Французский художник. Robert Ricart

Французский художник. Robert Ricart

Юбер Робер Robert, Hubert (1733-1808)

Родившийся в Париже в 1733 году, Юбер Робер был пейзажным художником и графиком, чья ранняя подготовка спонсировалась членами семьи Шуазьёль (Choiseul), постоянными работодателями его родителей.

В 1754 году он отправился в Рим, где работал под покровительством нового посла Франции в папском суде Этьенн Франсуа, графа де Штунвиль, будущего герцога Шуасул (1719-1785), политического союзника маркизы Помпадур (1721-1764). В качестве особой привилегии он проживал в Академии Франции, где учился у мастера, ведутиста Джованни Паоло Панини (1691-1765) и искал совета грамотщика и рисовальщика Джованни Баттисты Пиранези (1720-1788). У них он научился экспериментировать со сложной древнеримской и современной итальянской архитектурой, научился произвольно сочетать и контекстуализировать руины, перенося их в композиции, которые он наполнял эрудированными отсылками на далёкое прошлое.

Он подружился со своим соотечественником Жан-Оноре Фрагонаром (1732-1806), с которым он писал пейзажи в Риме и вокруг него. Робер оставался в Италии на протяжении десятилетия и возвратился в Париж в 1765 году. В последствии, он часто использовал свои наброски, сделанные во время пребывания в Италии.

Топография сама по себе и непосредственное наблюдение за природой не интересовали Робера. Он специализировался на каприччи – идеализированных ландшафтных и архитектурных фантазиях. Как художник удивительной универсальности и технической виртуозности, он писал разные сцены, от легкомысленных до возвышенных. Он мог рисовать практически в любом масштабе, от колоссальных росписей до миниатюр. Он разработал метод быстрого нанесения alla prima, в котором детали были принесены в жертву общему эффекту. В течение последних десятилетий старого режима неутомимый Робер был широко признан не только одним из выдающихся французских художников пейзажа, но и как опытный и очень находчивый дизайнер садов и ландшафтов. Его клиентура включала в себя королевскую знать, аристократию и самые богатые сегменты среднего класса, а также иностранных сановников.

Во время Французской революции, он был арестован по политическим обвинениям и провёл некоторое время в тюрьме.

В соответствии с директивой, Юбер Робер был восстановлен в своём официальном положении в качестве куратора Лувра, выступая сначала в качестве члена Консерватории и до конца 1802 года в составе руководящего совета Центрального музея искусств. Он помогал организовывать временные выставки в музее до его официального открытия в 1801 году. Энергия художника никогда не отставала. Он регулярно выставлялся в Салоне до 1798 года.

Юбер Робер умер в своей студии в Аутеиле в результате атаки апоплексии 15 апреля 1808 года в возрасте семидесяти пяти лет. За свою жизнь он создал несколько тысяч картин, рисунков и отпечатков.

Тема: Эротические иллюстрации художников

Опции темы
Отображение
  • Линейный вид
  • Комбинированный вид
  • Древовидный вид

Эротические иллюстрации художников

ИЛЛЮСТРАЦИИ ПОЛЯ-ЭМИЛЯ БЕКА

21 Октября 2010 г.

Paul-Emile Becat (1885 — 1960)

Французский живописец и график Поль-Эмиль Бека родился в Париже 2 февраля 1885 года. Учился в парижской Школе изобразительных искусств у живописцев Габриеля Феррье и Франсуа Фламена. В 1913 году он впервые участвовал в Салоне французских художников, а в 1920 получил за свои живописные работы Grand Prix de Rome — стипендию французской Академии, позволяющую совершенствовать мастерство в Италии. Работы Бека отличали уверенное академическое рисование, точность в передаче деталей и некоторая «салонность». В 1920-1930 годах он создал ряд портретов известных французских писателей, издателей и библиофилов — Леона-Поля Фарга, Пьера Луиса, Люка Дюртена, Жюля Ромена, Сильвии Бич и др.
Первые опыты в книжной графике, к которой Бека обратился в начале 1920-х годов — «Жорж Дюамель» Люка Дюртена («Monnier», 1920) и «Одиночества» Эдуарда Эстанье («Georges Cres», 1922) — привлекли внимание парижских издателей, и Бека стал время от времени получать заказы на иллюстрации. Тем не менее, в эти годы художник занимался в основном живописью, и полотна художника получали весьма лестные отзывы.
К началу 1930-х годов художник стал признанным мастером живописи и графики. Особый интерес вызывали его гравюры, выполненные в технике «сухой иглы». С 1933 года начинается карьера Бека как специалиста по галантным текстам. В предвоенное десятилетие возрос интерес публики к малотиражным коллекционным изданиям, и работа над иллюстрациями к таким книгам принесла Бека европейскую известность. Художник обращался в основном к произведениям классической литературы, но в рисунках трактовал тексты по-своему, отбирая для иллюстрирования самые фривольные моменты. В годы Второй мировой войны Бека продолжал работать над иллюстрациями к коллекционным изданиям. В это время созданы самые известные циклы его рисунков: 24 цветных иллюстрации к «Манон Леско» аббата Прево («Le Vasseur», 1941), 24 цветных иллюстрации к «Науке любви» Овидия («La Tradition», 1942) и 13 монохромных гравюр к его же «Любовным элегиям» («Athina», 1943), 23 цветные иллюстрации к новому изданию «Песен Билитис» Пьера Луиса («Piazza», 1943).
За долгую творческую жизнь Бека создал графические серии к более чем 100 книгам, среди которых десятки произведений фривольной литературы. Он не оставлял работу до последних дней. Художник умер 1 января 1960 года в Париже, не дожив одного месяца до своего 75-летия. Однако галантные эротические иллюстрации Бека, исполненные с виртуозным мастерством, обеспечили ему прижизненную и посмертную славу.

ФРАНЦУЗСКИЙ ХУДОЖНИК-ПЕЙЗАЖИСТ ROBERT HUBERT

Юбер Робер (фр. Hubert Robert , 22 мая 1733, Париж— 15 апреля 1808, там же) — французский пейзажист, получивший европейскую известность габаритными холстами с романтизированными изображениями античных руин в окружении идеализированной природы.Родился в Париже 22 мая 1733 года в семье слуг дворянского дома. Первоначально получал духовное образование, предполагая стать священником. Однако влечение к искусству привело его в мастерские Академии художеств, где он занимался у Ш. Ж. Натуара. В качестве пенсионера академии жил в 1754-1765 годах в Италии, преимущественно в Риме Его прозвищем было « Робер развалин » (Robert des Ruines). В 1745—1751 учился у иезуитов в парижском Коллеж-де-Франс, в 1754 отправился в Рим вместе с послом Франции Этьеном Франсуа Шуазелем (у его отца служил отец Робера). Провел там 11 лет, познакомился с Пиранези, оказавшим на него большое влияние, с Фрагонаром, другими художниками, коллекционерами искусства. В 1760 ездил с Фрагонаром в Неаполь, посещал развалины Помпей. В 1765 вернулся в Париж, в 1766 был принят в Королевскую Академию живописи и скульптуры. Стал планировщиком королевских садов, хранителем королевского музея, канцлером Академии и др., занимался убранством резиденций короля, королевы и высших придворных (дворцы в Трианоне, Меревиле, Эрменонвиле). В ходе Французской революции был в октябре 1793 арестован по подозрению в нелояльности, заключен в тюрьму Сент-Пелажи, затем в тюрьму Сен-Лазар. Освобожден в 1794 после падения Робеспьера . Известен живописными фантазиями, чей основной мотив — парки и реальные, а чаще воображаемые «величественные руины» (по выражению Дидро), множество набросков к которым он сделал во время пребывания в Италии. Каприччо Робера высоко ценились современниками, о нем писал в поэме «Воображение» (1806) Жак Делиль, Вольтер избрал его для украшения своего замка в Фернее. Его картины представлены в Лувре, музее Карнавале, петербургском Эрмитаже и других дворцах и усадьбах России, во многих крупных музеях Европы, США, Канады, Австралии. О живописном мире художника снят документальный фильм Александра Сокурова «Робер. Счастливая жизнь» (1996). Художник имел обыкновение оставлять на полотнах свои фирменные метки. В каждой картине среди надписей на стене руины, на памятнике, каменном обломке, даже на клейме коровы и др. можно найти имя: «Hubert Robert», «H. Robert» или инициалы «H.R.». На некоторых картинах среди изображённых людей художник оставлял свой автопортрет (седовласый мужчина средних лет).Позднее варьировал прежние мотивы, в новых же вещах все чаще сочетал достоверные виды с придуманными деталями («Разрушение моста Нотр-Дам», 1786-1788, Музей Карнавале, Париж; и др.); иногда склонялся к романтической фантастике, представляя в виде руин вполне сохранные здания (в том числе Лувр). В 1790-е годы написал серию видов Большой галереи Лувра. Его картины украсили многие дворцы, а затем музеи Европы, в том числе и в России, где его вещи охотно приобретали, начиная с эпохи Екатерины II. В старости был практически забыт, однако его образы с их тонким ощущением контрастного взаимодействия разных исторических эпох оказали большое влияние на развитие романтизма.Гюбер Робер умер в Париже 15 апреля 1808 года от апоплексического удара.

Читать еще:  Художник-гиперреалист. Рисунки карандашом. Keith More

Павильон с каскадом .

Один из символов Рима – Колизей , однако, на самом деле выглядит он не так замечательно и привлекательно, как мы привыкли его видеть на открытках и в кино. Колизей находится недалеко от «Золотого дома» Нерона, который был построен после римского пожара 64 года н.э. Когда-то прекрасный Колизей сейчас полуразрушен, и для того чтобы представить себе, насколько эффектным он был в античные времена, сейчас может потребоваться изрядная доля воображения. Несмотря на это, Колизей остается одним из символов Рима.Колизей – самый известный, самый большой и самый великолепный из амфитеатров древнего Рима. Строительство этого колоссального исторического памятника началось при императоре Веспасиане и закончилось через восемь лет при императоре Тите в 80 году н.э. Название «Колизей» появилось в XIII веке, и связано оно с тем, что рядом находился легендарный Колосс Нерона, который достигал 37 метров в высоту. При Веспасиане Колосс был переименован в статую бога солнца Гелиоса. В это же время ему была добавлена соответствующая солнечная корона Колизей – самый известный, самый большой и самый великолепный из амфитеатров древнего Рима. Строительство этого колоссального исторического памятника началось при императоре Веспасиане и закончилось через восемь лет при императоре Тите в 80 году н.э. Название «Колизей» появилось в XIII веке, и связано оно с тем, что рядом находился легендарный Колосс Нерона, который достигал 37 метров в высоту. При Веспасиане Колосс был переименован в статую бога солнца Гелиоса. В это же время ему была добавлена соответствующая солнечная корона В ходе археологических раскопок на территории Колизея удалось обнаружить множество зданий, которые находились когда-то рядом с амфитеатром. Известно, что они были конфискованы и разрушены после 64 года н.э., когда Нерон решил построить здесь свою резиденцию. Она включала в себя пруд, множество бытовых зданий и сады. Колизей, который называли амфитеатром Флавиев или амфитеатром цезаря, был построен императорами династии Флавиев как подарок гражданам Рима. Строительство амфитеатра заняло восемь лет. Поначалу здесь, согласно древним источникам, проводились различного рода игрища, включая сражения с животными (венатионес), убийство пленников животными и другие казни (ноксии), водные битвы (навмахии) – для этого арена заливалась водой – и сражения гладиаторов (мунера). Считается, что во время этих представлений погибло около 500 тысяч человек Во время открытия Колизея в 80 году н.э. игры проходили 1000 дней подряд. За это время было убито более 5000 животных, включая слонов, тигров, львов, лосей, гиен, бегемотов и жирафов. Колизей активно использовался на протяжении почти 5 столетий и в это время постоянно перестраивался и ремонтировался. Арена Колизея – это то самое место, где проводились представления, включая бои гладиаторов и битвы с животными. Даже много веков спустя римский Колизей все еще считается самым ценным памятником античности на планете .

«Поросшие мхом, окаймленные плющем,
Развалины древнего зданья стоят,
Ничем не напомнят они о живущем,
О смерти на каждом шагу говорят.
Невольно сурово глядишь на руину
И думою сходствуешь с нею вполне.
Упавший обломок там вырыл стремнину,
Там сиро колонна приткнулась к стене,
Изрезало время морщинами темя,
А ветер-нахал их насквозь просверлил,
Карниз обвалился, как лишнее бремя,
Широкие двери буран растворил.
Изящные части загадочной грудой
Являются в целом смущенным очам,
Разрушено всё вековою причудой!
Но — слава искусству и древним умам!-
Еще нам напомнить и каждый обломок
Способен об их исполинском труде,
И днесь устыдится правдивый потомок
Дерзнуть посмеяться его наготе.
Глаза не окинут огромной руины,
И в час не обскачет пугливый олень;
Во всем, как остаток великой картины,
Былого величья хранит она тень.
Угрюмое зданье! века пробежали,
Пока к разрушенью ты сделало шаг;
Ты крупная буква на темной скрижали
Прошедших столетий; ты им саркофаг.
Твой жребий чудесный невольно мечтами
Зажег вдохновенную душу мою;
Поведай мне, как ты боролось с веками,
Поведай прошедшую участь свою.
— Великим умом я задумано было,
И думу глубокую множество рук
В существенность тяжким трудом обратило,
В красе величавой восстало я вдруг.
Взглянуть на меня собирались отвсюду,
Мой вид был прекрасен, торжествен и нов,
Дивился весь мир рукотворному чуду.
В средине седьми величавых холмов
Я грозной и прочной стояло твердыней,
И Рим, мне бессмертную участь суля,
Меня, ослепленный мятежной гордыней,
Мерилом назвал своего бытия:
«Покуда ты живо, и я не исчезну,-
Мечтал он, — тогда лишь, как миру конец,
Мы вместе провалимся в хаоса бездну».
Торжественной славой горел мой венец.
Наказан за гордость надменный мечтатель,
Мне многим досталось его пережить;
Хоть время, и люди, и жребий-каратель
С тех пор сговорились меня погубить.
Судьба к разрушенью мне путь указала:
Сперва как старик к нему тихо я шло,
Потом словно юноша быстро бежало,
А было уж старо и седо чело.
Что день, то я новые знало потери:
Все люди считали меня за свое
И рвали в куски, как голодные звери,
Невежды, изящное тело мое.
И вот от всего, что пленяло, дивило,
Безмерно гордился чем целый народ,
Осталась былого величья могила,
Теперь я скелет, безобразный урод.
Любуйся чудовищем с грустью мятежной,
Смотри и грусти обо мне надо мной,
Обдумай судьбу мою думой прилежной:
Невольно блеснут твои очи слезой.
Печален мой жребий, ужасен упадок.
Но нет, не жалей меня, юный певец,
Удел настоящий мой темен, но сладок,
Тягчил меня славы прошедшей венец.
Ужасных картин я свидетелем было.
В день первый изменчивой жизни моей
Кровавое зрелище взор мой смутило:
В стенах моих звери терзали людей.
В годину гоненья на чад христианства
Неистово злоба в них рыскала вновь,
Страдало добро, ликовало тиранство,
Реками лилась христианская кровь.
А я содрогалось от хохота черни,
На мне отражался народный позор.
О, лучше б забвенье мильонами терний
Тогда ж закидало скорбящий мой взор!
Жалеть ли прошедшего с гибельной славой?!
Нет, странник, забыть я стараюсь его.
Взгляни: надо мною теперь величаво
Крест высится, веры святой торжество.
Там льется молитва, где страшная миру
Носилась речь злобы, как дикий буран;
Там амбра курений восходит к эфиру,
Где прежде дымилася кровь христиан.
О, я благодарна премудрому богу!
Пусть сорван покров красоты с моих чресл,
Пускай, указуя к паденью дорогу,
Меня изуродовал времени жезл —
Зато мои темные дни не тревожны,
Давно не обрызгано кровью стою.
Нет, нет, ко мне милостив рок непреложный,
Он чужд укоризны за участь мою.
Чу! звон колокольный! иди на средину
Развалин печальных, к предвечному в храм,
И спой там не жалобный гимн на судьбину,-
Мой гимн благодарственный спой небесам. «

Читать еще:  Фотохудожник из Германии. Yoram Roth (фотограф)

(1839) Николай Некрасов «Колизей»

Роберт
Генри

Ему пришлось поменять имя, расплачиваясь судьбой за грех отца. Вся его жизнь прошла в поисках себя и совершенствовании творчества. Американский художник Роберт Генри (Robert Henri, 1865-1929) был уважаемым человеком в Нью-Йорке, талантливым педагогом и лидером движения «Школа мусорных вёдер» (Ashcan School).

Летом 1865 года в городке Цинциннати штата Огайо в семье застройщика Джона Джексона Козада родился сын. Его назвали Роберт Генри. Из-за профессии главы семейства жене и сыну часто приходилось переезжать с ним с места на место. Когда Роберту было восемь лет, Козад обосновались в Небраске, где Джон занялся строительством городка-«однофамильца».

Это с виду уютное местечко стало поворотным в судьбе будущего художника и всей его семьи. В октябре 1882-го года Джон Козад и местный владелец ранчо Альфред Пирсон серьезно поссорились. Их спор перерос в потасовку, а закончился тем, что «градостроитель» застрелил скотовода.

Суд вынес оправдательный приговор Джону, но доверие и уважение местных жителей было навсегда потеряно, поэтому Джон решил перебраться в Денвер. Позднее сюда переехали и остальные члены семьи Козад, которые решили раз и навсегда избавиться от мрачной тени прошлой жизни в Небраске. С тех пор Джон Козад стал известен как Ричард Генри Ли, а младший сын изменил имя на Роберт Эрл Генри. Именно так он ворвался в творческий мир.

В юности будущему художнику довелось побывать в Нью-Йорке, а затем и в Атлантик-Сити. Эти большие и шумные города вдохновили Роберта Генри на первые работы. Друзья с одобрением восприняли результаты творческих поисков своего товарища, и, воодушевленный этой поддержкой, Роберт задумался о получении специального образования.

Уже в 1886-м году молодой человек стал студентом пенсильванской Академии изящных искусств. Здесь Роберт Генри занимался по насыщенной программе: изучал рисование, анатомию, композицию, живопись и даже моделирование человеческого тела. В начинающем художнике кипело желание охватить все и сразу, поэтому он дни и ночи посвящал учебникам, холсту и краскам. Столь сильное стремление Роберта к совершенствованию своих способностей вызывало неподдельное восхищение у его педагога Томаса Аншульца.

После двух лет учебы в Академии Роберт твердо решил, что ему необходимо побывать в Европе, а в противном случае его образование можно считать неполным. Он поехал в Париж, где увлекся импрессионизмом, но при этом продолжал изучать искусство в Академии Джулиан на курсе Адольфа-Вильяма Бугро. Незаурядные способности амбициозного художника не остались незамеченными, и вскоре его приняли в самое престижное учебное заведение – Парижскую Школу Изящных Искусств.

На этом учеба могла бы и закончиться, но Роберт Генри упрямо не хотел расставаться с маской «вечного студента». Вернувшись в 1891-м году в Филадельфию, он отправился в ту же пенсильванскую Академию и продолжил учебу у Роберта Вонноха. И уже через год Роберт Генри к статусу молодого художника добавил статус молодого педагога в Женской школе дизайна.

Он работал в Филадельфии и успел обзавестись здесь широким кругом друзей и последователей из числа молодых художников. Они встречались в студии, беседовали об искусстве, философии и политике. Особенно интересовали Роберта Генри разговоры о роли художника в американском обществе. Он считал, что настоящий художник не станет «прогибаться» под существующие эстетические нормы, а будет разрабатывать собственные средства выражения.

Читать еще:  Фотография в расширенном виде: живопись, перформанс и нео-авангард

В этих еженедельных диспутах принимали участие члены так называемой «Филадельфийской четверки» — Уильям Глакенс, Джордж Лакс, Эверетт Шинн и Джон Слоан. Они не стремились к тесному общению с профессиональными художниками, но были «заражены» энтузиазмом Роберта Генри, который к тому времени успел переосмыслить отношение к импрессионизму, и называл его «новым академизмом».

Следующие несколько лет своей жизни Роберт Генри путешествовал из Филадельфии в Париж, где у него сложились дружеские и творческие отношения с канадским художником Джеймсом Моррисом. Он делился с Робертом опытом создания набросков на миниатюрных деревянных дощечках, которые умещались в кармане пальто вместе с небольшим набором кистей и красок. В дальнейшем такой способ облегчил возможность мгновенной зарисовки сцен бытовой жизни города, что ассоциировалось со зрелым стилем Роберта Генри.

Но существовала и другая причина, по которой художник проводил в Париже так много времени. Мастер был уверен в том, что американцы не так сильно восхищались его картинами, как парижане. Поэтому Роберт Генри решил, что добиваться признания в Америке нужно через успех во Франции. И это ему прекрасно удавалось: с 1896-го по 1899-й год парижский Салон принимал полотна художника, а картина «Снег в Нью-Йорке» была куплена французским правительством.

После этого спрос на картины Роберта Генри возрос даже в Национальной академии дизайна в Нью-Йорке. Это учебное заведение всегда имело славу оплота консерватизма, но в один момент здесь «забыли» о разногласиях во взглядах на искусство и признали талант Роберта Генри.

Но однажды его картины исчезли с одной из ежегодных выставок, организованных Академией. Автор отказался их выставлять, когда художникам из его группы было отказано в праве на участие. Роберт Генри собрал свои работы, покинул жюри и организовал свою выставку. В дальнейшем Академию художник называл не иначе как «кладбище искусства».

Его выставка получила название «Восьмерка» в честь восьми художников, принимавших в ней участие. Мероприятие состоялось в галерее Макбет и стало знаковым событием февраля 1908-го года. С самого момента открытия выставка Роберта Генри сопровождалась успехом, который был вызван не столько публичностью из-за участия «Филадельфийской четверки», сколько точностью и жизненностью картин. Будни американского общества были изображены очень правдоподобно, и это нашло отклик у публики.

Через два года после этого Роберт Генри организовал «Выставку независимых художников», в которой опять не было жюри, победителей и проигравших. К тому времени мастер был уже популярен в Америке и имел влияние в Студенческой лиге искусств в Нью-Йорке.

Одна из его бывших учениц, Марджери Раирсон, описала взгляды, идеи и концепции своего учителя в книге «Дух искусства». А весной 1929-го года Роберт Генри был признан Советом искусств одним из трех великих американских художников.

Правда, при жизни мастер носил этот титул недолго. Летом этого же года он скончался от рака.

Глаза страшатся, а руки делают.

Привлекает меня все виды handmade и поэтому я как бешеная собака ношусь от бискорнюшек к пэчворку, от рюкзаков к косметичкам, от плетения из газет к мягким игрушкам и… и… и… ХОЧУ ВСЁ, ВСЁ , ВСЁ …всё успеть, всё попробовать, всё испытать, хотя ГЛАЗА СТРАШАТСЯ, НО РУКИ ДЕЛАЮТ! Не бойтесь делать то, что не умеете. Помните, ковчег построил любитель, профессионалы построили «Титаник»

воскресенье, 3 апреля 2016 г.

Художник-иллюстратор Роберт Джордж Харрис (Robert George Harris).

Родился 9 сентября 1911г. в Канзас-Сити, штат Миссури. Его родители были Lena M.Harris и Garri G. Harris . Отец был продавцом дамских шляп в Канзас-Сити. У них двое детей, Роберт и младшая сестра, Вирджиния. Они жили в 34 Восточной пятьдесят четвертой улицы.

Учась в средней школе, он готовится к карьере в искусстве, посещая вечерами и учась c 14 лет в летней школе в Канзас-Сити при художественном институте, с 1929 года — под опекой Monte Crews. Эмери Кларк (Emery Clarke), Джон Фальтер (John Falter) и Ричард Лион (Richard Lyon) были его однокашниками-студентами. Он также учился в Grand Central художественной школе в Нью-Йорке у иллюстраторов Харви Данн и в Лиге студентов-художников под руководством Джорджа Бриджмена.

После войны художник продолжал рисовать для глянцевых журналов, также работал в рекламе для Coca-Cola, Cannon Sheets (Кэннон бюллетени) и других фирменных брендов.

В 1953 году он перевез свою семью в Скоттсдейл, штат Аризона, и продолжал работать в области иллюстрации до 1961 года. В то время он также писал портреты. Был удостоен в 1962 году за портрет одного актера премии Phoenix художественного музея.

В 1970 году, новый дом и студия были построена в Аризоне, где он продолжал работать в портретной живописи до выхода на пенсию в 1989 году.

Girl with an Orchid.

Good Housekeeping Illustration

Half Guilty Wife, Women`s Home Companion illustration, April 1953 : Нью-Йорк. Музей Соломона Р. Гуггенхайма (США)

McCall ` sCover ( 1945г. )

The Cold-War Blonde (1959)

Illustration for “The Cabin”, Redbook magazine (1954)

In the Art Galllery, Cosmopolitan illustration , February 1950

Too Late to Change, The Saturday Evening Post story illustration, August, 19, 1950 г.

The Irishman Wouldn`t Wear Green, Saturday Evening Post illustration , group of 2, March 18, 1961

Title: Louisa, Please Come Home (Grace Kelly)
Year: 1960
Medium: Acrylic on Canvas, signed l.l.
Size: 20 x 28 in. (50.8 x 71.12 cm)

Его работы висят в Министерстве юстиции, Вашингтон, округ Колумбия, и во многих частных коллекциях в США.

Харрис был пожизненным членом общества иллюстраторов, Нью-Йорке. Он указан в энциклопедиях «Кто есть кто в американском искусстве», «Кто есть кто на Западе», «Кто есть кто в Аризоне».

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector