Художник-реалист. Jose Manuel Ruiz Blanco

Художник-реалист. Jose Manuel Ruiz Blanco

Посмотрите, как выглядят классические картины без человеческих фигур

Рубрика: Арт, искусство, Март 24, 2020 — 13:49, Tags картины, Хосе Мануэль Баллестер, художник, человеческие фигуры

Несколько лет назад художник Хосе Мануэль Баллестер создал серию работ под названием «Скрытые пространства» («Concealed spaces»), в которых он удалил человеческие фигуры со знаменитых полотен. И во время самоизоляции эти картины кажутся довольно актуальными. Испанский художник воссоздал классические картины, вроде «Третьего мая 1808 года в Мадриде» Франсиско Гойи, «Аллегории Живописи» Яна Вермеера и «Рождение Венеры» Боттичелли, за исключением того, что на них исчезли все люди. На некоторых работах можно увидеть следы прежних объектов, такие как покрытый кровью грунт, отмечающий место ужасного сражения или едва заметный контур няни на незаконченном портрете. Однако других работах нет даже таких призрачных отметин.

Когда-то в интервью с Bored Panda Баллестер рассказал, что, хотя его серия зачастую рассматривается как юмористическая, но в действительности она имеет несколько значений. «После более глубокого взгляда нетрудно найти трансцендентность и множество возможных интерпретаций, как новых образов, так и связанных с их оригинальными аналогами», — поделился художник своим видением.

«Рождение Венеры», Сандро Боттичелли (ок. 1486)

«Аллегория Живописи», Ян Вермеер (0к. 1666)

«Герника», Пабло Пикассо (1937)

«Третье мая 1808 года в Мадриде», Франсиско Гойя (1814)

«Плот «Медузы»», Теодор Жерико (1818-1819)

«Сад земных наслаждений», Иероним Босх (1503-1515)

«Тайная вечеря», Леонардо да Винчи (1495-1498)

Пер Боррель дель Касо

П.Боррель дель Касо. Бегство от критики (1874)

Пер Боррель дель Касо (1835г.- 1910г. Барселона) — испанский и каталонский художник, график и акварелист.

Он родился на крайнем севере Испании, горном регионе Пиренеев, и был связан с родными местами всю свою жизнь.
Родители Переса, а также дедушка и бабушка по материнской линии были уроженцами Пучсерды, а вот второй дед был французом, поэтому часто имя художника писалось и на французский манер – Делькассо.

Отец научил Переса плотницкому ремеслу, что помогло юноше начать самостоятельную жизнь. В 1856 году Боррель покинул родную Каталонию и перебрался в Барселону, где начал работать плотником, изготовляя сундуки и ящики. Нигде в биографиях художника не пишется, когда у него проснулся интерес к искусству и живописи. Но в Барселоне Перес решил стать художником и начал посещать студию в известной Школе изящных искусств Ллотья.

Уже перебравшись в Барселону, он неоднократно посещает Пиренеи, свой дом там. Писал в первую очередь виды природы, а также картины религиозной тематики — находясь под влиянием искусства назарейцев. Наиболее известное полотно художника — картина Бегство от критики, великолепный пример искусства тромплей.

Дель Касо дважды предоставлялась возможность возглавить известнейшую в Барселоне художественную школу, Ла-Лотья (La Lotja), однако мастер предпочёл создать свою собственную Академию искусств. Здесь, под его руководством, учились такие испанские живописцы, как Рикард Канальс, Адрия Гуал, Рома Рибера, Ксавьер Ногес и др.

В 1874 году Перес Боррель написал картину «Побег от критики» (Escapando de la cr;tica), благодаря которой он стал известен во всем мире.
Эта работа – яркий пример росписи-обманки, которая размывает границы между реальным и фиктивным пространством. Название этого жанра живописи пошло от французского слова «trompe l’oeil», что обозначает буквально «обманывает глаз». Термин «роспись-обманка» возник в эпоху барокко, хотя картины, основанные на визуальных оптических иллюзиях, известны в течение многих веков. Ранние примеры можно найти в росписях в Помпеях. Но особо популярен этот вид стал именно в эпоху барокко, поскольку идеально подходил для театральности того времени. Продолжили «дело иллюзий» и живописцы ХХ века (можно вспомнить работы, например, Рене Магритта).

Картина Борреля изображает бедно одетого мальчика, который выбирается из картинной рамы, чтобы попасть в другое измерение, в мир вне ее. Точная идея художника и причина создания этой картины нам неизвестны, но искусствоведы утверждают, что, судя по названию, Боррель свою работу адресовал консервативным критикам своего времени, которые хотели видеть на полотнах только героев и воплощение этикета общества и не обращали внимания на реальную жизнь. Своего рода, это явилось визуальным манифестом художника-реалиста.

Историки пишут, что на создание этой картины Переса вдохновила работа Рембрандта.Rembrandt van Rijn, Girl in the Picture Frame. 1641 г.

Его собственная творческая деятельность в начале ХХ века отошла на второй план, все свободное время художник отдавал педагогике и преподаванию. Академия Борреля изначально находилась на площади Санта Лючия, 28 октября 1878 года учреждение арендовало здание на улице Парадис (смешное название – Райская улица!). Отсюда живописец и ушел в отставку в октябре 1902 года, отдав Академии тридцать лет творческой жизни.

Причиной выхода на пенсию стал инсульт, случившийся еще в 1900 году. Поэтому художнику пришлось отказаться от деятельности в Академии и передать бразды правления своим детям. 1 мая 1907 года Академия еще раз переехала на улицу Пальма де Сан Джусто и находилась там до смерти в 1912 году Сальвадора Борреля, сына художника, который руководил в тот период Академией.

Перес Боррель дель Касо умер в Барселоне 16 мая 1910 года в возрасте 75 лет. В записной художника был обнаружен подробный перечень работ, написанный в течение двадцати семи лет. Поэтому известно, что с 1873 по 1900 год Боррель написал 330 картин, из них – 189 портретов, 62 картины на религиозные темы, 21 пейзаж и т.д.

Хосе де Рибера: художник-маньяк, оправданный спустя 400 лет

Найти тонкую грань между гениальностью и безумием очень непросто. Особенно сложно разобраться в мировосприятии и чувствах человека, который творил четыре столетия назад. Над секретом Хосе де Риберы (Jose de Ribera), испанского живописца эпохи Барокко, искусствоведы и психологи бьются до сих пор, то оправдывая Мастера, то находя новые доказательства его одержимости.

Читать еще:  Чувственные картины. Gianluca Stumpo

Ни для кого не новость, что творцы эпохи Средневековья знали толк в изображении пыток, казней и мучений. Что поделать — жителю Европы в те времена истязания и смерть были особо близки, так как окружали их повсюду. Эпидемии чумы, черной оспы и холеры, войны, а также регулярные показательные казни на площадях и городских стенах сделали присутствие за спиной старухи с косой вполне обыденным. Не отставали и церковники — сложно вспомнить хотя бы одного почитаемого в христианстве святого, который бы умер без затей, в своей постели.

Изображения мук и изощренных способов ухода из жизни присутствуют в творчестве практически всех мастеров эпох Ренесанса и Барокко, но и среди них есть те, которые особо отличились. Ни один живописец в истории европейского искусства не был настолько искушен в изображении пыток и смертей, как Хосе де Рибера (1591−1652).

«Прометей» около 1630 года

Рибера родился в испанской Валенсии, там же начал карьеру живописца, а к 20 годам перебрался в Италию. В Риме молодой талант получил фундаментальные знания в классической живописи, а также обзавелся серьезными долгами. Это заставило его в 1619 году покинуть Вечный город. В Неаполе, где обосновался художник, его творчество особо пришлось по душе духовенству, которое засыпало юного Хосе заказами и обласкало достойными гонорарами. Священнослужители сразу заметили, что лучше всего у юноши с круглым добродушным лицом получались полотна, на которых изображены страсти и убийства.

Мученичество св. Филиппа. 1639

Это было так — смерть получалась у художника очень реалистичной, а орудия пыток и раны он прорисовывал с большим знанием дела. Лучше всего суть творчества Хосе де Риберы сформулировал французский поэт и критик XIX столетия Теофиль Готье:

Суеверные и подозрительные обыватели не слишком жаловали Риберу — художника всю жизнь преследовала дурная слава — он слыл душегубом и людоедом. Не сохранилось ни одного достоверного упоминания о преступных наклонностях или психических отклонениях художника, но его работы говорят сами за себя. Большинство людей, впервые столкнувшись с картинами Хосе, заявляли, что так достоверно изобразить страдания может лишь человек, привыкший их причинять.

Отличной иллюстрацией темного гения Риберы могут служить две его работы, посвященные мученичеству Святого Варфоломея, одного из 12 апостолов. Особо почитаемый армянской церковью святой принял смерть в Малой Азии, где проповедовал учение Иисуса. Согласно каноническому описанию, с Варфоломея живьем сняли кожу, а затем обезглавили.

Впервые Рибера обратился к этому сюжету в юности. На одном из его ранних полотен запечатлен момент перед казнью — обнаженное тело святого, его смиренный лик и торжествующий палач, осматривающий жертву. Картина вызывает сильные эмоции, но не повергает зрителя в ужас.

Вообще, тема снятия кожи с живого человека, была особо любима Риберой. Еще одно полотно на эту тему изображает сцену из античной мифологии — на нем Аполлон сдирает кожу с сатира Марсия, осмелившегося вызвать бога на музыкальное состязание. Каждая деталь сцены прописана с ужасающей точностью, и зрителю кажется, что он слышит крик умирающего в муках Марсия.

Значительный вклад в демонизацию Риберы внесли его менее одаренные конкуренты. Говорили, что он запугивал других художников, чтобы самому получить желанный заказ, а один раз его даже обвинили в убийстве. Один из соперников испанского живописца, Доменикино из Болоньи, умер в самом расцвете сил при очень странных обстоятельствах, что сразу же дало пищу слухам о вероломном отравлении конкурента.

Святой Себастьян и святые женщины

Очередная попытка разобраться в неоднозначном творчестве Хосе де Риберы была предпринята недавно организаторами выставки шедевров художника в лондонской галерее Далича. Экспозиция представила наиболее жуткие творения Риберы и имела соответствующее название: «Рибера: искусство жестокости». Свое мнение о работах барочного художника высказали ведущие европейские эксперты средневековой живописи, которые пришли к общему вердикту — «Невиновен».

Итог прений вокруг работ Хосе де Риберы отражает мнение одного из кураторов выставки, Эдварда Пейна:

Чтобы убедить посетителей в том, что Хосе де Рибера не маньяк, а просто гениальный художник своего времени, на выставке в Лондоне также были представлены документы XVI-XVII столетий, описывающие правосудие той эпохи. Эти артефакты демонстрируют, насколько обыденным было во времена Риберы равнодушие к чужим страданиям, и подводят гостей экспозиции к тому, что испанский живописец виновен лишь в том, что в высокой степени освоил мастерство передачи эмоций и анатомических деталей.

Понравилось? Хотите быть в курсе обновлений? Подписывайтесь на наш Twitter, страницу в Facebook или канал в Telegram.

Художник-реалист. Jose Manuel Ruiz Blanco

Авторизуясь в LiveJournal с помощью стороннего сервиса вы принимаете условия Пользовательского соглашения LiveJournal

  • My Favorite Box

Nudo con fiori 1947,
oil on canvas, 60 X 93 cm.

Антонио Буэно — значительный испанский и итальянский художник. Учился в Женеве(1934) и Париже(1938)

    Творчесво Антонио Буэно нельзя рассматривать отдельно от его старшего брата Ксавье Буэно (Xavier Bueno (1915-1979). Антонио и Ксавье не только развивались параллельно и совместно выставлялись, но и работали в сооавторстве и часто их картины трудно идентифицировать.

Однако, соединить их в один мега-пост сложно в формате моего журнала:( Ксавьер будет следующим. )

Читать еще:  Яркий и красочный стиль. Lucinda Waits

Nudo sdraiato, 1939, olio su tela, 50×80 cm

Composizione metafisica, 1940, olio su tela, 60×75 cm

Natura morta col fornellino, 1942, olio su tela, 28 x 36,5 cm

Ritratto vestito da marinaretto, 1945, olio su tavola, 35 x 27 cm

Autoritratto, 1946, olio su tavola, 65 x 46 cm

Natura morta con libri, 1946, olio su tela, 42 x 57 cm

Autoritratto, 1946, olio su tavola, 14 x 10 cm

Fiori e frutta, 1946, olio su tavola telata, 34 x 44 cm

Natura morta con fiori secchi, 1946, olio su tavola telata, 60 x 73 cm

Natura morta con mela, 1947, olio su tavola, 29 x 23 cm

Natura morta con libretto rosso, 1947, olio su tavola telata, 45 x 35 cm

Ritratto di Sonia Bueno, 1947, olio su tavola, 45 x 35 cm

Natura morta con iris, 1947, olio su tavola telata, 42 x 56 cm

La libellula, 1947, olio su tavola telata, 6,8 x 8,8 cm

Natura morta con brocca, mele e paglia, 1947-1948, olio su tavola telata, 45 x 80 cm

Manichino, 1948, olio su tela riportata su compensato, 40 x 55 cm

Autoritratto, 1949, olio su tavola, 14,5 X 12,5 cm

La scacchiera, 1949, olio su tavola telata, 42 x 56 cm

Natura morta con mele, 1949, olio su tavola telata, 35 x 45 cm

Pennelli d’artista, 1950, olio su tela riportata su compensato, 50 x 60 cm

Метаморфоза 1951
В 1951-1952 годах Антонио Буэно резко меняет стиль, ненадолго. Уже в 1952 — Буэно вернулся к СВОИМ натюрмортам, хотя и более лаконичным, композиционно и технически упрощенным.
Тем не менее картины 51-го производят тягостное впечатление.
Полное ощущение, что у человека случился инсульт, наподобие того который случился у Ландау, когда снова приходится вспоминать таблицу умножения и учиться решать интегральные уравнения:(

Testa in ovale, 1951, olio su faesite, 21 x 17 cm

Fiori, 1951, olio su cartone, 24 X 30,5 cm

Iris e pipe, 1951, olio su cartone telato, 25 x 20 cm

Composizione astratta, 1952, olio su tela, 40 x 50 cm

Composizione astratta, 1952, olio su tela, 43 x 35 cm

Спасла -как обычно бывает- девушка.
Антонио Буэно, через серию женских портретов и лирических жанровых сцен, возвращается к натюрморту.
Наверное можно сказать, что этот «инсульт» был развием его художественного мышления, только развитием направленным не к усложнению изобразительных средств, а к их упрощению и уплощению, декоративизации и иллюстративности.

Ritratto di Evelina di profilo, 1952, olio su tavola, 15 x 12 cm

Il pittore e la modella, 1952, olio su tavola, 80 x 80 cm

Natura morta con Numero, 1952, olio su tela, 40 X 50cm

Tavolo con pennelli,1952, olio su tela, 50 x 60 cm

Composizione con De Stijl, 1952, olio su tavola, 60×50 cm

Garofani, 1953, olio su tela, 40 x 30 cm

Natura morta con tulipani, 1953, olio su cartone telato, 45 x 35 cm

Tre iris, 1955, olio su tela, 35 X 45 cm

Esecuzione N. 1, 1953, olio su tavola, 75 X 60 cm

Esecuzione n.2, 1953, olio su tavola, 65 x 75 cm

La gabbia verde, 1954, olio su tavola, 60 x 75 cm

Pipe sospese, 1955, olio su tela riportata su compensato. 61 x 61 cm

Autoritratto con pipe, 1955, olio su tela, 132×75 cm

Pipe composizione, 1955, olio su tela riportata su compensato, 61 x 61 cm

Studio per nudo di Evelina, 1955, olio su tela, 43 x 35 cm

Метаморфоза 1956
К 1957 году, через серию композиций с керамическим голландскими трубками, Антонио Буэно приходит практически к «Красному Квадрату»

Pipe su fondo giallo, 1956, olio su tela, 55×70 cm

Pipe fondo rosso, 1956, olio su tela, 55 x 75 cm

Pipa e uovo, 1957, olio su tela, 40 x 30 cm

Понимая, что ЭТО окончательный PIPEZ и дальше идет вакуум и полное отсутсвие какого-либо присутствия, разочарованный и не видящий выхода Антонио спасается в тени БОЛЬШОГО ЧЕЛОВЕКА — Дона Фернандо Ботеро и его неофигуративизма.
С той, только, разницей, что делает ДЕКОРАТОРСКИЙ неофигуративизм. Практически синтез комикса, иллюстрации и интерьерного панно:(

Profilo fondo verde, 1956, olio su tela, 50 x 40 cm

La malmostosa, 1957, olio su tela, 60 x 45 cm

Donna con pipe, 1959, olio su tela, 85 x 105 cm

Il principio di Hamilton, ovvero il principio della minima azione, 1967, olio su tela, 70 x 100 cm

Таких трогателных примитивов Антонио Буэно наделал огромное количество.
Все они мало чем друг от друга отличаются, выставлять их полностью не имеет никакого смысла.
Все это поверхностная «для народных масс» жрачка, приготовленная по рецептам великого колумбийца.
Как и Ботеро — Антонио Буэно, порой, бросает иронический взгляд на славное прошлое живописи, взгляд, иногда, очень грустный и теплый.
Но (в отличии от оптимиста Ботеро) взгляд Буэно это взгляд уставшего и разочарованного в себе человека.

Сегодня сами эти «постметаморфозные» картины Антонио Буэно, лично у меня, не вызsвают положительной эмоции, разве что улыбку и сожаление.
Буэно мог стать великим итальянским художником, но все тот же трамвай из прошлого поста — проехал по нему и не дал реализовать огромный потенцал, демонстрируемый им в молодости, оставляя его !навечно! в ряду всего лишь ЗНАЧИТЕЛЬНЫХ:(

    Через таких людей как Антонио Буэно, йа все больше убеждаюсь — дело даже не в том, что делает художник, а в векторе его развития.
    Поясню: Камиль Коро — был бы значительным французским художником, есле бы не вектор его развития в сторону импрессионизма — от реализма и академизма. То же касается и Тернера итд итп.

Поменять местами даты на картинах Буэно и поставить его ранние картины в конец, а неофигуративные в начало и Антонио БЫ перескочил из значительных в великие, потому что рассматривался бы как прогрессирующий художник, а не наоборот:(

Луис Мануэль Руис — о писателе

Информация

Луис Мануэль Руис (исп. Luis Manuel Ruiz)
Луис Мануэль Руис (Севилья, 1973) — молодой испанский писатель, преподаватель философии, работает для газет и на телевидении. Автор книг: «Критерий мух» (Первая премия Севильского университета за лучшую повесть; председатель жюри — А. Перес-Реверте) и «Только одной вещи не найти на свете» (международная премия Литературного агентства «Wylie» за лучший роман).
Блог писателя (исп.).

«Фигня редкостная», гордо сказала Victory81 , «и главное, совершенно не понятно, почему так называется». Мне фигню! — взревела я дурным голосом. Что-то мне напомнило это длинное несуразное заглавие. Открываю где попало, и что же? Тот самый кот, серо-белое чудовище, толстый, как куль, по вине которого и провоняла вся квартира, лениво потягивался на стуле. А теперь плавно переведите взгляд на мой юзерпик.

Как детектив, второй роман испанского (Ох!) преподавателя (Ох, ох!) философии (трижды Ох!) воистину никуда не годится. Вопроса, кто убивец, для меня даже не вставало, это было ежику понятно с первой же страницы, на которой убивец возник. Назревал второй вопрос: «Как это сделано?», но и тут окаянный преподаватель философии невнятно отмазался, как наверняка отмазывается на консультациях от экзальтированных студенток, желающих знать, что думал Фейербах о Гегеле и почему. Само расследование — это полуприличная смесь Дэна, похоже, Брауна с Пересом-Реверте, или, скорее, с «Девятыми вратами» в постановке Полански. Я уж лучше «Смерть под парусом» в пятьдесят девятый раз.
Зато там Севилья. Не туристическая Севилья утончённых мавританских дворцов, фламенко и чёрных мантилий. А совершенно иная какая-то, закрытая от посторонних очей, Севилья.
Чтобы понять город, решила она, как и для того, чтобы испытать дружбу, нужно молчание, нужна тишина; ведь порой мы чувствуем, что не можем по-настоящему понять друга, пока он рядом.
Чтобы понять город, подумала она, надо прежде выпотрошить его.
. как и для того, чтобы испытать дружбу.

В этаких-то декорациях что и ставить, как не «Дон Жуана»? Временно исполняет обязанности севильского соблазнителя некий Эстебан, стеснительный очкарик и мученик высшего гуманитарного образования. Он любит и всегда любил, но как тут признаешься? вдову своего брата, дону Анну. то есть тьфу, донью Алисию. Донья Алисия. то есть всё равно дона Анна ходит к психоаналитику, регулярно навещает драконовскую свекровь, безропотно ест органические семечки, привезённые подругой, и ракушки с пивом от подруги №2, выращивает капризные цветы конибры (кто знает, что такое конибры?) и разговаривает с ними, потому что больше разговаривать не с кем. В коридоре слышны шаги Командора.

Командор, дон Пабло, несколько лет назад разбился в машине вместе с маленькой дочкой. И если смерть Командора ещё можно как-то пережить, то девочка. Росита сказала Алисии «До свидания» и встала на цыпочки, чтобы чмокнуть в щеку; этот быстрый поцелуй ничем не отличался от прочих, от тех поцелуев, которыми Росита одаряла мать на протяжении восьми коротких лет своей жизни. Обычный поцелуй — влажная белочка-егоза. И еще Алисии запомнился запах лаванды и свежевыстиранных толстых детских колготок. Разве могла она вообразить, что поцелуй этот больше никогда не повторится, что таким он и сохранится в памяти и что лицу Роситы уже не суждено будет повзрослеть.

В последнее время книги настырно возвращают меня к теме потери и терапевтической помощи при потере. Оглушённая, жалкая зверюшка, в которую превращается любой, чей мир так внезапно и безжалостно переменился, требует поддержки, вопиет о ней. И что же мы можем предложить? Трепотню? Транквилизаторы? Старый, как горы, девиз «Время лечит»? Время не лечит, вот в чём штука. Только свыкаешься. Левой рукой, допустим, наловчишься буквы выцарапывать, и вполне каллиграфически, а правая-то не отрастёт. И чем больше вытесняем, выдавливаем память о прежнем счастье, тем вернее Командор придёт в сны, в страхи, в горячечный бред, и приведёт за собой малышку Роситу, у которой косички торчат из-под вязаной шапки.

Ларчик с заглавием открывался просто. Эпиграф взят из Борхеса, и чему же нас учит великий аргентинец? Чего единственного не найти в целом свете?

Так и ну его, не буду его искать, буду помнить.

«Фигня редкостная», гордо сказала Victory81 , «и главное, совершенно не понятно, почему так называется». Мне фигню! — взревела я дурным голосом. Что-то мне напомнило это длинное несуразное заглавие. Открываю где попало, и что же? Тот самый кот, серо-белое чудовище, толстый, как куль, по вине которого и провоняла вся квартира, лениво потягивался на стуле. А теперь плавно переведите взгляд на мой юзерпик.

Как детектив, второй роман испанского (Ох!) преподавателя (Ох, ох!) философии (трижды Ох!) воистину никуда не годится. Вопроса, кто убивец, для меня даже не вставало, это было ежику понятно с первой же страницы, на которой убивец возник. Назревал второй вопрос: «Как это сделано?», но и тут окаянный преподаватель философии невнятно отмазался, как наверняка отмазывается на консультациях… Развернуть

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector