Сказочный реализм. Алексеев-Свинкин Александр

Сказочный реализм. Алексеев-Свинкин Александр

Алексеев (Свинкин)

Алексеевич

Натюрморт с кошкой

холст, масло, 120×100 см
Поступление:

1994, из Управления культуры Администрации Свердловской области

На лицевой стороне справа внизу: ААлексеев 93

На обороте слева вверху автоская надпись углем:

«с кошкой» х.м. 100х120 А.Алексеев 1952 екатеринбург 1992

Художник Александр Алексеевич Алексеев (Свинкин) — один из самых популярных в поколении семидесятых и восьмидесятых годов Екатеринбурга молодых художников. Его необычное творчество, получившее определение «сказочный реализм», неизменно привлекало внимание публики. В 1971 году А. Алексеев окончил Свердловское художественное училище, он активно включается в выставочную жизнь Свердловска и в 1978 году вступает в Союз художников СССР. Произведения художника хранятся во многих музеях России.

Сложное время «перестройки» государства, депрессии и постоянного негатива, который выливался из средств массовой информации породило феномен А. Алексеева. В девяностые годы художник много работает в ключе наивно-повествовательных композиций, предпочитая натюрморты с цветами, фруктами, наполненными скрытыми смыслами и знаками. Как сказал в одном интервью сам художник: «Мое творчество было тогда по-детски непосредственным и наивным, но с другой стороны — оно было хотя бы позитивным. История нашего государства древняя, давняя, и в этом плане нам есть на что посмотреть, есть над чем порассуждать, а не только очернительством заниматься. Поэтому мне и хотелось помочь себе и людям». К этому времени относится и «Натюрморт с кошкой» нижнетагильского музея. В картинах А. Алексеева много цвета, объемов, планов, и в них полностью отсутствует скука. Мастеру не изменяет чувство юмора, он легко использует гротеск. Реалии современности, правда жизни, быта превращается живописцем в искусство, идущее напрямую к сердцу.

Несколько театральный «Натюрморт с кошкой» легко перекликается со многими другими работами этого времени. Их роднит и построение композиции – круглая столешница, нарочито приподнятая к зрителю и занимающая практически все пространство картины, и набор предпочитаемых предметов – фрукты, вазы, бокалы, и еще присутствие одного из любимых «героев» художника зубастой рыбы. В тагильском натюрморте есть еще один персонаж, снискавший ему большую популярность – это белый кот, важно вышагивающий из-за стола. Натюрморт удивительно уравновешен, несмотря на обилие очень разноформатных предметов: движение, диалог здесь легко соседствует с молчаливым созерцанием, серьезное – с шуткой.

Александр Алексеев-Свинкин: «Изобразительное искусство должно быть праздником для глаз»

Интервью с известным екатеринбургским художником.

Известный екатеринбургский художник Александр Алексеев-Свинкин в год своего 60-летнего юбилея стал лауреатом премии Губернатора Свердловской области за выдающиеся достижения в области литературы и искусства.

Из официального указа губернатора области от 12 апреля 2012 года следует, что премию эту Александр Алексеевич получил за серию живописных станковых картин «По мотивам литературных произведений Н.В.Гоголя», серию работ «Музыка сфер» и цикл «Фигура».

Для людей, хоть немного знакомых с уральской живописью, Алексеев-Свинкин известен, прежде всего, как основатель живописного стиля «Сказочный реализм». Во всяком случае, так его отрекомендовывают многочисленные интернет-сайты, посвященные теме художественного творчества. Сам же Александр Алексеевич уверяет, что уже более 10 лет, как он отошел от «Сказочного реализма», в рамках которого ему в свое время стало очень тесно.

—Придумать название не суть важно и не так сложно,— поделился с корреспондентом JustMedia своими размышлениями художник.— Нужно лишь сделать ряд работ на какую-то одну тему. Я, в общем-то, это и сделал. На моих полотнах времен «Сказочного реализма» были персонажи из русских сказок, былин — Ильи Муромцы, цари. Потом я почувствовал, что стиль этот держит меня в каких-то жестких рамках, в XIV—XVI веках. Дальше не пущает. И я решил, что буду работать по настроению, по желанию, не обращая внимания на какие-то заранее придуманные определения.

—А когда вообще возник Ваш «Сказочный реализм»?

—Это определение было придумано в 1994-95-м году, и просуществовало оно лет пять-шесть. Я легко себя в нем чувствовал, нравилось мне это. Тогда было много чернухи по телевидению. Тяжелое, очень мрачное время было. Мне казалось, что мрачная атмосфера нарочно нагнетается. И я подумал, что надо давать людям какие-то душевные «продыхи». Мое творчество было тогда по-детски непосредственным и наивным, но с другой стороны — оно было хотя бы позитивным. История нашего государства древняя, давняя, и в этом плане нам есть на что посмотреть, есть над чем порассуждать, а не только очернительством заниматься. Поэтому мне и хотелось помочь себе и людям.

—Какие персонажи, помимо упомянутого богатыря и царей, населяли тогда Ваши картины?

—Надо сказать, что я не так сильно разработал тему «Сказочного реализма». Какие у меня были персонажи? Маша и Медведь, например. Они такие теплые, уютные, наши. Их вроде и не было, но они в нашем сознании еще в детстве были сформированы. И я попытался вытащить их из подсознания. Десяток таких картин было. В число персонажей вошел, кстати сказать, и Лев Толстой — отнюдь не сказочный персонаж, но тоже очень добрый…

—У Вас очень характерная, узнаваемая манера письма. Каким образом она вырабатывалась?

—Методом проб и ошибок, методом тыка, на ощупь, без каких-то заведомых ориентиров. Просто я занимался когда-то монументальной живописью, и отчасти это отложилось и на станковую живопись. Просто все время хочется какие-то крупные формы делать, с ними работать. Когда они решены, остальные мелочи или детали этим большим формам подчиняются. Большая форма на себя все-таки очень много берет…

—Наверняка любой художник что-то черпает для себя в творчестве других мастеров. Произведения кого из Ваших коллег не оставляют Вас равнодушным?

Читать еще:  Фигура человека. Janet A. Cook

—Как-то вдруг, нечаянно, несколько лет назад мне очень понравился русский художник Филипп Малявин (русский художник, 1869-1940 — авт.). У него такие бабы красные, яркие, сильные. В принципе, Фрэнсис Бэкон сейчас нравится — английский художник, он в 1980-х годах еще был жив. Отцы-основатели модернизма — Пикассо, Матисс, Дали — в молодости я пережил увлечение всеми ими по очереди, с удовольствием, много интересного почерпнул.

Единственное, что хочу сказать: весь XX век он несколько разрушительный. Все в нем не вырастало, а упрощалось, рушилось, изобразительное искусство доходило до «Черного квадрата». А изобразительное искусство, по моему мнению, должно быть праздником для глаз. Ведь глаз — самый мудрый и точный инструмент из всего человеческого организма. 95% и даже больше всей информации мы через глаз получаем. Остальное остается на слух, на обоняние, на осязание. Глаз — это открытый мозг. Глазом мы и видим, и оценку даем. Для нас весь мир открывается с помощью зрения.

—Александр Алексеевич, а как вообще получилось, что Вы стали художником?

—У моей мамы был брат — Алексей Иванович Никулин. Он учился в художественном училище, его с третьего курса забрали на фронт, а может, он сам ушел добровольцем. Погиб он под Сталинградом. Когда я, уже через много лет после гибели маминого брата, начинал рисовать, мама приглядывалась к этому моему занятию, и ей очень нравилось, что я рисую. Она очень брата любила. И когда я, окончив восемь классов, от преподавателей узнал, что можно поступить в училище, я с удовольствием поехал и поступил. И мама это очень приветствовала. То есть в нашей семье был прецедент несостоявшегося художника. Так что я сейчас пишу, что называется, за себя и за того парня. Поэтому и ношу двойную фамилию Алексеев-Свинкин, первую часть которой взял от имени своего погибшего на фронте дяди.

—Ну и, пожалуй, последний вопрос: насколько, по Вашему мнению, сегодня востребован труд художника?

—Раньше строились дворцы культуры, медицинские учреждения, школы, где нужна была роспись, мозаика. Серьезная монументальная пропаганда шла. Принятый в 1920-х годах план ленинской монументальной пропаганды существовал до 1980-х годов и давал художникам хлеб, они украшали строящиеся здания. Единственное, что это иной раз чуть-чуть, может быть, заидеологизировано было, но, во всяком случае, труд художника был востребован. Сейчас только реклама осталась как область возможного применения навыков для художника. И пространство в городе сплошь занято рекламой. Нигде ни мозаики, ни росписи, ничего…

Между тем, и сейчас я занимаюсь исключительно живописью. Я, можно сказать, уникальный в этом плане человек, потому что все остальные художники сейчас или где-то преподают, или где-то еще каким-то образом подрабатывают.

Пишу, в основном, на крупных холстах, которые не во всякую квартиру поместятся. Такой тип работы у меня сложился еще в советский период, когда мои картины покупали муниципальные картинные галереи различных городов: Челябинск, Курган, Кемерово, Красноярск, Уфа, Нижний Тагил, Екатеринбург… В общем-то, это было достойное занятие — работать на эти галереи. Наряду с большими полотнами, работаю сейчас и над произведениями малого формата, которые выставляются в ряде картинных галерей нашего города.

Живописец истории

Художника Алексеева-Свинкина называют родоначальником «сказочного реализма»

Я люблю веселых художников. Тем более что по нынешним временам они — большая редкость. В их плеяду входит и Александр Алексеев-Свинкин. В его картинах всегда есть ощущение праздника.

Александр относится к числу раритетных созданий, которые ухитряются смотреть на далеко не веселый современный мир и видеть в ультрамариновом небе ласковое солнце, в изумрудной траве — ромашки, а на пушистом белом снегу — детей с санками. И много еще чего веселого. Смотришь на такие работы, и вдруг вспоминаешь, что мы действительно живем на удивительно уютной планете с радугами и золотистыми закатами. И что сам человек с его удивительным творческим потенциалом — далеко не самое худшее изобретение Творца. Правда, он постоянно ухитряется испортить себе жизнь, но при этом пишет стихи, сочиняет дивную музыку, рисует картины, глядя на которые хочется улыбаться. А значит, все не так уж и плохо.

Приглашение на выставки Алексеева-Свинкина воспринимаешь будто старый детский стишок «Вы поедете на бал?» — «Конечно же, поедем!». В золотой карете. А сопровождать нас будет бравый офицер в напудренном парике, треуголке, со шпагой и эполетами, и мы будем смотреть на него влюбленными глазами, будто та знойная красотка с картины Алексеева-Свинкина «Офицер и дама». А можем вместо бала отправиться в театр, усесться в фойе на бархатный диван, поправить небрежно длинные перчатки, закинуть ножку на ножку и покачать остроносой туфелькой в такт увертюре. Или, в конце концов, можно остаться дома, повязать на голову бант-бабочку, взять в руки старую подружку-гитару и сидеть в любимом кресле, перебирая струны и думая о чем-то своем. Все это так легко сделать в мире, который вот уже много лет создает в своих работах этот замечательный художник.

— Я пишу не только «веселые» работы, — поясняет Александр Алексеевич. — Просто был такой период, где-то в начале 90-х, когда мне действительно захотелось внести в этот мир побольше радости. Уж больно тогда много в окружающем пространстве появилось разных несимпатичных типажей. Включишь телевизор, а там сплошная братва и их роскошные подруги. Вот и захотелось напомнить людям о том, что в России за ее тысячелетнюю историю было много чего хорошего. Да и будет еще. Я в этом уверен. А тогда захотелось рассказать о том, что у нас был, есть и будет: например, Лев Толстой, который сочинил и «Войну и мир», и сказку про трех медведей, которую каждый ребенок знает. И что Лев Николаевич не только книжки писал, но еще и землю пахал. Поэтому я его в первый раз написал как доброго дедушку-сказочника, а второй раз уже на пашне, идущего за плугом. А потом вспомнилась Екатерина Великая, которая и с Вольтером переписывалась, и много чего хорошего для России сделала, хоть и иностранка была. Написал ее, а там и другие цари стали на холстах возникать. Иван Грозный, Петр Великий и просто Добрый Царь, в бармах, в шапке Мономаха, тот самый, о котором всегда русский народ мечтал.

Читать еще:  Танцы под водой. Maya Almeida (фотограф)

Благодаря той серии, которая, впрочем, продолжает прирастать все новыми замечательными работами и поныне, Александра Алексеева-Свинкина окрестили родоначальником «сказочного реализма». Хотя, надо признать, его творческая манера гораздо разнообразнее и парадоксальнее. Он с удовольствием экспериментирует в рамках абстракций, отдает дань исторической живописи, вдумывается в пути и судьбы русской иконописи, пишет задумчивые, лиричные пейзажи и легкие, виртуозные натюрморты, которые были бы вполне уместны на любой выставке импрессионистов. Конечно, Алексеев-Свинкин — профессионал с большой буквы, но важно даже не это. Куда более весомо то, что он действительно создал свой особый мир, живущий по своим собственным законам. Мир с множеством мыслей, образов, впечатлений. Мир, в котором форма и содержание слились в единое целое, и это целое обладает огромным обаянием. Мне часто думается о том, что по большому счету пора бы уже открыть отдельный музей, посвященный его творчеству. И музей этот был бы не менее убедителен, нежели, к примеру, собрание Бурделя в Париже, тем более что в каком-то смысле их творческие манеры в какой-то точке соприкасаются. Быть может, в том, что оба они умеют радоваться жизни, восхищаться красотой женщины, силой мужчины, величием исторических моментов и вечностью мифологических сюжетов.

— Художник всегда в начале пути, — рассуждает Александр. — Ему всегда кажется, что он сделал очень мало. Даже если ты написал уже тысячи полотен, ты недоволен. Потому что тебе хотелось бы, например, написать грандиозную фреску, подобно тем, что писали Ривера или Сикейрос. И выразить в ней свои мысли о современном обществе. Тебе бы хотелось, чтобы искусство имело реальное влияние на ход исторических событий, могло бы, как говорил Гоголь, «сказать много доброго» этому миру и по возможности смягчить людскую агрессию. К сожалению, мы, похоже, можем быть только ее летописцами. Впрочем, как говорили древние, «жизнь коротка — искусство вечно». Последнее слово всегда остается за искусством, и только оно свидетельствует потомкам о том, что произошло.

Таким программным произведением, похоже, станет работа Алексеева-Свинкина «Всадники Апокалипсиса», представленная сейчас в музее изобразительных искусств на Вайнера, 11 в Екатеринбурге на недавно открывшейся персональной выставке художника «Русский мир». Это, конечно, уже не «сказочный реализм». Жуткие всадники скачут к селению под зловещим названием Армагеддон не по полумифической библейской равнине. Нет, копыта их коней стучат по современному асфальту, тени скользят по фасадам модернистских небоскребов, а зловещий минотавр, изрыгающий пламя, похож скорее на гаубицу, нежели на милого в своей старомодности критского монстра. Это наш мир. Мир теленовостей, которые в нынешние времена пострашнее любых выдумок мастеров саспенса.

— Историческая живопись меня всегда влекла, — говорит художник. — В коллекции музея ИЗО есть моя работа «Татищев» 1985 года. К сожалению, сейчас для исторической живописи настали не лучшие времена, ибо это удовольствие дорогое. Нужны специальные программы, которые поддерживали бы историческую живопись, тем более что ее никогда не бывает слишком много. Большая, хорошая историческая работа — это всегда нечто особенное. Когда Суриков писал свои большие полотна, это было событием в общественной жизни. Их ждали, за их созданием следили, комментировали чуть ли не каждый эскиз. Сейчас эти времена миновали. А жаль. Но все вернется на круги своя. Так всегда бывает.

Да, золотая карета продолжает свое движение. От станции к станции, от века к веку. Она может сделать остановку в стране по имени «Гоголь», и тогда миру является серия работ, посвященных героям «Мертвых душ». Или заедет на полустанок времен войны 1914 года, где играют «Прощание славянки» и лихие гвардейцы обнимают русских красавиц, улыбаясь в усы и не подозревая, что ждет их впереди.

1 октября — 1 ноября 2014. «Русский мир» А.А. Алексеева-Свинкина»

1 октября — 1 ноября 2014

«Русский мир. К 40-летию творческой деятельности

А.А. Алексеев-Свинкин* – один из самых известных екатеринбургских художников, основатель «сказочного реализма» – в 2014 году отмечает 40-летие своей творческой деятельности. Всегда разный и непредсказуемый, он неизменно привлекает внимание публики к своему творчеству, заставляя думать и сопереживать.

Название выставки «Русский мир» возникло неслучайно, ведь «русская» тема наиболее ярко выделяется в творчестве Алексеева-Свинкина и раскрывает главные его качества: ироничность и парадоксальность, лиричность и загадочность. Богатырских пропорций «красны девицы», удалые «казаки» и «цари», появившиеся на полотнах мастера в первые постсоветские годы, живут в особой сказочной атмосфере, напоминая лубочных или открыточных персонажей. Художнику хотелось поделиться своим «теплым, уютным» творчеством, когда вокруг нагнеталась мрачная атмосфера, – так он хотел помочь себе и людям. В 1997 году появилась и «новая русская тема», где узнаваемые герои того времени в малиновых пиджаках распивают шампанское на Красной площади.

Читать еще:  Художник-импрессионист. Mike Wise

Отдельное место в творчестве А.А. Алексеева-Свинкина занимает «гоголевская» тема. Полотна на тему «Мертвые души» Н.В. Гоголя – выразительные и острые в своей иронии. Их отличает точная, подчас саркастическая характеристика персонажей.

В экспозиции выставки представлены натюрморты, часто выходящие за рамки «неживой натуры», на которых фрукты становятся символами жизни, брызжущей через край. Также зритель может увидеть экспрессивные абстрактные полотна, и по-своему осмысленные мифологические и религиозные сюжеты. Все произведения мастера, обладающие особой притягательностью, выполнены в характерной для него художественной манере. Автор считает, что изображения должны быть праздником для глаз, потому что с помощью зрения человек открывает мир и именно поэтому даже не слишком веселые осколки бытия в его произведениях превращаются в живопись, радующую взгляд.

Работы Алексеева-Свинкина всегда узнаваемы, их объединяет насыщенный, праздничный колорит, эффектная композиция и богатство творческого воображения. В своих полотнах автор создает особую систему образов, часто читаемых как символы или знаки, напоминающих фантастические видения или сны, но заставляющих чувствовать и размышлять вместе с художником.

* Александр Алексеевич Алексеев-Свинкин родился в 1952 году. В 1971 году окончил Свердловское художественное училище. С 1974 года – участник городских, региональных, республиканских, всероссийских и международных выставок. С 1978 года — член Союза художников СССР. Работы мастера находятся в музеях Екатеринбурга, Перми, Нижнего Тагила, Ирбита, Красноярска, а также в частных коллекциях России, Франции, Италии, Израиля и США.

С 1 октября по 1 ноября 2014 года выставка будет представлена в Екатеринбургском музее изобразительных искусств по адресу ул. Вайнера, 11.

Часы работы выставки: вт., пт., сб., вс. – с 11:00 до 19:00 (касса до 18:00); ср., чт. – с 11:00 до 20:00 (касса до 19:00), пн. – выходной.

1 октября в 18.00 — торжественное открытие выставки

«Русский мир» художника Александра Алексеевича Алексеева – Свинкина

12 января 2017 года в Свиридовском зале «Екатеринбургской детской школе искусств №14 имени Г.В. Свиридова» состоялось открытие выставки замечательного екатеринбургского художника Александра Алексеевича Алексеева – Свинкина, обладающего даром человека, способного найти великое в простом. Эта выставка уже вторая по счету, она сменила выставку «Классические розы», экспонируемую в период с октября по декабрь 2016 года, в которой приняли участие известные художники Людмила Сгибнева, Кира Масумова, Василина Сермягина, Светлана Сапегина, Наталья Письмак, Оксана Кравченко, Анна Котельник, Елизавета Девятых – Август, Екатерина Малявина. Художественно-музыкальный проект школа реализует наряду с галереей «Окно». Миссия галереи «Окно» — продвижение и популяризация творчества великих уральских мастеров, живописцев, для художников это повод оставить след в жизни и искусстве, для школы – это возможность расширить своё образовательное пространство и обучающую среду.

Открытие выставки включало введение в концептуальный мир Александра Алексеева – Свинкина, рассказ автора о выставке, выступление представителя «Славянский путь», концертные номера в исполнении преподавателей школы Антона Андреевича Овсюкова и Сергея Сергеевича Опарина, чайную «нотку».

Как описывает творчество А.Алексеева-Свинкина президент галереи «Окно», искусствовед Светлана Долганова «По нынешним временам художник – это большая редкость. Раритетное, эксклюзивное создание, которое ухитряется смотреть на наш далеко не веселый мир и видеть в ультрамариновом небе золотое ласковое солнце, в изумрудной траве – ромашки, а на пушистом снегу – детей с санками…он действительно создал свой особый мир, живущий по своим собственным законам. Мир с неведомыми дорожками, на которых не только следы невиданных зверей, но и отпечатки множества мыслей, образов, впечатлений. Мир, в котором формы и содержания слились в единое целое и это целое обладает огромной силой обаяния».

Закономерным является выбор А. Алексеевым-Свинкиным Николая Гоголя, который мыслил познание России через национальный характер и человеческую душу. Золотая карета является темой движения, символом дороги в поэме «Мертвые души» Н.Гоголя. Она метафорически перебрасывает посетителя выставки в нереальный мир, на рельсы неисповедимых путей Господних, на путь русской истории («Русь, куда несешься ты, дай ответ? Не дает ответа»), и конец этого пути непонятен самой России, движущейся в неизвестном направлении («мчится, вся вдохновенная Богом!»).

Очень близко творчество А.Алексеева – Свинкина музыке Георгия Свиридова, имя которого носит школа. Свиридов хотел создать миф о России, утверждая, что Россия – страна минора, страна Христа. Их объединяет не только тема русскости, они становятся хранителями времени радикальных перемен в языковом сознании, когда спасение заключается в восстановлении иерархии ценностей, в постижении глубинной сути, связанной с религиозными и духовно – нравственными устоями.

Как отмечает музыковед М.Лобанова «Способность русской культуры реагировать на всё, мгновенно отбирая явления по мерам правды и добра, — способность, гениально запечатленная в формуле Достоевского из Пушкинской речи – «всемирная отзывчивость», определяла во многом её мировое значение, и поражала Запад, осталась загадкой русского национального самосознания [Лобанова, 27], эти точки пересечения мы видим в творчестве Георгия Свиридова и Александра Алексеева – Свинкина.

Всех, кто готов погрузиться в мир русских красавиц, деревни с «монументальными лопухами и прекрасной коронованной птицей Сирин», Иисусом Христом и Богородицей, приглашаем на нашу выставку, которая продлится до 12 марта 2017 года (вход свободный).

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector