Экспрессивный реализм. Raymond Unger

Экспрессивный реализм. Raymond Unger

Экспрессивный реализм. Raymond Unger

Постмодернизм от истоков до конца столетия — эволюция научного мифа

Илья Петрович Ильин

Постмодернизм от истоков до конца столетия:

эволюция научного мифа

«Первый набросок призрака гения» (обложка). Пауль Клее

Новая книга Ильи Ильина продолжает его работу «Постструктурализм.

Деконструктивизм. Постмодернизм» (Интрада: 1996), составляя с ней

дилогию о постмодерне. Если в первой книге автор расматривает в

общих чертах концептуальный материал, послуживший основой по

стмодернизма, то в новой работе углубленно-исторически исследован

сам постмодернизм в тридцатилетней перспективе своего существова

ния. В новой книге на первый план выдвинуты психологические тео

рии Жака Лакана и их восприятие теоретиками постмодерна, левый

деконструктивизм, английский постструктурализм, теории

«социального текста» и «культурной критики», феминизм,

«необарочность» современной культуры, новая театральная культура

(и, соответственно, театральность как свойство современного мира), а

также вопрос о «начале и конце» постмодерной эпохи — проблема ее

исторических границ, ее исчерпанности и открываемых ею новых

Вместо предисловия: химера постмодерна 3

ГЛАВА 1. РОЖДЕНИЕ КОНЦЕПЦИИ 8

К вопросу об истоках 9

Национальные различия в терминологии 10

Постмодернизм как межнациональный синтез 11

Универсализм как «маска догматизма» 13

Критика метафизического дискурса и критика языка 14

Знание как продукт властных отношений 14

Привлекательность постструктурализма 15

Четыре направления критики структурализма 17

«Знакоборчество», «скользяшее означающее » Лакана 17

Критика «трансцендентального означаемого» у Дерриды 18

Центр как «феноменологический голос» 18

«Историческое бессознательное» Фуко 19

Сознание как текст 20

Постмодернизм как маргинализм 21

Постструктурализм против структурализма 24

Сохранение структурализма в постструктурализме 25

Постструктурализм как современный тип знания 25

Сосуществование структурализма и постструктурализма. 26

. в трактовке Каллера. 27

. у Лакана и Барта. 28

. у Леви-Стросса. 28

Постструктурализм — законный сын структурализма 30

Нарратология в структуралистской и постструктуралистской

Вызревание постструктурализма: у Кристевой. 32

. и у Греймаса. 32

Критика бинаризма у Греймаса и Дерриды 32

Дискредитация принципа различия 33

Критика «универсальной грамматики» структурализма 34

Датировка зарождения постструктурализма 36

Три периода Барта 37

Рождение французского постструктурализма 39

Рождение и датировка американского постструктурализма 39

Рождение и своеобразие английского постструктурализма 40

Отказ от человека как «объяснительного принципа» у Альтюссера и концепция теоретического антигуманизма 42

Соотношение деконструктивизма и постструктурализма 43

«Левая деконструкция» 45

Определения постструктурализма как «парадигмы критик». Харари, Янг, Саруп 47

Три признака постструктурализма по Янгу 47

Критика метафизики как очередная метафизика 48

Четыре направления критики структурализма по Сарупу 49

Чтение как «перформация», критика стабильного знака 49

Невозможность индивидуального сознания 51

ГЛАВА 2. ОТ ДЕКОНСТРУКТИВИЗМА К ПОСТМОДЕРНУ 53

Проблема языкового сознания у Жака Лакана и его продолжателей 54

Loquor ergo sum 54

Гутенбергова цивилизация текста 55

Лакан в перспективе постструктурализма 56

Лакан и Деррида 57

Лакан и фрейдизм 58

Интерпретация семиотики позднего Соссюра 59

Бессознательное как структура языка 60

«Сон есть текст» 61

Процессы внутри сна: конденсация и замещение 61

«Замещение» в трактовке Кристевой и Дерриды 61

Скользящее и плавающее означающее 62

Интерпретация как «изоляция в субъекте ядра» 62

«Перенос» или «трансфер» 63

Символ как «убийство вещи» 64

«Знак как отсутствие объекта»: Лакан, Деррида, Кристева 65

«Нужда» и «желание» 65

«Любовь — форма самоубийства» 66

Критика стабильного эго 66

«Бессознательное — дискурс Другого» 67

Психические инстанции: Воображаемое, Символическое,

Воображаемое — сознание на до-эдиповой стадии 68

Символическое — стадия Другого 69

Зеркальная стадия 70

Реальное — то, что «сопротивляется символизации» 71

Особое мнение Джеймсона: «Реальное — просто история» 72

Трактовка Морриса: «Реальное — водораздел между языком и

Развитие учения Лакана Парижской школой фрейдизма 74

Символическое в контексте философской традиции 75

Концепция человека — «индивид » или «дивид»? 76

Переосмысление лакановских инстанций в английском постструктурализме 77

«Я лгу» — не парадокс 77

Расщепление субъекта по инстанциям 78

Языковое сознание в постструктуралистской интерпретации 80

Дебиологизация фрейдизма 81

Эдипов комплекс как «лингвистическая трансакция» 83

«Мир вещей создается миром слов» 83

Субъективность как лингвистический продукт 84

Фаллос как речевой символ власти 84

Критика лакановской теории фаллоса 85

Дальнейшее развитие идей Лакана 86

Трактовка английских постструктуралистов: бессознательное

угрожает символическому 87

Двойная детерминированность субъекта. 88

. в частности, у Кристевой 89

Попытка выйти из тупика детерминизма: оправдание свободы у Батлера 90

Поиск свободы: индивид между «льдинами структур» у Хеллера и Уэллбери 92

Нарратив как эпистемологическая форма 94

Социологический конструктивизм и его концепция 95

Нарративные модусы по Брунеру 95

Психосоциальная идентичность Эриксона 96

Личность как «самоповествование» у Слугосского и Гинзбурга 97

«Рассказовые структуры личности» у К. Мэррея: комедия, романс, трагедия, ирония. 97

Итог: личность как литературная условность 99

Левый деконструктивизм и английский постструктурализм: теории «социального текста» и «культурной критики» 101

Трактовка марксизма у Дерриды 103

«Герменевтика подозрительности» 106

Разногласия левых деконструктивистов и Йельской школы 106

Антиисторизм йельцев и его критика 106

Теория «социального текста» 108

Несоответствие означающего и означаемого как «лингвистическая пробуксовка» 109

«Анархичность децентрации» у М. Рьяна 111

Негативная и позитивная герменевтика по Джеймсону 112

История — «текстуализация отсутствующей причины» 113

«Политическое бессознательное» 113

Структурная причинность вместо экспрессивной причинности у Альтюссера 114

«Семический квадрат» Греймаса применительно к Бальзаку 116

Желательное мышление 117

«Формальная седиментация» — сохранение остатков старых форм 120

Интертекстуальность как «сохранение старых форм» 120

Теория «социального текста » и «культурная критика» 123

«Текстуальная власть» Скоулза 124

Специфика английского постструктурализма 124

Влияние идей Альтюссера 129

«Экспрессивный реализм» против «вопрошающего текста » модернизма 130

Литература как «функциональный термин » 132

Феноменологическая традиция в «культурных исследованиях» 133

Значение «культурных исследований» 133

Феминистская критика в лоне постструктурализма 135

Власть Логоса-Бога над Матерью-Материей 136

Дерридианская идея «фаллологоцентризма» и ее влияние на феминизм 136

Экспрессивный реализм нашего современника

Музей искусств народов Востока в рамках своей выставочной деятельности достаточно широко и разнообразно раскрывает тематику сменных выставок, проходящих в его залах.

Так, за недавнее время посетителям музея были представлены работы еврейских художников советского и постсоветского периодов, живших и живущих не только в СССР.

Однако, закончившаяся буквально на днях выставка «Абрам Моносзон. К 100-летию со дня рождения.Живопись.Графика», приуроченная к юбилею выдающегося, но недостаточно и не так широко известного художника прошлого века, стала настоящим открытием непререкаемого, подлинного и самобытного до гениальности таланта. И не только живописного.

Ему пришлось выдержать замалчивание своего творчества, нищету, невозможность показать собственные работы. И остаться самим собой. В жизни и в живописи.

Выходец из Белоруссии, он учился в Москве, прошел войну, пережил, в числе других, гонения на «космополитов» , исключение из МОСХа( не так нарисовал Ленина в кругу детей), обвинение в пропаганде сионизма. Но не сломался, не изменил уникальной манеры письма, не потерял ничего в том, как видел и показывал то, что ему было памятно и достойно творческого внимания.

О чем достойно в трепетной наглядности и свидетельствует выставка, проходившая две недели в Музее искусств народов Востока.

Читать еще:  Шведский художник. Johannes Wessmark

На ней показаны работы Абрама Моносзона завершающих, послевоенных, десятилетий его творчества. Многие из них распределены по циклам — «Воспоминание о местечке», «Холокост», «Коммунальная Москва» — или по жанрам — натюрморт, пейзаж. Все они выполнены маслом — на холсте, когда была такая возможность, на картоне и даже оргалите, когда не хватало средств на приобретение холстов, и художник рисовал на том, что буквально попадало ему под руку.

Картины, размещенные в просторных залах музея, не датированы, поскольку точно указать время их создания не представляется сейчас возможным.

Да это и не столь важно.

Все произведения, написанные в шестидесятых-семидесятых годах минувшего века, объединяет темперамент их автора, его своеобразная манера письма , нередко —и общая возвышенно-печальная интонация , а также — динамизм изображаемого( нередко перед нами бытовые сценки на улице или в помещении, где сразу несколько героев являются непосредственными участниками единого действия — будь то религиозный праздник, молитва или будничное соседское застолье.)

Картины Абрама Моносзона примечательны именно тем, что, обращаясь к различной тематике — от сюжетов с цветами в вазах до сцен из библейского текста — он, будучи изначально и по сути своей художником национальным по мировидению, осознает себя человеком мира, многовековой культуры. И не одного лишь двадцатого века.

Несомненно, что его картины религиозного содержания, как бы к ним ни относились, напоминают то, что известно по живописи Марка Шагала на ту же тему. Но и Рембрандта тоже, там и тогда, где и когда голландский художник давнего времени воспроизводит в самобытной манере истории из еврейской Библии.

Если говорить о расфокусировки представляемой зрителю изобразительной реальности, то вещи еврейского советского художника вдруг напомнят панно с шекспировскими героями чешского художника девятнадцатого века Карела Пуркине. Отсюда — акварельная размытость изображаемого, особый энергичный мазок, преодоление внешней статичности композиции внутренним порывом, прорывом в откровение и в горестно-пронзительную правду бытия.

Печальная интонация слышна почти во всех работах Абрама Моносзона. И потому, что заметен в них аспект прощания с тем, что уже не вернешь — местечко, близкие люди, исчезнувшие, уничтоженные в войну нелюдями в фашисткой форме; то ощущение веры, возвышенного приятия власти Всевышнего, которое, как могло показаться, никогда не возвратится. Но все же вернулось и возрождается сейчас на наших глазах, в том числе, и в картинах Абрама Моносзона.

Наряду с указанным тончайшим, трогающим душу мотивом безвозвратности ушедшего, здесь же, в каждом произведении , заметна и ощутимая сила жизнелюбия, приятия всего сущего как данности в будни и в праздники.

Подобное соединение грусти и радости — также известная особенность национального мировосприятия, которую художник, родившийся в год начала Первой мировой войны и доживший до начала века теперешнего, передал явно, ярко, динамично и воодушевленно.

В первый раз картины Абрама Моносзона можно было среди других встретить на небольшой коллективной выставке, которая проходила несколько лет назад в закутке на одном из этажей Центрального дома художника. Тематикой ее было — Идишленд, еврейский мир, который как бы растворился в духовной памяти народа, уходя вместе с носителями ее. Но остался в картинах и иллюстрациях, главным образом, книг Шолом-Алейхема.

Ту выставку, как и персональную Абрама Моносзона, подготовила галерея Веллум, сотрудники которой , в том числе, возвращают зрителям и еврейское искусство двадцатого века, наряду с тем, что продолжается в данном контексте и сейчас. Поэтому совершенно уместными в экспозиции, вдумчиво, любовно, бережно и уважительно составленной всеми, кто готовил нынешнюю выставку Абрама Моносзона в Музее искусств народов Востока, оказались миниатюры Григория Златогорова. По образам и отношению к отлитым в металл персонажам они удивительно точно и естественно соседствуют с картинами Абрама Моносзона религиозного содержания, показывая, в том числе, что традиция национального искусства в широком смысле слова не прерывается, что она жива и у нее есть не только настоящее, а и будущее.

К открытию выставки выпустили солидный фолиант-каталог, где собраны работы Абрама Моносзона, некоторые из которых находятся в частных коллекциях. Так что, есть возможность ближе познакомиться с его произведениями и после того, как экспозиция его произведений окажется разобранной и возвращенной в галерею «Веллум».

Жаль , что залы, где она развешана была на время прохождения выставки, посещались редкими зрителями, не став тем, чем и должна была стать — настоящим культурным событием, знакомством с творчеством человека, который был и оставался художником, несмотря ни на что. Художником самобытным, неординарным, в чем-то искренним до наивности, свежим по восприятию всего, что было в его памяти и в его буднях, редким и удивительным. А простота сюжетов его картин, особый склад души, выраженный, отображенный в них— после просмотра оставляют в душе след торжественный и долгий.

Что такое Экспрессионизм

Значение Экспрессионизма

Экспрессионизм (от лат. expressio — выражение) — это художественный стиль, в котором автор стремится показать не объективную реальность, а своё субъективное видение (эмоции и реакции) того, что события и предметы в нём вызывают.

Автор использует при этом искажение, преувеличение, примитивизм и фантазию, а также яркое, резкое и даже динамичное применение формальных элементов.

Этот стиль сменил собой импрессионизм, зародился в 1910-х гг. в Германии и получил распространение во многих её городах, но активно просуществовал лишь до 1921 гг.

Если говорить об экспрессионизме в более широком смысле, то он является одним из основных течений искусства в конце 19 и 20 веков.

Знаменитые экспрессионисты и их работы

Художники-экспрессионисты

Самыми известными художниками экспрессионистами стали:

Винсент ван Гог

Его методы стали определять многие последующие художественные движения, он использовал импульсивное нанесение краски и символических цветов для выражения субъективных эмоций.

Эдвард Мунк

Некоторые называют его первым экспрессионистом потому, как он использовал цвета, сила его красного и неистовая яркость, с которой он воспринимает свои темы.

Джеймс Энсор

В своё время этот художник отказался от использования иллюзионизма и перспективы с одной точкой схождения. Энсор начал наращивать объём, покрывая цветными пятнами всю поверхность холста.

Оскар Кокошка

Он запомнился истории как художник, который дал свободу от стилистических ограничений, также он заставил поверить в способность искусства повышать осведомлённость о современных проблемах. Он стал примером для многих художников абстрактного экспрессионизма и неоэкспрессионизма.

Также очень знамениты эти художники-экспрессионисты:

  • Эгон Шиле;
  • Франц Марк;
  • Эмиль Нольде;
  • Макс Пехштейн;
  • Август Макке;
  • Отто Мюллер.

Писатели-экспрессионисты

Среди знаменитых немецких писателей можно встретить таких авторов как:

  • Георг Гейм — «Гримаса»;
  • Готфрид Бенн — «Морг» и другие стихотворения», «Сыновья», новые стихотворения» и «Плоть»;

А писателей экспрессионистов из Австрии можно назвать:

  • поэт Георг Тракль — «Песнь о стране Запада»;
  • Густав Майринк — «Голем»;
  • также можно вспомнить и такое известное имя как Франц Кафка (он писал на немецком языке, но родился в Чехии) — «Превращение», «Процесс», «Замок», «Охотник Гракх».
Читать еще:  Цветочные натюрморты и портретная Живопись. Gary J. Hernandez

Экспрессионизм в живописи

Художник-экспрессионист стремится передать свои личные ощущения от нарисованного. Для достижения максимального эффекта на зрителя точность представления жертвуется (внешняя оболочка предмета) и искажается в пользу чётких контуров и жирных цветов.

Зачастую создаются более простые композиции, прямолинейные, характеризуются густой краской, приёмом импасто (на холст наносится неразбавленная краска, густым и сочным слоем), рыхлыми, свободно нанесёнными мазками. Иногда проскальзывает символика, будто случайно. Но сообщение автора очень важно.

Каковы основные характеристики экспрессионизма?

Экспрессионистское искусство старалось передать не реальность, а эмоции и смысл. У каждого творца искусства был свой уникальный способ «выразить» эмоции в своём искусстве.

Зачастую их творения выходили искажёнными или преувеличенными, одновременно авторы использовали яркие и шокирующие цвета.

Главные характеристики полотен кисти экспрессионистов:

  • ярко выраженные черты, насыщенные цвета и иллюзорная трёхмерность;
  • главенствует трагедия и субъективность, а чувства и эмоции идут на первом месте;
  • рассматриваются трагические проблемы жизни и общества, но с пессимистическим подходом к реальности;
  • через иррационализм и субъективность приходит индивидуальная свобода.

Абстрактный экспрессионизм

Это широкое абстрактное движение американской живописи. Ему было свойственно множество самых различных живописных стилей, которые различались и по технике, и по качеству выражения. Оно зародилось в конце 1940 и превратилось в доминирующую тенденцию западной живописи 1950 годов.

Картины абстрактного экспрессионизма в основном абстрактны со свободным, спонтанным и личным эмоциональным выражением художника.

Зачастую наблюдается большая свобода техники и исполнения, придавая особое внимание использованию различным физическим характеристикам краски, чтобы вызвать выразительные качества, такие, как: чувственность, тайна, лиризм, динамизм.

Абстрактному экспрессионизму характерно отрицание от обычной структурированной композиции. Художники экспрессионисты также использовали большие холсты, для того, чтобы придать своим творениям силу и монументальность.

Экспрессионизм в литературе

Экспрессионизм как литературное и художественное движение процветало в Европе, особенно в Германии, между 1914 и 1924 годами. Термин был впервые применён к литературе австрийским писателем Германом Бахром (1863–1934) в 1914 году.

Существуют некоторые сходства между экспрессионизмом и романтизмом. Романтизм был бунтом, реакцией против ограниченного и материалистического мировоззрения эпохи, он призывал к свободе мысли и содержания.

Писатели, неудовлетворенные «грязной реальностью», возвышали человеческую природу и искали путь в бесконечность. Появлялись нотки мистического настроения, меланхолии, любовных мечтаний, видений, экстаза и романтической символики.

Экспрессионизм, также как и романтизм, был своеобразным протестом против материалистической и механической тенденции, к которой в то время стремилось человечество, превращая людей в роботов.

  • Леонид Николаевич Андреев;
  • Данило Локар;
  • Константин Симонович Гамсахурдиа;
  • Эмиль Зегадлович;
  • Ойген Д. Релгис.

Экспрессионизм в кино или киноэкспрессионизм

Кинематографический экспрессионизм начал развиваться в Германии в 1920 году. Когда экспрессионизм стал проявляться в кино, он повёл его абсолютно в другом направлении, отличном от голливудского.

Такие режиссёры, как Фридрих Вильгельм Мурнау (в своей ленте «Носферату. Симфония ужаса») или Роберт Вине (в «Кабинете доктора Калигари») использовали техники, которые не давали ни малейшей возможности их картинам выглядеть реалистичными.

Это например: преувеличенное использование углов, не натуралистический дизайн декораций и тёмные сюжеты.

Их влияние ещё чувствуется в современном кинематографе в таких картинах, как: «Бегущий по лезвию» Ридли Скотта, «Эдвард Руки-ножницы» Тима Бёртона и многих других.

Экспрессионизм в архитектуре

В архитектуре экспрессионизм проявляется как деформация общепринятых форм. Главная характеристика в архитектуре экспрессионизма — это явная эмоциональная экспрессивность, предельный эмоциональный эффект. Архитекторы её получают используя в своих творениях угловатости и акцентированную деформацию общепринятых форм.

  • Эрих Мендельсон (1887–1953);
  • Ганс Пёльциг (1869–1936);
  • Хуго Херинг (1882–1958).

Экспрессионизм в музыке

Музыке этого стиля характерны следующие черты:

  • высокий уровень диссонанса (несогласованное сочетание звуков, вызывающее неприятные ощущения);
  • крайние контрасты динамики (контрастирующая сила звука);
  • постоянно меняющееся строение;
  • «искажённые» мелодии и гармонии;
  • «угловые» мелодии с широкими прыжками (в них много интервалов, диссонанса и жёстких ритмов);
  • нет ритма.

И как пример экспрессионистского музыкального произведения можете послушать эту композицию:

Peripetie — австрийского и американского композитора Арнольда Шёнберга

Немецкий экспрессионизм

Главные отличия немецкого экспрессионизма в том, что зачастую авторы искажали цвет, масштаб и пространство. Таким образом они пытались передать субъективные ощущения своего видения.

Однако Первая мировая война навредила многим, и этим художникам тоже. В конечном итоге, немецкий экспрессионизм превратился не только в стиль современного искусства, но и в горькое движение протеста.

Экспрессионизм и импрессионизм отличия

Импрессионизм (от англ. impression — впечатление) — художественное движение, которое развивалось в 1860-х годах в Париже. А экспрессионизм возник в 1905 году в Германии.

Ключевое различие между ними заключается в том, что, хотя импрессионизм и пытался изобразить впечатление или эффект момента, экспрессионизм представлял через искусство преувеличенные и искажённые эмоции момента.

4 типа личности (часть 1)

Автор: Дмитрий Сёмин
Бизнес тренер

4 типа личности (часть 1)

Четыре различных стиля и их характеристики

· часто бывают перфекционистами;

· ставят высокие стандарты и хотят, чтобы вещи выполнялись правильно;

· внимательно относятся к деталям;

· хорошо организованы, могут работать в бюрократической системе;

· требуют необходимые данные и информацию перед принятием решений;

· не берут на себя риски;

· агонизируют над принятием решений;

· хорошо работают в одиночку или же с небольшой группой людей;

· язык тела: отклоняются назад, небольшие жесты, не много зрительного контакта или же выражений лица;

· наиболее тихий из всех стилей: много думает перед тем как говорить;

· как правило, не прямолинейны;

· как правило, говорят фактами, а не чувствами.

· как правило, фокусируются на результате;

· любят быстрый темп работы;

· наиболее практичный стиль. Ставят высокие, но реалистичные цели;

· любят когда что-то делается. Делают быстрые решения, даже когда уверены только на 55%;

· более склонны изменять свое мнение по какому-то пункту;

· превосходно рассчитывают свое время;

· язык тела: наклоняются вперед, быстрые движения, короткие жесты, серьезное выражение лица;

· прямолинейны в высказывании своего мнения;

· может быть искренне заинтересован в других людях, но не показывает этого.

· как правило, командный игрок;

· любят работать в группах с другими людьми;

· не стремятся быть в центре внимания;

· поддерживают других людей и их идеи;

· нуждаются в стабильной, четко структурированной рабочей ситуации, так как могут отвлечься, помогая другим;

· нерешительны и с трудом принимают решения сами;

· ориентированы на людей: очень легки на подъем и дружелюбны;

· язык тела: более расслабленное положение тела, много зрительного контакта;

· зачастую не высказывает открыто своих мнений и не критикует;

· нуждается в поддерживании хороших отношений с людьми.

· наиболее яркий из всех стилей;

· любят рассказывать шутки, быть в центре внимания;

· очень энергичны и все время действуют;

· любят социализацию и работу в группах;

· мечтатели – хорошее видение и воображение;

· любят общаться в терминах широкого обобщения;

· зачастую, сначала действуют, а потом думают;

Читать еще:  Увлекательное приключение. Sue Barrasi

· не всегда хороши в тайм менеджменте;

· язык тела: плавные жесты, много выражений на лице;

· может говорить больше, чем слушать и монополизировать разговор;

· как правило, думают вслух;

· говорят как есть, не смягчают аргументы;

· ориентированы на работу с людьми.

Где бы вы ни были на каждой оси, это хорошее место, чтобы там находиться.

Адаптировано из: People at Work: Making bad relationships good and good relationships better.

By Robert Bolton and Dorothy Grover Bolton, American Management Association, 1996

Билеты (вариант 2)
Немецкая литература 2-й пол. ХХ века (Г. Бёлль, К. Райнсмайр, К. Вольф, П. Зюскинд)

34. Немецкая литература 2-й пол. ХХ века (Г. Бёлль, К. Райнсмайр, К. Вольф, П. Зюскинд)

Первая империалистическая война, революции в России и в Германии, годы Веймарской республики, приход Гитлера к власти Вторая мировая война, поражение нацизма и расчленение Германии — вот исторический фон, на котором творят немецкие писатели. Особую ценность в современной немецкой литературе представляет роман: Т. Манн, Г. Манн, Л. Фейхтвангер, Э. М. Ремарк, А. Зегерс, А. Бёлль и другие. В начале века перед первой мировой войной ведущим литературным направлением становится критический реализм, возрождающий социально-бытовой роман. Декадентско-символистское направление оказалось недолговечным, упадочническую поэзию “чистого искусства” оттесняет экспрессионизм, который в годы первой мировой войны чуть не стал главным течением в литературе Германии. Современники воспринимали экспрессионистов чуть ли не как новый Sturm und Drang. Для некоторых молодых писателей (И, Бехер, Б. Брехт) экспрессионизм был единственным известным им способом выразить свои революционные устремления. К середине 20-х гг. экспрессионизм распался. В годы Второй мировой войны многим писателя пришлось эмигрировать или находиться в лагерях Англии, Франции. В США жили братья Манны, Фейхтвангер (который перед этим томился в лагере Франции), Ремарк, Брехт; в Мексике — А. Зегерс, Л. Ренн, Э. Киш.

Успех принес первый роман «Где ты был, Адам?», повествующий о судьбах фронтовиков на исходе войны. Смысл названия – в эпиграфе: «-Где ты был, Андам? – В окопах, Господи, на войне!». Гибнут врачи из полевого госпиталя, готовые сдаться в плен. Гибнут солдаты, выполняя садистские приказания своего командира. Солдат Файнхальц участвует в восстановлении стратегически важного моста. Был признан крупнейшим немецким писателем поколения вернувшихся с фронта. В творчестве привлекают его честность и доброта, его внимание к малым и старым, его трогательная забота о женщинах без мужзей и детях без отцов. Нельзя не удивляться причудам героев: самые солидные люди вдруг скорчат рожу; никто не идет проторенной дорогой, а выбирает предназначение ведомое лишь ему самому.

Входил в «Группа 47» — объединение писателей, не желавш. возрождения милитаризма и нацио-нализма.

Родился в Кельне в благополучн. католич. семье, стал свидетелем разорения смейн. дела, вое-вал, 4 ранения, плен.

Лейтмотивы его тв-ва — боль, стыд, переживание «заброшенности в историю». Возрождение немцев возможно только при условии их постоянного обращения к историч. памяти. Осмысле-ние путей защиты человечности и жестоком и бесчелов. мире. Ему свойственен разоблачитель-ный пафос («Потерянная честь Катарины Блюм. »). Интерес к опыту «потерянного поколения» (Ремарк, Хемингуэй). Говорил, что «человека делают человеком язык, любовь, сопричастность». Его персонажи вступают в контакт с миром в силу неких изначал. свойств их натуры. Ни один из его персон. не может выпрыгнуть из себя. Для многих его произв. хар-н лиризм.

Его ранние рассказы и повести обычно охватывают какой-то 1 ключевой эпизод из жизни ге-роя, от кот. протягиваются нити к прошлому. Этот эпизод так или иначе связан с воен. опытом. Рассказ обычно ведется от лица молод. чел-ка. Но уже начин. с романов «Дом без хозяина» и «Бильярд в половине десятого» расширяется как временная структура повеств., так и круг действ. лиц. При желании в этих романах м. увидеть подобие семейн. хроники. Частая смена повествовательных ракурсов, скачки во времени призваны передать поврежденность естествен-ного хода жизни. Многоголосье.

Уже в романах «Дом без хозяяна» и «Бильярд в половине десятого» проблематика сопротивленияязлу заостряется в сюжетных ситуациях, отмеченных противоречивостью, двусмысленностью. С одной стороны, бёллевские герои как будто в конце концов находят в себе решимость к активному действию, к прямому, физическому возмездию: мать Неллы Бах в «Доме без хозяина» дает пощечину фашисту Гезе-леру, Иоганна Фемель в «Бильярде» осуществляет свое давнишнее желание и стреляет в боннского министра, принимающего парад реваншистов. Но, с другой стороны, нельзя не заметить и аффектирован-ности, утрированиости, театральной символичности этих сходных между собой ситуаций. Во всяяом случае эти жесты, если и дают временную отдушину ненависти, накопившейся у героев, то ни на йоту не затрагивают власти всесильного, вездесущего зла. Логика такого сопротивления балансирует на самой грани абсурда.

Эту грань демонстративно переступает герой следующего романа Белля — «Глазами клоуна» (1963). На самом трагическом изломе своей жизни, в момент предельного одиночества, оставленный любимой женщиной, изверившийся в религии, святости семейных уз, возможностях человеческого взаимопонимания, клоун Ганс Шнир оформляет свой последний — «под занавес» — протест в подчеркнуто «неутилитарном», эксцентрическом, вызывающе абсурдном жесте: садится с протянутой шляпой на ступеньках боннского вокзала и поет пародийный куплет. Тема «непреодоленного прошлого» вступает в многозначительное соприкосновение с темой «клоунады».

Белль воплотил в этом романе — одном из самых своих значительных — ощущение, которое давно уже подспудно вызревало в западногерманской социально-критической литературе — у Борхерта, Нос-сака, Кёппена. Но то, что у них было эмоциональным предчувствием, метафорой, у Белля воплощается в целую систему, становится идейно-художественной основой крупного эпического произведения. В романе «Глазами клоуна» не только последовательно отсекаются какие бы то ни было возможности индивидуального счастья в мире социального неблагополучия, но и сам бунт против этого мира осознается как трагическая клоунада.

Временное крушение бёллевского героя следует воспринимать именно в контексте западногерманской общественно-политической ситуации тех лет, которая давала мало оснований для оптимизма. Через десяяилетие Белль в значительной мере преодолеет глубокий идейный кризис. Сейчас же бескомпромиссное прощание с иллюзиями фиксирует важный рубеж, переломный момент в истории всего западногерманского критического реализма. В творчестве самого Белля новым подтверждением этого «кризиса критицизма» стала повесть «Самовольная отлучка» (1964), вся построенная на горькой самоиронии, трагической эксцентриаде, на пародийном выворачивании наизнанку дидактического, морализаторского пафоса собственных произведений предшествующих лет. Смягченный, комический вариант такой пародии дан в его повести «Чем кончилась одна командировка» (1966).

Одним из характерных преломлений этого кризиса сознания яв лось обострившееся внимание писателей к фигуре интеллигента-пр снособленца, конформиста, — своеобразное возвращение на новом эт пек классической проблематике европейского критического реализм к бальзаковско-флоберовскому повороту темы «утраченных иллюзий «сентиментального воспитания». Если в реалистических произведени предшествующего десятилетия — в книгах Кёппена, Белля — насто чиво исследовалась психология сопротивления, противостояния злу, теперь все чаще в центр повествования выдвигается фигура инт

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector