Талантливая русская художница. Раиса Арефьева

Талантливая русская художница. Раиса Арефьева

Очарование искусства Раисы Арефьевой

ОЧАРОВАНИЕ ИСКУССТВА РАИСЫ АРЕФЬЕВОЙ

Раиса Арефьева – одна из наиболее своеобразных личностей в современном русском искусстве, в котором много женских имён, но, пожалуй, ни одно из них не может заявить миру о своей ярко выраженной женственности. Героини её произведений удивительно похожи на неё. Нередко Раиса пишет автопортреты или использует их в жанровых сценах. Так давно повелось: в любом портрете каждый художник помимо воли пишет самого себя, в нём он как бы «пропускает через себя» жизни многих своих моделей. Под маской внешнего сиюминутного благополучия, нарочитого самодовольства, сквозь «жизнеутверждающую» полуулыбку неминуемо проступает горечь жизненных потерь и утрат. Это ярко проявлено в её цикле «Писатели Мытищинской земли», во многих портретах её земляков, родных и близких. Особенно замечателен в этом отношении портрет Дмитрия Кедрина, на котором поэт, автор поэмы «Зодчий» пытливо и тревожно вглядывается в грядущее, пытаясь разглядеть за зыбким горизонтом судьбу страны и её народа.
Воистину, чтобы любить, надо познать, а познав, глубоко прочувствовать. В искусстве Арефьевой нас привлекает образ Женщины с её сложным характером, с переполненной мечтами и желаниями душой, с красочными приводящими в восторг причудами, с великим таинством женского преображения.
Даже обыкновенные сценки из повседневной жизни на полотнах Раисы Арефьевой выглядят необычайно одухотворёнными и светлыми. Плавность линий, струящийся свет, мягкая модуляция светотени – всё здесь подчинено самому главному – чувству единства и глубокой нежности женского мира, образу чарующей, необъятной и непонятной женской души.
Сегодня, когда нам с большой горечью приходится испытывать следствия бесчеловечного бездушия, утрату индивидуальности, мы оцениваем искусство Раисы Арефьевой как благодатный светлый луч, пронзивший сумрак и морок нашей культуры повседневности. Помимо реалистичных бытовых сцен и картинок, иногда имеющих символическое толкование, у Раисы Арефьевой есть целые циклы полотен на аллегорические, мифологические сюжеты. Среди них меня особенно привлекают её романтичные, вымышленные картины-грёзы, «космогонические видения», которые ненавязчиво напоминают зрителю о бессмертии человеческой души. Искусство Раисы Арефьевой имеет глубокую мотивную структуру, всегда возникающую в ходе неустанного труда души художника.
В роли зрительного эмоционального мотива у Раисы Арефьевой может выступить любой феномен, любое смысловое и «интеллектуальное пятно» – событие, портрет как черта характера, как элемент ландшафта эпохи, любой предмет как непременный артефакт, произнесённое, воплощённое Слово, краска как запечатлённый Свет и Звук. У художника единственное, что конституирует и воплощает мотив – это репродукция скрытого мотива в красках на холсте, бумаге и на любом материале, где прежде иллюзорное превращается в реальное видение и/или предъ-вiдение.
Мотивный процесс в «поэмах-полотнах» весьма строго обозначен, упорядочен, без чего само опознание мотивных картин-видений, (мотивных репродукций) станет невозможным. Здесь легко опознаваемые, верные мотивные ходы осуществляются художником по многим направлениям, сложнейшим образом в самых неожиданных сочетаниях с другими мотивами. Всё это не только придаёт бесконечным смысловым, зрительным связям конечные и упорядоченные черты и чёткие образные переживания, но и показывает зрителю (читателю изображений) тайные узлы (знаки) мифологического сюжета. Миф в искусстве всегда являлся в равной степени условием и следствием бесконечных возможностей репродуцирования исторических и «доисторических» сюжетов всемирной истории.
Мотивная структура любого художественного произведения (полотна, поэмы или монумента) и её осмысление главным образом с точки зрения воспринимающего субъекта (зрителя-читателя) всегда была главной заботой художника-поэта. Работая над своим произведением автор непременно и сознательно строит центральную часть мотивной структуры и тем самым он как бы запускает «ассоциативную машину», которая начинает генерировать эмоциональные связи, прежде вообще не осознанные самим автором в первоначальном замысле.
Плодотворность первоначального замысла часто определяется продуктивностью такой вторичной генерации и принципом работы такой индуцирующей творчество «чудо-машины». Процесс построения творческой индукции через мотивные ходы в высокой степени свойственен поэзии и музыке, а в случае с художником-новатором Раисой Арефьевой теперь и – живописи. Глубокое внутреннее родство музыки и мифа было понятно ещё Рихарду Вагнеру, который по справедливости может считаться одним из Bahnbrecher’ов новой культуры, которую вскоре после его смерти все дружно назовут модерном и авангардом. «Полёт валькирий» Вагнера, «Весна священная» Стравинского, «Одетта» Чайковского и «Смерть Оза» Эдварда Грига стали непременно и непреложно звучать в поэзии Серебряного века, их великая музыка застыла на холстах Врубеля, Левитана и Нестерова…
Эта музыка нездешних, надмирных сфер и страстная музыка земной любви продолжает звучать в новых полотнах Раисы Арефьевой, душа которой никогда не уставала трудиться, и дай Бог, никогда не устанет.
Отношение к «музыкальным принципам» лейтмотивного построения художественного произведения такой же повторяющийся мотив в искусстве всех эпох, как и обращение к параметрам мифологического мышления во времена русского абсолютизма и всеобщего православия, в эпоху торжества тоталитарного единомыслия и повального атеизма. Живопись Раисы Арефьевой во всей полноте отразила через мифологические мотивы музыку слова и музыку цвета. Это особенно заметно в книжной графике этого художника. Так, например, многие поэтические книги Михаила Фридмана, в которых явно прослеживается лейтмотив истории философии в контексте ведической мифологии («Стальной сердечник»; ОдинНочьюство»; «Сила лёгкости»(М.,2011) были неслучайно иллюстрированы рисунками и картинами Раисы Арефьевой. Здесь энергия поэтического Слова запечатлелась художником в красочный и материальный Образ-символ. И это ли не чудо искусства, умеющего воплощать в материю нематериальное, незримое и неосязаемое, и вдохнуть душу в холодный, бесстрастный камень? И не за эту ли волшебную силу искусства, не за этот ли бесподобный портрет трагически погибшего поэта Раиса Арефьева удостоилась этой высокой награды – премии имени поэта Дмитрия Кедрина? Конечно же, за это. И ещё кое за что другое, о чём, я надеюсь, мы ещё с вами узнаем в скором времени.
Порадуемся же за Раису Арефьеву, пожелаем ей создать множество шедевров, пожелаем ей здравствовать долго и крепко, творить охотно и радостно.

Читать еще:  Сюрреалистические произведения. Steven Kin (фотограф)

Анатолий АПОСТОЛОВ,
русский писатель, академик Международной
Кирилло-Мефодиевской академии славянского просвещения

18 декабря 2013 года город Мытищи Московская область

Выставка Раисы Арефьевой

25 мая – 30 июня

Раиса Арефьева – художник-портретист, член Союза художников России, член Творческого союза профессиональных художников, член Международного художественного фонда, член Ассоциации художников г. Мытищи, лауреат премии им. Дмитрия Кедрина “Зодчий”, лауреат международных конкурсов живописи, графики и декоративно-прикладного искусства в России и за рубежом. Награждена бронзовой медалью Творческого союза художников России, отмечена на фестивалях “Кубок России — Ассамблея искусств”, “Талант и Призвание”, «Золотой орел» (Нью-Йорк), награждена грамотой методкабинета Комитета по Культуре города Москвы.

Произведения Раисы Арефьевой находятся в музеях России, а также в частных коллекциях многих стран мира, в числе которых Франция, Великобритания, Швейцария, Нидерланды, Германия, Италия, Испания, Греция, Польша, Панама, Канада, США, Финляндия, Япония, Корея, Китай, Индия и др. Ее работы опубликованы в международных и российских каталогах и изданиях современного искусства (2008-2019 г.).

Живёт в городе Мытищи в районе станции Перловская. В 1979 году с отличием окончила Московскую школу художественных ремесел (отделение росписи тканей), где обучалась живописи и рисунку у признанных мастеров Заболоцкого Н.Н. и Мазурик Н.А. В 1987 г. Окончила художественно-графический факультет Московского Государственного заочного педагогического института (ныне МГГУ им. М.А.Шолохова). Обучалась у замечательных педагогов и мастеров живописи и рисунка – Леонида Сырова, Андрея Унковского. Работала в средних школах города Мытищи, в детской художественной школе им. Е.А.Кольченко, в Центре образования 1099 и детской театральной школе №7 города Москвы, совмещая свою педагогическую деятельность с методической работой и художественным творчеством. С 2001 года — свободныйпхудожник.

Наряду с художественным творчеством, ведет активную педагогическую деятельность. Проводит занятия и мастер-классы по своим авторским разработкам. Занятия направлены на освоение изобразительной грамоты, техник и приемов с использованием арт-терапии, через снятие зажимов и стереотипов, мешающих раскрыть способности каждого человека к изобразительному творчеству. В 2009 году основала свою арт-мастерскую и образовала коллектив «АртМагия» из профессиональных художников, проходящих специализированные творческие мастер-классы, тренинги Раисы Арефьевой и участвующие под ее руководством в различных творческих проектах, мероприятиях, выставках.

Читать еще:  Сюрреалистический реализм. Phil Hale

МАСТЕР-КЛАССЫ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ПРОЕКТА «ПОРТРЕТ РОССИЙСКОЙ СЛОВЕСНОСТИ» — ХУДОЖНИК РАИСА АРЕФЬЕВА И ПИСАТЕЛЬ АНАТОЛИЙ АПОСТОЛОВ

8 ЯНВАРЯ 2017 ГОДА В МУЗЕЕ «ПРЕОДОЛЕНИЕ» ИМЕНИ НИКОЛАЯ ОСТРОВСКОГО


12 портретов писателя Анатолия Апостолова в проекте «Портрет Российской Словесности»

8 января 2017 года на выставке «История государства Российского в лицах» художественного проекта «Портрет Российской Словесности» в музее «Преодоление» им. Н.А. Островского состоялся мастер-класс художника Раисы Арефьевой

«РИСУЕМ ПОРТРЕТ ПИСАТЕЛЯ ПАСТЕЛЬЮ»

Позировал на мастер-классе писатель Анатолий Геннадиевич Апостолов, академик Международной Кирилло-Мефодиевской Академии славянского просвещения, автор романов «Княж-погост» и «Дом разбитых зеркал».


Художник и Модель — Раиса Арефьева и Анатолий Апостолов

По завершении мастер-класса состоялся авторский литературный вечер Анатолия Геннадиевича Апостолова. В литературном вечере приняли участие: поэт, писатель и общественный деятель Михаил Фридман, писатели Александр Лофиченко и Борис Виленский, многие другие.

Программа мастер-классов, разработанная летом 2016 года руководителем художественного проекта «Портрет Российской Словесности» Маргаритой Сюриной, рассчитана на широкую аудиторию, в мастер-классах участвуют как профессионалы, так и новички. Одной из целей этой программы является стимуляция и популяризация художественного творчества.

Возможность познакомиться ближе с моделью на следующем за сеансом рисования авторском литературном вечере – позволяет лучше узнать и почувствовать современную отечественную словесность – не отвлеченно, но на очень глубоком личном уровне восприятия.


Писатель Анатолий Геннадиевич Апостолов, академик Международной Кирилло-Мефодиевской академии славянского просвещения

См. также:

Мы предлагаем вашему вниманию фоторепортаж с мастер-класса Раисы Арефьевой и литературного вечера писателя Анатолия Апостолова от 8 января 2017 года.

Восемь фактов о самой молодой художнице СССР

1. Найдан (что на монгольском языке означает «вечно живущая») Рушева родилась в Улан-Баторе (Монголия) в семье советского театрального художника-декоратора Николая Рушева и педагога-балетмейстера, а в прошлом — профессиональной балерины родом из Тувы Натальи Ажикмаа-Рушевой. Сразу после рождения дочери Рушевы переехали в Москву, где прошла вся короткая жизнь художницы. Многие исследователи считают, что тайна рождения таланта Нади Рушевой кроется в первую очередь в творческой атмосфере ее семьи, которую она впитала с молоком матери.

2. Рисовать маленькая Надя начала в пять лет, исключительно по собственной инициативе. Ее никто этому не учил, она просто взяла в руки карандаш и бумагу и больше никогда в жизни с ними не расставалась.

Известность пришла к художнице в 12 лет, когда состоялась ее первая персональная выставка в редакции журнала «Юность». Наталья Маслова, доктор психологических наук, пишет о детском периоде творчества художницы так: «Надя жила и мыслила рисунком. Она не рисовала с натуры и не знала бесконечных штудий. Она рисовала мыслимое и прочувствованное. Бумага сохранила впечатления девочки от прочитанных ей родителями сказок и мифов, от наблюдений за окружающим её миром».

3. Родственники Надиного отца не одобряли его решения не отдавать девочку в художественную школу. Как вспоминает двоюродная тетя Нади, доцент экономического факультета МГУ Зоя Грандберг, «в этом вопросе у Николая Константиновича были другие, более авторитетные и профессиональные советчики: академик, скульптор А.В.Ватагин, искусствовед Н.А.Демина, другие известные художники, которые считали, что главное в таланте Нади — ее необыкновенное воображение, которому научить невозможно. И дальнейшая Надина художническая судьба подтвердила это. С годами, по мере все большего Надиного взросления, ее развития как личности, открытой всем проявлениям современной жизни, жизни ее школы, ее друзей развивались и ее воображение, и ее мастерство графика».

Читать еще:  Украинский художник. Мирослава Перевальская

4. Самые известные рисунки Нади Рушевой — это серия иллюстраций к сказке «Маленький принц» Антуана де Сент-Экзюпери, к роману в стихах «Евгений Онегин» Пушкина, к «Мастеру и Маргарите» Булгакова. Этот роман Надя прочла на одном дыхании, а потом они вместе с отцом прошлись по местам в Москве, где разворачивались сцены жизни Мастера, Маргариты, Ивана Бездомного, Берлиоза, Бегемота, Коровьева, Воланда и прочих. После этого появился прекрасный цикл рисунков, в котором Надя Рушева проявила себя как взрослый состоявшийся художник с душой провидца.

Говорят, Надя никогда не пользовалась ластиком, а рисунки создавала очень быстро, как будто лишь обводила видимые только ей линии на листе бумаги.

5. За 17-летнюю Надину жизнь состоялось 16 выставок ее рисунков. Они выставлялись в Москве, Ленинграде, Чехословакии, Индии, Румынии, Польше, США. О Наде много писали в прессе. Но саму ее это будто бы и не очень волновало. В наследство от матери она получила сильный волевой характер и железную самодисциплину, поэтому всю свою жизнь посвятила рисованию, не отвлекаясь на мирскую суету вокруг ее таланта. У нее почти не было подруг и друзей, поэтому всем самым сокровенным она делилась с родителями, а они в свою очередь посвятили жизнь развитию таланта дочери.

6. В конце февраля 1969 года киностудия «Ленфильм» пригласила 17-летнюю художницу принять участие в съемках биографического фильма о себе. Надя уехала с отцом в Ленинград. Мать девочки вспоминала, что это были одни из самых прекрасных дней в жизни ее ребенка. Надя много гуляла по Ленинграду, знакомилась с его историей, памятниками архитектуры, музеями.

В начале марта Рушевы вернулись домой. Утром 6 марта Надя одевалась в школу, и вдруг без сознания упала на пол. Ее ошарашенный отец обежал всю квартиру, но ни у кого не было телефона, и тогда он побежал в ближайшую больницу за помощью. Но девушка так никогда больше и не пришла в сознание. Через несколько часов она умерла на операционном столе. Как пояснили потом врачи — из-за врожденной аневризмы сосуда головного мозга, которую в 60-е годы прошлого века еще не умели лечить.

7. Надя оставила очень большое наследие — около 12 тысяч рисунков. Значительная их доля утеряна. Но до сих пор многие ее рисунки хранятся в музее Льва Толстого в Москве, в музее-филиале имени Нади Рушевой в городе Кызыле, в Пушкинском доме Академии наук в Петербурге, Национальном фонде культуры, Городской художественной галерее города Сарова Нижегородской области и Пушкинском музее в Москве. Кроме того, 470-я школа города Москвы, где училась девочка и которая сейчас носит ее имя, тоже владеет полуторатысячной коллекцией рисунков Нади. В школе действует музей, который знакомит нынешних учеников с творчеством их талантливой ровесницы родом из середины прошлого века.

8. Журналист и писатель Дмитрий Шеваров в своей статье о Наде Рушевой говорит о том, что творчество советской художницы оказалось чрезвычайно близко японской классической эстетике. «Японцы до сих пор вспоминают Надю, издают ее рисунки на открытках, — пишет Шеваров. — Приезжая к нам, они удивляются, что в России нет рушевского музейного центра, что работы Нади лежат в запасниках, а наша молодежь в большинстве своем о Рушевой ничего не слышала. «Это же ваш Моцарт в изобразительном искусстве!» — говорят японцы и недоуменно пожимают плечами: мол, как же богаты талантами эти русские, что могут позволить себе забывать даже о своих гениях».

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector