую сторону двигаться, и чем дальше проникает мой взгляд, тем гуще становится тайна. Фотография стремится за пределы реальности и иллюзии. Она прикасается к иной жизни, к иному измерению, выявляя не только то, что есть, но и то, чего нет. Каждая фотография — это встреча, это личная и взаимная исповедь. Я люблю долгие выдержки, дающие душе время, чтобы показаться и позволить выразиться случаю».

Помимо игры света и тени, Роверси старается сделать так, чтобы как можно лучше обыграть какой-либо цветовой оттенок в фотоснимке и сделать его наиболее красивым. Благодаря этому его работы всегда получаются очень глубокими, насыщенными и буквально проникнутыми нежностью и изяществом.

Еще одна особенность фотографического стиля Паоло заключается в том, что при фотографировании моды он использует только портретную съемку, то есть каждая его фотография, независимо от сюжета и объекта съемки – это портрет. В своих работах он пытается абстрагировать зрителя от мелочей и сделать так, чтобы их взгляд сфокусировался только на модели.

Несмотря на то, что модели на снимках Роверси никогда не улыбаются, они всегда выглядят прекрасно и привлекательно. В первую очередь, благодаря тому тонкому и хрупкому миру, который фотограф умело создает в каждом своем изображении. Интересно, что Паоло часто использует при съемке фотоаппараты довольно редких для наших дней моделей, вроде Deardoff, Leica и Rollei, отличающиеся превосходной детализацией.

Процесс модной фотосъемки Паоло Роверси описывает следующим образом: «Как правило, каждый кадр снимается на очень длинной выдержке, иногда объектив остается открытым целую минуту. Модель сохраняет все это время статичную позу. Когда открывается объектив, срабатывает вспышка. Потом студия погружается в темноту, и я начинаю вручную рисовать свет в кадре. Это целый обряд. Танцую вокруг модели, рисуя цветовые и световые пятна с помощью специальных цветных фонарей, похожих на реквизит к спектаклю по детской сказке. Фототанец длится, пока открыт объектив, от 15 до 40 секунд».

По мнению мастера, в успехе модной фотографии важную роль играет не только фотограф, его талант и собственное видение, но и объект съемки, то есть выразительность модели («серая мышь – так и останется серой мышью»).

Еще в 1981 году Роверси открыл свою фотографическую студию на улице Паула Форта в Париже, которую он практически не покидает в течение последних тридцати лет. Именно там он отснял большое количество своих самых знаменитых фоторабот. Студия – важная составляющая его творчества: «моя студия похожа на небольшой театрик с пустой сценой: пространство здесь еще нужно заполнить, время заново придумать; это сцена, где все возможно, где все хитрости разрешены, где не существует ни времён года, ни дней, ни часов. Здесь исчезают границы между жизнью и ее имитацией, между реальностью и вымыслом, и, как в любом искусстве, здесь самая бесстыжая ложь может превратиться в самую удивительную и очаровательную правду».

За все эти годы он на длительное время покидал студию только ради путешествия по Индии и Йемену. В 1993 году увидел в свет его выставочный каталог под названием «Angeli», куда вошли многие его работы, сделанные во время этих поездок.

В настоящее время Паоло Роверси продолжает сотрудничать с популярными журналами и домами мод, оставаясь одним из самых востребованных fashion-фотографов в мире. В 2005 году была опубликована его книга «Studio», в которой было собрано около сотни лучших фоторабот за последние двадцать пять лет его творчества. Роверси называет эту книгу настоящим дневником своей жизни.

Выставка Джана Паоло Барбьери в Арсенале

Первой выставкой весеннего сезона в нижегородском Арсенале стала экспозиция «Мода и вымысел» от звезды итальянской fashion-фотографии Джана Паоло Барбьери — классика, который вот уже на протяжении почти шести десятилетий демонстрирует миру свое особое видение красоты и элегантности.

В юности Джан Паоло мечтал стать кинорежиссером. Впоследствии эту страсть он перенес на свои снимки, которые порой выглядят как кадры из классики итальянского кино. Кинематограф был главным его учителем. Приемы фотографии Барбьери изучал по китчевым снимкам кинозвезд неизвестных авторов рубежа XIX–XX веков. Был фотографом на съемках некоторых сцен фильма Федерико Феллини «Сладкая жизнь», а в 1969-м даже сыграл небольшую немую роль в фильме Лукино Висконти «Медея». Поэтому кинематографичность его снимков, их динамика, а иногда прямое цитирование («Касабланка» Майкла Кёртица, «Птицы» Альфреда Хичкока) — совсем не удивительны. Бизнес отца Барбьери, который торговал тканями, в каком-то смысле также предопределил путь маэстро. Всю жизнь Джан Паоло работает с ведущими домами моды и кутюрье — Valentino, Yves Saint Laurent, Vivienne Westwood, Armani, Versace, Gianfranco Ferre, D&G.

Снимать знаменитостей всегда было легко, так как все они были сильными личностями и все они были опытными и творческими людьми

Маэстро Барбьери выступал не только в роли фотографа, но и исполнял функции декоратора, стилиста по волосам и макияжу, создавал всевозможные детали, дополняющие одежду. Как истинный трендсеттер, он первым стал использовать декорации, первым стал снимать не в студии, а на улице, и именно он снял первую обложку для итальянского Vogue. На снимках Барбьери нет ни капли специальной ретуши. Каждая фотография — результат огромной предварительной подготовки по созданию антуража и специальных эффектов. К примеру, чтобы сымитировать пустыню для съемки коллекции Valentino, он создал специальную конструкцию с манной крупой, изображающей песок, и собственноручно нарисованными на картоне дюнами. Рассматривая получившиеся в результате шедевры, сложно представить, что их автор — самоучка.

Живопись — еще один учитель маэстро Барбьери. По его снимкам можно вполне изучать историю искусств. Среди вдохновивших его живописцев — придворный немецкий художник XVI века Ганс Гольбейн младший — в стиле его работ сделаны портреты Вивьен Вествуд и Джерри Холл. Анри Матисс, Теодор Жерико, Марк Шагал, Эдвард Хоппер и классик поп-арта Дэвид Хокни. Именно благодаря увлечению живописью Барбьери сам стал первоклассным портретистом. Многие из его моделей, среди которых такие звезды, как Одри Хепберн, Софи Лорен, Шарлотта Рэмплинг, Майя Плисецкая, Рудольф Нуриев, Моника Беллуччи, признавались, что их лучшие снимки сделал именно Джан Паоло. Кстати, с Моникой Беллуччи связана интересная история. Придя на съемки, актриса категорически не хотела сниматься обнаженной, но после нескольких кадров, сделанных Барбьери, разрешила ему снимать так, как он считает нужным.

В результате появились ее портреты в стиле ню: одни из самых ярких в экспозиции.

Сам Барбьери признает, что ему невероятно повезло — все, кого он снимал, откликались на его творческие находки. «Снимать знаменитостей всегда было легко, так как все они были сильными личностями и все они были опытными и творческими людьми. Еще все они были очень культурными. Меня всегда радовало их участие, готовность к сотрудничеству. Одри Хепберн, например, потрясла меня, когда привезла свои тапочки в мою студию, чтобы нечаянно не испортить мне фон», — рассказывал Джан Паоло Барбьери в одном из интервью.

Живой классик, обладатель множества наград, ключевая фигура в мире моды, чьи работы есть в коллекциях ведущих музеев мира, — все эти застывшие эпитеты одновременно характеризуют Барбьери и совершенно ему не подходят. Потому что главное его качество как художника и как человека — это свобода. Свобода и смелость в использовании новых приемов, в постоянном эксперименте, в страстном увлечении своим делом и, наконец, в смене амплуа. В конце 1980-х Джан Паоло начал много путешествовать и переквалифицировался в тревел-фотографа, снимал на Таити, Мадагаскаре и Сейшелах. А последнее его увлечение — натюрмортная фотография. Сейчас ему 81, он полон творческой энергии и работает с той же страстью, с какой начал снимать в 14 лет.

Государственный центр современного искусства «Арсенал». До 26 мая 2019 года.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector