Эти образы в моей голове. Alice Brasser

Эти образы в моей голове. Alice Brasser

12 фильмов, в которых по-настоящему занимаются сексом

«Разыскивающий»

Детективный триллер Уилльяма Фридкина («Французской связной», «Изгоняющий дьявола»), посвященный гей-круизингу: коп в исполнение Аль Пачино, чтобы найти серийного убийцу гомосексуалов, отправляется в путешествие по злачным притонам Нью-Йорка (разумеется, под прикрытием). Но чем глубже он увязает во всем этом, тем сильнее начинают размываться границы его гендера.

Гомосексуалам фильм, кстати, сильно не понравился. Критикам, строго говоря, тоже. «Разыскивающий» номинировался на «Золотую малину» — и стал одной из тех картин, что забили последний гвоздь в гроб Нового Голливуда (впрочем, до триумфального провала вестерна «Врата рая» ей все-таки было далеко). Что тут скажешь: из сегодняшнего дня этот фильм смотрится совершенно иначе.

Это восхитительная и жутко недооцененная картина про кризис сексуальной и социальной идентичности. Стоит сказать, что и сейчас «Разыскивающий» выглядит довольно откровенно, чего уже говорить про 80-е. Чтобы избежать присвоения рейтинга X (порнография), Фридкин вырезал из фильма 40 минут (которые Джеймс Франко потом реконструировал в картине «Место действия: кожаный бар»), а на нашем телевидении канал «Россия» в 2007-м (еще не гомофобном) году показывал и вовсе сильно купированную версию. Все дело в том, что сцены однополого секса в «Разыскивающем» разыгрывали не члены Гильдии актеров массовки, а реальные гомосексуалы в гей-барах, которые помогали Фридкину в сборе фактуры, а потом, так уж и быть, выступили статистами. Кажется, именно с них (но уже в пародийном ключе) в «Полицейской академии» были списаны завсегдатаи заведения под вывеской «Голубая устрица».

«Идиоты», «Антихрист», «Нимфоманка» (1, 2)

До того как снять по-настоящему фривольную «Нимфоманку» и порнографический опенинг в «Антихристе» (а также постараться всех убедить в том, что «член Уилльяма Дефо ничем не уступает члену его порно-дублера»), датский проказник и большой провокатор Ларс фон Триер поупражнялся в постановке масштабной и довольной продолжительной оргии в «Идиотах».

Что при этом чувствовали актеры, можно только догадываться, ведь о работе фон Триера с артистами ходят всевозможные легенды. Так, например, Пол Беттани рассказывал такую историю: «Когда я приехал сниматься в «Догвиле», Ларс забрал меня из аэропорта, чтобы отвезти в Тролльхеттен, где проходили съемки. Мы остановились на бензоколонке и зашли в магазин. И тут Ларс спрашивает: «Пол, тебе нужна порнография?». А мы только познакомились! «Что, простите?» — спрашиваю. «Ну, тебе нужны порножурналы?» — «Да нет, я в порядке, спасибо, конечно, Ларс». Тогда он подходит к стеллажу с порножурналами и покупает все сразу. Потом мы приезжаем в отель, Ларс вываливает все 300 журналов мне на пол и уходит. Возвращается через 15 минут с Николь Кидман. «Пол, это Николь». «Николь, это Пол. Николь, посмотри, какая у Пола гора порнографии!».

Но если кому-то действительно интересно, есть документальный фильм о том, как снимались «Идиоты» и та самая оргия.

«Коричневый кролик»

Вызвавшая скандала на Каннском фестивале 2003 года вторая режиссерская работа Винсента Галло, обернувшаяся для него репутационным сальто-мортале. Драму про фрустрированного мотогонщика (в исполнении самого Галло) и его непростые взаимоотношения с мертвой возлюбленной настолько невзлюбил видный кинокритик Роджер Эберт, что назвал ее худшей в истории Канн (впрочем, потом он сместил «Коричневого кролика» с этого пьедестала — и поставил вместо него «Бойню» Брильянте Мендосы, а также похвалил Галло за то, как он удачно перемонтировал фильм). Стоит сказать, что на каннской премьере всех возмутила бессюжетность и затянутость «Кролика», а внимание привлекла четырехминутная (происходящая, правда, исключительно в воображении главного героя) сцена минета, который Хлоя Севиньи делает Галло. В итоге режиссеру пришлось выйти на сцену и извиниться за фильм, в то время как Хлоя (на момент съемок, кстати, состоявшая в отношениях с Винсентом) сгорала от стыда.

«Битва на небесах»

Чемпион по количеству медленных планов, юрист-межународник по образованию и режиссер-метафизик по призванию Карлос Рейгадас («Япония», «Безмолвный свет») слывет мексиканским Тарковским — точнее, его еще более радикальной и бескомпромиссной версией. В его втором фильме «Битва на небесах» (богословском эссе с порнографическими сценами — точнее, с минетом в раю) хорошенькая генеральская дочка Анна (Анапола Мушкадис), точно спустившейся на Землю ангел, сражается за душу ветерана силовых структур, толстяка Маркоса (Маркос Эрнандес), погубившего невинного младенца ради выкупа.

«Клык»

Греческая трагедия Йоргоса Лантимоса («Лобстер», «Убийство священного оленя») с сексуальными перверсиями про родителей, которые растят своих взрослых детей в социальной изоляции, врут им про окружающий мир, называя зомби цветочком, а кошку — лютым хищником, и заставляют старшего сына сношаться с сослуживицей отца семейства. В «Клыке», равно как и во всех остальных своих фильмах, Лантимос использует гротескную (даже трансгрессивную) форму, чтобы рассказать про дисфункциональность любых отношений, построенных на лжи и подмене понятий. Такое кино, конечно, не для слабонервных, оно с клыками.

«Клип»

Не вышедший в прокат сербский фильм (а мы знаем, какие хардкорные фильмы умеют снимать в Сербии), выглядящий побратимом германиковских синема-верите про отвязных старшеклассниц («Все умрут, а я останусь», «Школа», вот это все). История про девушку-подростка Ясну (Исидора Симионович), которая пускается во все тяжкие: экспериментирует с сексом, наркотиками и тусовками. Несмотря на то что это в меру шокирующие кино, чьи-то чувства оно, конечно, может оскорбить (особенно в нашей консервативной стране).

«Жизнь Адель»

Экранизация графического романа «Синий — самый теплый цвет» про лесбийскую любовь и не только. В постановке Абдельлатифа Кешиша («Кускус и барабулька», «Мектуб, моя любовь») есть две чрезвычайно откровенные и долгие сцены однополого секса с участием Адель Экзаркопулос и Леа Сейду, после съемок которых вторая призналась, что они дались ей с трудом.

«Любовь»

«Хочу снимать фильмы, состоящие из крови, спермы и слез» — говорит главный герой «Любви», начинающий режиссер Мерфи (Карл Глусман) своей пассии Электре (Аоми Муйок). Это программный тезис принадлежит самому Гаспару Ноэ («Необратимость», «Вход в пустоту»), поставившему чрезвычайно тактильное, эротически заряженное и бесконечно уязвимое кино ровно про эти три вещи — ни больше ни меньше.

«Машина любви»

Выросшее из этой короткометражки лирическое порно Павла Руминова, которое так и подмывает назвать его «домашним видео». «Машина любви» — один из лучших фильмов режиссера, если не лучший. Это очень интимная, трогательная и (что главное) остроумная картина про сексуальные отношения Руминова с его реальной девушкой (Наталья Анисимова), а также про альтер эго режиссера — Джеральда. А еще это (несмотря на несимулированный секс и показанные крупным планом гениталии) — настоящее авторское высказывание. Руминов сводит его к тому, что все режиссеры на самом деле снимают фильмы про свой член, даже если они, как Джордж Лукас, снимают про звездолеты. В общем, чего не занимать «Машине любви», в отличие от массы другого откровенного кино, так это неиссякаемого запаса самоиронии.

«Выходной»

Один из самых вызывающих фильмов 40-го ММКФ, до этого взволновавший зрителей «Сандэнса-2018», — мрачный режиссерский дебют шведки Изабеллы Эклеф про то, как красотка Саша (Виктория Кармен Сонне из «Зимних братьев», которая до этого снялась в не менее хардкорной короткометражке «Melon Rainbow» ) отдыхает в компании богатого папика и его друзей (членов ОПГ) в Турции, но стоит ей пофлиртовать с яхтсменом-голландцем, как дела принимают серьезный оборот. Саша подвергается сексуальным и психологическим издевательствам со стороны своего спонсора — при этом центральная сцена изнасилования подана, как в «Необратимости»: максимально подробно. Впрочем, оторопь вызывает даже не это, а то, что, согласно режиссерской концепции, ген жестокости (главным носителем которого является криминальный патриархат) оказывается заразным — и вот уже тихая Саша, найдя того, кто слабее его, пускает в ход всю свою агрессию.

Читать еще:  Современный итальянский художник. Massimo Tizzano

«Голову с плеч!» образ Красной Королевы из фильма «Алиса в стране чудес»

Вообще я изначально думала пропустить именно этот флешмоб. Почему-то мне казалось, что повторить какую-то тему, какого-то героя — это ну оооочень непросто. Но после стольких постов на косметисте я тоже решила попробовать.

Не могу даже определенно сказать, почему я выбрала именно этот образ. Надеюсь, хотя бы не потому, что я такая же злая

Итак, что мне сегодня понадобилось. Макияж героини необычный, но в принципе довольно легкий. Видно, что идёт общая обработка лица, но для макияжа глаз требуется всего один оттенок.

  • Основа под макияж с эффектом светоотражения Let’s selfie! Estrade. Без базы было бы никак, тонального пришлось накладывать уж оооочень много. Эту базу я очень уважаю, отлично блюрит кожу;
  • Тональная основа Lasting Performance Max Factor. Этот крем у меня в очень светлом оттенке #100. Не знаю, как я тогда его покупала, но он уж очень меня выбеливает, что как раз в этом образе и нужно 😉
  • Скульптор Mon Secret от Estrade. У героини практически не тронуто лицо, но все равно скульптура присутствует, в основном на носу;
  • База под тени от Artdeco. Для меня это обязательный, всегда используемый продукт;
  • Гелевая подводка от Inglot. Чисто чёрная в оттенке #77.
  • Тушь для ресниц Cabaret от Vivienne Sabo. Я думаю, многие, кто знаком с этой тушью, знают, что она очень мажет поначалу. Моя тушь только что куплена и поэтому даёт именно такой и нужный для этого образа эффект
  • Карандаш для губ Stay True Essence в оттенке 06. Красную помаду я не использую, у меня такого оттенка просто нет, поэтому для сердечка на губах я использовала карандаш.

И, конечно, главный герой такого макияжа — красивейший бирюзовый. Я взяла его из китайской палетки no name.

Итак, давайте начинать 😉 Мой изначальный холст.

Для начала я убрала волосы от лица и приступила к основе:

Начать я решила именно с тона, да, бирюзовыми тенями пришлось работать много, а они ещё осыпающиеся… Но, из-за того, что брови мне тоже надо было закрашивать, начала я с тона. Как я уже выше написала, тон у меня очень светлый и выбеливающий.

Я немного подождала, пока тон усядется, и сделала ещё один слой + добавила тональный на брови. Мои брови довольно темные и замазались не сильно, хотя я прямо вмазывала его между волосков. Добавила скульптор на нос и на скулы немного.

Далее базу под тени и на неё главный — бирюзовый оттенок. Нанесла сразу до бровей, после этого стала его и на брови заводить. Брови также приняли цвет, но стали заметно темными. Может быть, стоило замазать их чем-то белым? Тени оказались очень сыпучими и прилично осыпались под глаза, пришлось стряхивать и снова замазывать тональным.

У Красной королевы очень заметные брови-ниточки. Я себе нарисовала их скошенной кистью и чёрной подводкой Inglot.

Ресницы. Я взяла тушь, которую открыла совсем недавно и она пока что заметно «мажет». Реснички получились заметными, глаза в целом преобразились.

Губы. У Королевы губы довольно необычные — сердечком. Я ещё раз замазала губы тональным и красным карандашом нарисовала сердце. Признаюсь, более ровное сердце удалось мне далеко не с первого раза…

У Королевы есть ещё одна небольшая отличительная черта — родинка-мушка на скуле, под левым глазом. Пришлось добавить 😉

Вот вроде и всё! Пойду надену более подходящую одежду и придумаю что-нибудь с прической. У Королевы на промо-фото в руках скипетр, но я не нашла ничего лучше чем кисть 🤣

На самом деле я добрая и пушистая 😉

Конечно, у героини одним из важнейших свойств были красные волосы. Я «окрасила» свои специально для поста, в мобильном приложении. По-моему мне оооочень неплохо с красными? 😁

«И даже то, что быть не может, однажды тоже может быть. »

Спасибо всем кто дочитал и досмотрел меня до конца 😉

На русском языке вышла автобиография Слэша «Демоны рок-н-ролла в моей голове»

В издательстве «Бомбора» при поддержке ROCK FM впервые на русском языке вышла книга «Slash. Демоны рок-н-ролла в моей голове» — автобиография культового гитариста и автора нетленных риффов Guns N’ Roses Сола Хадсона, известного миру как Slash, написанная им в соавторстве с журналистом Энтони Боззой.

Обладатель премии Guitar International Magazine, человек, вошедший в 100 величайших гитаристов всех времен по версии журнала Rolling Stones… Он свел с ума миллионы, щеголяя по сцене в черном цилиндре и солнцезащитных очках. Он стал живой легендой и самим олицетворением рок-музыки. Но его творческий путь был отнюдь не простым.

Слэш провел юность на улицах Голливуда. Именно здесь он открыл для себя наркотики, алкоголь, море женщин и достиг статуса звездного райдера BMX. В попытках найти себя, Сол все дальше уходил в дебри саморазрушения. Однако все изменилось в тот день, когда он нашел старую однострунную гитару в шкафу своей бабушки. Инструмент подарил ему голос и страсть, которая сделала его величайшим рок-музыкантом нашего времени.

В автобиографии Слэш без обиняков знакомит читателя с обеими версиями себя. В жизни они неотделимы. Откровенный рассказ о детстве, разводе родителей и взрослении подростка-плохиша плавно перетекает в историю знакомства будущих легенд рок-н-ролла, безбашенных приключений на пути к успеху, синергии творчества и саморазрушения, становления и распада культовой хард-рок группы Guns N’ Roses. А еще история Слэша — это рассказ о любви, семье и отцовстве. О сложных отношениях с собой. Об испытании славой, деньгами и героином. Это история воли, непреклонной к борьбе, и жгучего желания, которое сворачивает горы на пути цели.

С разрешения издательства публикуем короткий отрывок из книги о моменте, когда Слэш узнал, что впервые станет отцом:

Шел 2002 год, и Aerosmith выступали на лос-анджелесском Форуме с Cheap Trick на разогреве. Я настроился на отличное шоу, а мой дружок из Вегаса оказался в городе с большой партией оксиконтина, так что мы вооружились до зубов и готовились замечательно провести вечер. Мы с Перлой сильно поссорились из-за какой-то ерунды незадолго до моего выхода. Достаточно того, что она не хотела, чтобы я уходил, — и на этом желала прекратить разговор.

Я был обкурен и упрям, не хотел ничего слышать и собирался пойти на концерт независимо от того, договоримся мы или нет. Друг ждал меня в машине, а я все никак не мог выйти из дома. Я подошел к двери, а Перла стояла внизу лестницы, по-прежнему разговаривая со мной, несмотря на ответное молчание.

— Слэш! — крикнула она. Я обернулся. — Я беременна.

Насколько бы я ни был упорот, этим заявлением меня словно пронзило насквозь. Я уставился на нее и долго смотрел. Казалось, время остановилось.

— Хорошо, — сказал я. — Давай поговорим, когда я вернусь.

В тот вечер я обдолбался настолько сильно, специально и очевидно, что ребята из Aerosmith, ребята из Cheap Trick и все, с кем я встретился в тот вечер, это заметили. В сложившихся обстоятельствах я сделал единственное, что имело смысл: весь вечер зависал с Дэвидом Ли Ротом. Но я никак не мог выкинуть из головы то, что сказала мне Перла.

По возвращении домой мы обо всем поговорили. Мы были женаты всего четыре месяца, а прожили вместе уже пять лет. До этого момента ничего не происходило, и мы никогда не пользовались защитой. Нам не потребовалось много времени принять решение и понять, что мы с этим справимся.

Алис Сара Отт: «Меня больше привлекают переживания во время игры…»

Серия фортепианных вечеров на петербургском фестивале «Звезды белых ночей» продолжилась феерическим сольным клавирабендом Алис Сары Отт – молодой немецкой пианистки с японскими корнями – в Концертном зале Мариинского театра.

Читать еще:  Современные художники Китая. Xue Shen Zhiguo

В тринадцать лет Алис Сара Отт была названа «самым перспективным исполнителем» на международном конкурсе пианистов в Хамамацу, а спустя два года, будучи самой молодой участницей Международного фортепианного конкурса Сильвио Бенгали, получила первую премию.

Алис Сара Отт сотрудничает с лучшими оркестрами Европы и Америки, выступает в престижных залах мира с сольными и камерными программами. Игре немецкой пианистки рукоплещут десятки тысяч слушателей со всего мира, ею восторгаются критики. Запись произведений Шопена, сделанная в октябре 2010 года, принесла ей награду «Лучший молодой исполнитель года» на церемонии Klassik Echo Awards. А в августе 2011 года вышел диск Отт с фортепианными сонатами Бетховена, высоко оцененный экспертами и любителями музыки.

В Петербурге на сцене Концертного зала Мариинского театра Алис Сара Отт записала новую сольную программу из произведений В.А. Моцарта, Ф. Шуберта и М. Мусоргского для лейбла Deutsche Grammophon, эксклюзивной артисткой которого пианистка является с 2008 года.

Представляем вашему вниманию эксклюзивное интервью Алис Сары Отт, которое пианистка дала корреспонденту радио «Орфей» Виктору Александрову в дни своих выступлений на фестивале «Звезды белых ночей».


Виктор Александров: Алис, скажите, пожалуйста, когда Вы поняли, что посвятите свою жизнь фортепианному искусству?

Алис Сара Отт: Я расскажу Вам небольшую историю. Когда мне было три года, мои родители отвели меня на один из концертов в Мюнхене. Невозможно описать эмоции и чувства, возникшие у трехлетнего ребенка от встречи с музыкой. Каждый ребенок по-своему пытается выразить, что он чувствует и передать это окружающим. Я сидела на концерте и неожиданно поняла, что музыка настолько обладает магической силой, что если вдруг я научусь говорить на языке музыки, я смогу наконец-то выразить свои чувства.

— Невероятно, как такое могло произойти с Вами, трехлетним ребенком.

(смеется) Вы знаете, каждый раз, когда я рассказываю эту историю, многие недоумевают и удивляются. Ведь у каждого ребенка, на самом деле, есть такая проблема, – попытка выразить свои эмоции, но окружающие не могут его понять.

— Алис, Вас увлекает стихия музыкальных конкурсов?

Да, такой период трудно было миновать. Я принимала участие в нескольких важных фортепианных конкурсах, когда была моложе. Но я не отношусь к тому типу людей, которые учат музыку исключительно ради состязаний. Когда мне исполнилось семнадцать лет – это как раз тот возраст, когда уже можно принимать участие в таких престижных состязаниях, как конкурсы имени Чайковского, Шопена, – я поняла, что лучше выбрать иной путь музыкальной карьеры — просто давать концерты.

— А что для вас вообще означает концерт? Вы сторонница живых записей или работы в студии?

Вы знаете, очень непросто сравнивать эти виды деятельности. Ведь их цели очень отличаются друг от друга. Я предпочитаю все-таки живые концерты. Это всегда риск. Я беру на себя некоторую смелость, и мне это нравится. Цель концерта заключается совсем не в том, чтобы сыграть точно каждую ноту, меня больше привлекают переживания во время игры, те минуты вдохновения, которые ты вряд ли когда-то еще можешь испытать в жизни.

— А почему Вы выходите на сцену босиком? На моей памяти это второй случай после одного немецкого концерта скрипачки Патрисии Копачинской, которая тоже выходила играть без обуви

(смеется) О, как Вы тонко подметили. Да, я хорошо знаю Патрисию. Правда, она играет босиком на ковре. Она играла с оркестром или камерную программу.

— С оркестром. Все-таки, в этом что-то есть? Расскажите

Вообще, это тоже отдельная история. Три года назад я играла на старинном немецком инструменте – фортепиано Ференца Листа. До того момента я всегда выступала в обуви на высоких каблуках. А тут я внезапно поняла, что фортепиано настолько низкое, что я даже не могу поставить под него колени. Поэтому, я просто должна была снять обувь и играть босиком. Мне стало комфортно и свободно. Дома я всегда хожу босиком, и мне очень понравилась такая идея и на концертной сцене. Более того, когда ты носишь длинное платье, наверняка мало кто заметит, что у тебя нет высоких каблуков. Когда ты выходишь на сцену, становится так жарко, будто ты в сауне, и очень приятно ощущать ногами холод от пола.

— Алис, в настоящее время в мировой исполнительской практике наблюдаются разные тенденции интерпретации сочинений. Что Вам ближе: аналитический подход – рациональное восприятие, или эмоция, выраженная в звуке? В романтических произведениях Вас больше захватывает виртуозный стиль, или лирико-созерцательное начало?

Это две вещи, которые не могут существовать одна без другой. Нельзя стать музыкантом, не имея технических навыков; ни в коем случае нельзя выходить на сцену в лирическом состоянии. Какой же ты тогда музыкант, если ты не продумываешь и не можешь понять, что же ты хочешь выразить. Это и есть музыка – сочетание лирического начала и техники игры.

— Алис, скажите, пожалуйста, какой представляется Вам природа музыки Модеста Мусоргского в контексте европейской фортепианной традиции XIX столетия?

Читать еще:  Фотореалистические сюрреалистические произведения. Jono Dry (карандаш)

Мусоргский не был профессионалом. В то время существовало очень много структур и гармонических правил. Музыка Мусоргского – это, прежде всего, образ и звук. Те законы, которые композитор сам для себя создал, совершенно отличаются от тех нормативных правил, которые тогда бытовали в Европе. В «Картинках с выставки» речь идет не о том, что ты просто проходишь галерею рисунков, что это просто изображения. За этими картинами скрывается гораздо большее – политика и интриги. Мусоргский выразил свою эпоху. Он стал некоей фигурой, которая отражает события, происходившие в стране и важные для людей того времени.

— Алис, а если бы судьба вдруг забросила Вас на необитаемый остров, там бы был одинокий дом и рояль, но отсутствовали ноты. Без чьей музыки Вы не смогли бы обойтись?

Пожалуй, Бах Без его музыки я не представляю свое творчество.

— А как Вы концентрируетесь в моменты продолжительных гастролей? Как Вы предпочитаете отдыхать перед новыми концертами?

У меня нет никаких особых приемов или ритуалов для концентрации. Я стараюсь меньше думать о предстоящих выступлениях, предпочитаю отдавать должное время сну, не ограничиваю себя в питании. Очень люблю путешествовать и знакомиться с культурами разных стран. Мне очень нравится такой стиль жизни.

Элис и Джаспер. Рождены друг для друга

———-(По мотивам цикла произведений «Сумеречная Сага», С. Майер )————-

Я смотрел на нее. такую крошечную и хрупкую. мне хотелось ее обнять, спрятать, защитить от всего мира. Но она упорными тоненькими ручонками отталкивала меня, игриво шипя:
— Я сильнее тебя.
Конечно, конечно сильнее меня. ведь в ее глазах я тону, рвусь и умираю. Она — мой ангел, мой воздух, моя жизнь. Каждое мгновение врозь глубокими ранами ложиться на мое сердце, душу. Нет, даже тогда в дремучие времена, времена хаоса и крови ничего больнее, смертельнее не было, даже не существовало, чем ныне разлука с моей Элис. хоть на миг.

***
— Джаспер, я приготовила тебе подарок!
Я с наигранным интересом посмотрел в сторону маленькой коробочки.
— Ух ты.
Она сделала крошеный шаг ко мне. Игриво и лукаво улыбаясь, посмотрела из-под ресниц.
— Плохой из тебя актер.
— Элис, милая моя, ты знаешь, какой я хочу подарок. И он явно не влазит в эту коробочку!
— Терпение, мой вампирчик, терпение. А теперь, — нежно уцепившись в мое плечо, она кружилась, словно бабочка. Встав за спиной, эльф шепнул на ухо:
— Открой, пожалуйста.
Красненькая ленточка слетела, как перышко, а затем показалась замшевая, под подарочной упаковкой, белая крышечка от шкатулки. Еще мгновение — и я, набравшись наигранного мужества, открыл ларец. Там лежало небольшое золотое сердечко, средина которого десятками алмазов искрилась глубоким и таким желанным «Да».

***
Я видела, как его наигранность, словно дымка, рассеивалась, превращаясь в легкий шок, радость и удовлетворение. Еще мгновение — и его сильные руки схватили меня, кружа в жадном счастливом объятии. Сотни поцелуев градом обрушились на меня, сводя с ума, вызывая эйфорическое забытье. Казалось, если бы мы могли плакать, то слезы вырвались бы рекой, бурной сладко-соленой рекой счастья.

***
Они все еще не размыкали объятий, всматриваясь друг другу в глаза, желая, нет. смертельно нуждаясь друг в друге. Она была жизненным бальзамом на его глубокие раны, а он — крепкой непоколебимой стеной, обороной ее хрупкому сердцу. Жить, просто существовать вместе, раз и навсегда, как воздух, как солнце, как кровь необходимые друг другу — это их судьба, это их счастье, ихняя любовь.

Я боялся пошевелиться, боялся дышать. Она, словно ангел, словно дымка, уселась рядом на высокую табуретку возле барной стойки, умело забросив ножку на ножку.
— Как поживаешь? — подобно соловьиной трели, раздался ее голос, круша оборонительные стены внутри меня.
Я молчал, едва осознавая происходящее. Вдруг зазвенел изумительной красоты смех, приводя меня в еще большее замешательство. Ее шальные глазки засверкали, словно звездочки.
— Джаспер, не молчи!
— Простите, — замялся я, борясь внутри с безумным хаосом, ведь мысли все еще вертелись в голове, не позволяя вести себя адекватно.
— Вы что-то будете заказывать? — перебил нас молодой бармен, на что она, лишь бросив в его сторону мимолетный взгляд, раздраженно скривилась:
— Два кофе, пожалуйста, — и ее «огоньки» снова уставились на меня, излучая радость и удовлетворение.
Это мгновение, на которое я освободился от стальных оков ее очарования, подарило мне то, о чем мысленно молил: вьюга стихла — и лишь отдельные мысли кружились в голове, подобно крылатым снежинкам.
Теперь я отчетливо увидел всю красоту этого прелестного создания — причудливый черный ежик, яркие и веселые угольки вместо глаз, идеальной дуги — две черных бровки, тоненький розовый бантик губ, небольшие ямочки на бледных щечках.
Разве может подобное чудо существовать? Разве может Ангел спуститься на землю. и заговорить со мной? Искать, ждать меня, темное пропащее отродье, вампирское чудовище?
Звонкий голосок, подобно сотням колокольчиков, тысячам небесных перезвонов, коснулся моего слуха:
— Джаспер, — тяжело выдохнула она, переходя на шепот, — милый мой, — казалось, во мне что-то треснуло, лопнуло, сломалось, — я думала, что не дождусь этой встречи, думала, что не найду тебя.
Вдруг «мотылек» сорвался с ее губ, едва коснувшись моих. Внутри все дернулось и застыло. Подобно выстрелу в сердце, подобно взрыву, внутри вновь что-то произошло. Я чувствовал, как ее аромат заполнял постепенно каждую клеточку моего тела, затуманивая разум, порабощая меня навеки.
— Я — Эллис, — очередным залпом прогремели слова, лишая какой-нибудь надежды на самоконтроль. Я терял себя навеки, отдаваясь полностью ей, без сожалений и преград.
Мой ангел хихикнул и вновь прижал свои сладкие «лепесточки» к моим губам.
Ее хрупкие тоненькие ручонки ласково обвились вокруг моей шеи, не давая права на вдох, на жизнь, на что-либо самостоятельное. И я, очарованный, не слушая внутренних приказов, робко потянулся вперед, пытаясь ласково обнять и прижать к себе ее хрупкое нежное тельце. Ток пронзил меня, но я не дрогнул. Сладость, легкость, некое безумие, всепоглощающее счастье разлились по моему телу. Я открыл глаза — она искренне и тепло улыбалась. Казалось, ее глазки заглядывали прямиком мне в душу. Инстинктивно захотелось отвернуться, закрыться, спрятать все свои ужасные тайны, но сил оторваться не было. Вдруг она смущенно прикусила нижнюю губку. Не размыкая моих рук, она провернулась, оказавшись передо мной спиной. Еще мгновение — и ангел уже непринужденно лежал в моих объятиях, умостившись на груди. Она задумчиво вглядывалась в потолок.
Предвзятость, осторожность, недоверие непонятным образом улетучились. Просто исчезли: пуф — и нет, лишь тепло, нежность и покой. Мы молчали. А зачем слова? Зачем еще что-то? Есть мы, и ничего больше. Ничего.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector