Французский художник. Stephane Czyba

Французский художник. Stephane Czyba

Счастливые картины
Стефана Делапри

Французский художник Стефан Делапри (Stéphane Delaprée) провел в странствиях по миру немало лет, но по-настоящему покорила его душу Камбоджа, где он открыл свою галерею и начал творить то, что сам назвал «Счастливой живописью» (Happy Painting).

Абсолютно наивные и простые мотивы его картин закономерно вызывают легкую улыбку, как если бы перед вами были детские рисунки. Счастливые семейства на велосипедах, слонах и скутерах, черноволосые девушки с фруктами и цветами — типичные герои полотен Стефана. Живопись французского художника действительно больше похожа на кадры из мультипликационных фильмов, но именно этой непосредственностью она привлекает больше всего. Однажды Пикассо сказал: «Ребенком я мог рисовать, как Рафаэль, но мне понадобилась вся жизнь, чтобы научиться рисовать, как ребенок». Стефан также отказался от сложных художественных приемов в пользу четких контуров и ярких цветов, а наслаждение жизнью в любых ее проявлениях сделал своим кредо.

Корреспондент Artifex Анастасия Теплицкая поговорила со Стефаном Делапри о его жизненной философии и причине успеха его необычного стиля.

Artifex: Что побудило вас переехать в Камбоджу?

Меня очень интересовала кхмерская культура. Изначально предполагалось, что поездка будет непродолжительной, но я увидел эту страну, и она действительно понравилась мне. До сих пор я здесь.

Artifex: Не чувствуете ли вы себя одиноко вдали от дома?

Нет, я всегда в полном порядке, где бы ни находился. К тому же иногда я навещаю Францию.

Artifex: На вашем счету уже не одно место жительства: Канада, Коста-Рика… Но куда бы вы уехали из Камбоджи?

В какую-нибудь другую теплую страну с миролюбивой культурой. Но я не тот, кто строит планы. Так что, понятия не имею, уеду ли. Это зависит от того, как будет развиваться моя жизнь дальше.

Artifex: Вы живете в Камбодже уже много лет. Замечаете ли вы влияния западной культуры на местных жителей?

Конечно, Камбоджа ведь открыта миру. Как вы наверняка знаете, интернет, иностранные туристы, телевидение, фильмы, да и сам факт, что мы в 2016 году, привносят определенные изменения в местную культуру. Где бы то ни было. Но, сказать по правде, уже несколько лет я живу в своего рода пузыре. У меня комфортный дом, окруженный садом с цветущими и плодоносными деревьями. Все, что снаружи, вся социальная жизнь, меня мало интересует. Я просто стараюсь творить настолько хорошо, насколько способен это делать.

Artifex: Как вы находите своих улыбающихся персонажей и красочные мотивы?

Я черпаю вдохновение в повседневной жизни, так что недостатка тем у меня нет. Героев для своих картин я нахожу вокруг себя, хотя в реальности они вполне могут быть не такими уж и счастливыми, какими я их потом представляю на своих полотнах. Но я стараюсь акцентировать внимание только на светлых аспектах происходящего. Еще я заметил, что цвета влияют на людей, поэтому использую столь яркие краски. Они делают их счастливыми.

Artifex: Не только ваши картины выглядят «счастливыми», вы и сами кажитесь достаточно необремененным. Что помогает вам?

Я полностью сконцентрирован на своей работе, но в то же время я пытаюсь наслаждаться жизнью, обращать внимание исключительно на светлую сторону вещей.

Artifex: Но есть ли страхи за фасадом столь утопичного мира?

Да и нет. Я все-таки очень позитивный человек. Во Франции мы говорим: «Чтобы жить счастливо, нужно жить скрытно» (Pour vivre heureux il faut vivre caché).

Artifex: Как по-вашему, в чем главная причина популярности ваших работ?

Людям нравятся цвета и те эмоции, которые они испытывают, смотря на мои картины. К тому же они очень просты для понимания, ориентированы на семейные ценности. Они действуют очень благотворно.

Artifex: Как вы думаете, если бы вы создавали те же самые произведения, находясь во Франции, они стали бы столь же популярными?

Читать еще:  Современный реализм. David Ligare

Artifex: Я читала, что ваша самая большая работа представлена в международном аэропорту. В каком именно?

Она находится в главном холле аэропорта Сиануквиль (Sihanoukville), это один из трех крупных аэропортов Камбоджи. Длина моей картины 15 метров.

Artifex: Вы, должно быть, горды этим?

Да, но ведь, на самом деле, это всего лишь самая большая картина из множества моих других больших картин.

Artifex: Есть ли у вас другие, в некотором роде тщеславные, мечты?

Я бы хотел, чтобы мои работы выставлялись в галереях самых престижных столиц мира — в Москве, Токио, Лондоне.

Artifex: Какие художники вызывают у вас восхищение?

Как по мне, так абсолютно все художники вызывают восхищение. Особенно мне нравятся Пабло Пикассо, Пауль Клее, Фернан Леже, Анри Матисс, Фернандо Ботеро, Жан-Мишель Баския. В общем-то, все великие художники прошлого. Сандро Боттичелли, Иероним Босх.

Artifex: Стефан, нам было очень приятно побеседовать с вами. Желаем всего наилучшего!

Мистический мир кошмаров: цифровое искусство Стефана Койдля (20 фото)

Что скрывается под покровом ночи? Кого можно встретить в тёмном, мрачном лесу? Чьи шаги слышны позади на тёмной аллее? Почему в пустой комнате скрипнула доска пола?

Представили? Самые страшные вещи рождаются не в реальном мире, а в нашем воображении. И у этого парня с воображением всё в порядке. Фриланс-иллюстратор и концептуальный художник Стефан Койдль ( Stefan Koidl ) из австрийского города Халлайн (Hallein) вдохновляется тем, что пугает других, и оживляет в своих увлекательных работах самые глубокие страхи.

Приготовьте ночник и запаситесь снотворным, без них вы сегодня наверняка не заснёте.

Дорогой друг, чтобы комментировать, необходимо войти на сайт под своим логином, либо авторизоваться через свою соцсеть.

Авторизация займет буквально два клика, и затем вы получите много возможностей на сайте, кроме того случится магия с уменьшением количества рекламы. Попробуйте, вам понравится!

Лики смерти: тревожные картины Стефана Койдля

Стефан Койдль — австрийский художник-иллюстратор, который рисует невероятно жуткие и тревожные картины с покойниками, духами, злобными карликами и вот этим всем. Если хотите испугаться по-взрослому, милости просим.

Больше работ Стефана можно посмотреть в его Instagram.

Почему шедевр француза Жана Фуке, посвящённый Деве Марии, посчитали кощунственным: «Меленский диптих»

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

О художнике

Еще одним важным результатом путешествия в Рим стало то, что Фуке ввел концепции и методы итальянского искусства эпохи Возрождения во французскую живопись. Его последующие работы в области живописи, панно, манускриптов и портретной живописи принесли ему репутацию самого важного французского художника 1400-х годов. В Италии Фуке вдохновлялся фресками Фра Анджелико. Работы знаменитого флорентийца оказали глубокое влияние на него самого. Новая наука о перспективе в итальянском искусстве также повлияла на его творчество. По возвращении из Италии Фуке создал иедивидуальный стиль живописи, сочетающий в себе элементы монументальной итальянской и детализированной фламандской живописи.

В 1447 году Фуке завершил великолепный портрет короля Карла VII. Эта работа стала одной из самых известных французских картин эпохи Возрождения. Впоследствии Жана Фуке пригласили работать художником короля Карла VII. Переживая тяжелую болезнь, Карл VII заблаговременно поручил Фуке создать цветную посмертную маску для публичных похорон. Это свидетельство не только высочайшего мастерства Фуке, но и безграничного доверия короля. При преемнике Карла, Людовике XI, Фуке был назначен peintre du roy (официальным придворным художником). В этой почитаемой должности Фуке руководил большой мастерской, которая создавала картины и рукописи для двора.

«Меленский диптих»

Около 1450 года Фуке создал свою самую известную работу под названием «Меленский диптих». Религиозный диптих Жана Фуке из Соборной церкви Нотр-Дам в Мелён — один из шедевров французской живописи и искусства XV века. Заказчиком был Этьен Шевалье, казначей короля Карла VII, для которого Жан Фуке уже создал великолепный иллюминированный манускрипт «Часослов».

Читать еще:  Фотограф из Польши. Magdalena Franczuk

Шедевр, который сейчас считается одной из величайших картин эпохи Возрождения во Франции XV века, состоит из двух частей. На левой панели в коленопреклоненной позе изображен заказчик Этьен Шевалье. Слева от него – святой Стефан. Последний, облаченный в мантию дьякона, держит книгу, на которой находится зазубренный камень — символ его мученичества. Из смертельной раны на макушке капает кровь. В руке у него главные опознавательные атрибуты – Евангелие и камень, которым он впоследствии был убит. Оба героя смотрят на правую панель с Богородицей.

На правой створке изображена Мадонна, которая восседает на троне в абстрактном пространстве. Фон выполнен в стиле итальянского Возрождения и очень похож на церковный интерьер. Он демонстрирует пилястры, чередующиеся с инкрустированными мраморными панелями. Отчетливо видна фреска с надписью «Estienne Chevalier» (отсылка к заказчику работы). Еще одно упоминание о донаторе содержит Иисус. Младенец сидит на коленях у Мадонны. Его палец указывает в сторону Шевалье, как бы предполагая, что его молитва о божественном милосердии будет услышана. Мадонна изображена с удивительно тонкой талией, модной стрижкой и в великолепном наряде. Ее трон украшен внушительными жемчужинами, драгоценными камнями и изысканными золотыми кистями. Фон заполнен херувимами, раскрашенными в ярко-красный и синий цвета. Лицо и кожа Аньес окрашены в бледно-серый цвет, напоминающий гризайль. Вероятно, это авторский намек на факт ее смерти в 1450 году.

Скандальный фурор

Обнаженная грудь остается загадкой. Совершенно ясно – на полотне нет и намека на то, что Мадонна собиралась кормить Иисуса. Большие размеры, дерзкий вид и идеально сферическая форма — это преднамеренная демонстрация чувственной красоты, что совершенно неуместно для Царицы Небесной. Если учесть местоположение диптиха – в церкви – изображение выглядит просто кощунственно. Однако, как утверждают придворные летописцы Частеллен и Энеа Сильвио Пикколомини (позже Папа Пий II), полотно сыграло в пользу королю. Более того, в то время мало кто из верующих посчитал бы кощунственным называть умершую королевскую любовницу Девой Марией. Мнение о работе было различным. Например, картина не нашла одобрения у голландского историка искусства и средневекового летописца Йохана Хейзинга, который назвал картину ужасающей.

Левая панель с портретом Этьена Шевалье и изображением святого Стефана попала в коллекцию Берлинской картинной галереи в 1896 году. А правая панель, изображающая Мадонну, принадлежала Королевскому музею изящных искусств Антверпена с начала XIX века. Кроме того, сохранился эмалевый медальон с автопортретом Жана Фуке, некогда украшавший раму диптиха, а сейчас хранящийся в Лувре. В январе 2018 года в Берлине произошло сенсационное воссоединение двух частей диптиха (хоть и на короткое время). Событие помогло восстановить утраченное единство великого произведения искусства.

Забытый после смерти, но вновь открытый в XIX веке Фуке по сей день считается выдающимся художником в европейском искусстве. Историки искусства считают его величайшим французским художником XV века, который сочетал в себе методы итальянских художников раннего Возрождения и технику нидерландских художников эпохи Возрождения.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Жан Фуке. Миленский диптих

Жан Фуке.Богоматерь с младенцем. ок. 1450.Холст, масло. 91 ; 81 см
Королевский музей изящных искусств, Антверпен

Жан Фуке.Этьен Шевалье и святой Стефан. ок. 1450
Холст, масло. 91 ; 81 см Берлинская картинная галерея, Берлин

Жан Фуке родился в г. Тур в долине Луары, который во второй половине XV в. стал резиденцией французских королей Карла VII и Людовика XI и одним из главных художественных центров Франции.

После пребывания в Италии Фуке вернулся в Тур, женился и открыл свою мастерскую. Работал при дворах Карла VII (в 1461 году) и Людовика XI. В 1475 году получил титул «королевского живописца». Выполнял заказы самых знатных особ Франции. Меценатами и заказчиками Фуке были семьи королев, казначея Этьена Шевалье и канцлера Гийома Жювенеля Дезюрсена.

Читать еще:  Смесь фотографии и цифровой живописи. Patrick Gonzales (фотограф)

Сегодня мы посмотрим его Миленский диптих.Картина состоит из двух частей, которые в настоящее время находятся в разных городах: левая створка — в Берлине, правая — в Антверпене.Сначала рассмотрим Мадонну.

Заказчиком картины являлся Этьен Шевалье (1410—1474), королевский казначей. Он изображён на левой части диптиха коленопреклоненным в молитве. Рядом стоит его покровитель святой Стефан (по-французски Этьен), легко узнаваемый по Евангелию в руке и по изображению камня, одним из которых он был забит до смерти.

Мученик должен передать от имени заказчика прошение деве Марии, изображённой на правом створке диптиха. Богородица восседает в небесах на троне, который поддерживают ангелы. Её левая грудь обнажена, на коленях сидит младенец Иисус, указывающий пальцем на казначея — это знак того, что его мольбы были услышаны. Диптих висел столетия в родном городе Этьена Шевалье Мелене над его гробницей в соборе Нотр-Дам. Диптих должен был оставаться в соборе вечно, как вечно должны были служить мессу за упокой его души каждое утро в 6.00 утра.

«Этьен» высечено золотыми буквами на мраморной колонне. Этьен одет в праздничный, подбитый мехом, наряд, с модными в то время широкими плечами. Он служил сначала секретарем у Карла VII, потом нотариусом и налоговым ревизором. В середине века он отвечал за финансы королевства. При дворе, где, по словам Жоржа Шатильена, никто правды не говорил, Этьен Шевалье считался человеком неподкупным и внушающим доверие. Недаром как метресса короля, так и сам король назначили его своим душеприказчиком.

На самом деле Жан Фуке изобразил в виде мадонны фаворитку Карла VII Аньес Сорель. По отзывам современников, она была одной из самых красивых женщин своего времени. Красота Аньес пленила французского короля, как только он ее увидел.Спустя некоторое время ему удалось добиться благосклонности девушки.

В возрасте 20 лет она впервые появилась при французском дворе, и сорокалетний король влюбился в неё до беспамятства. Об этом свидетельствует придворный хронист Шастилье. А Энеа Сильвио Пикколомини, будущий папа Пий II, писал в своих мемуарах:

«Во время трапезы, в постели, на королевском совете — она всегда должна была быть вместе с ним.»

Дама де Боте была не только очаровательной, но также умной и образованной женщиной. Она участвовала в политической жизни страны, приближая ко двору талантливых людей. Одним из них был Этьен Шевалье. Он сделал блестящую карьеру, быстро пройдя путь от секретаря, затем финансового советника до королевского казначея. Этьен Шевалье стал другом Карла VII и его сына Людовика XI.

Именно Шевалье после смерти Аньес Сорель заказал Жану Фуке диптих, на правой створке которого была изображена его покровительница в образе богоматери. Самого заказчика художник запечатлел коленопреклоненным на левой створке вместе с его святым покровителем.

Аньес Сорель родила королю троих девочек, и в благодарность за это монарх подарил ей свой замок, расположенный в месте, которое называлось Боте-сюр-Марн — «красота на Марне». Вместе с поместьем Аньес получила дворянский титул Дамы де Боте, соответствующий ее пленительной внешности. Ее связь с королем продолжалась почти двадцать лет. Аньес Сорель умерла от родов в 1450 году.

Супруга Карла Мария была занята воспитанием четырнадцати детей — набожная и с лицом, по словам Шастелье, которое даже англичанам нагнало бы страху.

Нидерландский историк, критикуя «Меленский диптих» за опасное сближение религиозного и эротического чувств, отмечал его высокие живописные достоинства.Правая створка диптиха исполнена в сине-бело-красных тонах — гербовых цветах короля. И это действительно так, ведь создатель этого произведения — крупнейший французский художник XV века. Имя Жана Фуке было заново открыто лишь немногим более ста лет тому назад.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector