Традиции и современность. Jerome Parker

Традиции и современность. Jerome Parker

Художник Жан-Леон Жером

Художник Жан-Леон Жером (1824 – 1904) жил и творил в Париже, путешествовал по Италии и Востоку (Турция, Палестина, Египет). Очень плодовит, очень известен. Множество его полотен посвящено Востоку.

Начнем знакомство с его творчеством с картины, которая называется «Петушиный бой». Эта картина, написанная Жеромом в возрасте 22 лет, была выставлена в Салоне 1847 года и получила медаль третьего класса. © . Где-то на скалистом берегу моря, в каком-то поместье, возле мраморного постамента с оградкой – два молодых человека, он и она, практически без одежды. Она полулежит, облокотившись на оградку, он перед ней, присел на одно колено.

Они смотрят на бой петухов. Черный петух подскочил, он атакует. А рыжий – присел, как бы отбивается. Мальчик искренне увлечен борьбой, поддразнивает проигрывающего. А девочка смотрит на это с каким-то сожалением – не то о петушиной драке, не то о том, что упускает ее мальчик.

Можно ли верить такой картине, можно ли поверить в то, что такое возможно? Может быть, это у них там принято: полураздеться и смотреть петушиный бой. А так – не верится!

«Муфтий читает молитвенник». Старик с роскошной бородой, в отороченном черным мехом одеянии, с книгой в руках сидит в украшенном инкрустацией резном кабинете. Лицо сосредоточенное, похоже, что губы шевелятся, проговаривая текст. Может быть, он готовится к проповеди, в книге закладка, которую он вот-вот откроет.

«Египетская водоноска». Большой белый платок или накидка, синее платье с блестящими вставками на плечах. В руках – глиняный кувшин с крышкой и ручкой. Нестарое лицо, скорее всего – незамужняя. Настороженный, если не сказать – враждебный взгляд. Никаких украшений, кроме сережек, никаких специальных эффектов – портрет, что называется, с улицы.

«Вид Каира». Мечеть, минарет, на втором плане – купол мечети, справа – жилые дома. На минарете один зубец отпал (след обстрела?). На домах под окнами и вместо них выступы (по виду – деревянные) непонятного назначения.

Деталь на здании, стоящем за минаретом – наверху зубцы в виде креста. Это крест коптов – египетских христиан. Скорее всего, это была коптская церковь, которую либо закрыли, либо переделали в мечеть. А рядом пристроили минарет.

На площади перед домами – небольшая толпа. На переднем плане стоит верблюд, его погонщик движется в направлении толпы. В толпе – двое на ишаках, из окна второго этажа высовывается голова любопытного. Вероятно, какой-то имущественный спор. А над минаретом – стайка голубей.

«Молитва в пустыне». Албанец расстелил молитвенный коврик, снял обувь, воткнул копье в песок. Пистолет и сабля остались за поясом. Он стоит лицом в сторону Мекки и произносит послеполуденную молитву. (Это может быть вторая молитва Зухр или третья молитва Аср, Зухр заканчивается, а Аср начинается, когда длина тени предмета равна длине самого предмета. Википедия). Его конь жует какую-то травку, из-за холма поднимается еще один всадник, вероятно, тоже будет молиться. На горизонте – желтые горы, из которых длинной лентой вытягивается караван.

«Албанец в Каире». Молодой, с закрученными вверх усами человек. Он с мушкетом на плече, с саблей наперевес, с двумя гончими на сворке позирует в каком-то переулке Каира. На нем – национальный костюм албанцев: юбка, жилет, широкий пояс, роскошный тюрбан, чувяки.

«Стена Плача в Иерусалиме». Стена из огромных блоков, из щелей прорастает трава. Лицом к стене – верующий еврей в шляпе, с пейсами и бородой. Он пришел издалека, его палка с котомкой – в стороне. С чем он пришел к своему Богу? О чем он просит?

«Свидание. Вид с улицы». Главное действующее лицо – верблюд. Он украшен очень богато. Рядом – погонщик, держит поводок (чтобы не дергался). Наверху, в седле – пылающий запретной страстью молодой человек в чалме, с бородой и усами. Он говорит со своей милой через решетку малюсенького окна. На лице милой читается вопрос: «А что ты мне обещаешь?»

«Свидание. Вид изнутри дома». Дом очень состоятельного человека: высокие потолки, полуколонны у арочного входа, лепнина над дверями, ковры, изразцы на стенах, дорогая посуда стоит в нишах стен.

Читать еще:  Художник и иллюстратор. Hodaya Louis

Девушка в богатом наряде стоит на спине своей чернокожей рабыни: окно очень высоко, под потолком. И еще надо приподняться на цыпочках, чтобы удобно разговаривать. Кто она хозяину – жена или дочка? Можно только гадать. Судя по тому, как она одета, она ждала свидания, она готова его принять, осталось уточнить некоторые детали о вознаграждении.

Теперь видно его лицо. Оно как бы говорит: «Ну, что ты такая упрямая? Что ты переживаешь? Получишь все, что захочешь!»

Детальное изображение персонажей – академическая школа! – делает картины этого художника как бы документами того времени. Доказательством дотошности Жерома служит фотография албанца.

О бренде Romain Jerome

Часовая компания Romain Jerome относительная молодая. Она основана в Женеве в 2004 году командой выдающихся часовщиков, в составе которой был легендарный Иван Арпа (Artya). Впервые о бренде заговорили в 2004 году, когда была представлена первая уникальная разработка — часы Hole in One Golf Counter, адресованные тем, кто профессионально играет в гольф. Часы обладали уникальными возможностями: могли определять номера лунок и количество ударов игрока, что позволяло с легкостью отслеживать весь процесс игры. Именно эти наручные часы принесли компании известность. В течение трех лет модель Hole in One Golf Counter удерживала лидирующие позиции, потом появилась новая разработка компании.

На BaselWorld 2007 компания Romain Jerome представила часы, которые произвели фурор в мире Haute Horlogerie. Оснащенные сложнейшим механизмом Titanic DNA, что в переводе значит «ДНК Титаника», эти часы-хронограф уникальны, ведь, при их изготовлении использовались поднятые со дна океана обломки затонувшего лайнера «Титаник». Из трехфунтового куска обшивки корабля изготовили корпуса, а из кусочков угля, взятых в машинном отделении Титаника, краску для оформления циферблатов.

С тех пор главной «изюминкой» изделий Romain Jerome стало использование в часах необычных материалов.

Вскоре линейка DNA of Famous Legends была расширена экземплярами Romain Jerome Moon Dust-Dna («Лунная пыль»). Коллекция, состоящая из 1969 экземпляров, посвящена сорокалетию полета человека на Луну. В качестве материалов для изготовления часов Romain Jerome Moon Invader мастера компании использовали части скафандров астронавтов (ремешки), обломки Apollo 11 (корпуса) и лунную пыль. Циферблаты украшают миниатюрные копии лунных кратеров. Причем, пылинки, которые в них можно увидеть – это частички настоящей лунной пыли.

В 2010 году Romain Jerome представила миру свое новое творение Eyjafjallajokull-DNA, названные в честь исландского вулкана, порода которого была использована при изготовлении часов. Циферблат усыпан вулканической породой, над которой плавно передвигаются стрелки, наконечники которых похожи на миниатюрные самолеты.

Хорошие мужские часы должны быть хороши во всем! Экстраординарная фантазия, тончайшая ювелирная работа и неумная жажда к экспериментам — все это мастера компании Romain Jerome и созданные ими часы. Модели этого бренда привлекают не только ценителей всего необычного, но и коллекционеров, ведь, многие модели выпущены лимитированными сериями.

Кроме того, компания Romain Jerome принимает активное участие в благотворительном аукционе Only Watch, который проводится раз в два года в Монако под покровительством принца Альберта II. Здесь выставляют свои эксклюзивные часы, созданные в единичном экземпляре, ведущие компании мира. Доходы с продаж направляются в Институт исследования мышечной дистрофии имени Дюшена.

Джером Клапка Джером: 5 интересных фактов о легендарном писателе

Откуда он получил такое необычное имя?

Первое, что удивляет при знакомстве с писателем, — его имя. При рождении, он был зарегистрирован ровно также, как и его отец, — Джером Клэп Джером. Немного позднее появилось и второе имя — Клапка. Оно было дано писателю в честь венгерского эмигранта генерала Дьёрдя Клапки и осталось с ним до самой смерти.

Детство писателя было не самым простым

Детство Джерома нельзя назвать легким. Несмотря на множество талантов, он не смог закончить школу из-за смерти родителей в 1872 году. Но и до этого ему было непросто.

Семья обанкротилась после того, как отец начал инвестировать в горнодобывающую промышленность. Кредиторы стали все чаще и чаще появляться в доме, что не могло не отразиться на ребенке. Свои яркие воспоминания об этом, Джером Клапка позже отразил в своей автобиографии «Моя жизнь и эпоха».

Читать еще:  Художник по телу. John Vargas

В «Трое в лодке» описал свой медовый месяц

Главным произведением писателя-юмориста считается повесть «Трое в лодке, не считая собаки». Забавный и легкий слог, множество моментов, заставляющих смеяться до слез, — делают эту книгу необыкновенной. В ней Джером описал свой медовый месяц с женой Этти.

Этот и без того удивительный союз (спустя чуть больше недели после развода с бывшим мужем Этти вышла замуж за Джерома Клапка) не мог закончиться обычным медовым месяцем. Джером и Этти отправились в путешествие на лодке по реке Темзе. Именно эти события и легли в основу повести, которая разошлась на ура и имела оглушительный успех. В дальнейшем туристы обратили внимание на Темзу и у арендаторов лодок не было отбоя от желающих получить те же ощущения от путешествия, что и Джером с Этти. У книги есть продолжение — «Трое на четырех колесах». Но первая часть пользуется все же большим успехом.

Пошел на Первую Мировую войну

Джером Клапка Джером помимо восхитительного чувства юмора обладал невероятным благородством и патриотизмом.

В начале Первой мировой войны он так хотел уйти на фронт, несмотря на то, что ему было уже 56 лет. В Британской армии ему отказали, но он нашел выход, и устроился водителем скорой помощи во французскую армию.

И даже съездил в Россию

Джером успел побывать и в России. Свои впечатления о поездке в 1899 году он описал в статье «Русские, какими я их знаю». В 1906 году ее издали на русском языке под названием «Люди будущего».

Жером Фавье: «Для Damiani важны традиции и сохранение имени»

В 2018 году Жером Фавье, долгие годы проработавший в Jaeger-LeCoultre, ушел из часового бизнеса, чтобы возглавить ювелирную марку Damiani. Мы встретились с Жеромом и поговорили о его любимых украшениях, сотрудничестве с Брэдом Питтом и о том, куда движется компания, отметившая 95-летие.

Вы помните свое первое украшение?

Конечно, это была золотая цепь с медальоном.

Такая же огромная, как у рэперов?

Нет-нет. Это была аккуратная классическая цепочка. (Смеется.)

А вообще в вашей семье много внимания уделяли украшениям?

Я бы так не сказал – ничего особенного. Разумеется, у мамы были, например, цепочки, браслеты и кольца, но никакого фанатизма или коллекционирования.

В какой момент своей жизни вы поняли, что хотите окунуться в эту сферу?

На самом деле, все время, что я себя помню, я любил окружающие меня предметы. Здесь речь идет и о красоте, и о тактильных ощущениях. Я обожал трогать вещи. Так что, возможно, именно это привело меня туда, где я сейчас нахожусь.

Помните момент, когда узнали, что возглавите компанию, которой почти 100 лет?

Конечно. Но на самом деле все было достаточно спокойно. Мы просто сидели и обсуждали это вместе с семьей.

До Damiani вы успели поработать в Jaeger-LeCoultre. Не могу не спросить, вы помните свои первые часы?

Моими первыми часами был хронограф Baume & Mercier 1955 года. Изначально это были часы моего отца, но, когда мне исполнилось 14 или 15, он подарил их мне.

Вы коллекционируете часы?

У меня не одни часы, но назвать себя коллекционером я не могу. Для этого моего собрания явно недостаточно.

Вы помните, какое ювелирное украшение впервые подарили кому-то?

Разумеется, но не уверен, что мой ответ понравится жене. (Смеется.) Но вообще это было кольцо.

А какой у вас любимый материал?

Дерево. Его температура и запах помогают почувствовать природу.

У вас есть коллекция D.Side, которая была создана с Брэдом Питтом. Почему именно он?

Главное украшение коллекции – обручальное кольцо. Это неспроста. Мы запускали D.Side в 2000-м, когда Брэд Питт и Дженнифер Энистон собирались пожениться, и Брэд решил вместе с нашими дизайнерами создать кольца. Так и родилось это сотрудничество. В Италии, кстати, многие называют коллекцию не D.Side, а именем актера.

Собираетесь привлекать других знаменитостей?

Это было, скорее, исключение. В первую очередь для Damiani важны традиции и сохранение имени. Посмотрите вокруг: многие модные и ювелирные Дома возглавляют люди со стороны. У Dior Men, например, креативный директор – британец Ким Джонс. Это вовсе не плохо, он прекрасный дизайнер. Но мы не хотим потерять идентичность. Конечно же, я не говорю о том, что мы никогда не создадим ни с кем коллекцию. Но история, когда знаменитость платит огромные деньги лишь для того, чтобы его или ее именем назвали украшения, не про нас.

Читать еще:  Современные художники Шотландии. Iain Faulkner

А вы знаете, какое любимое украшение у Брэда Питта в этой коллекции?

Это обручальное кольцо. Но он носит его не потому, что ему заплатили или обязали контрактом. Оно ему действительно нравится. И вот это для нас самое главное.

Обручальное кольцо из коллекции Damiani D.Side, белое золото и бриллианты, 83 000 руб.

Браслет из коллекции Damiani D.Side, белое золото, оникс и бриллианты, 184 000 руб.

Как думаете, ценность ювелирных изделий будет все так же расти или в какой-то момент они перестанут интересовать людей?

Мне кажется, что сами по себе ювелирные украшения скоро будут не очень интересны, все будут искать что-то уникальное – и мы готовы предложить это.

Какое место занимает Россия среди всех остальных ваших рынков?

Для нас Россия безумно важна. Здесь все больше и больше людей проникаются любовью к Damiani. Это взаимные чувства между брендом и потребителем. Мы говорим на одном языке красоты, эстетики и уникальности.

А какие украшения Damiani пользуются в России наибольшим спросом?

Думаю, коллекция Belle Époque. Эти украшения абсолютно универсальны: любая девушка будет выглядеть в них прекрасно.

На что обращать внимание при покупке ювелирных украшений в первую очередь?

На ценности бренда. Например, аутентичность, традиции, инновации. В этом году Damiani отмечают 95 лет, и мы очень бережно относимся к наследию.

Бриллианты – все-таки лучшие друзья девушек?

Однозначно. Если речь идет об украшениях Damiani. (Смеется.)

Из коллекции Belle Époque, наверное?

Ожерелье (слева) из коллекции Damiani Belle Époque, розовое золото и сапфиры, 1 317 000 руб.; ожерелье (справа) из коллекции Damiani Belle Époque, розовое золото и сапфиры, 325 000 руб.

многогранное ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ | Tim Parker

Стиль Тима Паркера включает в себя гармоничное взаимодействие разных текстур, выразительных мазков, ярких цветов и фигур девушек. Этот же уникальный подход есть и в картинах с контурами диких животных, пейзажах и натюрмортах.

Американский художник Тим Паркер (Tim Parker) стал известен в художественных кругах, благодаря образным абстрактным полотнам, выполненным маслом, акрилом и в смешанной технике.

После получения художественного образования в Школе дизайна Парсонс, а затем – в университете Адельфи в Нью-Йорке, Тим проработал двадцать два в индустрии высокой моды и в парфюмерной промышленности.

Художник работал в брендинге и рекламе в качестве иллюстратора, дизайнера и креативного директора, продвигая продукцию таких гигантов, как Dior, Victoria`s Secret, Элизабет Арден, Revlon, Clinique, Escada, Sephora, Ральф Лорен, Intimates и Avon. Именно этот опыт отражается в выборе тематики картин. Чаще всего он изображает красивых молодых женщин.

Во время работы на гигантов моды и парфюмерии, Тиму приходилось постоянно рисовать, и в 2003 году он почувствовал, что хочет быть сосредоточен на творчестве полный рабочий день. Привлеченный репутацией юго-запада Флориды, как процветающего и оживленного арт-рынка, Тим переехал в Северный Неаполь и уже в 2011 создал там галерею Art2D. Промышленный парк Пайн-Ридж в Северном Неаполе считается неапольским районом Искусств. Здесь сосредоточены офисы строительных подрядчиков, архитекторов, дизайнеров интерьера, мастерские по переработке гранита и камня, мастерские столяров и электриков. Неудивительно, что там находятся более двадцати художественных галерей современного искусства и множество небольших студий художников.

Место расположения для галереи выбрано не случайно: с одной стороны, здесь предлагают более низкие цены на аренду, но главное – это коллегиальная атмосфера, благодаря большой концентрации художников и галеристов.

Его галерея специализируется на оформлении бизнес-интерьеров: здесь и фрески, и картины маслом, и акрил. Но главная фишка последних лет – его новейшая серия, включающая в себя трехмерные композиции, которые изменяются при движении зрителя. Пока что Тиму Паркеру удается держать свою технологию в секрете.

В работах лондонского художника Джонти Хурвиц (Jonty Hurwitz) искусство эпохи Ренессанса переплетается с современными технологиями. Он создает анаморфозные скульптуры!

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector