Эмоции, выплеснувшиеся на холст. Helene Fremont

Эмоции, выплеснувшиеся на холст. Helene Fremont

Импрессионизм: эмоции на холсте

Скажите, друзья, удивляла ли вас когда-нибудь популярность импрессионизма? Ведь, казалось бы, как миллионы людей могут восхищаться картинами, которые, вроде бы, написаны словно неряшливо, без старания, мазками и без точного соблюдения силуэтов.

К некоторым из них если присмотреться, то они и на картины-то не похожи. А тем не менее, сегодня импрессионизм считается самым популярным стилем живописи. Что привлекает к нему такое большое количество поклонников?

Что такое импрессионизм и как он возник?

Само название «импрессионизм» произошло от французского impression — впечатление. Слово фигурировало в названии первой картины импрессионизма: Клод Моне «Впечатление. Восходящее солнце» (Impression, soleil levant), 1872 год.

Она буквально поразила многих критиков и искусствоведов оригинальностью манеры: казалось, будто картина была лишь наброском, сделанным впопыхах.

И по задумке автора полотно изображало не образы и силуэты, а впечатления и эмоции художника, вызванные изображенным объектом.

Думаете, зрители приняли новый стиль в распростертыми объятьями? Как бы не так! Первая выставка картин, запечатлевших мир в его подвижности, была разбита критиками в пух и прах. Тогда, весной 1874 года, Луи Леруа писал, что «Обои, и те смотрелись бы более законченно, чем это «Впечатление»!

Всех художников нового направления назвали импрессионистами. И это была вовсе не похвала.

Клод Моне «Впечатление. Восходящее солнце» (Impression, soleil levant), 1872 год.

Это интересно

Произведение «Впечатление. Восходящее солнце» в 1985 году было похищено из парижского музея Мармоттан и 5 лет разыскивалось Интерполом. Полотно было найдено только в 1990 году и возвращено на место. Кстати, а знаете ли вы, какой самый воруемый художник в мире? Конечно же Пабло Пикасо!

И тем не менее, со временем импрессионизм в живописи постепенно завоевал своего зрителя. Всё-таки, как бы ни старались критики оценивать картины в этом стиле по соответствию канонам и правилам, главный судья — простой зритель. И если у него картины импрессионистов вызывают эмоции, то эти произведения будут популярны.

А подружившись с народом, импрессионизм пробил себе дорогу к славе. Уже в XIX веке направление стало доминирующим в живописи.

Мэтры импрессионизма и их стиль

Клод Моне , с легкой руки критика ставший родоначальником импрессионизма, был вовсе не одинок в стремлении запечатлеть изменчивость мира и случайные неповторимые моменты. Первая выставка 1874 года содержала 165 полотен 15 разных авторов.

Хотя преимущественно художники-импрессионисты писали пейзажи, их увлекали и другие сюжеты. Например, Эдгар Дега знаменит своими изображениями балерин, прачек, женщин и детей, скачек.

Эдгар Дега Слева «Звезда» 1877 Музей д’Орсе, Париж
Справа «Причесывающаяся женщина» 1885, Эрмитаж, Санкт-Петербург

Английский художник Альфред Сислей стал одним из самых популярных пейзажистов в конце XIX века, он работал в основном в окрестностях Парижа. Кстати, большинство живописцев предпочитали пленэр, то есть работу на открытом воздухе. Ведь так появлялось намного больше возможностей ловить впечатления.

Сислей всегда писал в простой цветовой гамме, но его мерцающие краски создавали впечатление дематериализации предметов.

Альфред Сислей Слева «The Bridge at Moret» , 1893 Музей d’Orsay, Париж
Справа «Les Berges de l’Oise» 1877 Национальная галерея искусства, Вашингтон

Это интересно

Вибрирующие, подрагивающие мазки — удивительная находка Эжена Делакруа, придающая картинам эффект подвижности и неистовства. В картинах импрессионистов вы редко встретите черный цвет, темные оттенки создают смешением нескольких красок. А яркие и сочные тени изысканных тонов стали визитной карточкой стиля.

Также у истоков импрессионизма в художественном искусстве стояли Огюст Ренуар, Поль Сезанн, Эдуард Мане, Камиль Писсарро, Фредерик Базиль и Берта Моризо. В один ряд с французскими мэтрами ставят и Константина Коровина, интуитивно создававшего живость в статической картинке.

Константин Коровин. Слева Париж. 1933 Справа Париж. Улица Венеция. 1927

Произведения импрессионистов отличаются жизнерадостностью и стремлением «увидеть мгновение», наполнены чувственной красотой мира. При этом в них же нет попытки копировать образы из окружающего мира. Параллельно возникший импрессионизм в литературе формировался по сходным правилам: видеть, чувствовать, выражать чувства.

Кстати в истории искусства немало примеров, где казалось бы и места такому «искусству» не должно быть… Но ведь именно смельчакам и первооткрывателям арт- индустрии мы благодарны за то, что в мире появляются новые стили и направления в искусстве! Вот пример одного такого открятия, сделанное Энди Уорхолом в поп-арте

Собственно, именно потому импрессионизм в живописи и стал столь популярен: на картинах люди не просто видят объекты и явления, но чувствуют то, что испытывал художник при их написании — волнение, спокойствие, восторг, умиление, испуг…

А испытав такие эмоции, само полотно невозможно не полюбить или по крайней мере не запомнить. И если для вас главное в картине — чувства и впечатления, а точность и проработка деталей второстепенны — поздравлю, вы стали поклонником импрессионизма!

Дорогие друзья! Вы уже знакомы с написанием живописных картин в смешанной технике? Это своего рода тоже импрессионизм, (эмоции на холсте) с использованием разных красок и материалов на полотне. В одной работе есть прекрасная возможность создать интересную картину акрилом или маслом, с дополнением позолоты. Ведь всем известно, что мир изобразительного искусства без границ, вы с этим согласны? заказать видео курсы можно на отдельной странице

Видео урок: как нарисовать пейзаж, находясь под впечатлением

Задавайте ваши вопросы внизу в комментариях, обычно, я отвечаю быстро на все вопросы

After Long Silence

by Helen Fremont (Goodreads Author)

«To this day, I don’t even know what my mother’s real name is.»

Helen Fremont was raised as a Roman Catholic. It wasn’t until she was an adult, practicing law in Boston, that she discovered her parents were Jewish—Holocaust survivors living invented . More «To this day, I don’t even know what my mother’s real name is.»

Helen Fremont was raised as a Roman Catholic. It wasn’t until she was an adult, practicing law in Boston, that she discovered her parents were Jewish—Holocaust survivors living invented lives. Not even their names were their own. In this powerful memoir, Helen Fremont delves into the secrets that held her family in a bond of silence for more than four decades, recounting with heartbreaking clarity a remarkable tale of survival, as vivid as fiction but with the resonance of truth.

Driven to uncover their roots, Fremont and her sister pieced together an astonishing story: of Siberian Gulags and Italian royalty, of concentration camps and buried lives. After Long Silence is about the devastating price of hiding the truth; about families; about the steps we take, foolish or wise, to protect ourselves and our loved ones. No one who reads this book can be unmoved, or fail to understand the seductive, damaging power of secrets.

What Fremont and her sister discover is an astonishing story: one of Siberian gulags and Italian royalty, of concentration camps and buried lives. AFTER LONG SILENCE is about the devastating price of hiding the truth; about families; about the steps we take, foolish or wise, to protect ourselves and our loved ones. No one who reads this book can be unmoved, or fail to understand the seductive, damaging power of secrets. —> Less

Get a copy

Friends’ Reviews

To see what your friends thought of this book, please sign up .

Community Reviews

Jan Rice rated it really liked it

“When a writer is born into a family, the family is finished’*—Czeslaw Milosz.

*And, I might add, if the family isn’t finished, then the writer is.”
Gary Shteyngart, Little Failure

The writer Helen Fremont is not finished, but I got the feeling, from the book review for its s “When a writer is born into a family, the family is finished’*—Czeslaw Milosz.

*And, I might add, if the family isn’t finished, then the writer is.”
Gary Shteyngart, Little Failure

Читать еще:  Художник-сюрреалист. Mark Elliott

The writer Helen Fremont is not finished, but I got the feeling, from the book review for its sequel (from which I found out about this one), that her family is giving her a run for the money. That is what I learned a little more about from this book. I think I’ll read that sequel as well, in hopes of wielding it against grains of unfinished familial business, dormant but recurrent irritants, in hopes the light will catch and kill them.

She’s such a good writer and shiner of light!

She and her sister were raised as Roman Catholic, and that’s what she thought they were. It could have been a clue that they never went to confession or took Communion — but only if it came to their attention. They were children and that’s what their family did; how would they know any different? They went to church, but sat on the last row and left early.

The parents were Jewish holocaust survivors from Eastern Europe who got stuck in their escape modes. Apparently they socialized with other such immigrants who accepted the ruse. Her parents’ stories had hardened onto them in the kiln of trauma.

When telling those stories, the author frequently calls her parents «my mother,» «Mom,» or «Dad,» as in, «My mother was ten at the time,» or, «. in August of 1935 when my mother was still in high school. » or, «Behind her, Mom heard her mother fussing with the tea on the stove.» Looking back, I see she does sometimes calls them by their first names, too, but those retrojected parental titles are startling.

She and her sister searched for the truth and confronted the parents, who absorbed it up to a point but were always saying «Don’t tell (Aunt) Zosia.» It was Zosia’s eventual reaction that brought home to me that they could not bend.

I know we should love others like we love ourselves, but I forget. I think people are being like they are just to be annoying or mean, but usually they’re not. They’re stuck, too.

Note on the National Emergency Library
Right now, this book is available digitally in the National Emergency Library, meaning you can take a look at it or borrow it for free (the one by Fremont). Loans are for two weeks, and you can renew, no queues.

The Internet Archive received kudos when it turned itself into the National Emergency Library for the duration. But soon, it received blame, too. Some authors complained of piracy, saying readers wouldn’t purchase an e-copy of their older books if they could get it free. Authors can request that their books be removed from the National Emergency Library. For me the competition is with used books. I much prefer a «real» book to any e-version. Not everybody can get one, though, and a lot of library systems are closed. Anybody anywhere can use the National Emergency Library, and some authors have requested for their books to be included. . more

Shaindel rated it it was amazing

This may be the first memoir I’ve ever made it through because I’m NOT a fan of nonfiction. (If life were so interesting, why would we need to make stuff up?). I read this book b/c Helen Fremont is a friend of a friend and was a guest writer giving a reading at the community This may be the first memoir I’ve ever made it through because I’m NOT a fan of nonfiction. (If life were so interesting, why would we need to make stuff up?). I read this book b/c Helen Fremont is a friend of a friend and was a guest writer giving a reading at the community college where I taught at the time. This book is a beautifully told story paralelling Fremont’s discovery that her family was covering up their Jewish identity after the Holocaust, which prompts her to come out of the closet to them—the dynamics of honesty, secrecy, family, etc., are very powerful.

Fremont sacrificed a lot to tell this story. Think about it—if your family were hiding a secret for *decades* and you wrote a memoir about, that would take guts, wouldn’t it? Fremont is an excellent writer and a terrific person. When she’s not teaching at the Harvard summer writers’ institute, she’s a public defender (not a glamourous life). Maybe it’s not what everyone expects in their Goodreads reviews, but I think a writer being a good human being is worth a bonus star 🙂 . more

Jeanette rated it liked it

At times while reading this story, I wondered at any of the actual verity of facts. It’s not that I refused to believe this woman lawyer. Or that I mistrust that she did not believe and desire to tell the entire truth. It is just that I think the people who told it to her al At times while reading this story, I wondered at any of the actual verity of facts. It’s not that I refused to believe this woman lawyer. Or that I mistrust that she did not believe and desire to tell the entire truth. It is just that I think the people who told it to her all had such emotional mental disability of after effect cognition that each and every detail needs to be taken with a «grain of salt» as to any context accuracy.

Even within the era and placements of these events that Helen Fremont remembers as real and actual? Like her summer camp experience with not having to go to Mass on Sunday etc. All of that just wouldn’t have played as Catholic then. (As it is posited that her Mother and herself too understood any of the context to that dictate or camp’s «rules».) So I don’t even understand how they could have self-identified at all in the way her Mother did and taught her to react. Not for any cover or purposes as her mother equated with success for it «working». It’s not only illogical but it’s revealing to any who would have heard those kinds of «explanations» at that time. That would have raised more questions toward going forward with any approval for permissions. You just couldn’t «get permission» for missing Church every week like that or in that manner of determining that parental dictate yourself re Mass. It HAD to be questioned and addressed to the «why» part- far more than this report describes as final answer. And it would have. Do I know it.

It’s a story worth telling and one to absolutely tell. But I don’t think it was told well. And yet told as well as it could be by those who couldn’t bear to truly remember? So much of this copy is told either out of sequence or at tangents to any core of the tale. Filler almost. Very poor, 2 star in construction itself.

It sounds like the trauma involved was ever lasting and too dire to circumvent. Possibly even unto the next generation for all the blank spots and silences. And furtive family minutia that did not make sense to other than permanent identity «damage» is dominate here.

Actually when it was all said and done, I would have MUCH rather read her Dad’s autobiography including the years in Siberia that he completed before he passed which ended in 1958. He seemed to be able to witness in a higher degree and with more personal «eyes».

Читать еще:  Сюрреалистические картины. Janusz Orzechowski

But if you want to read about outcomes from Polish WWII era atrocities and village occurrence aftermath for the few Jewish survivors in another century, this IS a book to choose. The problem is that you will only get it 2nd or 3rd hand while the original «eyes» are too punctured to relate it. . more

6 картин, которые у многих вызывают неприятные ощущения, но были проданы за миллионы

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

«Спящая социальная работница» ($ 33,6 млн.)

Картина Люсьена Фрейда «Спящая социальная работница» вызвала широкий общественный резонанс, когда была выставлена на публику. На полотне изображена женщина, но не с красивым подтянутым телом, а весом в 127 килограммов. Таким образом художник хотел подчеркнуть, что у каждого свое понятие красоты.

В 2008 году картина была продана на аукционе Christie’s российскому олигарху Роману Абрамовичу. Ее окончательная цена составила 33,6 миллиона долларов. «Спящая социальная работница» стала самой дорогой картиной, проданной при жизни Люсьена Фрейда.

«Фальстарт» ($ 80 млн.)

Полотно Джаспера Джонса в 2006 году было продано за 80 миллионов долларов. Художник является заметной фигурой в поп-арте и неодадаизме. Картина «Фальстарт» была написана еще в 1959 году.

«Дора Маар с кошкой» $ 95,2 млн

Для этого портрета Пабло Пикассо позировала его возлюбленная Дора Маар. Художник деформировал красивое лицо до неузнаваемости. В 2006 году грузинский политик Бидзина Григорьевич Иванишвили приобрел картину «Дора Маар с кошкой» за 95,2 миллионов долларов.

«Женщина III» ($ 137,5 млн)

«Женщина III» была написана абстрактным экспрессионистом Виллемом де Кунингом. В 1970-х годах она находилась в музее в Тегеране, но после событий, связанных с исламской революцией, картину с изображенной на ней обнаженной женщиной изъяли из коллекции. В 2006 году ее купил американский миллиардер за 137,5 миллионов долларов.

«№ 5» ($ 140 млн.)

Картина еще одного абстрактного экспрессиониста Джексона Поллока ушла с молотка за астрономическую сумму. Для простого обывателя «№ 5» может показаться просто разбрызганной краской разного цвета, но покупатель наверняка считает по-другому, если он захотел выложить за эту картину целых 140 миллионов долларов.

«Обмен» ($ 300 млн.)

Говоря о самых дорогих картинах, нельзя не упомянуть «Обмен» Виллема де Кунинга. Это полотно выглядит так, будто автор вначале размазал краски, а затем повозил кистью в разные стороны. Невероятно, но именно за «Обмен» было выложено целых 300 миллионов долларов.

Многие шедевры мировой живописи хочется рассматривать снова и снова, но попадаются и такие картины, от одного взгляда на которые бросает в дрожь.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Дневник kulickov

Наконец-то я использую интернет по прямому назначению и напишу свой отзыв, точнее выражу мнение на основе многолетнего опыта об одной из актуальных проблем современной живописи – качестве отечественных художественных материалов. Нужно было конечно раньше, но лучше поздно. Все те, кто меня знают, не дадут сорвать – художник я честный, порядочный, профессионально занимаюсь живописью всю жизнь и никогда не относился к своему творчеству безответственно.

Речь пойдет о холсте для живописи маслом под названием «Арт-Реалистик», а также «Туюкан», с первым их которых меня столкнула судьба еще в далеком 2006 году. Пользовался я ими в общей сложности добрую половину своей творческой жизни и был весьма доволен. Был…
Был, пока в 2015 году (спустя 9 лет) я столкнулся с проблемой потемнения части своей студийной живописи. Работы темнели одна за другой и буквально на глазах, словно кто-то по очереди «выключал» у них способность отражать свет.

Около 5 лет я пытался выяснить причину. Перебрав все возможные причины по нескольку раз (условия хранения, примеси воздуха, состав красок и лаков), мое расследование уткнулось на этот эти холсты, который, между прочим, имели безупречную репутацию.

Напомню, холст Art Реалистик отличается от большинства холстов тем, что использует эмульсионный грунт по классической рецептуре старых мастеров. По крайней мере так всегда говорилось. Туюкан тоже использует клея-масляную эмульсию и тоже, как считалось, хорошую и проверенную. Я очень трепетно относился к техники живописи классиков, отчасти поэтому мой выбор пал именно на эти виды холста, поскольку грунтовать холст самостоятельно у меня просто не было возможности.

Но, положа руку на сердце, меня всегда смущало соединение клея и масла посредством воды. Да, уважаемые, если кто не знал, эмульсионный грунт – это клей, масло и пигмент (мел), которые размешиваются друг в друге посредством воды, без которой создание «однородного» вещества невозможно.
Ситуацию усложняет то, что эмульсионный грунт требуется накладывать только послойно и только тонкими слоями. Слоев должно быть минимум 3 и каждый слой должен сохнуть минимум 1 сутки. Но и это полбеды. После наложения последнего слоя грунт должен еще окончательно сохнуть минимум 3 недели в сухом и теплом помещении. Причем, если этот холст заготавливается в рулоне, то он должен быть развернут полностью. А как такое можно представить, чтобы на где-нибудь на производстве холст полностью разворачивали сушиться? Это же сколько нужно занять площади? Даже в домашних условиях это выполнить невозможно. Максимум комнаты хватит на 1—2 квадратных метра.
Конечно я все это держал глубоко в голове, но закрывал на это глаза и пытался просто не думать. но когда все случилось, боль спровоцировала критическое мышление.

Я неоднократно связывался с производителем арт-реалистика и впоследствии и туюкана, но четких ответов так и не получил. После же моих настойчивых отзывов в интернете, которые благополучно удалялись, меня стали обвинять в том, что я сам не соблюдаю технику живописи и использую «неправильные» краски и лаки. Вот так и сказали «неправильные». Мои доводы, что краски я всю жизнь делал сам и чистого пигмента и масла, тройниками с даммарой я не пользовался игнорировались на корню. Не помог даже «железный» аргумент, что работы на обычном грунтованном акрилом картоне, который я использую на пленэрах не потемнели, а работы на их холстах, понимаешь, потемнели!

Финалом истории стало общение с реставраторами Третьяковской Галереи, которые мне сказали, что потемнение красочного слоя на эмульсионном грунте – это вторая стадия распада эмульсии клея и масла, финалом которой будет рассыпание грунта. правда до этой стадии еще долго, но вы знаете, мне и это стадии вполне достаточно! Частично я решил проблему покрытием глянцевым лаком. Понимаю, что это обманка, но картины выглядят посвежее.

Кстати, есть еще такой холст Колибри и он тоже с эмульсионным грунтом. Там мне производитель сразу и честно ответил, что используют специальные добавки для ускорения высыхания (сиккативы) и их грунт сохнет всего 3 дня. Все бы хорошо, но реставраторы категорически меня предостерегли от использования таких грунтов, как и красок. Дело в том, что сиккативы «пережимают» или пересушивают масляный слой в грунте, в результате чего грунт может покрыться трещинами.
Получается «эмульсионный тупик»: если эмульсионный грунт недостаточно просушить, то живопись на нем потемнеет, а если добавить сиккативы, то грунт потрескается.
Возможно решение проблемы лежит где-то посередине и упирается в некое среднее решение между увеличением срока просушки и уменьшением доли сиккативов. Но что-то я не видел чтобы на западе кто-то задавался это проблематикой – на западе вообще эмульсионного грунта нет уже полвека.

Поэтому рекомендую любителям эмульсионного грунта и тех же холстов арт-реалистик с туюкан сушить холст в развернутом состоянии лучше месяц. Причем только в сухом помещении, избегая попадания влаги. На кухне лучше его не сушить. если вдруг там закипит чайник и пар попадет на холст, то непросохший грунт мгновенно впитается его в себя и придется начинать заново.

Кстати, есть мнение и весьма небезосновательное, что масло в эмульсии вообще окончательно не высыхает как раз по причине того, что молекулы масла «разорваны» и не полностью друг другу прилегают, тогда как полимеризация – это процесс образования однородного вещества соответствующей плотности и предусматривает как раз максимально плотное прилегание молекул полимеризируемого вещества (масла) друг к другу.

Читать еще:  Художник-импрессионист. Sean Wallis

Слишком откровенные классические картины, способные смутить кого угодно

Мы привыкли обвинять современное искусство в безыдейности и склонности к порнографии. Но так ли невинные старые классические картины, милые сердцу эстетам и ценителям целомудрия? При детальном рассмотрении среди полотен известных гениев живописи можно найти шедевры с откровенными сюжетами, способными заставить краснеть современных, видавших виды ценителей «клубнички». (Осторожно! Обнаженная натура).

«Леда и лебедь»

Если говорить о наиболее нескромном классическом сюжете, то заслуженную пальму первенства получит античная история о близости бога Зевса и прекрасной Леды. Согласно легенде, житель Олимпа явился к девушке инкогнито, в облике лебедя, но тем не менее умудрился вступить с ней в связь и даже завести потомство.

Ранее предложил свое видение ситуации великий Микеланджело, который хоть и избежал излишней детализации, но все же не смог удержаться и изобразил пару прямо во время противоестественного межвидового соития.

На фоне всего этого картина Леонардо да Винчи кажется просто иллюстрацией к сказкам Пушкина для школьников младших классов. На его полотне все уже свершилось и Леда со скучающим лицом наблюдает, как из снесенных ею яиц вылупляются вполне здоровые годовалые малыши.

Нам эта идиллическая сцена кажется вполне приличной, но так было не всегда. Картины мастеров эпохи Возрождения были уничтожены в начале XVIII столетия престарелой фавориткой Людовика XIV маркизой де Ментенон как неприличные. Сегодня мы можем видеть весь этот разврат только благодаря поздним копиям.

«Брошенная кукла»

Французская художница Сюзанна Валадон творила в начале XX века. Она известна как автор множества замечательных картин, в основном воспевающих красоту женского тела в самых рядовых жизненных ситуациях. Несмотря на обилие обнаженных тел на полотнах художницы, лишь одно из творений Валадон вызывает у моралистов серьезные споры.

Картина «Брошенная кукла» в наши дни могла бы принести автору серьезные проблемы с педофилоборцами, но Валадон посчастливилось умереть в 1938 году, благодаря чему мы можем считать ее творение классикой. На картине изображена обнаженной совсем юная особа с начавшей формироваться грудью и детской прической с бантом.

История не сохранила для потомков описание этого полотна, но принято считать, что на нем изображено прощание с детством. Женщина с полотенцем, скорее всего, содержательница борделя, а ребенка готовят к встрече с первым в жизни клиентом. Название картине дала валяющаяся на полу кукла, очевидно, символизирующая сломанную судьбу. Впрочем, есть добряки, которые утверждают, что изображена мать, вытирающая дочь-подростка после купания.

«Похищение дочерей Левкиппа»

Великий голландец Питер Пауль Рубенс, известный своими прекрасными полотнами с тяжеловесными красавицами, в 1618 году представил зрителям свое «Похищение дочерей Левкиппа». На первый взгляд, между героями картины происходит удалая потасовка без всякого сексуального подтекста.

Но для тех, кто знаком с греческим мифом о братьях Диоскурах, совершенно очевидно, что раздетым блондинкам вовсе не до шуток. Второе название шедевра «Изнасилование дочерей Левкиппа» точнее отображает действие на картине.

В античной истории сыновья Зевса и Леды (смотри историю их странного рождения выше) , Кастор и Поллукс , похитили дочерей царя Левкиппа Гилаиру и Фебу и по старой доброй традиции, завещанной отцом, надругались над ними. Закончилось все вроде плохо — все умерли.

«Монах в кукурузном поле»

Если от Рубенса и Буше можно ожидать чего угодно, то сдержанный и склонный к религиозным сюжетам Рембрандт удивил. Хотя, в принципе, его небольшой, но мастерски выполненный рисунок «Монах в кукурузном поле» все же перекликается с духовной тематикой.

В центре композиции изображены католический монах и некая дама, предающиеся греху в миссионерской позе где-то среди сельскохозяйственных угодий. Пикантность сюжета даже не в том, что монах нарушает свой обет целомудрия, а в приближающемся слева человеке с серпом, благодаря которому вечер вот-вот перестанет быть томным.

«Неосторожность Кандавла»

Картина Уильяма Этти, носящая скромное нейтральное название, «Неосторожность Кандавла», изображает совершенно неприличную историю из « Истории» Геродота. Полное название этого полотна, написанного в 1830 году, раскрывает всю неоднозначность изображенной на ней сцены: «Кандавл , царь Лидии , украдкой показывает свою жену Гигу одному из своих слуг , когда она ложится в кровать».

Сложно сказать, почему «отец истории» решил описать эту полупорнографическую историю в своем труде, но благодаря ей мы получили трудно выговариваемый даже опытными сексопатологами термин кандаулезизм. Суть этой сексуальной девиации заключается в потребности демонстрировать своего обнаженного партнера посторонним людям.

Именно такой момент изображен Этти на картине. Царь Кандавл решил тайком показать свою супругу Нису телохранителю Гигу, но его замысел был раскрыт женщиной. Ниса потребовала у Гига, чтобы тот убил или ее, или мужа-извращенца, после чего Кандавла цинично зарезали прямо в его спальне.

«Авиньонские девицы»

С полотна «Авиньонские девицы » гениальный художник Пабло Пикассо начинает свой переход к кубизму. Известно, что на создание картины художника вдохновил Поль Сезанн своей работой « Купальщицы». Изначально Пикассо назвал картину «Философский бордель» и многие считают, что на ней маэстро изобразил сценку из публичного дома в барселонском Готическом квартале.

Картина изображает пятерых обнаженных дам, которые в развязных позах ожидают своих клиентов. Мы долго думали о том, стоит ли включать эту работу в список пикантных полотен. Проще говоря, если изображенные на полотне геометрические распутницы будят в вас нескромные фантазии, то у нас для вас плохие новости. Но слова из песни не выбросишь и сюжет картины, для 1907 года, все же очень вызывающий.

«Арабский рынок наложниц»

Отличная картина французского классика живописи Жана-Леона Жерома, написанная в 1866 году, изображает сцену на восточном невольничьем рынке. Группа мужчин в богатых одеждах прицениваются к обнаженной рабыне, проверяя, судя по всему, правильность ее прикуса.

Сам Жером, вне всякого сомнения, знал толк в невольничьих рынках и их завсегдатаях, так как обожал Восток и не раз путешествовал в тех краях в поисках вдохновения. Современники находили «Арабский рынок невольниц » очень вызывающей работой и называли картину гимном похотливого доминирования мужчины над женщиной.

«Великий мастурбатор»

Великий сюрреалист Сальвадор Дали обожал неприличные картины и от его эротоманства нас спасает лишь манера написания его картин, знатно искажающая сюжет. Вот и с работой «Великий мастурбатор » не все так однозначно. Более того, если бы не название, никто бы и не понял о чем эта прекрасная картина.

Но, как бы там ни было, явно выраженный сексуальный подтекст в этом полотне есть. Лицо женщины в правой части картины, почти упирающееся в мужской гульфик, раздражало современников Дали и вызывало даже осуждение. Хорошо никто не знает, что изобразил мастер сюрреализма в центре полотна — возможно, там творится самый разнузданный разврат.

«Происхождение мира»

Созданная в 1866 году Гюставом Курбе картина с незамысловатым бытовым сюжетом не выставлялась более 130-ти лет из-за излишней анатомической достоверности. Более того, даже сейчас, когда удивить посетителей музея, в принципе, сложно, к этой картине приставлен отдельный охранник.

В 2013 году в СМИ появилось радостное известие — была найдена вторая часть картины, на которой видно лицо натурщицы. Тщательное изучение биографии автора и его ближайшего окружения позволило выяснить личность дамы. Так, небритая промежность оказалась собственностью Джоанны Хиффернан, любовницы одного из лучших учеников Курбе, Джеймса Уистлера. Вот такая вот трогательная история воссоединения.

Это далеко не единственные в истории живописи работы с ярким сексуальным подтекстом — во все времена классики любили завернуть что-нибудь эдакое, вполне в духе нашего раскрепощенного времени.

Понравилось? Хотите быть в курсе обновлений? Подписывайтесь на наш Twitter, страницу в Facebook или канал в Telegram.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector