Современные художники Аргентины. Gabriel Perrone

Современные художники Аргентины. Gabriel Perrone

Аргентина. Хуан Перон.

Война обогатила Аргентину. Из страны-должника она превратилась в страну-кредитора. Разоренная войной Европа нуждалась в аргентинском зерне и мясе. Выросшая за годы войны национальная промышленность не испытывала иностранной конкуренции. Казалось, что навсегда ушли в прошлое годы депрессии и снова вернулись старые золотые времена, когда в Европе в ходу была поговорка: “Богат как аргентинец”.

Перон пришел к власти при поддержке многоклассовой коалиции, в которой ведущую роль играли новые социальные силы, выросшие в период импортзамещающей индустриализации — национальная промышленная буржуазия и рабочий класс. Обещанная Пероном “Новая Аргентина” должна была основываться на социальной справедливости, политическом суверенитете и экономической независимости.В мире, разделенном на две социальные системы, Перон провозгласил третью позицию между индивидуализмом капитализма и коллективизмом социализма. Эта позиция утверждалась как “третий путь” развития Аргентины, не капиталистический и не социалистический, а национальный.

Перонистская администрация взяла курс на ограничение деятельности политической оппозиции и неперонистской прессы. Принятые в 1946-1951 гг. законы лишали оппозицию свободы слова и возможности создавать предвыборные блоки; давали президенту право объявлять осадное положение в мирное время; объявляли уголовным преступлением “неуважение правительственного лица”.

Большую роль в мобилизации народных масс в поддержку перонистского режима и в их воспитании в духе хустисиализма играла Эва Дуарте Перон. Ее брак с Пероном стал символом союза военного и безрубашечницы” — представительницы народных низов. Внебрачная дочь сельского фермера и кухарки не только стала первой дамой республики, но и выступала как партийный функционер, деятель профсоюзов, лидер перонистской женской партии, совершала поездки по странам Европы с дипломатическими поручениями. По существу в Аргентине было два харизматических лидера, которые составляли единую команду и действовали по принципу “Перон управляет, Эва представляет”.

Очень быстро Эва обрела в глазах рабочих репутацию умелого и эффективного деятеля. Она превратилась в Эвиту — любимицу “безрубашечников”. Так ее стали называть перонистские массы. Вместе с культом Перона креп и культ Эвиты. Ее миссия сводилась к тому, чтобы беззаветно любить других, “сжигать свою жизнь во имя других”. Уже при жизни перонисты называли ее символом социальной справедливости – хустисиализма (Хустисиализм — (от исп. justicia справедливость) доктрина создания «справедливого» государства в Аргентине — PapaSilver).

Социальная политика Перона основывалась на благоприятной экономической конъюнктуре. В условиях быстрого роста внутреннего и отчасти внешнего рынков для промышленности предприниматели старались избежать классовых конфликтов и шли навстречу требованиям рабочих. Социальная справедливость оказывалась не только политически необходимой, но и экономически оправданной, расширяя рынок потребления благодаря повышению зарплаты.

Реальная зарплата выросла на 33%, а учитывая разные льготы — на 70%. Последние распространялись не только на рабочих, но и на всех малоимущих, принимая во внимание замораживание арендной платы, низкую стоимость жилья и помощь “Фонда Эвы Перон”. В этот период практически исчезла безработица. Рабочие не могли быть уволены без уважительной причины, которую в суде было трудно доказать. Ни один рабочий не мог лишиться работы за свою профсоюзную деятельность.

Правительство Перона стало первым в истории Аргентины, провозгласившим политику индустриализации. Это нашло практическое воплощение в Первом пятилетием плане (1947-1951). Помимо мер косвенного регулирования государство осуществляло непосредственное участие в экономическом развитии путем создания госсектора.

Важнейшим шагом, направленным на обеспечение финансовой базы индустриализации, явилось введение монополии внешней торговли. Созданный в 1946 г. Аргентинский институт развития и обмена (ИАПИ) имел монопольное право покупки сельскохозяйственной продукции у производителей и ее перепродажи на внешнем рынке. Покупая по максимально низким и продавая по максимально высоким ценам, ИАПИ стал важным инструментом перекачивания доходов из аграрного сектора в промышленность. Полученные таким образом средства шли на импорт промышленного оборудования и расширение инфраструктуры.

Проводя политику финансирования промышленности за счет сельского хозяйства, правительство, несмотря на обещанную Пероном в период избирательной кампании аграрную реформу, не пошло на раздел латифундий и передачу земли тем, кто ее обрабатывает. Государство ограничилось вмешательством в арендные отношения в пользу арендатора. Снижение арендной платы и увеличение сроков аренды преследовали цель превратить постепенно арендаторов в собственников и содействовать созданию семейных хозяйств.

В 1946 г. были установлены советско-аргентинские дипломатические отношения. Перонистское правительство начало развивать торговые связи с восточноевропейскими странами. С началом “холодной войны” Аргентина, в отличие от ряда других латиноамериканских стран, не пошла на разрыв отношений с СССР.

Аргентина стремилась создать “третий” блок латиноамериканских стран в ОАГ. На панамериканских конференциях аргентинские представители выступали в защиту принципа невмешательства во внутренние дела, защищали двусторонние торговые договоры и протекционистские тарифы. В период перонистского режима Аргентина так и не вступила в МВФ и МБР.

Декларированная перонистским руководством “третья позиция” открывала возможность для сближения с государствами различных общественно-политических систем — как с социалистическими, стоящими на антиимпериалистических позициях, так и с правоавторитарными режимами. Аргентина поддерживала самые дружественные отношения с франксистской Испанией, заключив с ней серию торговых и финансовых соглашений. После второй мировой войны в Аргентине нашли убежище многие нацистские преступники.

Благополучие хустисиалистского государства покоилось на благоприятной конъюнктуре первых послевоенных лет. С окончанием бума в 1949 г. наметившийся экономический подъем сменился депрессией. Кризис был вызван целым комплексом причин, в том числе международного характера.

Исключение Аргентины из “плана Маршалла” привело к ее вытеснению с европейских рынков. В Латинской Америке США преследовали цель разрушить аргентинскую торговлю с соседними странами, не позволить создать “Южный блок” как оппозицию Панамериканскому союзу. США ввели лицензии на экспорт в Аргентину средств производства, необходимых для выполнения первого пятилетнего плана, который таким образом был обречен на неудачу.

В то же время основной источник валютных поступлений – агроэкспортный сектор, которому отводилась роль главного финансиста промышленного развития, был не способен служить в качестве движущей силы индустриализации.

Сокращение экспорта привело к острой нехватке иностранной валюты. С 1949 г. Аргентина вступила в полосу хронического кризиса платежного баланса. Это в свою очередь вызвало падение импорта и замедление процесса индустриализации.

Неотъемлемой частью кризиса стала инфляция. В 1949-1953 гг. реальная зарплата сократилась на 20%. Под влиянием экономических трудностей внутри профсоюзов началось брожение. Несмотря на правительственный запрет, прошла серия забастовок с требованием повышения зарплаты.

Экономические трудности и социальная напряженность сделали Перона более уязвимым со стороны политической оппозиции. В стремлении заставить ее замолчать власти широко применяли закон “О неуважении правительственного лица”. Его жертвой стал лидер крупнейшей оппозиционной партии (ГРС) Р. Бальбин, проведший в заключении 10 месяцев.

Наряду с репрессиями широко использовалась пропаганда идей хустисиализма, изучение которых стало обязательным в учебных заведениях. На невиданную прежде высоту был поднят культ Перона и Эвиты. К уже имеющимся титулам “Первого рабочего республики” и “Лидера” Перон стал “Освободителем республики”, а Эвита — “Духовной водительницей аргентинской нации”.

Большим ударом для Перона стала смерть его супруги Эвиты от злокачественной лейкемии в июле 1952 г. в возрасте 32 лет. Перон постарался использовать ее смерть для демонстрации единства и поддержки режима народными массами, для которых “принцесса бедняков” была символом социальной справедливости.

После кончины Эвиты ее культ принял новые формы. ВКТ обратилась к папе Пию XII с просьбой канонизировать Эвиту как святую, но получила отказ. Хустисиалистское государство, создав свои массовые организации и гражданскую перонистскую религию, подорвало духовную монополию аргентинской Католической церкви, что вызвало ее контрреакцию, поддержанную Ватиканом. В 1954 г. была образована Демохристианская партия и католические круги перешли в наступление с целью завоевать профсоюзные и женские перонистские организации.

Открытый конфликт церкви с режимом начался в Кордове — центре католицизма, где в конце 1954 г. произошли антиправительственные выступления. Очень скоро к католикам присоединились все оппозиционные перонизму силы. Перон не замедлил ответить на вызов. Были закрыты католические газеты, отменено религиозное обучение, прекращено субсидирование церковных школ. Конгресс принял закон о разводе, и была легализована проституция. Политическим партиям запретили проводить уличные мероприятия. В мае 1955 г. последовало решение о конституционной реформе в целях отделения церкви от государства.

Читать еще:  Сюрреалистические изображения людей в облике животных. Lee Boyd

16 сентября 1955 г. против Перона выступили армейские части в Кордове во главе с генералом Э. Лонарди и военно-морской флот под командованием адмирала И. Рохаса. 21 сентября Перон передал власть военной хунте и покинул страну. Временным президентом стал Лонарди. Перонистское правительство не оказало сопротивления мятежникам, хотя имело для этого достаточно сил, так как большинство армии осталось верной режиму. Уже находясь в эмиграции, Перон признал, что имел полную возможность победить. Свою отставку он объяснил тем, что “боялся кровавой бойни наподобие гражданской войны в Испании”.

Из книги «История Латинской Америки. Вторая половина XX века»

Современные художники Аргентины. Gabriel Perrone

Аргентинская живопись и скульптора имеет богатую историю, которая начинается с развития современной Аргентины во второй половине 19 века.

Несмотря на то, что почти вся Аргентина была заморожена в течении последнего ледникового периода, и следовательно, менее археологически богата, чем многие из ее соседей, наскальные рисунки были найдены в пещерах на всей территории Аргентины, хотя художественное наследие коренного населения Аргентины является довольно скромным, по сравнению например с Перу.

Вскоре после провозглашения независимости в 1816, ландшафтные художники из Европы начали изучать просторные аргентинские земли. В 1830-х, Карлос Морель стал первым влиятельным аргентинским художником, а рисунки местной жизни кисти Прилидиано Пйеррона сделали его одним из немногих успешных аргентинских художников тех дней. Иммигранты, такие как Эдуардо Шиффино, Эдуардо Сивори, Рейнальдо Гидичи и Эрнесто де ля Каркова оставили после себя богатое наследие в местной культуре.

Импрессионизм не был распространен в Аргентине среди художников до 1900 года, хотя немногие местные импрессионисты (напр. Мартин Мальхарро, Рамон Сильва и Фернандо Фадер) вдохновили влиятельных европейских импрессионистов. Реализм и эстетизм является основной темой аргентинской живописи и скульптуры, в связи с этим можно вспомнить скульптора Лола Мора, ученика Огюста Родена.

Монументальные скульптуры Лола Мора стали пользоваться очень высоким спросом после 1900 года, особенно со стороны муниципальных органов власти и состоятельных семей, которые конкурировали друг с другом за право обладать наиболее интересными статуями за большие деньги.

Хотя большинство предпочитает французских и итальянских скульпторов, местным жителям очень нравятся памятники и мемориалы работы Эрминио Блотта и Рохелио Ирутиа, их работы сделали их бессмертными.

Художники одного интеллектуального художественного круга, такие как Антонио Берни, Спилимберго Лино и Хуан Карлос Кастаниньо были друзьями, и часто совместно работали над некоторыми своими шедеврами, такими как потолок в Galerias Pacifico, пассаж в Буэнос-Айресе (1933 год).

Как и в Мексике и других странах, muralism стал incresingly популярен среди аргентинских художников. Среди первых использовать его окрестности drab, как холст был Бенито Quinquela Мартин, чьи смутно cubist пастельные цвета стены окрашены в Буэнос-Айресе его окрестности Ла Бока в течение 1920 и 1930 стали историческими памятниками и Аргентины культурных эмблем, во всем мире. Литографии, точно так же, обнаружен в Аргентине после некоторого времени после того, как они были сделаны популярны в других странах. В Аргентине, художники, как Адольфо Беллок использовали это средне-и часто изображают тяжелых условий труда в Аргентине растущего промышленного сектора, в течение 1920 и 1930. Беллок в литографии стали влиятельными в мире, с тех пор.

В авангарде культурно консервативные Аргентина, футуристов и кубистов, как XUL, солнечной энергии и Эмилио Pettoruti заработали следующим значительным, что и менее абстрактно и более сентиментальных портрета и пейзажа художники, как Рауль Soldi. Кроме того, традиционные абстрактные художники, как Луис Барраган, Хуан дель Пре, Эдуардо Mac Entyre и Луис Seoane равных сосуществуют с апелляциями в качестве наиболее концептуальных мобильных творцов искусства как непредсказуемый Перес Селис, Дьюла Кошице из Аргентины Madi движение, Марта Minujin, один Энди Уорхол “наиболее уважаемых коллег концептуального искусства и Леона Феррари, один из мировых всего конструктивистский художников, в настоящее время. В 1960 и 1970, многие из этих художников абстрактного искусства нашли свое отражение в популярной рекламе и даже корпоративных логотипов.

Как правило, обладающих сильной из сентиментальных серия, аргентинской публики вкус к искусству и наивно простой глиняной посуды нельзя игнорировать. С Prilidiano Pueyrredon день, художники в ключе, как наивно Candido Лопез захватили абсурдности войны, Сюзана Агирре и Анико Сабо idiosyncracies повседневной окрестностей и Гато Фриаса, воспоминания детства.

Чтобы продемонстрировать Аргентинские и Латиноамериканские картины и скульптуры, коллекционер местного искусства Эдуардо Константини решил выделить большую часть его личной коллекции, и в 1998 году началось строительство в Буэнос-Айресе первого крупного учреждения, специализирующегося на произведениях латиноамериканских художников. Этим учереждением стал музей искусства латинской америки Буэнос-Айреса (MALBA) в 2001 году.

Данте Габриэль Россетти — яркий художник-прерафаэлит и автор необыкновенных женских портретов

Данте Габриэль Россетти (Dante Gabriel Rossetti; родился 12 мая 1828 — умер 9 апреля 1882 гг.) — известный живописец и поэт викторианской Англии с итальянскими корнями. Россетти стал одним из художников-основателей течения прерафаэлитов и учителем для второго поколения представителей этого направления. Данте Габриэль Россетти отвергал пуританские традиции викторианской Англии в искусстве и предложил взамен нечто новое — яркое и необычное. Творчество этого темпераментного мастера оказало сильное влияние на символистов рубежа XIX-XX веков. Его необыкновенные женские портреты и в наши дни впечатляют зрителей.

Биография Данте Габриэля Россетти

Данте Габриэль Россетти появился на свет 12 мая 1828 года. Он рос в интеллигентной семье и к юношескому возрасту уже был прекрасно образован. Его отец прибыл из Италии в Лондон, спасаясь от политических преследований. На новом месте он стал преподавателем итальянского языка в Королевском колледже и вскоре женился на молодой англичанке Фрэнсис Полидори (Frances Polidori). У четы было четверо детей, оставивших заметный след в истории британской культуры. В семье читали серьезную литературу, а дети с раннего возраста говорили на двух языках. В библиотеке было много рыцарских романов, которые в последствии вдохновляли прерафаэлитов.

Данте Габриэль Россетти с детства проявил талант и к рисованию, и к поэзии. Он долго не мог сделать выбор между этими занятиями, но все же предпочел живопись и графику. Тем не менее, после него осталось много стихов и переводов.

Занятия в Королевской Академии художеств, куда молодой художник поступил в 18 лет, ему быстро наскучили. Он бросил это престижное заведение и стал учеником Форда Мэдокса Брауна (Ford Madox Brown). Этот живописец, в свою очередь, учился у «назарейцев», оказавших значительное влияние на прерафаэлитское течение.

Братство прерафаэлитов было основано в 1848 году. Помимо Россетти, в него вошли Уильям Хант (William Hunt) и Джон Милле (John Millais). Все трое были молодыми, но талантливыми художниками, сумевшими изменить художественные вкусы британского общества.

Следующая важная веха в биографии мастера — встреча с музой и возлюбленной Элизабет Сиддал (Elizabeth Eleanor Siddal). Он рисовал ее более 10 лет. К сожалению, у прекрасной натурщицы было слабое здоровье. Через два года после замужества Элизабет умерла от передозировки опиумом. Безутешный художник написал после ее смерти одно из самых известных произведений — «Блаженная Беатриче».

Смерть жены стала для Данте Габриэля Россетти сильнейшим потрясением. Но со временем он пришел в себя и продолжил писать прекрасные портреты, для которых позировали уже другие женщины. Творчество этого мастера принято делить на периоды именно по натурщицам, с которыми он работал в тот или иной момент. Нельзя не упомянуть про его связь с Джейн Моррис, урожденной Бёрден (Jane Burden), — женой друга и ученика Россетти Уильяма Морриса (William Morris). Эти отношения длились более десяти лет, и в результате было создано много живописных произведений.

Читать еще:  Фестиваль в Lake Worth

Умер художник в 1882 году в приморском санатории. Несмотря на плохое здоровье, он до последних месяцев продолжал работать, успел закончить очередную «Прозерпину» и дописать балладу.

Самые известные картины Данте Габриэля Россетти

Основная часть работ мастера — это романтичные портреты женщин, чья внешность была близка представлениям художника об идеале. Его натурщицами становились девушки с роскошными волосами, чувственными губами и выразительными скулами. Обычно они предстают в образе героинь из старинных легенд, баллад или пьес Шекспира.

Одна из самых узнаваемых работ Россетти — «Блаженная Беатриче». Это посмертный портрет Элизабет Сиддал и прощание художника с женой. Работа над картиной растянулась на шесть лет. Данте Габриэль Россетти и раньше изображал свою Лиззи как Беатриче. В этот раз он выбрал момент расставания героини с миром. Беатриче изображена будто в трансе. Птица приносит ей символизирующий смерть цветок мака, а песочные часы означают истекшее время земной жизни. Автор несколько раз повторял картину: есть версии 1872 и 1782 года. Поздние варианты становились все менее яркими, так как утрачивали яркость воспоминания о жене.

Вот еще несколько известных произведений автора:

  • «Юность Девы Марии», 1849;
  • «Благовещение», 1850;
  • «Пандора», 1869;
  • «Прозерпина», 1877 и 1882;
  • «Сон наяву», 1880.

Если вы интересуетесь живописью или другими произведениями искусства, то найдете на сайте Very Important Lot много интересного! У нас регулярно проводятся аукционы, где можно приобрести картины русских и зарубежных мастеров. Также мы напрямую сотрудничаем со многими современными художниками, чьи работы представлены в каталоге.

Аргентина. Хуан Перон.

Война обогатила Аргентину. Из страны-должника она превратилась в страну-кредитора. Разоренная войной Европа нуждалась в аргентинском зерне и мясе. Выросшая за годы войны национальная промышленность не испытывала иностранной конкуренции. Казалось, что навсегда ушли в прошлое годы депрессии и снова вернулись старые золотые времена, когда в Европе в ходу была поговорка: “Богат как аргентинец”.

Перон пришел к власти при поддержке многоклассовой коалиции, в которой ведущую роль играли новые социальные силы, выросшие в период импортзамещающей индустриализации — национальная промышленная буржуазия и рабочий класс. Обещанная Пероном “Новая Аргентина” должна была основываться на социальной справедливости, политическом суверенитете и экономической независимости.В мире, разделенном на две социальные системы, Перон провозгласил третью позицию между индивидуализмом капитализма и коллективизмом социализма. Эта позиция утверждалась как “третий путь” развития Аргентины, не капиталистический и не социалистический, а национальный.

Перонистская администрация взяла курс на ограничение деятельности политической оппозиции и неперонистской прессы. Принятые в 1946-1951 гг. законы лишали оппозицию свободы слова и возможности создавать предвыборные блоки; давали президенту право объявлять осадное положение в мирное время; объявляли уголовным преступлением “неуважение правительственного лица”.

Большую роль в мобилизации народных масс в поддержку перонистского режима и в их воспитании в духе хустисиализма играла Эва Дуарте Перон. Ее брак с Пероном стал символом союза военного и безрубашечницы” — представительницы народных низов. Внебрачная дочь сельского фермера и кухарки не только стала первой дамой республики, но и выступала как партийный функционер, деятель профсоюзов, лидер перонистской женской партии, совершала поездки по странам Европы с дипломатическими поручениями. По существу в Аргентине было два харизматических лидера, которые составляли единую команду и действовали по принципу “Перон управляет, Эва представляет”.

Очень быстро Эва обрела в глазах рабочих репутацию умелого и эффективного деятеля. Она превратилась в Эвиту — любимицу “безрубашечников”. Так ее стали называть перонистские массы. Вместе с культом Перона креп и культ Эвиты. Ее миссия сводилась к тому, чтобы беззаветно любить других, “сжигать свою жизнь во имя других”. Уже при жизни перонисты называли ее символом социальной справедливости – хустисиализма (Хустисиализм — (от исп. justicia справедливость) доктрина создания «справедливого» государства в Аргентине — PapaSilver).

Социальная политика Перона основывалась на благоприятной экономической конъюнктуре. В условиях быстрого роста внутреннего и отчасти внешнего рынков для промышленности предприниматели старались избежать классовых конфликтов и шли навстречу требованиям рабочих. Социальная справедливость оказывалась не только политически необходимой, но и экономически оправданной, расширяя рынок потребления благодаря повышению зарплаты.

Реальная зарплата выросла на 33%, а учитывая разные льготы — на 70%. Последние распространялись не только на рабочих, но и на всех малоимущих, принимая во внимание замораживание арендной платы, низкую стоимость жилья и помощь “Фонда Эвы Перон”. В этот период практически исчезла безработица. Рабочие не могли быть уволены без уважительной причины, которую в суде было трудно доказать. Ни один рабочий не мог лишиться работы за свою профсоюзную деятельность.

Правительство Перона стало первым в истории Аргентины, провозгласившим политику индустриализации. Это нашло практическое воплощение в Первом пятилетием плане (1947-1951). Помимо мер косвенного регулирования государство осуществляло непосредственное участие в экономическом развитии путем создания госсектора.

Важнейшим шагом, направленным на обеспечение финансовой базы индустриализации, явилось введение монополии внешней торговли. Созданный в 1946 г. Аргентинский институт развития и обмена (ИАПИ) имел монопольное право покупки сельскохозяйственной продукции у производителей и ее перепродажи на внешнем рынке. Покупая по максимально низким и продавая по максимально высоким ценам, ИАПИ стал важным инструментом перекачивания доходов из аграрного сектора в промышленность. Полученные таким образом средства шли на импорт промышленного оборудования и расширение инфраструктуры.

Проводя политику финансирования промышленности за счет сельского хозяйства, правительство, несмотря на обещанную Пероном в период избирательной кампании аграрную реформу, не пошло на раздел латифундий и передачу земли тем, кто ее обрабатывает. Государство ограничилось вмешательством в арендные отношения в пользу арендатора. Снижение арендной платы и увеличение сроков аренды преследовали цель превратить постепенно арендаторов в собственников и содействовать созданию семейных хозяйств.

В 1946 г. были установлены советско-аргентинские дипломатические отношения. Перонистское правительство начало развивать торговые связи с восточноевропейскими странами. С началом “холодной войны” Аргентина, в отличие от ряда других латиноамериканских стран, не пошла на разрыв отношений с СССР.

Аргентина стремилась создать “третий” блок латиноамериканских стран в ОАГ. На панамериканских конференциях аргентинские представители выступали в защиту принципа невмешательства во внутренние дела, защищали двусторонние торговые договоры и протекционистские тарифы. В период перонистского режима Аргентина так и не вступила в МВФ и МБР.

Декларированная перонистским руководством “третья позиция” открывала возможность для сближения с государствами различных общественно-политических систем — как с социалистическими, стоящими на антиимпериалистических позициях, так и с правоавторитарными режимами. Аргентина поддерживала самые дружественные отношения с франксистской Испанией, заключив с ней серию торговых и финансовых соглашений. После второй мировой войны в Аргентине нашли убежище многие нацистские преступники.

Благополучие хустисиалистского государства покоилось на благоприятной конъюнктуре первых послевоенных лет. С окончанием бума в 1949 г. наметившийся экономический подъем сменился депрессией. Кризис был вызван целым комплексом причин, в том числе международного характера.

Исключение Аргентины из “плана Маршалла” привело к ее вытеснению с европейских рынков. В Латинской Америке США преследовали цель разрушить аргентинскую торговлю с соседними странами, не позволить создать “Южный блок” как оппозицию Панамериканскому союзу. США ввели лицензии на экспорт в Аргентину средств производства, необходимых для выполнения первого пятилетнего плана, который таким образом был обречен на неудачу.

В то же время основной источник валютных поступлений – агроэкспортный сектор, которому отводилась роль главного финансиста промышленного развития, был не способен служить в качестве движущей силы индустриализации.

Сокращение экспорта привело к острой нехватке иностранной валюты. С 1949 г. Аргентина вступила в полосу хронического кризиса платежного баланса. Это в свою очередь вызвало падение импорта и замедление процесса индустриализации.

Неотъемлемой частью кризиса стала инфляция. В 1949-1953 гг. реальная зарплата сократилась на 20%. Под влиянием экономических трудностей внутри профсоюзов началось брожение. Несмотря на правительственный запрет, прошла серия забастовок с требованием повышения зарплаты.

Читать еще:  Черный юмор в рисунках Виктора Кастильо

Экономические трудности и социальная напряженность сделали Перона более уязвимым со стороны политической оппозиции. В стремлении заставить ее замолчать власти широко применяли закон “О неуважении правительственного лица”. Его жертвой стал лидер крупнейшей оппозиционной партии (ГРС) Р. Бальбин, проведший в заключении 10 месяцев.

Наряду с репрессиями широко использовалась пропаганда идей хустисиализма, изучение которых стало обязательным в учебных заведениях. На невиданную прежде высоту был поднят культ Перона и Эвиты. К уже имеющимся титулам “Первого рабочего республики” и “Лидера” Перон стал “Освободителем республики”, а Эвита — “Духовной водительницей аргентинской нации”.

Большим ударом для Перона стала смерть его супруги Эвиты от злокачественной лейкемии в июле 1952 г. в возрасте 32 лет. Перон постарался использовать ее смерть для демонстрации единства и поддержки режима народными массами, для которых “принцесса бедняков” была символом социальной справедливости.

После кончины Эвиты ее культ принял новые формы. ВКТ обратилась к папе Пию XII с просьбой канонизировать Эвиту как святую, но получила отказ. Хустисиалистское государство, создав свои массовые организации и гражданскую перонистскую религию, подорвало духовную монополию аргентинской Католической церкви, что вызвало ее контрреакцию, поддержанную Ватиканом. В 1954 г. была образована Демохристианская партия и католические круги перешли в наступление с целью завоевать профсоюзные и женские перонистские организации.

Открытый конфликт церкви с режимом начался в Кордове — центре католицизма, где в конце 1954 г. произошли антиправительственные выступления. Очень скоро к католикам присоединились все оппозиционные перонизму силы. Перон не замедлил ответить на вызов. Были закрыты католические газеты, отменено религиозное обучение, прекращено субсидирование церковных школ. Конгресс принял закон о разводе, и была легализована проституция. Политическим партиям запретили проводить уличные мероприятия. В мае 1955 г. последовало решение о конституционной реформе в целях отделения церкви от государства.

16 сентября 1955 г. против Перона выступили армейские части в Кордове во главе с генералом Э. Лонарди и военно-морской флот под командованием адмирала И. Рохаса. 21 сентября Перон передал власть военной хунте и покинул страну. Временным президентом стал Лонарди. Перонистское правительство не оказало сопротивления мятежникам, хотя имело для этого достаточно сил, так как большинство армии осталось верной режиму. Уже находясь в эмиграции, Перон признал, что имел полную возможность победить. Свою отставку он объяснил тем, что “боялся кровавой бойни наподобие гражданской войны в Испании”.

Из книги «История Латинской Америки. Вторая половина XX века»

graqdanin

Играй по правилам

Идеи не умирают. Они порою дремлют, но просыпаются они еще более сильными, чем были

Аргентинская хунта 1976 года. Часть 1

В политических событиях, происходивших недавно и происходящих сегодня в Северной Африке и на арабском Востоке и Украине, узнаются вдруг ситуации, случившиеся давно, десятилетия назад, на другом континенте, в иных условиях.

Чтобы понять происходящие глобальные мировые процессы, остановимся на событиях 1976-1982 года в Аргентине.

Проектом общественного развития, определившим судьбу Аргентины во второй половине ХХ века, был перонизм — движение созданное генералом Хуаном Доминго Пероном, президентом страны в 1946–1955 годах. Это была последовательная попытка объединить общество с «включением» трудящихся и средних слоев в созданные сверху общественные организации и профсоюзы. Перонистский проект был экономически ориентирован на индустриализацию, защиту национальной промышленности и внутреннего рынка от иностранного капитала и товаров.

В социальном отношении этот проект был перераспределительным, включавшим рост доходов населения и усиление его вертикальной мобильности.

За период, когда Перон находился у власти, Аргентина сделала экономический рывок, сформировалась система социального страхования и социального обеспечения.

Перонизму противостоял разнородный социальный блок. Он включал в себя экспортеров, крупных промышленников и финансовые круги, ориентированные на иностранный капитал, часть средних слоев, католическую церковь, армию.

Со временем, произошел неизбежный раскол аргентинского общества, разделивший Аргентину на два противостоящих лагеря и приведший в 1955 году к свержению Перона военными, которые на 18 лет наложили запрет на возвращение перонистской партии к власти, свергая гражданские правительства, каждый раз, когда перонисты одерживали на выборах победу.

Перонисты возвратились к власти на первых же свободных выборах в марте 1973 года. Компрадорская часть аргентинской элиты с таким положением дел была не согласна, ей было необходимо дискредитировать перонизм.

В Аргентине появляется срежессированная США коммунистическая партизанская опасность, роль партизанских отрядов исполнили спецструктуры. Кроме того, мировой экономический кризис 1973 года сильно ударил по экономике Аргентины.

Правление Исабель Перрон, пришедшей к власти после смерти Хуана Перрона, начали дестабилизировать. Первоначально народ, включая радикальные группы, поддерживал Исабель. Однако народная любовь продлилась всего несолько месяцев, вскоре по стране прошла волна увольнений чиновников, придерживающихся левых взглядов. Еще одним источником разногласий стало утверждение Хосе Лопеса Реги, имеющего крайне правые политические убеждения, на пост министра Социального Обеспечения. Начались забастовки.

Для того, чтобы хоть как-то поддержать свою власть, Перон была вынуждена привлечь на свою сторону военных, которые начали настоящий террор против левых оппозиционеров. Именно в то время, в 1975-м Видела стал главнокомандующим армии Аргентины.

Понимая, что правительство Исабель Перон чрезвычайно слабо, Видела организовал военную хунту, в которую помимо него входило еще два человека: адмирал Эмилио Массера и генерал Орландо Рамон Агости. Важными фигурами, осуществлявшими связь клана Виделы и Западными покровителями, были Хосе Мартинес де Ос – минист экономики и Хорхе Соррегьета – минист сельского хозяйства.

23-го марта 1976-го года вертолет Исабель Перон был посажен на базе ВВС, недалеко от международного аэропорта Хорхе Ньюберри. Там Исабель Перон была арестована и отстранена от должности президента.

В тот же день к народу обратился генерал Хорхе Видела. Он разъяснил, что массовая безработица, инфляция, разгул насилия «левых» вынудили военных взять власть в свои руки. Видела сообщил аргентинцам: «…Новое правительство, преисполненное глубокого национального духа, отвечает самым насущным интересам страны и ее граждан».

Большинство должностных лиц, поддерживающих бывшего президента были отправлены в отставку. Сама Исабель Перон находилась под домашним арестом.

С приходом к власти, хунта распускает парламент и вводит в Аргентине военное положение. Вся законодательная власть теперь сосредоточена в руках девяти членов военной комиссии. В стране происходит массовое закрытие гражданских судов, закрытие политических партий, расформировываются профсоюзы, запрещаются забастовки.

С 1976 по 1982 год Аргентина фактически ведет полномасштабную войну в пределах собственных границ. Врагами считались все, чьи взгляды расходились с официальной правительственной идеологией.

Еще октябре 1976 года аргентинский министр иностранных дел адмирал Сесар Гуззетти встретился в Вашингтоне с госсекретарем Генри Киссинджером и вице–президентом Нельсоном Рокфеллером.

На встрече обсуждалось предложение военной хунты о массовых репрессиях в стране и подавлении оппозиции. Киссинджер и Рокфеллер не только высказали свое одобрение, но Рокфеллер даже предложил устранить некоторых ключевых людей в Аргентине. В итоге, по крайней мере 15 тысяч интеллектуалов, профсоюзных лидеров и фигур оппозиции исчезли в так называемой «грязной войне.

Левые оппозиционеры подвергались массовым истреблениям, многих из них предварительно пытали. Для этих целей в Аргентине было отведено триста сорок специальных секретных тюрем. Так началась «грязная война». Война с повстанцами велась в то время настолько жестко, что хунта специально для этого организовала так называемые «эскадроны смерти», истреблялись целые семьи. Самой изощренной казнью в Аргентине того времени были так называемы «полеты смерти» — людей попросту сбрасывали с летящего над Атлантическим океаном самолета.

При этом Аргентина была активным участником операции «Кондор» – совместной военно-политической кампании правых военных диктатур Латинской Америки в сотрудничестве со спецслужбами США по уничтожению лидеров левых движений. Начиная с 1976 года, чилийская полиция ДИНА и ее коллеги из аргентинской службы САЙД оказались передовым отрядом объединенных сил крайне правых.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector