Символический сюрреализм. Александр Кожевников

Символический сюрреализм. Александр Кожевников

Символический сюрреализм. Александр Кожевников

Александр Кожевников — российский художник. Родился 23 декабря 1977 года, в Барнауле, Алтайском крае, России. Акриловая живопись на холсте, графика в различной технике.

В результате долгих изысканий пришёл к СИМВОЛИЧЕСКОМУ СЮРРЕАЛИЗМУ и современной мифологии в живописи и графике.

Основными мотивами являются: пантеизм, духовные и психологические проблемы человечества, болезненные вопросы социума и развития цивилизации. Иллюстрирую в сюрреалистическом ключе литературные произведения: прозу, поэзию, кинофильмы, а также рок-музыку.

Лондоне. Победитель в разделе «Особое упоминание» Конкурса иллюстраций «Шукшин. Палитра героя». Победитель по СФО всероссийского конкурса фото и рисунков на экологическую тему «Созидая, не разрушай», персональная выставка в 2019 в галерее «Республика ИЗО» г. Барнаул. Участник краевой выставки Союза художников России-музей «Город» «Вся наша жизнь игра!», посвящённая году театра в России. Работы находятся в частных коллекциях, Музее истории алтайской духовной миссии, Музее им В,М, Шукшина

Создаю в стилистике символического сюрреализма основанного на эклектике реального и вымышленного (а чаще тайных и скрытых смыслах экзистенциального и трансцендентного характера). Мои работы соединяют реальные формы с символами и рождёнными подсознанием образами, описывающими суть реальности скрытую под покровом видимого. В итоге получаются наполненные мощным смысловым, символическим и энергетическим потенциалом работы, тем не менее, содержащие понятные видимые объекты. Таким образом, делаю много иллюстраций как живописных, так и графических на тему кино арт-хаус, рок-музыки, поэзии и прозы. Имеются и аутентичные работы по собственному психоматериалу . Выявить скрытые смыслы и положить их на холст с помощью понятных и загадочных символов и форм-важно. Это меняет людей при восприятии работ, трансформируя их сознание и и активизирует воображение. Темы интересуют многие, особенно совр. технологии, вероятностное будущее, социальные процессы и катарсисы, религия, самосозерцание, эзотерика, мистика, духовность, рок.

Кто мы на самом деле? Зачем живём и что, вообще, есть жизнь? Эти вопросы волновали и волнуют меня до сих пор. Попытаться ответить на них помогает искусство, поэтому я рисую и пишу картины. Чему ещё может помочь живопись кроме самопознания? Конечно, исцелению души и миропониманию.

Я понял, что могу помочь ответить на эти вопросы и погрузиться в собственные глубины и другим людям. Тем кто смотрит и пытается проникнуться моими работами. Моя задача выявлять скрытые смыслы из разных источников и выразить их на холсте с помощью понятных, а часто и загадочных символов и форм.

В своей работе в живописи использую акрил, считая его до сих пор не полностью раскрытым материалом, позволяющим использовать различные техники. В графике применяю тушь, которая позволяет добиться экспрессии при цветовом минимализме, что актуально для символичности изображения.

Какие же источники идей моих работ? Это пантеизм, древние верования, духовные и психологические проблемы человечества, болезненные вопросы социума и развития цивилизации. Иллюстрирую в сюрреалистическом ключе литературные произведения: прозу, поэзию, а также арт-хаус кинофильмы, рок-музыку, превращая иллюстрации в самостоятельные произведения, поскольку они подвергаются глубокой психологической и подсознательной переработке и трансформации в символический язык.

Мой стиль можно назвать символическим сюрреализмом с влиянием экспрессионизма, основанным на синтезе реального и вымышленного (на выявлении тайных и скрытых смыслов тем и процессов). Не чужд мне и концептуализм (серия графики «Руны»). Сам же я называю это современной мифологией в графике и живописи. Мои работы соединяют реальные формы видимого мира с символами и рождёнными подсознанием образами мира неявленного, описывающими суть реальности скрытой под покровом видимого.

Параллельно пробую себя в инсталляции, пытаясь сделать что-то новое, в частности являя миру нерукотворные, нечеловеческие инсталляции, обнаруженные в разных местах, особенно в горах Алтая-это один полюс. В противовес на другом полюсе собственные мимолётные временные инсталляции, запечатлённые только в культурно-цифровом коде в виде цифровых фото.

Кроме собственных повседневных переживаний и озарений, источниками вдохновения послужили архаические верования Алтая, древние артефакты, археологические памятники Алтая, звериный стиль в искусстве древних скифов, наших предков, его религиозно-духовная основа, что явно прослеживается в моих работах. Кроме этого, проблематикой творчества являются такие темы как современные технологии и мировые события настоящего, вероятностное будущее, эзотерика, мистика, духовность, происхождение жизни.

Попытаться соединить дошедшее из глубин веков наследие с современностью и собственным мировоззрением — такова задача моего творчества и посыл моих работ.

Если кто-то сам найдёт свой неповторимый опыт, смысл и озарение в моих работах, независимо от моего изначального замысла, это только порадует.

Кожев Александр. Книги онлайн

Александр Кожев (рус. дореф. Александръ Владиміровичъ Кожевниковъ, фр. Alexandre Kojève) (28 апреля (11 мая) 1902, Москва, Российская империя — 4 июня 1968, Брюссель, Бельгия) — русско-французский[3] философ-неогегельянец, племянник Василия Кандинского. Оригинальное истолкование философии Гегеля Кожевым имело значительное влияние на интеллектуальную жизнь Франции и европейский философский климат XX века.

Уроженец Москвы, Александр Кожевников был племянником известного русского художника-абстракциониста Василия Васильевича Кандинского, с которым он поддерживал связь через корреспонденцию и которому посвятил несколько своих исследований. Пятнадцатилетним Кожевников горячо приветствовал Октябрьскую революцию, но после неприятного инцидента с ЧК он навсегда покинул Советскую Россию в 1920.

Выехав из России, Кожевников отправился в Германию, где изучал философию в Берлинском и Гейдельбергском университетах с 1921 по 1927. Руководителем его докторской диссертации, посвящённой взглядам русского религиозного философа Владимира Сергеевича Соловьёва на конец всемирной истории и единство божественной и человеческой природы Иисуса Христа, был мыслитель-экзистенциалист Карл Ясперс. Затем Кожевников учился в Высшей школе практических исследований у другого эмигранта из России, уроженца Таганрога, известного специалиста в области истории и философии науки Александра Койре, который и познакомил его с гегельянством. Кроме своих непосредственных наставников Ясперса и Койре, решающее влияние на формирование раннего мировоззрения Кожевникова имели труды Гегеля, Маркса, Гуссерля и Хайдеггера.

Впоследствии Александр Кожевников постоянно жил во Франции (с получением французского гражданства в 1937) и сократил свою фамилию на французский манер — Кожев. Находясь в Париже, в конце 1920-х годов сближается с «левыми» евразийцами, «красным князем» Святополк-Мирским и Львом Карсавиным. Знаменитые «Лекции по „Феноменологии духа“ Гегеля» (Introduction à la lecture de Hegel) Кожева, посещавшиеся известнейшими интеллектуалами Франции и Европы, были прочитаны в Париже в период с 1933 по 1939. В печатном виде этот блестящий курс философии Гегеля увидел свет в 1947 в качестве книги, вышедшей в редакции Раймона Кено под названием «Введение в чтение Гегеля». В этом же издании были опубликованы несколько обособленных лекций Кожева на другие темы: о соотношении историко-диалектического метода и гуссерлевской феноменологии и по проблеме истолкования Гегелем понятия смерти.

Читать еще:  Современные художники Узбекистана. Тоир Шарипов

Помимо своих лекций по «Феноменологии духа», Кожев издал ещё несколько значительных публикаций, включая книгу по философии Иммануила Канта и ряд статей, посвящённых связи гегельянской и марксистской мысли с христианством.

Кожев, наряду с русским, французским, немецким, английским и древнегреческим, владел также такими восточными языками, как китайский, санскрит и тибетский.

В основу собрания работ Александра Кожева легла недавно обнаруженная в архиве автора рукопись «Атеизм», включающая произведения, написанные им в 1920-1960 годы, впервые публикующиеся на русском языке.

Представленные тексты охватывают все основные аспекты и периоды творчества французского мыслителя, включая его историко-философские изыскания, работы по метафизике, политико-правовые сочинения, статьи по философии культуры.

В основу этого обширного произведения легли знаменитые «Лекции по „Феноменологии духа“ Гегеля», читанные Александром Кожевом в Практической школе высших исследований с 1933 по 1939 год.

Этими лекциями Кожев прочно вошел в историю философии как один из основоположников французского неогегельянства, оказавшего прямое влияние на формирование экзистенциализма.

В предлагаемой русскому читателю книге представлены отдельные лекции из фундаментального курса, посвященного Феноменологии духа Гегеля, который Кожев читал в период с 1933 по 1939 год.

Этот лекционный курс положил начало новой эпохе во французской философии, которая продолжается и по сей день.

Типология власти в разработке одного из наиболее оригинальных мыслителей, оказавшего определяющее влияние на формирование современной французской философии.

Эта работа была написана в 1942 году, однако впервые была опубликована в 2004 году.

Сюрреализм

Сюрреализм как самостоятельное и отчётливое художественное направление в России не сложился. Этому помешали вполне понятные идеологические обстоятельства, когда любые, самые безобидные фантазии и «странности» объявлялись вредным мистицизмом, беспочвенной метафизикой, чуждыми настроениями и так далее. Тем не менее внутренние предпосылки для сюрреалистического восприятия (влечения, страхи, сновидения, иррациональные состояния, мерцающие смыслы) существовали, а в творчестве ряда художников можно найти произведения, близкие поэтике бессознательного. В последнее время в искусствознании наметилась тенденция выявления подобных примеров. Так, в произведениях А.Г.Тышлера обнаружили не только моменты, родственные сюрреалистическому видению, – фантастические образы и пространственное ощущение (К.А.Светляков. 2007), но и конкретные переклички с приёмами Сальвадора Дали: в картине «Директор погоды» (1926) Тышлер «обессмысливает рациональные измерения подобно тому, как это будет делать Дали с его знаменитыми мягкими циферблатами часов» (Е.Ю.Дёготь. 2003). «Смерть Марата» (1927) А.Д.Гончарова выдерживает сравнение с лучшими (и более поздними) работами Макса Эрнста: Гончаров «акцентирует тот факт, что представленное в картине есть не конструкция, а видение: всю верхнюю часть композиции занимает пустое окно, место для “подсматривающего”» – таким ощущает себя художник в европейском сюрреализме (Е.Ю.Дёготь. 2003). Развилкой, от которой идут пути как к соцреализму, так и к сюрреализму, видятся исследователям и более ранние проекционизм, электроорганизм. Картины К.Н.Редько, связанные с программой электроорганизма, – «Жена и муж» (1922. ГТГ), «Число рождений» (1922. РГАЛИ) – вызывают ассоциации с «машинами желания» Эрнста, Пикабиа, Дюшана: это одновременно механические тела и эротизированные технические объекты (Е.Ю.Дёготь. 2003). С «автоматическим письмом» сюрреалистов типологически соотносят «моментальное творчество» А.Е.Кручёных, являющееся особым способом актуализации бессознательного (Е.А.Бобринская). Элементы сюрреализма можно найти и в творчестве С.Б.Никритина, П.Ф.Челищева, а также П.Н.Филонова и его учеников, в связи с которыми в искусствоведческой литературе так или иначе заходит разговор об этом направлении.

Однако всё это единичные, разрозненные и разновременные, хотя и показательные примеры, не складывающиеся в тенденцию. К тому же сами названные художники вряд ли ассоциировали себя с сюрреализмом, и подобная трактовка их творчества – факт современной интерпретации. Вместе с тем на карте отечественного искусства 1920–1930-х существует область, связанная с сюрреализмом более прямыми узами. Это – «круг Малевича». Здесь сюрреализмом, действительно, интересовались специально и серьезно, он нередко становился предметом разговоров, а то и споров с учителем. Малевич жёстко разводил супрематизм и сюрреализм – как формовое, беспредметное и «психическое», образное. Но наличия самих сюрреалистических ощущений не отрицал, говоря, что может выразить их супрематическими живописными средствами. «Сюрреалистический сюжет» возникал даже в процессе занятий: «Мы начинаем говорить о сюрреалистических ощущениях и их контрастах. В кубизме только контраст форм, а в сюрреализме – контраст ощущений. Раньше мы работали с вами на контрастах образов (рыба, пружина), теперь мы будем работать на контрастах ощущений. Ощущения от кометы и аэроплана совершенно разные». Сам Малевич был более склонен к метафизикам: близость работ «второго крестьянского цикла» к произведениям Де Кирико не однажды отмечалась исследователями. Однако некоторые из поздних картин художника (например, «Три девушки» из ГРМ) обнаруживают связь с собственно сюрреализмом. Н.И.Харджиев даже считал, что весь «последний этап эволюции Малевича правильней назвать сюрреалистическим». «В начале 30-х годов Малевич мне сказал, что “в настоящее время примкнул бы к сюрреалистам”» (Малевич 2004. Т.II. С.309). В письме Пунину по поводу состоявшейся в Русском музее в 1930 году выставки Пиросмани Малевич намечает специфическую перспективу развития нового искусства (которую, по его словам, пока никому не удалось осуществить): «пройти в недра реализма и сюрреализма, и еще дальше — к сюрреалистической классике нашего 20 века». Из учеников Малевича более других сюрреализмом был заинтересован Л.А.Юдин, испытывавший потребность выразить «непостижимую странность самых обычных вещей». Он видел в нём «близкое, родное» и, можно сказать, что живопись художника в начале-середине 30-х годов эволюционирует к сюрреализму (мотивы, проблематика, пластика). Дневники Юдина конца 1920-х – 1930-х содержат многочисленные упоминания как самого явления, так и существовавших в его орбите западных мастеров (Макс Эрнст, Хуан Миро, Пауль Клее, Андре Массон, Жан Гюго) – благодаря французским журналам Юдин свободно ориентируется в их творчестве, знает последние произведения и выставки. Сюрреалистические черты заметны в рисунках 1920-х («Груша», 1926; «Женщины», 1927, все – ГРМ), где формальное отступает перед «психическим», и в картинах художника 1930-х «Кофейник, кувшин и сахарница», «Рыбки в бутылке», «Голубой натюрморт» (иррациональные интонации, предметная форма как одушевлённая, живая, текучая субстанция, «чувственность» пластических элементов, бытовые вещи, превращённые в символические предметы), в биоморфной абстракции декоративно-прикладных работ, в бумажной скульптуре (спонтанность, случайность техники исполнения, родственной «автоматическому письму», эфемерные причудливые конструкции-фантомы). В августе 1936 (к этому времени фотографии бумажных скульптур были уже готовы и показаны друзьям) в журнале «Cahiers d Art» Юдин увидел демонстрировавшиеся на «Сюрреалистической выставке объектов» «очень интересные фото (с моделей собственных)» Манн Рэя и поразился сходству.

Читать еще:  Чилийский художник. Manuel Teran

Однако с сюрреализмом Юдин ассоциирует не только себя – этим термином он обозначил один из этапов общей эволюции, характеризующийся желанием «осмыслить работу каким-то синтезом», поисками «корней в собственной личности», интересом к различным способам «разрушения внеличной формально понятой системы» – «некрасиво, грубо, бессмысленно и т.д.». «Сюрреализм как средство. Если бы его не было – должны бы были выдумать». «Он давал безграничную свободу и… намечал новые выходы помимо супрематизма». Запись относится к 1929, повествует о событиях двумя-тремя годами раньше, но интерес к сюрреализму сохранится у художника и в последующие годы.

Отзвуки сюрреалистического «психоза образов» в начале 1930-х в большей или меньшей степени можно обнаружить почти у всех «малевичат»: у В.М.Ермолаевой в «Мальчиках» и «Спортсменах» с их неестественными пропорциями и словно приросшими к лицам слепыми масками; у Н.М.Суетина в «Цеппелинах» – с их странными объектами, пустынными ландшафтами, загадочной неопределённостью масштабных соотношений, сомнамбулическими «странствиями» карандаша по бумаге; у К.И.Рождественского в «Крестьянке со снопом», где пластическая выразительность явно отягощена специфической мистикой («отделённая голова», свободно плывущая в пронзительной синеве неба, воспринимается не как супрематическая форма, но как «символический предмет»), или в картине «Поле» – с пейзажем, обращённым в магический ландшафт, пронизанный токами «духовного электричества» (Андре Бретон), в иллюзорно-отчётливый сновидческий образ, находящийся по ту сторону обычной действительности. Увлечение сюрреализмом заметно и в творчестве соприкасавшегося с «кругом Малевича» художника Л.П.Лапина. Близость к сюрреализму обнаруживают фотографии 1930—1940-х годов ленинградского мастера Бориса Смирнова.

Нельзя не вспомнить в этом контексте и об Иване Клюне, группа работ которого начала 1930-х отмечена, по его собственным словам, переходом к «формам случайным, непосредственным, неясным». Несколько позже, в 1940-х, значимый сюрреалистический эпизод случился в творчестве А.Родченко. Многое в его тогдашней вспышке абстрактной живописи напрямую соотносится с этим художественным феноменом — криволинейные элементы, беспокойные, петляющие линии, обтекаемые формы, импровизационный, почерковый рисунок. Некоторые произведения даже бытовали с названием «Сюрреалистическая абстракция».

Можно утверждать, что сюрреализм в конце 1920-х – 1930-х был реальностью отечественного художественного сознания. И не исключено, что при другом историческом сценарии именно движение «в сторону сюрреализма» оказалось бы одним из возможных путей выхода из беспредметности, одним из вариантов дальнейшего развития.

Упавшая звезда гитарист Александр Кожевников

В 2019 году ему исполнилось бы 60. Трудно представить Кожевникова пенсионером. Он ушёл из жизни, когда ему не было двадцати пяти. Об Александре Кожевникове почти никаких сведений в Википедии, где представляют музыкантов, игравших в рок-группах в 70-80-х гг. прошлого века. Андрей Бурлака, «большой знаток» русского рока, исказил дату смерти музыканта, как и некоторые другие факты. Кожевников умер не вначале 90-х, а значительно раньше. Мне достоверно известно, что его выбросили из окна. Это было преднамеренное убийство. Вся его недолгая жизнь была залогом такого конца.
Александр был сложный человек. Он рос в обеспеченной семье. Отец его был сотрудником Госбезопасности. Саша закончил музыкальную школу по классу мандолины. Виртуозно владел струнными инструментами. Играл в профессиональных ансамблях. Многие рок-группы были бы рады видеть такого гитариста в своём составе. Но Кожевников не задерживался нигде, хотя редко кому отказывал, если его просили подыграть. Кожевников нигде не работал, из дома ушёл, жил где придётся и с кем придётся. Паразитический образ жизни вели многие рок-музыканты в доперестроечный период, не желая работать на существующий режим, предпочитая отсиживаться в кочегарках. Ныне это уважаемые рок-пенсионеры или в предпенсионном возрасте, ожидающие пенсию от государства, на которое ни дня не работали и не служили в Советской Армии. О своих годах работы в кочегарках вспоминают, как о великом подвиге.
Александр Кожевников вёл похожий образ жизни, но тем не менее абстрагировался от рок-тусовки, не принимая их цели и задачи всерьёз. Вот как он выразился в одной из своих песен:

«Кто вы такие? О чём вы поёте?
К чему вы стремитесь и чем вы живёте?
У всех у вас много апломба и мнений
О джинсах, о музыке, портвейне и дзене.
Но надо ли всё это нам?»

Кожевников был думающий человек. Обречённость и безысходность, одиночество и бессмысленность существования — лейтмотив всей его жизни. Он хорошо разбирался в людях, видел их насквозь, мог дать меткое определение, кто есть кто. Он не желал подчиняться лидерам, работать на чужое честолюбие и тщеславие, на тех, кто, эксплуатируя идею продвижения русского рока в СССР, на самом деле заботился о своём имидже, о личном успехе. Быть использованным — это не про Кожевникова. Сыграв на нескольких записях «Аквариума» и съездив на концерт в Москву, Александр разочаровался в Борисе Гребенщикове и дал ему короткую и яркую характеристику: «Говно». Больше он не желал играть в «Аквариуме».
Некоторое время Кожевников участвовал в записи альбома Павла Крусанова. Должна отдать должное Александру: в отличие от большинства рок-музыкантов, Кожевников служил в армии, играл в военном оркестре, а не косил, не отлёживался в дурдоме. С иронией он относился к хиппи, убивавшим своё время на ступенях Казанского Собора в Санкт-Петербурге, о чём спел в своей песне:

Читать еще:  Чешская художница. Iva Skrivankova

«Сидим мы с тобой на Казани вдвоём,
На всё смотрим сквозь завесу,
И ты мне впрягаешь, как хорошо,
Как хорошо быть балбесом. »

Александр Кожевников был мастером импровизации. За вечер он мог сочинить несколько песен. Однажды мне удалось записать его игру — сорок минут записи песен и умопомрачительных композиций, одна из которых «Осень» могла бы стать его визитной карточкой. Запись до сих пор храню в домашней фонотеке. Классный гитарист, каких в стране были единицы. Это скупые данные о великолепном гитаристе, об остальном «обречена молчать» так же, как он поёт в своей песне:

«Пройдёт много лет с этого дня,
Мы станем взрослей и умней.
Не будем, увы, писать песни мы
В студии театра теней.

Не будем мы больше ходить на «Сайгон»,
Пить кофе или торчать…
Кому-то из нас теперь повезло,
А я обречён молчать…

Но каждый из нас, оставшись хоть раз
Один на один с собой,
Вспомнит те дни, и память летит,
Как фрисби, набрав высоту.

Но толстая лень не даёт мне взлететь,
И я просыпаюсь в поту.
Как жаль, что те дни мне не вернуть
На двадцать втором году… »

В те восьмидесятые застойные я тоже писала об этой молодёжи, называющей себя хиппи, уклоняющейся от воинской обязанности, нигде не работающей и ведущей паразитический образ жизни.

Давно заржАвел старый крейсер.
Исаакий куполом манит.
А на «Казани» бродят крейзи,
Для них собор – большой магнит…

Ну кто, скажите, виноват,
Что с языка слетает мат?
И я гляжу ему во след:
Ему всего семнадцать лет.

Он хайр носит ниже плеч.
Где можно, норовит прилечь,
И блеск его усталых глаз
Всю тайну выдаёт на раз.

Чтоб не попасть в Афганистан,
Он кайф кладёт себе в карман.
Покуривая косячок,
Плетётся, словно старичок.

Он хочет стать святым, пророком,
Не вышло б только это боком.
Не зря же каждый день твердят:
Наркотики – смертельный яд.

Потом дурдом или тюрьма,
Всё лучше, чем эта война.
Но тот, кто в этом виноват,
Не хочет слышать русский мат.

Философский сюрреализм Игоря Морски

Польский художник, иллюстратор и фотограф Игорь Морски создает уникальные изображения и картины в стиле сюрреализма. Это философские картины, с помощью которых автор показывает все несовершенство и даже темную, алчную, негативную сторону человечества. Картины Игоря являются наглядным примером многих темных качеств человеческой натуры, к которым стоит присмотреться и каждый зритель невольно примеряет на себя: — есть ли в нем эта темная сторона и на сколько могущественен этот негатив в его личности. Думаю все люди в той или иной степени задумываются о том что правильно, а что нет. Иногда внутренняя справедливость берет верх, но часто бывает что многие вещи люди делают пуская на самотек и неосознанно, многие действия и бездействии приводят к печальным исходам событий.

Начиная писать эту публикацию я думала это будет публикация про художника и его работы, но в какой-то момент я поняла, что это скорее философский опус и порыв обратить внимание человека внутрь себя, внутрь своей души и картины Игоря Морски прекрасный инструмент для самопознания и адекватной оценки реакции на мир. Возможно каждому из нас пора и стоит задуматься над тем на сколько осознанно мы делаем наши дела, на сколько осознанны наши слова которыми мы можем сильно ранить людей и чаще всего родных и любимых нам людей.

Без темной стороны, увы, невозможно, поскольку негативные мысли и неосознанные негативные реакции сидят глубоко в подкорке мозга, но это опыт и условие нашего бытия для самосовершенствования души. Очень хочется чтобы та темная сторона обрела осознанный контроль в умах и сознании каждого человека. Это большая работа над собой, научить себя осознанно реагировать на раздражители и негатив, и стоит не просто осознавать что я среагировал на что-то так или иначе, а в корне поменять подход к происходящему, если даже происходит что-то на первый взгляд нежелательное, то есть шанс посмотреть на ситуацию в корне противоположно. Мозг привык определенно по привычке реагировать, но его можно натренировать реагировать иначе, просто для начала дать ему задание следить за мыслями и в случае негативной реакции, к примеру, на какое либо событие, дать новый веток мыслей, что вдруг это новая возможность, которая не замечалась ранее, или наоборот предостережение и т.д. т.е. стараться находить положительные моменты. И вообще дать мозгу установку: все что не делается все к лучшему (поговорка не зря есть), и Мир заботится обо мне. Есть большая вероятность что реальность может измениться и тому есть немало подтверждений со стороны н-го числа людей и много литературы на данную тематику.

Желаю всем пребывать в позитивном настрое, собственном контроле разума и с полным сердцем любви к миру и себе.

Картины Игоря Морски расскажут и покажут вам многое про миро-бытие человеческого общества.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector