Современный американский художник. Craig Pursley

Современный американский художник. Craig Pursley

Бассейн с двумя фигурами за $90 млн. Назван самый дорогой художник из ныне живущих

Картину 81-летнего британского художника Дэвида Хокни «Портрет художника (Бассейн с двумя фигурами)» продали на аукционе послевоенного и современного искусства Christie’s в Нью-Йорке за рекордные $ 90,3 млн. Таким образом, Хокни стал самым дорогим художником из ныне живущих.

Дэвид Хокни. Фото: Reuters

Аукционный дом оценивал картину в $ 80 млн. Это почти в три раза больше прошлого рекорда Хокни — в мае этого года его работа «Шоссе на Тихоокеанском побережье и Санта-Моника» (1990) была продана за $ 28,5 млн на аукционе Sotheby’s.

«Бассейн с двумя фигурами» стал самым дорогим из произведений живущих авторов, проданном на аукционе, а Хокни — самым дорогим живущим художником.

Ранее этот титул был у 63-летнего американского художника Джеффа Кунса, чья «Собака из воздушных шаров (оранжевая)» из нержавеющей стали была продана на аукционе Christie’s в 2013 году за $ 58 млн.

Сопредседатель департамента послевоенного и современного искусства Christie’s Алекс Роттер назвал «Бассейн с двумя фигурами» одним из величайших шедевров современной эпохи. «Это одна из тех уникальных ситуаций, когда все — критики, историки и представители рынка — соглашаются, что это картина, которую выбрали бы 9 человек из 10», — сказал он.

Покупатель картины не раскрывается, кто выставил ее на аукцион — также неизвестно. Последним зарегистрированным владельцем этой работы Хокни был 81-летний британский миллиардер Джо Льюис, проживающий на Багамских островах.

Льюис — страстный коллекционер искусства. В его коллекции есть в том числе работы Пабло Пикассо, Марка Шагала и Анри Матисса. По данным на 2018 год, он занимает 388-е место в списке миллиардеров Forbes.

Что это за картина?

«Портрет художника (Бассейн с двумя фигурами)» Хокни написал в 1972 году. Картина стала самой знаковой и узнаваемой работой художника.

В ней соединены два самых распространенных мотива картин Хокни — бассейн и двойной потрет. Сюжет картины появился в 1971 году, после того как Хокни на полу своей лондонской студии сопоставил две фотографии.

«На одной был человек, плывущий под водой, и, следовательно, довольно искаженный, а на второй — мальчик, который смотрел на что-то на земле. Идея нарисовать две фигуры в разных стилях мне так понравилась, что я незамедлительно принялся за работу», — приводятся воспоминания Хокни на сайте Christie’s.

Фотографию пловца Хокни сделал на вилле недалеко от французского Сен-Тропе. Там он сделал сотню снимков своего друга и ассистента, плавающих в бассейне. Мужчина, стоящий на картине на земле рядом с бассейном, — это бывший любовник Хокни Питер Шлезингер.

Его фотографию, которую Хокни позже совместил со снимком человека в бассейне, художник сделал в Кенсингтонских садах в Лондоне. Хокни изобразил Шлезингера в том же розовом пиджаке, в котором он ему позировал.

Хокни познакомился с 18-летним Шлезингером в середине 1960-х годов. Он стал любовником и музой художника. Помимо «Бассейна с двумя фигурами», Хокни изобразил Шлезингера на картине «На террасе» (1971). В 1977 году художник закончил портрет бывшего любовника «Питер Шлезингер с камерой Полароид».

В начале 1970-х годов Хокни и Шлезингер расстались. Их разрыв и то, как переживал его Хокни, показан в фильме «Большой всплеск» режиссера Джека Хазана. «Мало художников, которые могут работать в таком состоянии, которые могут рождать идеи», — жаловался Хокни в фильме.

Хазан показал в своем фильме и Хокни, и Шлезингера. «Однажды, когда я был там [у Хокни], вошел этот мальчик. Он оказался Питером Шлезингером, его любовником, которого он потерял. Он пригласил его, чтобы нарисовать, потому что хотел быть рядом с ним, хотел снова заманить его в свою паутину. Питер вошел, и во время съемок я чувствовал напряжение между ними. Дэвид хотел, чтобы Питер остался, но было видно, что Питер хотел скорее уйти. Он казался очень раздраженным», — рассказывал режиссер в интервью Vice.

По словам Хазана, после того как Хокни посмотрел фильм о себе, он погрузился в глубочайшую депрессию и две недели ни с кем не общался.

В «Большом всплеске» показывается процесс создания «Бассейна с двумя фигурами». Первую версию картины Хокни начал в 1971 году и работал над ней шесть месяцев, но потом уничтожил ее. Вновь он вернулся к картине перед своей запланированной выставкой в Нью-Йорке. Вторая версия картины заняла у Хокни две недели: он работал над ней по 18 часов в сутки и успел закончить ее в ночь перед отправкой в Нью-Йорк.

Вторая версия картины немного отличается от первой. Изначально на заднем фоне картины вместо гор была стена, а фигура в бассейне находилась чуть дальше от бортика, рядом с которым стоит Шлезингер.

«Бассейн с двумя фигурами» стал «несомненной звездой выставки» в Нью-Йорке, писал биограф Хокни Кристофер Сайкс. По его данным, картину купил американский коллекционер за $ 18 тысяч, а затем быстро перепродал ее в три раза дороже британскому коллекционеру. Через несколько десятилетий картина оказалась в коллекции американского миллиардера Дэвида Геффена, который потом продал ее Джо Льюису.

Поп-арт, бассейны и гомоэротизм

Дэвид Хокни — один из наиболее значимых художников XX века, один из величайших художников Великобритании и один из ключевых представителей британского поп-арта 1960-х годов. Хокни родился в Йоркшире, живет в Лондоне, а также владеет несколькими домами в Калифорнии.

«Я все время возвращаюсь туда, где уже был. Хочу поехать в Калифорнию, во Францию. Я все время езжу в одни и те же места, я привязан к ним», — рассказывал Хокни в фильме Хазана.

Находясь в Лондоне, Хокни рисовал в основном британские пейзажи и красочную природу родного Йоркшира. В солнечной Калифорнии художник впечатлился бассейнами Лос-Анджелеса, которые стали основным мотивом его творчества 1960−1970-х годов.

«Я посмотрел вниз, и увидел, что синие плавательные бассейны были буквально повсюду. И я понял, что такой бассейн в Англии был бы роскошью, в то время как здесь они ей не являются», — говорил Хокни о Лос-Анджелесе.

Название «Большой всплеск» Хазан позаимствовал у еще одной картины Хокни 1967 года, одной из самых известных его работ из калифорнийской серии.

Рисование бассейнов сильно волновало Хокни: «Это проблема — как показать воду, как ее описать, потому что она может быть какой угодно. Она может быть любого цвета, и у нее нет какого-то общепринятого визуального описания».

Читать еще:  Стремительное омоложение старых мастеров

Другой известный мотив творчества Хокни — это так называемые двойные портреты, на которых Хокни изображал людей парами. Один из самых известных его двойных портретов — «Мои родители» (1977).

Хокни изображал людей, которые были важны для него и восхищали его, и в своих работах старался запечатлеть их отношения. Так, например, в картине «Джордж Лоусон и Уэйн Слип» (1975) художник изобразил танцора Уэйна в дверном проходе, с нежностью смотрящего на своего возлюбленного Лоусона, сидящего в комнате. Хокни было важно зафиксировать это чувство.

«Они [двойные портреты Хокни] огромные по размеру, но интимные в том, как они втягивают нас в личные драмы между двумя людьми», — говорил в интервью Garage Magazine Йен Алтевер, куратор отдела современного искусства нью-йоркского музея Метрополитен, где в 2017 году прошла масштабная ретроспектива Хокни.

Хокни изображал на своих картинах гомосексуальные отношения еще до того, как они были декриминализованы в Великобритании. В 1961 году он нарисовал картину «Мы два сцепившихся мальчишки», на которой обнимаются две фигуры. Спустя год появилась его картина «Чистка зубов, ранний вечер (10 вечера)», на которой два антропоморфных существа занимаются оральным сексом, а вместо половых органов у них — тюбики зубной пасты Colgate.

«Это было смело. Это было сделано за несколько лет до декриминализации гомосексуальных отношений в Британии в 1967 году. Поэтому однополый секс, как на картине, был незаконным в то время, когда он ее рисовал. Хокни интересовался нормализацией такой сексуальности, признавая ее эротическую природу», — говорит Алтевер.

Он приводит это картину Хокни как пример свойственного поп-арту изображения продуктов массового потребления в искусстве. «Хокни заменяет половые органы тюбиками зубной пасты Colgate, а тюбик вазелина помещает под кровать. Так что да, это коммерческие продукты в пространстве живописи, но изображенные не совсем так, как суп [Campbell’s Энди] Уорхола. Когда Хокни склоняется к определенному стилю, будь это поп-арт или абстракция, он всегда сочетает его с чем-то еще и поднимает те вопросы, которые действительно хочет обсудить», — считает куратор.

Почему Хокни так подорожал?

«Хокни — один из последних живых художников своего поколения, который имеет историческую значимость. Хокни всегда нравилось, что он есть на аукционах, но его работы никогда не продавались по ценам, которые отражали бы его значимость в истории искусства. Еще три-четыре года назад цены на его картины были средними — $ 8 млн за очень большой холст. Его цены никогда не поднимались до уровня Бэкона, Уорхола или Лихтенштейна», — говорит представитель Christie’s Алекс Роттер.

Но все изменилось после невероятно успешной ретроспективы Хокни, которая прошла в 2017 году в парижском Центре Помпиду, лондонской галерее Тейт и нью-йоркском музее Метрополитен. На ней были собраны около 200 работ художника разных времен, в том числе двойные портреты, картины из калифорнийской серии и современные рисунки, которые Хокни писал на айпаде.

Ретроспектива Хокни в Тейт стала самой популярной выставкой в истории галереи и самой посещаемой выставкой живого художника — ее посетили 478 тысяч человек. Таким образом, Хокни побил рекорд британского художника и коллекционера Дэмьена Херста (на его выставку в галерее Тейт в 2012 году пришли 463 тысячи человек).

После ретроспективы продажи Хокни взлетели. Весной 2018 года его пейзаж «Шоссе на Тихоокеанском побережье и Санта-Моника» (1990) продали на аукционе Sotheby’s за рекордные для Хокни $ 28,5 млн.

Сейчас искусствоведы и арт-дилеры сходятся во мнении, что интерес к Хокни подстегнул увеличение количества его работ на рынке, а также рост спроса на его работы среди богатейших коллекционеров.

«Я не рассчитываю на тех, кто коллекционирует работы Хокни, я надеюсь на коллекционеров культовых произведений и знаковых художников», — цитировал представителя Christie’s в начале ноября портал Artsy.

Джефф Кунс — самый дорогой американский художник о деньгах и карьере

Каким должен быть преуспевающий художник? Он талантлив? Не исключено. Скандально известен — по возможности, богат — обязательно. Самый «дорогой» американский художник Джефф Кунс рассказал о деньгах и о карьере в интервью ИНТЕРЬЕР+ДИЗАЙН.

«Мне уже за шестьдесят, а я по-прежнему люблю игрушки! Вам это кажется странным? Уверен, что многие взрослые не прочь поиграть, ведь за мои пластиковые объекты и разноцветные стекляшки они выкладывают миллионы! Почему я делаю надувных зайцев и больших кукол? Они позволяют быть понятным большому числу людей, с которыми мне хочется общаться. Секрет успеха — работа с сильными эмоциями, а они связаны с сексом и властью. Кажется, Фрейд говорил, что люди всегда смеются над правительством, сексом и отправлениями прямой кишки. Эти темы занимают всех без исключения. Поэтому публика откликается на мои работы. Меня ненавидят, обожают, но главное — на меня реагируют.

В эпоху информационной передозировки и обилия катастроф, когда каждый день видишь страдания, боль и кровь по телевидению (эти зрелища просто притупляют чувствительность), реакция — это самое ценное. В 1980-х все обсуждали мои барочные бюсты из стали, в 1990-х меня ругали за порнографическую серию «Сделано на Небесах», и всех всегда интересовали подробности моей личной жизни. Таков мир!

Кажется, Фрейд говорил, что люди всегда смеются над правительством, сексом и отправлениями прямой кишки. Эти темы занимают всех без исключения. Поэтому публика откликается на мои работы. Меня ненавидят, обожают, но главное — на меня реагируют.

Я считаю себя cчастливым человеком. Дома меня ждут прекрасная жена и пятеро детей. Старшей дочери, критику журнала «Гурман», уже за двадцать, младший сын недавно родился. В моем ателье, расположенном в нью-йоркском Челси, работает группа молодых и талантливых специалистов. Это моя «фабрика мечты», явление, некогда введенное в художественную практику великим Энди Уорхолом. Здесь мы создаем наши произведения искусства. Каждый свой день я начинаю с обхода мастерской; в ней несколько «отделов». В отделе компьютерной графики мои эскизы воспроизводятся в дигитальной форме, перед тем как им стать реальностью. В живописном отделе сотрудники по частям воспроизводят живописные работы, следуя моим инструкциям. Далее появляются на свет пластиковые или металлические шедевры, в лаборатории мы сверяем цвета и формы. Все живет, бурлит и доставляет огромное наслаждение. Даже «копируя» объекты повседневной жизни, мы хотим, чтобы по красоте они превосходили реальность.

Художественное кредо «верь в себя и следуй своим интересам» пришло ко мне не сразу. Будучи ребенком, я помогал отцу в его мебельном магазине. И вывесил там однажды свои рисунки. Их купили! Деньги, а главное, ощущение себя юным бизнесменом доставили мне необычайное удовольствие. Не понимаю художников, которые из чистого кокетства прикрываются фразами вроде: «Искусство не должно быть материальным, оно — бескорыстный плод интеллектуальных страданий!» Что плохого в умении зарабатывать деньги? Когда деньги есть, их можно вложить в искусство. Результаты будут налицо.

Читать еще:  Фотограф и цифровой художник. Thomas Dodd

В юные годы я продавал не только свои работы, но газеты и сладости! В 21 год закончил Художественный институт в Мэриленде. Неважно, что и как мы изучали, главное, нас, американцев, научили верить в себя. После института денег не хватало на краски, не говоря уже о дорогостоящих материалах, — я пошел работать брокером на биржу. Биржа научила меня проницательности, умению понимать психологию. А без этого невозможна творческая деятельность. Ведь цель искусства— коммуникация, общение с людьми.

Когда в конце 1970-х я перебрался в Нью-Йорк, средств по-прежнему не хватало, и мне пришлось продавать входные билеты в Музей современного искусства (МоМA). Затем я искал спонсоров, занимался маркетингом, копил деньги и параллельно рисовал. Свои сбережения потратил на работы, выставленные в 1980 году в Новом музее современного искусства на Бродвее. Мы показали объекты The New из плексигласа, пылесосы The Pre-New и резиновые цветы Inflatables. Восемь лет спустя для серии Banality я сменил технику — начал работать с фарфором. И с этой целью нанял мастеров из Германии и Италии, владеющих материалом в совершенстве.

В 1990 году на биеннале в Венецию я привез серию «Сделано на Небесах», в которой запечатлел себя и свою жену Чиччолину на гигантских цветных фотографиях. Сексуальный контекст произведений вызвал скандалы в Европе и Америке. Вскоре последовал развод с женой, до брака снимавшейся в порнофильмах. Это привлекло внимание публики к моей личной жизни, я стал скрываться от журналистов, не давал интервью и не участвовал в выставках. Если художник знает свое дело и добросовестно работает, рано или поздно ему выпадет шанс. Каждый день я говорю: «Сегодня твой день, Джефф. Ты создашь драгоценное произведение. »

К моему удивлению, семилетний перерыв не повлиял на мою популярность и стоимость работ. В 1997 году рекордная сумма от их продаж составила 250 тыс. долл. А уже через полтора года за фарфоровые статуэтки я получал около 1 млн долл. В 1999-м состоялись выставки сначала в галерее Sonnabend в Нью-Йорке, затем в Берлине у Макса Хецлера; серию Easyfun показали в Музее Гуггенхайма. В том же году аукционный дом Christie’s продал мою «Розовую пантеру» за 1,8 млн долл. До сих пор моим самым большим финансовым успехом считалась работа «Майкл Джексон», ушедшая за 5,1 млн долл.; однако в 2004 году другую мою работу купили за 14,5 миллионов.

Когда в 1976 году я приехал в Нью-Йорк, никто еще не помышлял о художественном рынке. Сегодня молодое поколение художников жалуется, что нью-йоркский рынок уже поделен. Если художник знает свое дело и добросовестно работает, то ему рано или поздно выпадет шанс. Каждый раз, приходя в мастерскую, я говорю себе: «Сегодня твой день, тебе повезет, и ты создашь свое самое драгоценное произведение!»

Американский художник и скульптор Джефф Кунс родился в 1955 году. Одни называют его «королем кича» и «творцом банальностей», другие — одним из ключевых современных художников. Самой скандальной признана серия «Сделано на Небесах» (Made in Heaven, 1990), в которой художник откровенно запечатлел себя и свою тогдашнюю жену порнозвезду Илону Сталлер (Чиччолину). И официально женился Кунс на безобразнице вроде бы только для того, чтобы пуританская Америка и католическая Италия не наложили вето на его творчество. Самой интересной считается серия «Роскошь и деградация». Среди знаменитых работ «Щенок» в Бильбао: тринадцатиметровая скульптура из цветов, размещенная на металлической конструкции.

В 2007 г. за скульптуру Кунса «Висящее сердце (пурпурное)» украинский миллиардер Виктор Пинчук заплатил 23,6 млн. долларов. Он носит идеально скроенные костюмы по образу американских президентов, у него семь детей и двое внуков. Один из самых богатых современных художников Америки знаменит еще и судебными тяжбами. Кто−то судится с Кунсом, с кем−то судится он.

Выставки Джеффа Кунса расписаны на много лет вперед. В его активе ретроспективы в Центре Помпиду и выставки в главных музеях от Буэнос-Айреса до Нью-Йорка. Произведения Джеффа Кунса, как и он сам, неоднократно бывали в Москве. Как дизайнер Кунс оформил подарочные контейнеры для шампанского, оттюнинговал аппликацией BMW Art Car, украсил альбом Леди Гаги, потрудился над имиджем флагманского магазина H&M, сотрудничает с французским фарфоровым Домом Bernardaud и т.д.

Современный американский художник. Craig Pursley

Авторизуясь в LiveJournal с помощью стороннего сервиса вы принимаете условия Пользовательского соглашения LiveJournal

Магические и женственные картины Джорджии О’Кифф

Про американскую художницу Джорджию О’Кифф я узнала в 7 классе из учебника английского языка. Больше всего мне запомнилось, что она рисовала черепа животных. Я еще долго приставала к учительнице, выспрашивала, как это черепа повесить на стену, ну покажите мне эти черепа. Но дело было давно, всезнающего интернета тогда не было, количество книг в нашем небольшом городе было ограничено, а авторы учебника английского языка, повествуя о художнице, поместили только портрет самой художницы.

И вот, много лет спустя дошли руки до великой «рисовательницы черепов» из детсва. Оказалось, что на самом деле, она прославилась картинами с изображением цветов и растений, а те самые костяные головы рисовала в определенный период жизни.

Считается, что художница не придерживалась какого-то определенного стиля, ее работы на границе двух течений — магического реализма и прецизионизма, на грани предметного и беспредметного. Четкие, как чертеж, с острыми ракурсами, свойственными фотоискусству, виды сочетаются с ирреальными образами сновидений и грез. Изысканные и яркие работы обладают ритмической гармонией, символическим языком и упрощенными, близкими к кубистским, формами. Увеличенные образы цветов и растительных изображений, вполне натуральных по изображению, но по настрою и восприятию, космические, не реальные, сильные, сексуальные, магические…

Джорджия О’Kифф родилась 15 ноября 1887 года на ферме «Солнечная прерия» в штате Висконсин. Она была вторым ребенком в многодетной семье венгерки и ирландца. Первые уроки рисования она получила дома, и в дальнейшем все признавали ее способности. В 1905 году она окончила среднюю школу и решила стать художником.

Искусство О’Kифф изучала сначала в Художественном Институте Чикаго (1905–1906), а затем в Лиге студентов гуманитариев в Нью-Йорке (1907–1908), где она осваивала принципы реалистического искусства.

Читать еще:  Тату, как искусство. Brian Cummings

В 1908, она выиграла премию Уильяма Мерритта за лучший натюрморт. В 1912 О’Kифф поступила на летние курсы преподавателей искусств в Университете Шарлоттсвилля, штат Вирджиния, к художнику Эйлону Бементу , который познакомил ее с революционными идеями своего коллеги Артура Уэсли Доу.

В 1914-1915 О’Kифф опять в Нью-Йорке, здесь она занимается на курсах в педагогическом колледже. В конце 1915 она уже преподавала искусство в Колумбийском колледже, штат Южная Каролина. В попытке найти свой язык, с помощью которого она могла бы выразить свои чувства и идеи, она создала ряд абстрактных рисунков древесным углем, которые теперь признаны как наиболее инновационные во всем американском искусстве.

Она отправила некоторые из них бывшему однокашнику, который 1 января 1916 года показал их всемирно известному фотографу и художественному импресарио, Альфреду Штиглицу (Стиглицу). Он был пионером в области фотографии в Америке, и страстным пропагандистом современного искусства. Это он познакомил американцев с творчеством Сезанна, Матисса и Пикассо Штиглиц убеждал О’Kифф возвратился к Нью-Йорк. Не спросив автора, он показал 10 ее работ в известной авангардистской галерее. А весной 1918 года он предложил Джорджии финансовую поддержку, чтобы она могла год работать в Нью-Йорке, и она приняла его предложение.


Вскоре после ее прибытия, у нее со Штиглицем, который был уже женат, начался роман, который продолжался до самой его смерти в 1946 году.

В 1924 году Штиглиц и О’Kифф поженились. С 1918 по 1934 годы Штиглиц был увлечен фотографированием Джорджии, за это время он сделал 300 ее фотографий, и на большинстве из них она запечатлена в весьма эротических позах.

В середине 30-х годов их союз пережил глубокий кризис. Штиглиц увлекся молоденькой интеллектуалкой Дороти Норман. Хотя он говорил, что это только дружба, никто в это не верил. В особенности Джорджия.

Оскорбленная супруга уехала на ранчо к друзьям в Нью-Мексико, сошлась с другом Штиглица фотографом Анселем Адамсом, и навсегда влюбилась в пустынные плоскогорья.

Впрочем, говорят, что союз Штиглица и О’Kифф был вообще странным, что они не столько любили друг друга, сколько совращали другие пары, при этом Альфред нередко отдавал предпочтение мужчинам, а Джорджия – женщинам.

В то же время Штиглиц с энтузиазмом занимался продвижением работ своей подруги, организуя ежегодные выставки ее работ в лучших американских галереях.


Альфред Штиглиц Джорджия О’Киф «Руки», 1919 год. Была продана за $ 1470000 в 2006 году.

Спустя три года после смерти Штиглица, О’Кифф переехала из Нью-Йорка к своему любовнику — тридцатилетнему керамисту Хуану Гамильтону в Нью-Мексико. Хуан до конца ее дней выполнял обязанности секретаря и ассистента. Она жила в глуши, то в своем доме на «Ранчо призрака», который она купила в 1940 году, то в доме, купленном в 1945 году, и продолжала писать маслом до середины 1970-х, когда потеря зрения вынудила ее оставить живопись. Она продолжала работать в графике до 1982 года, она также создала несколько гончарных работ. Умерла она в 1986 году в возрасте 98 лет. Ее тело было кремировано, и Хуан рассеял прах с вершины горы.

Художница была странным человеком. Она, например, была чрезвычайно скупа, и никогда не выбрасывала даже пластиковые пакета, сама пекла хлеб твердый и невкусный, и хотя имела два Мерседеса, никогда на них не ездила из экономии. В жаркие дни она ходила босой с мокрым полотенцем, обмотанным вокруг головы.

Она коллекционировала камни и раковины, когда однажды она увидела у знакомых интересный камень, она его не долго думая, украла. Она отказала во встрече Пабло Пикассо, заявив: «Не люблю его картины, они не настоящие». Она не охотно расставалась со своими работами, и долго колебалась, прежде чем что-либо продать. Она обожала путешествия, в особенности по диким местам.

А, напоследок, любимая фразочка О’Кифф: «В отличие от большинства людей, я всегда знала, чего хочу». 😉

Криповые рисунки американского художника

Автор Ekaterina Сен 23, 2020

Джеффри Ли Джонсон знаменит своими тремя иллюстрациями. Да-да, только тремя. Но зато какими!

Чем дольше рассматриваешь рисунки Джонсона, тем страшнее они кажутся, потому что находится всё больше жутких деталей. Их можно рассматривать очень долго, пока мороз по коже не проберет. Интересно, а вы увидите эту жуть в картинках художника? На всякий случай под каждой есть список странностей, но сначала попробуйте найти их сами!

Добавлю, что в зеркальце в улыбке я рассмотрела клык…

Крейг Грин, дизайнер-авангардист

В рубрике «Свежая кровь» мы представляем молодых профессионалов, которые еще не примелькались на страницах журналов, но наверняка успеют сделать это в ближайшем будущем. Наш герой сегодня — Крейг Грин, дизайнер мужской одежды, который успел создать две коллекции и поработать с Bally и Topman.

Крейг родился и вырос в северном Лондоне в простой семье, которая совсем не имела отношения к миру моды. Его мать — медсестра, а отец — водопроводчик. Семь лет назад Грин пошел на подготовительные курсы в Central Saint Martins, а затем по воле случая выбрал курс моды. Сначала дизайнер пытался создавать коллекции женской одежды, но в скором времени понял, что это совсем не его профиль, и переключился на создание мужской линии. «Вся женская одежда, созданная мной, скажем так, не очень подходила женщинам. Мои руки не для создания прекрасных вещей, я слишком неуклюжий»,— шутит он.

При создании своей выпускной коллекции он вдохновлялся образами из фильма шестидесятых годов «Проклятие деревни Мидвич», где дети-убийцы держат в страхе маленький городок, в котором живут. Коллекция получилась футуристичной — минималистичные топы и брюки с принтами, геометрические фигуры, свисающие со спины, и головные уборы, смахивающие на скворечник. В ней также отчетливо прослеживается влияние религии — например, некоторые топы напоминают церковные рясы. «Я был одержим идеей создания одежды как униформы, — говорит дизайнер. — Под влиянием фильма и книги я придумывал минималистические и религиозные образы».

Сейчас Крейгу двадцать пять лет, и он уже успел поработать с швейцарской маркой Bally. Компания выбрала дизайнера среди выпускников CSM и предложила ему поработать над созданием коллекции мужской обуви. Грин также сделал принт для английской марки Topman, изменил кроссовки Adidas из линии, созданной Дэвидом Бекхэмом, и выиграл конкурс марки уличной одежды New Era, в котором молодые дизайнеры создавали оригинальные кепки.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector