Современная бельгийская художница. Debora Missoorten

Современная бельгийская художница. Debora Missoorten

«В этом доме мы всегда вместе. » Американская художница Deborah Dewit

Deborah Dewit родилась 28 марта 1956 в Портленде, штат Орегон, США.
Ее родители прибыли в 1950 году в Калифорнию из Голландии. По линии отца в семье Деборы были несколько поколений художников, иллюстраторов, а также обработчиков зерна. По линии матери были голландские плантаторы и британские торговцы. Отец Деборы работал в зерновом бизнесе, и его карьера вынуждала семью Деборы жить в разных концах Соединённых Штатов и всего мира. Этот разнообразный и немного экзотический бэкграунд оказал сильное влияние на профессиональные устремления Деборы.

Она поступила в университет Корнелла, собираясь получить агрономическое образование, но тяга к искусству отцовской семьи и авантюризм материнской семьи заставили её бросить университет и отправиться открывать свои собственные интересы и таланты.

С пятнадцати лет Дебора увлеклась фотографией, ее работы сразу же получили признание.
Позже Дебора начала работать пастелью, а затем стала писать маслом. Она была представлена ​​ в ряде галерей и на арт-ярмарках, участвовала в групповых выставках, проводит ежегодную выставку и студию.
Ее работы были использованы на обложках книг, в журналах, в календарях, а оригиналы находятся в многочисленных государственных и частных коллекциях.

В 2009 году Дебора и её муж кинорежиссёр Карл Вандервурт купили старый дом, построенный в 1922 году, и цветочную ферму на побережье штата Орегон. Два года они ремонтировали дом, и сейчас они устроили там студию для своих творческих поисков.

Записки прошлого лета

Новый кот, новый день

Дикие розы. Этюд

Время замирает в зимнем свете

Тёмная ночь перед приходом весны

Весна под зимним покровом

Когда летят ласточки

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Современные бельгийские художники
ARTinvestment.RU 10 марта 2012

В 2011 году на европейском арт-рынке со скромной долей 1,11 % Бельгия заняла только шестое место, пропустив вперед не только Великобританию, Францию и Германию, но и Швецию с Италией. Впрочем, невысокое положение бельгийского арт-рынка отнюдь не отражает того успеха, которого добились на международном уровне бельгийские художники. Четыре бельгийца вошли в Тор-30 современных европейских авторов в 2011 году, а это значит, что Бельгия стала третьей наиболее широко представленной страной в этом рейтинге после Великобритании и Германии.

Тор-10 аукционных результатов современных бельгийских художников в 2011 году

Автор

Работа

Результат, долларов

Аукцион

Deal — No deal (2011)

22 сентября 2011, Christie’s, Нью-Йорк

10 мая 2011, Sotheby’s, Нью-Йорк

Модели грузовика и экскаватора Caterpillar 5C (2004)

13 октября 2011, Sotheby’s, Лондон

9 ноября 2011, Christie’s, Нью-Йорк

Человек, измеряющий облака (1998)

15 октября 2011, Christie’s, Лондон

Вечный жид (2011)

22 сентября 2011, Christie’s, Нью-Йорк

Человек, дающий огонь (2002)

17 февраля 2011, Christie’s, Лондон

The Battle in the Hour Blue (1989)

14 сентября 2011, Christie’s, Лондон

Без названия (Мужчина / женщина с туфлей на голове) (1995)

11 мая 2011, Sotheby’s, Нью-Йорк

Антропология планеты (2008)

17 мая 2011, Sotheby’s, Амстердам

В 2011 году среди бельгийских художников Люк Тюйманс (Luc Tuymans) был не только самым продаваемым, но и самым щедрым. По сути, два из трех его лучших результатов за год были достигнуты на благотворительных аукционах. Его работа «Deal — No deal» («Везет — не везет») была предложена покупателям 22 сентября на нью-йоркских торгах Christie’s «Художники для Гаити» (выручка пошла на помощь пострадавшим от землетрясения 2010 года). Картину Тюйманса купили за 956 500 долларов, значительно дороже эстимейта 600–800 тысяч долларов. Работа «Deal — No deal» была создана Тюймансом в Брюгге. Автор рассказывает, что его вдохновил одинокий мужчина, игравший на автомате в углу ночного бара после полуночи. На масштабном (200 х 130) полотне Тюйманса игрок пребывает в смятении и растерянности.

Несколько недель спустя Такаси Мураками организовал благотворительный аукцион в пользу жертв землетрясения в Японии, на котором работа Тюйманса «Берег» (2011) была продана за 260 тысяч долларов. В этой картине маслом художник переработал свою более раннюю шелкографию «Берег» 2005 года, основанную на фотографии Polaroid с ночным прибоем. В новом варианте набегающая на берег волна и ночное небо приобрели оттенки серого и белого. В этой работе автор выразил свое личное отношение к трагедии страны, пострадавшей от землетрясения и цунами.

Еще одна работа Тюйманса — «Пасха» (2006) — в мае была продана на нью-йоркских торгах Sotheby’s за 800 тысяч долларов. Картина относится к серии работ Тюйманса, исследующих влияние ордена иезуитов на различные системы принятия решений (политическую, религиозную и проч.). С этими рекордными результатами цены на Тюйманса почти что вернулись к пиковому уровню 2005 года, когда в Тейт Модерн проходила его ретроспектива. А совсем недавно в Брюсселе завершилось путешествие передвижной выставки Тюйманса, посетившей до этого Чикаго, Коламбус, Даллас и Сан-Франциско.

Бельгийский художник Вим Дельво (Wim Delvoye) занимает третью строчку рейтинга со своими «Моделями грузовика и экскаватора Caterpillar 5C» (2004), проданными на лондонских торгах Sotheby’s 13 октября за 297,7 тысячи долларов. Выполненные в знаковом для художника стиле маленький грузовичок и экскаватор стали самой дорогой работой Дельво, проданной на открытых торгах. Вырезанные из стали при помощи лазера ажурные готические узоры напоминают о фламандских корнях художника. Дельво долго считали «плохим мальчиком» бельгийского современного искусства — именно он попробовал набивать татуировки свиньям и изобрел аппарат по производству экскрементов «Клоака». За последний год помимо скандальной известности к художнику пришел и коммерческий успех: три его произведения были проданы дороже 150 тысяч долларов — столько же, сколько за предыдущие четыре года.

Читать еще:  Художник и иллюстратор. Иннокентий Коршунов

Яна Фабра (Jan Fabre) так же, как и Дельво, нельзя причислить к ангелам, но репутация провокатора не помешала ему занять четыре строчки в рейтинге самых преуспевающих бельгийских авторов. Его лучший результат 2011 года стоит на пятом месте в общенациональном зачете. Вторичный рынок работ Фабра наконец начал соответствовать тому уровню международного признания, которого добился художник в последнее время (Ян Фабр, например, был приглашенным художником бельгийского павильона на Венецианской биеннале). Бронзовая статуя «Человек, измеряющий облака» (1998) на торгах Christie’s 15 октября достигла цены молотка 252,4 тысячи долларов — лучшей для художника в 2011 году. Всего Фабр изготовил 8 слепков этой скульптуры; один из них в 2009 году ушел с молотка примерно за 230 тысяч долларов; а еще один уже в этом году, 16 февраля, был продан за 267 тысяч, чем обновил прошлогодний персональный рекорд художника и подтвердил рост цен на рынке его работ. В текущем рейтинге есть еще парочка скульптур Яна Фабра: «Человек, дающий огонь» (233,6 тысячи долларов, Christie’s, Лондон) и «Антропология планеты» (197,9 тысячи долларов, Sotheby’s, Амстердам). Интересно, что одна из самых дорогих работ Фабра в 2011 — «The Battle in the Hour Blue» (221,6 тысячи долларов, Christie’s, Лондон) — рисунок, в то время как все предыдущие результаты графических работ Фабра не превышали 28 тысяч долларов. Работа представляет собой трех жуков-оленей, закрепленных в центре листа бумаги, сплошь закрашенного шариковой ручкой. Это самая старая работа рейтинга — Фабр создал ее еще в 1989.

С ноября 2004 по май 2008-го 12 работ Франсиса Алюса (Francis Alys) ушли с молотка дороже 150 тысяч долларов. С июня 2008 по май 2011 лишь одна его работа достигла результата свыше 80 тысяч долларов. На рынок произведений Алюса кризис повлиял кардинальным образом: в период 2008–2010 цены на его работы упали на 37 процентов. В 2011 в Тейт Модерн прошла одна из самых исчерпывающих выставок бельгийца — «История обмана». Сейчас спрос на работы Алюса снова вырос: в 2011 году без покупателей остался только 21 процент его работ, в то время как в 2009-м этот показатель равнялся 40 процентам. Поэтому не удивительно, что две из них попали в текущий рейтинг. Начинавший как архитектор, Франсис Алюс в своих работах исследует взаимодействие человека и пространства при помощи разнообразнейших техник — от живописи до перформанса. На уже упомянутом благотворительном аукционе «Художники для Гаити» большая работа Алюса маслом «Le juif errant» («Вечный жид») и несколько подготовительных рисунков к ней ушли за 248 тысяч долларов. Картина отражает тему миграции с точки зрения мифологии. Другой превосходный результат принесла работа «Без названия» («Мужчина/женщина с туфлей на голове»): при довольно смелом эстимейте 100–150 тысяч долларов (если учитывать последнюю продажу этой работы в 2004 за 70 тысяч долларов) работа была продана вдвое дороже — за 200 тысяч долларов.

Пока что свои лучшие аукционные результаты бельгийские художники зарабатывают не у себя дома. Тем не менее Бельгия ответственна за четверть от всех проданных лотов этих четырех авторов, которая соответствует 11 процентам от суммарной выручки за их работы на аукционах.

Материал подготовила Мария Онучина, AI

Современное искусство 18+

В Нью-Йорке на балу Met Gala, посвященном в этом году радикальному японскому дизайнеру Рей Кавакубо, арестовали художника и перформансиста Федора Павлова-Андреевича, исполнявшего в пятый раз своего «Подкидыша». Обнаженный Федор находился в прозрачном стеклянном кубе, который его помощники пытались пронести внутрь Метрополитен-музея, где уже собрался весь цвет мирового гламура. Акция вызвала широкий резонанс. «Коммерсантъ Стиль» решил вспомнить семь других историй обнажения современных художников.

Ив Кляйн. «Антропометрии голубого периода»

В 1960-м художник организовал перформанс, в котором голые женщины, измазанные IKB (International Klein Blue), запатентованной им ярко-синей краской, в самом буквальном смысле валялись на холстах. По легенде идея пришла Кляйну, когда он увидел в спортзале, как тело отпечатывается на мате. Сам художник, во фраке и перчатках, наблюдал за происходящим, ни к чему не прикасаясь. В финале получались картины, созданные отпечатками женских тел на полотне. Музыканты во время действа играли «Монотомную симфонию», состоявшую из одной ноты, а зрители пили синие коктейли. Концептуально.

Кароли Шнееман. «Внутренний свиток»

Знаменитая феминистка, Шнееман обнажалась во имя искусства в те далекие времена, когда в фильмах еще не было дозволено произносить слово «вагина». Художественная общественность недоумевала: «Как она может голой говорить с нами об искусстве?» Своими перформансами Кароли открыла дорогу для таких современных женщин-творцов, как Марина Абрамович, Синди Шерман, Трейси Эмин и даже Леди Гага. На Венецианской биеннале—2017 Шнееман получит «Золотого льва» за жизненные достижения при том, что в далеком 1975 году ее перформанс «Внутренний свиток» вызвал предсказуемый скандал. Обнаженная художница на глазах у зрителей извлекала из промежности скрученную бумагу — свиток и читала вслух написанный ею самой текст: вела диалог с мужчиной-режиссером и упоминала распространенные сексистские стереотипы.

Марина Абрамович. «Невесомость»

Впервые действо было явлено в 1977 году в Болонье. За год до этого Абрамович встретила Улая (творческий псевдоним немецкого художника Франка Уве Лейсипена), который в ближайшие 12 лет будет ее спутником жизни и партнером — на импровизированной сцене. Хрестоматийной работой стал их совместный перформанс «Невесомость». Посетителям галереи предлагалось протиснуться в узком дверном проеме между обнаженными Абрамович и Улаем. Так художники изучали энергию, возникающую между художником и зрителем, обнаженными и одетым.

Читать еще:  Фотографии как картины. Barbara Cole

Александр Бренер, Олег Кулик. «Бешеный пес, или Последнее табу, охраняемое одиноким Цербером»

Фото: © Олег Кулик

Явление человека-собаки случилось 23 ноября 1994 года в галерее Марата Гельмана. Обнаженный художник Олег Кулик на цепи, лая и визжа, семь минут кидался на машины и прохожих. Цепь держал поэт и художник Александр Бренер. «Собака» Кулика появлялась на людях еще не раз. Так, в Цюрихе голый художник приковывал себя ко входу в Кунстхаус и долго не пускал зрителей на вернисаж. Кончилось все укусом, воспоследовавшим за ним арестом и, наконец, мировой славой.

Мило Муаре. «Mirror Box»

Фото: Peter Palm

Швейцарская художница тоже любит кубы-коробки и современное искусство 18+ — то прогуляется обнаженной с младенцем на руках по выставке, то предложит посетителям вернисажа сделать «голое» селфи. В «Mirror Box» она обнажается весьма своеобразно — зритель не видит ее тела, зато может его потрогать. Муаре успешно представила перформанс в Амстердаме и Дюссельдорфе. В Лондоне все сложилось иначе. Мило, расположившись на Трафальгарской площади, разрешала взрослым прохожим прикасаться к себе в интимном месте через отверстие в зеркальной коробке, столь экстравагантно выступая за право женщин самим решать, кто и когда может их трогать. Ее арестовала полиция и наложила внушительный штраф.

Леди Гага и Марина Абрамович. «Метод Абрамович»

Поп-певица Леди Гага, известная своим эпатажным поведением, предстала обнаженной в видеоперформансе художницы-экстремалки Марины Абрамович, которую критики называют «бабушкой перформанса» и «королевой жанра». Дамы сняли видео по итогам трехдневного ретрита для кампании по сбору денег на открытие Института перформанса имени сербской художницы Marina Abramovic Institute. В начале видео пока еще одетая певица тянет звук «э», а затем, полностью обнаженная, бродит по лесу и демонстрирует особую технику медитации, разработанную госпожой Абрамович.

Дебора де Робертис. «Олимпия»

Фото: Deborah de Robertis, Rim Battal

Люксембургская художница известна своими необычными оммажами знаменитым картинам. Так, в 2014-м чести удостоилось полотно Густава Курбе «Происхождение мира» (1866 год, портрет женских гениталий). В прошлом году госпожа де Робертис пришла в парижский музей Орсе, где проходила выставка «Блеск и нищета. Образы проституции. 1850–1910» и расположилась в канонической позе перед картиной тоже 1866 года, но другого автора — «Олимпией» Эдуарда Мане, на которой, как известно, изображена обнаженная дама полусвета. Посетителям музея и картине Дебора явила свое «происхождение мира». Художницу за столь смелый поступок арестовали: французы оказались не готовы к таким экспериментам в музее. Однако свои намерения де Робертис успела обнародовать: как выяснилось, на теле перформансистки была камера для видеодокументации происходящего.

ВОЛШЕБНЫЕ обманки | Isabelle de Borchgrave

Бельгийская художница Изабель де Боршграв (Isabelle de Borchgrave) умеет превращать простую бумагу в драгоценные шелка, парчу, атлас, бархат и тончайшие кружева. Она делает исторические королевские костюмы из бумаги с такой иллюзорной точностью, что волшебные платья – обманки всякого убедят в том, что сшиты из роскошных тканей. Высокий титул графини, аристократическая ирония по отношению к жизни, тонкий вкус дизайнера и необыкновенное мастерство владения бумагой – вот те качества, которые сделали ее саму и ее необычные работы не просто художественным курьезом, а заметным явлением искусства.

У Изабель де Боршграв идея бумажного платья, выполненного в технике тромплей (обманки), появилась в 1994 году, после посещения американской ретроспективы произведений Ива Сен-Лорана. Вместе с канадским модельером Ритой Браун они задумали воссоздать историю моды с 17 века до наших дней и реализовали этот амбициозный проект.

Бумага была выбрана ими за то, что она дешевая и при ошибке во время работы можно просто взять следующий чистый лист. Материал дает большие возможности по имитации разных фактур путем химических реакций, легко окрашивается в любые цвета, кроится, режется, имитирует кружево, вышивку и т.д. Позже, уже со своими помощниками, Изабель де Боршграв воссоздала историю моды через повторение исторических костюмов разных эпох, запечатленных на портретах великих художников прошлого. Такая масштабная и сложная задача потребовала не только огромного количества научных знаний по истории и моде, но и умения виртуозно работать в различных техниках живописи и графики. Бумажные платья де Боршграв расписываются ею вручную: маслом или акварелью, гуашью или углем, мелом или пастелью, а иногда и всеми видами техник сразу.

Процесс создания одного костюма очень трудоемок. Сначала де Боршграв и ее команда с привлечением европейских историков ведут научные изыскания, чтобы понять, каким был тот или иной наряд. Затем она сама вместе с модельерами и художниками рисует эскизы костюма, потом закройщики делают лекала и наступает время экспериментов с бумагой, чтобы превратить ее в трехмерную драгоценность. Искусству графини подвластны костюмы самых разных эпох: от флорентийского Возрождения и времени королевы Елизаветы I Английской до рококо французской королевы Марии Антуанетты, костюмов «Русских сезонов в Париже» С. Дягилева и реконструкции подвенечного платья Жаклин Кеннеди от Юбера де Живанши. В своих нарядах де Боршграв не просто копирует исторические образцы, а передает дух и настроение эпохи через аксессуары (туфли, ленты, сумки, прически). Графиня и ее команда выпустили больше сотни платьев, которые в настоящее время выставлены в Версале, Санкт-Петербурге, Турине, Фениксе и, конечно же, в Брюсселе.

Огромная популярность среди модельеров и титул графини открыли перед дизайнером возможность одевать современных королевских особ. Так, она сделала тончайшую бумажную вуаль для бракосочетания Анн Мари ван Визел с принцем Карлом Бурбон-Парма, а бельгийская королева Фабиола блистала в бумажном платье работы Изабель де Боршграв на свадьбе испанского престолонаследника принца Филипе Астурийского.

Читать еще:  Солнечная тишина. Ginnie Gardiner

Сама художница считает, что ее путь к созданию бумажных шедевров начался в 1970-е годы, когда она, выпускница Королевской Академии изящных искусств по классу живописи, учила детей своих друзей рисованию, сидя в маленькой мансарде на брюссельской улице Саблон. Здесь, в легкой творческой атмосфере, в голове молодой художницы рождались собственные проекты по росписи тканей, украшению посуды, скатертей, салфеток и обоев. Постепенно от предметного дизайна де Боршграв перешла к историческим реконструкциям костюмов и к созданию бумажных скульптур для музеев.

Подвенечное платье для Жаклин Кеннеди от Юбера де Живанши. Реконструкция Изабель де Боршграв

Изабель де Боршграв за работой

Еще работая с бумажным костюмом, модельер вновь начала делать предметы интерьера, но уже из плотных отделочных тканей, фарфора, керамики и бронзы. Ее кованые стулья, бронзовые столы, тканевые подушки и керамические блюда отличаются изящным декором и яркими красками. Сегодня она сотрудничает с такими гигантами индустрии декора для дома и моды, как Target, Villeroy & Boch, Caspari и Hermès.

Бумажные платья работы Изабель де Боршграв – ее необыкновенно важный вклад в историю мировой моды и потрясающие произведения ручного труда, выполненные с необыкновенным вкусом и чувством стиля.

Текст: Мария Герасимова, кандидат искусствоведения

Петербурженку Асю Козину (Asya Kozina) называют художником бумажной пластики. Что именно она создает: скульптуру, костюм или перформанс из бумаги? Она — мастер невероятно изысканного женского платья, вырезанного из обычной бумаги или ватмана.

Влюбленная в зимний Петербург: непарадная красота Деборы Турбевилль

Она царапала отснятые негативы своих работ, посыпала их пылью, резала, истязала, рвала на части, склеивала заново. Намеренно переэкспонировала, убирала яркие цвета. Ошибка всегда была ее визитной карточкой.

— Я уничтожаю изображение в том виде, в котором оно было снято, делаю невидимой его часть, чтобы у вас никогда не было о нем полного представления, — говорила Дебора.

Размытые очертания людей и предметов словно перетекают друг в друга, создают единую материю. Их нечеткость, неправильность, расфокус намекают на то, что в каждом из них есть душа, которая выступает за рамки.

Фотограф-самоучка, редактор моды в журнале Harper’s Bazaar. Ей пришелся не по душе материал, отснятый для выпуска. Дебора сама взяла в руки камеру, попросила зарядить пленку. Часть снимков получилась нечеткой, но в каждой фотографии была история, присутствовала атмосфера. Они понравились фотографу Ричарду Аведону и тот пригласил Дебору к себе на семинар.

У Аведона она проучилась шесть месяцев. После их пути разошлись. От маэстро она взяла главное: фотография должна быть отражением мира.

— Щелкать затвором просто, но сложно поймать мир в кадр, — часто повторял Аведон.

Ее смелость заключалась в том, что в 60-70-х фэшн-фотография в Америке была другой. Красивые, стильные модели, в кадре все идеально выстроено, освещено. Турбевилль же привнесла в модную фотографию меланхолию, тайну.

— Человек без широкого кругозора, который ничем не интересуется, не мыслит, не в состоянии сделать глубокие, наполненные смыслом кадры, — считала Дебора.

Сама она была «вещью в себе». Турбевилль никогда не выходила замуж, никого не посвящала в подробности личной жизни. Была загадочной, как ее нечеткие, намеренно стертые снимки.

В ее квартире, в «Асонии» — роскошном отеле для долгосрочных постояльцев, стены были увешаны старинными зеркалами, а побитые молью гобелены скрывали окна. Жестяные игрушки, старые французские диваны. Множество редких книг, среди которых тома Достоевского, его мемуары, произведения Иосифа Мандельштама, поэзия Ахматовой, Бродского, труды Дягилева. Она прекрасно знала русскую литературу и, одержимая киноискусством, высоко ценила творчество Андрея Тарковского.

Несмотря на то, что Дебора родилась и выросла в США, мрачная притягательность Севера, его характер, меланхолия всегда ее влекли. Выбирая места для съемок, она объездила всю Восточную Европу. Именно поиск близкой сердцу натуры привел Турбевилль в дождливый осенний Петербург, который она полюбила без оглядки и на всю жизнь.

Она раз за разом возвращалась в этот город. Обязательно либо осенью, либо в зимнюю стужу. Намеренно не посещала Петербург летом, ей не хотелось видеть его залитым лучами солнца.

Ее притягивала обветшалость и серость зданий. Заброшенные дворцы, угрюмые запущенные сады и парки. Лица горожан, которых Деборе постоянно хотелось снимать. Она видела, чувствовала на всем знак печали, непроходящую тоску по чему-то неуловимому.

— В этом городе везде следы истории, литературы. Он подобен трамваю, застывшему во льдах. Здесь время остановилось, — не раз повторяла Дебора.

В ее объективе Строгановский, Юсуповский дворец, парк и дворец Павловска. Но Турбевилль не интересен их блеск. Она пытается проникнуть в их суть, зайти с черного хода, показать красоту непарадности. Заброшенные лестницы, пыльные уголки, рамы с кусками позолоты, старые камины, в которых птицы свили гнезда, испещрённая ранами мозаика плиточных полов. Красота разрушения — главный признак подлинности.

Балет еще одна ее страсть. Она снимает учениц Академии русского балета имени Агриппины Вагановой. Это не репортажная съемка — каждый кадр срежиссирован по особому сценарию. Все съемки Турбевилль сродни свободному танцу. Она разрешала моделями двигаться произвольно, не обращая внимания на камеру, а сама же ловила нужный момент. Снятое по заказу итальянского Vogue балетное царство такое же непарадное и непривычное. Трещины на стене, усталость, странность поз. Воспетая Дега изнанка танца.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector