Современный канадский художник. John Hartman

Современный канадский художник. John Hartman

Что нужно знать о Джоне Рафмане — авторе инсталляции для показа Balenciaga

Вместо подиума на показе Balenciaga весна-лето 2019 был футуристический туннель, который транслировал видео с космическими эффектами и погружал зрителей в транс. Автор инсталляции — канадский художник Джон Рафман.

Три месяца ушло у Рафмана на то, чтобы разработать инсталляцию для нового шоу Демны Гвасалия. Креативный директор Balenciaga и Рафман познакомились на ярмарке Art Basel и сразу нашли общий язык: в фокусе интереса обоих — будущее человечества.

Над инсталляцией они работали удаленно, переписываясь в мессенджерах и созваниваясь по телефону, но поняли друг друга с полуслова. Новую коллекцию модели продемонстрировали в сюрреалистичном тунеле, который одновременно пугал, притягивал и захватывал с головой зрителя. Главная идея проекта — размышления о том, как технологии влияют на нас и наше сознание.

Джону Рафману 37 лет, он родился в Монреале и всю жизнь занимается цифровым искусством. В его арсенале — участие в архитектурной биеннале в Венеции, фестивале фотографии в Арле, а также место в шорт-листе украинской премии Future Generation Art Prize в 2014. В какой-то степени Рафман делает то же самое, что и создатели суперпопулярного сериала «Черное зеркало» — исследует и анализирует отношения человека и технологий и пытается предположить, куда эти отношения нас заведут. Но, в отличие от «Черного зеркала», его искусство довольно дружелюбно: Рафман любит изучать мир. Один из самых громких его проектов — 9 Eyes, представляющий собой архив смешных, нелепых, трогательных скриншотов, сделанных в Google Streets. Несколько лет художник «путешествовал» по миру через гугл-карты и собирал самые интересные, на его взгляд, снимки — те, что можно отнести к категории нелепые. Уличные стычки, любовные встречи, смешные животные, странные незнакомцы — Рафман внимательно смотрит на мир и замечает то, что от обычного человека ускользает.

Проект Рафмана — своеобразная летопись нашего времени, сам он рассказывает, что видит в этом особый смысл и считают камеру Google всевидящим оком, таким себе богом диджитал-эры. В доказательство художник приводит свою личную историю. У него была девушка, с которой они расстались. Девушка не любила фотографироваться. «Когда она ушла, я понял, что у меня вообще нет ее фото, за всю историю наших отношений. А потом я вспомнил, что мы были в отпуске, и машина, которая делает фото для Google, проезжал мимо и сняла нас. И я нашел эти фотографии в архивах Google — так у меня появилось ее единственное фото, правда, с размытым лицом», — рассказывает художник в интервью порталу look at me.

Сейчас Рафман создает видеоигры и снимает футуристичное кино. Его новый проект — Brand New Paint Job. Для него он использует элементы картин классиков модернистского искусства — Джоана Миро, Ива Клейна и Джексона Поллока. Эту живопись Рафман использует как текстуры, поверх которых накладывает 3D-модели автомобилей, мебели, людей, техники, показывая взаимодействие классического искусства и цифрового будущего. Сами же радикальные работы Рафмана про общество и его будущее можно рассмотреть в инстаграмме художника.


Джон Рафман о супергероях, торнадо и животных на Google Street View

В «Манеже» в рамках Фотобиеннале-2012 открылась выставка канадского художника Джона Рафмана «Девять глаз Google Street View» — авторская коллекция абсурдных, смешных
и невероятных скриншотов с сервиса Google Streets, которые Джон находит уже несколько лет, гуляя по виртуальным

Интервью: Алиса Таёжная

улицам, сфотографированным мини-каром Google.
Look At Me встретился с Джоном и поговорил с ним
о виртуальных путешествиях, о местах, в которых лучше
не бывать, и о том, можно ли придумать арт-проект
с твиттером или фейсбуком.

Джон Рафман — художник, живет и работает в Монреале. Начал делать проект с Google Streets три года назад, собирая странные скриншоты сервиса. За это время придумал киберпроект
о путешествиях по игре Second Life
и несколько мультимедийных проектов об интернет-играх и виртуальной культуре.

Моей первой мыслью было: как вообще Google отреагировал на твой проект c их уличными фото?
Ты один из немногих, кто интересно использует этот большой и неповоротливый сервис для искусства.

Самое странное, что они никогда не связывались со мной
по поводу 9-eyes. Я должен был опубликовать книгу по скриншотам, собранным в ходе проекта, и Google не дал мне разрешения. Но при этом и не запретил продолжать делать то, что я делаю. Вот через неделю в Нью-Йорке я надеюсь с ними познакомиться на конференции, посвященной искусству и технологии, увидеть команду Google, так сказать, глаза в глаза. Сейчас очень много говорят о приватности и о том, что Google — вездесущее зло, это не моя позиция. Я с увлечением занимаюсь той случайной красотой, которая выходит из их простой суперсистемы.

Читать еще:  Уличное искусство. Natalia Rak
У тебя есть любимые места на Google Streets, в которые тебе хочется возвращаться? Как ты вообще ищешь,
куда тебе пойти?

Это как с обычным путешествием. Во мне всегда борются несколько желаний, и я часто не могу решить, куда мне отправиться. Я не прочь почитать что-нибудь про жесткие районы в Сан-Паулу или одноэтажную Америку. С самого начала проект зажил собственной жизнью, и мне каждый день отправляют фотографии со всего мира о том, что люди видят на своих улицах.

В какой-то момент я начал
думать, что работаю в офисе,
потому что в офисе этим обычно
и занимаются смотрят
сотни сайтов за день

У тебя есть любимые скриншоты из 9-eyes?

Сейчас я начал снимать небольшие видео с историями о том,
что стоит за каждой фотографией. У меня была девушка, которая не любила фотографироваться, и она ушла от меня. И, когда она ушла, я понял, что у меня нет ни одного ее изображения вообще, за всю историю наших отношений, а мне хотелось, чтобы эта любовь как-то мне запомнилась. А потом я вспомнил, что мы были в отпуске, и гугл-кар проезжал мимо, вспомнил это место. Так у меня появилась ее единственная фотография, правда, с размытым лицом.

Очень классная история — совершенно в духе нынешнего времени.

Мне нравится, что за каждой фотографией всегда стоит личное воспоминание, и это — а не пленка, или выдержка, или композиция — самое важное в фотографии вообще. Картинки замещают наши воспоминания и поселяются у нас в голове как действительно происходившие факты. И совершенно неважно, существует ли такая фотография в реальности или это просто снимок экрана.

Параллельно с 9-eyes ты начал другой долгоиграющий проект — Second Life. Как так получилось?

Я по-настоящему увлекся интернетом и решил, что это может стать отличным способом самовыражения. Я не считал дни и часы, которые на это трачу, но это огромное количество времени, целые дни от начала и до конца, которые я работаю и занимаюсь одним делом. В какой-то момент я начал думать, что работаю в офисе, потому что в офисе этим обычно и занимаются — просиживают штаны и смотрят сотни сайтов за день.

Это как нырять в море и не понимать, когда тебе пора всплывать на поверхность?

Да, именно так. Это же одержимость. Я бы не смог этим заниматься, если бы в моем характере не было этой черты — увлекаться чем-то без остатка. И, как в случае с работой в офисе, иногда это была просто прокрастинация — делать что-то, чтобы не делать что-то еще. Но ходить по улицам в Google — не то же самое, что путешествовать по Second Life. У всего есть свой стиль.

В чем разница стилей?

Прогулки по Googe Streets похожи на марафон — долгая подготовка и медитативное путешествие. Нужно не только быть терпеливым, но и постоянно смотреть по сторонам. Представляешь, сколько скриншотов я сохраняю каждый день! Так что 9-eyes — история про то, как надо выкинуть лишнее, а не создавать. Иногда с первого взгляда даже не понимаешь, как и от чего мне избавляться.

Google Street View в твоих руках — это антропология, настоящее наблюдение за людьми.

Сейчас окружающий мир кажется местом, где нет никакой магии вещей, все предельно конкретно и очень прагматично. Но самое смешное, что даже безличной и равнодушной камере в гугл-каре удается заснять невероятно живые и сильные вещи. Камеры Google — нейтральные и всевидящие, как современный Бог: они за всем наблюдают, но ни во что не вмешиваются. Если Google будет снимать улицы и дальше, через сто лет нас ждет совершенно невероятный архив того, чем была и чем стала наша планета. То, что мне нравится в интернет-технологиях, если отвлечься от их прямого назначения, — это подробная карта и энциклопедия о людях и том, как они живут. Ты начинаешь понимать все о человеческой жизни и желаниях.

Читать еще:  Талантливая фото художница. Monika Sziladi (фотограф)

Камеры Google —
нейтральные и всевидящие,
как современный Бог

Куда ты их водишь?

Я вожу их в города в стиле киберпанка и «Бегущего по лезвию»,
в футуристические места или города в стиле нуар, потому что мне ужасно нравится эта эстетика. Потом я веду экскурсию в странный мир сексуальных перверсий — где тусуются фетишисты и занимаются сексом с кентаврами или единорогами. Или в ночной клуб, где может играть какое-то странное подобие рейва. Мы чаще всего решаем про маршрут все вместе, я люблю, чтобы экскурсия оставалась интерактивной. Самые благодарные посетители — студенты факультетов новых технологий и вообще очень молодые ребята, тогда как играют в Second Life далеко не дети. Еще я обожаю зависать в Second Life там, где много других людей, приставать к ним с разговорами и расспросами, и чаще всего это невероятно смешно, потому что люди очень агрессивны — на словах и вообще.

После всех твоих виртуальных перемещений можешь ли ты сказать, что существует самое странное место на земле?

Интереснее всего, конечно же, места, с активной уличной жизнью: на нашей планете таких осталось не очень много. В Бразилии, азиатских мегаполисах, Нью-Йорке, Румынии это еще ощущается. А там, где скучно на улице, может быть очень красиво на природе.

Ты постоянно работаешь с массовой культурой и с коллективным разумом. Ты не устаешь от этого?

Когда изучаешь литературу или философию, как, например, делаю я, то думаешь о прошлом как о каком-то невероятно возвышенном и мудром времени. Я ностальгирую по старому миру, но и обожаю технологии больше, чем многие люди. Мне не кажется, что в современном мире живут дегенераты, которые самовыражаются в сети. Все гораздо сложнее. Мы потеряли викторианский роман, но придумали троллинг.
И эта культура такая же сложная и интересная, просто она вызывает вопросы, потому что не стала общепринятой классикой.

Можно ли придумать что-то настолько же интересное, как твои проекты, с фейсбуком или твиттером?

Они скучнее как источник для вдохновения, чем Google Streets или Second Life. Они работают на потоке и сообщают о неинтересных вещах. Second Life подвижна, как сам интернет: там много странного и остается место для фантазии, Google Streets следит за изменяющимся ландшафтом, а в фейсбуке или твиттере люди постоянно сообщают о том, где они, с кем дружат и что им нравится: это ненужные и очень утомительные подробности, и еще там нет никаких визуальных проявлений фантазии.

Суровая и мощная красота Канады. Томас Джон Томсон

Том Томсон родился 5 августа 1877 года недалеко от Клармонта в провинции Онтарио. Двумя месяцами позже, его семья перебралась в свой дом на Розовом Холме в окрестностях города Оувен Саунд. Там Том и вырос – на заливе Джорджиан (Georgian Bay).

Томсон перепробовал несколько карьер, прежде, чем жизнь привела его в Сиэтл (штат Вашингтон), где он начал работать гравировщиком фотографий, попутно выполняя мелкие художественные заказы. В 1907 году Томсон получил работу в большой компании, занимавшейся гравировками, Grip Ltd. С этого момента жизнь будущего художника перевернулась.

С 1914 по 1917 год Томсон проводил тёплое время года среди дикой природы, постоянно делая наброски, и работал гидом-проводником или пожарным в парке-заповеднике Алгонкин. На зиму художник перебирался в “Сарайчик Томсона”, расположенный за зданием, где когда-то снималась студия – у художника не было средств, чтобы снимать студию одному, а напарник от студии отказался. В этом “сарае” были написаны самые известные картины Томсона.

Том Томсон умер между 8 июля (его последний раз видели именно в этот день) и 17 июля (в этот день его тело вытащили из воды) 1917 года.

Томсон — художник самоучка, и в его ранних работах это видно. Но мощный талант помог ему приобрести настоящее мастерство и найти свой уникальный красочный стиль.

«Томсон писал не ради простой живописи, а потому что природа сама повелевала ему писать, сообщая о себе через его картины. Северная природа полностью поглотила художника, его тело и его душу. Он начал рисовать, чтобы выразить эмоции, которые пробуждала в нём окружающая природа, все настроения и страсти, всю грусть и всю славу цвета…

Слова не были его инструментом для самовыражения — цвет был единственной доступной средой. Из всех художников Канады он был величайшим мастером по цвету. Правдивость его картин была непобедимой, потому что он видел то, что рисовал. Он никогда не писал того, чего никогда не видел!» Доктор Дж.М. МакКаллум, Tom Thomson

Читать еще:  Сюжеты из жизни. Karen Johnston

Он причастен к знаменитой в Группе Семерых. Это группа художников из Торонто, которые решительно отвергали навязываемый Европой стиль приукрашенной природы и прилизанных пейзажей. Они писали суровую и грубоватую природу Канады как она есть.

Родился 5 августа 1877 в Клермонте , Онтарио, умер 8 июля 1917 (в возрасте 39) Каноэ-Лейке , Алгонкин Парк, Онтарио.

godfrua

Модель вымышленной действительности

Образ во времени

Джон Хоу — художник и реконструктор

В настоящее время художник живет в Швейцарии, в г. Невшатель с женой и сыном, также иллюстратором.
Джон Хоу — один из самых известных художников-иллюстраторов культовых произведений английского писателя Дж.Р.Р. Толкиена, посвятивший большую часть своей жизни визуализации его работ.

Благодаря прозорливости режиссера Питера Джексона, пригласившего в своё время Джона Хоу и Алана Ли для работы над фильмом «Властелин Колец», мир Средиземья обрёл реальность на большом экране, открыв всем поклонникам фэнтези новые каноны жанра — как историческго повествования.

В последние годы художник много времени работает в Новой Зеландии на студии Джексона «Вингнат Фильм», создавая тысячи эскизов и чертежей для фильмов «Властелин Колец» и «Хоббит», также, как в своё время кропотливо создавал мир Толкиена в иллюстрациях.

Видный и активный член Всемирного сообщества искусства фэнтези, Хоу проводит регулярные выставки своих работ и читает лекции во всем мире.

Хобби Джона Хоу — фотография и художественная литература. Однако, есть ещё одно увлечение, которое весьма помогает ему как художнику — историческая реконструкция.

Благодаря серьезным знаниям в области европейской истории, и кропотливой работе над историческими материалами, Хоу привносит в мир Средиземья тот невероятный реализм и детальную проработанность, основы которой заложил сам Толкиен. В этом мире всё, от оружия и доспехов до архитектуры, подчинено единой стройной модели древней, словно существовавшей на самом деле реальности, со своей богатой историей и культурой.

Поэтому, когда вы смотрите фильмы Питера Джексона или листаете альбомы с иллюстрациями к «Сильмариллиону», «Хоббиту», «Властелину Колец», вы в первую очередь видите мир Средиземья глазами художников Джона Хоу и Алана Ли, мастеров, каждая деталь в произведениях которых столь же важна и значительна как и в основном источнике их вдохновения — работах профессора Джона Рональда Руэла Толкиена.

Солнечная живопись Джона Маккартина — художника который соединил пространство, воздух и свет в единое целое

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Джон Маккартин (1954 год рождения) — современный австралийский художник. Природный дар к рисованию у мальчика родные заметили ещё в детстве. Но с развитием неординарных способностей как-то не вышло. И лишь спустя годы, когда Джон осознанно пришел к пониманию того, что значит для него живопись, он самостоятельно начал постигать азы мастерства. Не имея какой-либо специальной подготовки, шаг за шагом художник-самоучка начал познавать мир искусства, анализируя работы великих мастеров прошлых веков и наших дней, а также на собственной практике. Прошли годы долгих поисков своей ниши в творческом многообразии. Джон, черпая свое вдохновение в мире окружающей природы, не стремился ни к чему суперсовременному и вычурному, а просто рисовал то, что видел вокруг себя.

И найдя свой уникальный почерк, он ворвался в мир искусства совсем недавно, в начале 2000-х, и сразу же занял достойную ступень, став лучшим среди лучших современных мастеров. Выставки его работ в знаменитых галереях по всему миру и высокие награды на Международных конкурсах стали тому подтверждением.

Сейчас уже Джон владеет уникальным умением мастерски работать в различных живописных жанрах. Его пейзажи, натюрморты, портреты, морские пейзажи, цветы, животные — все это буквально пропитано теплом, светом, иллюзией глубокого пространства и играющей на солнце воздушной дымки.

Все его персонажи, предметы и пейзажи невероятно позитивны и ярки. Яркость эта не кричащая, а очень живописная, светлая, добрая, удивительная. Нужно заметить, что Джон обладает хорошим композиционным чутьем и превосходными навыками рисунка.
Невзирая на простоту изображаемых образов, предметов, окружающей среды, его произведения невероятно осязаемы и реалистичны. Световая тональность является отличительной чертой его работ. Она то отличает картины Джона от других художников, и делает его картины правдивыми и воздушными.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector