Творческий дуэт. M Bleichner

Творческий дуэт. M Bleichner

Еще парочку: 10 главных творческих дуэтов в искусстве

Самые известные тандемы

Братья Стругацкие сочиняли романы, живя в разных городах, Кит Ричардс и Мик Джаггер написали свою первую песню по требованию продюсера, а братья Вачовски, кроме совместных фильмов, еще и на пару сменили пол, превратившись в сестер. ELLE выбрал десять самых удивительных и ярких творческих тандемов.

Кит Ричардс и Мик Джаггер

Главные люди в The Rolling Stones знакомы более 55 лет, а первую свою совместную песню сочинили более полувека назад. И с тех пор продолжают это делать, правда, все реже, что вполне понятно. Важнейшего для поп-музыки и поп-культуры в целом союза могло и не случиться, если бы не продюсер группы Эндрю Олдэм. Он запер Мика и Кита на кухне, заявив, что парни не выйдут оттуда, пока что-нибудь не напишут. Почему Олдэм решил, что Джаггер должен поработать именно с Ричардсом, а не с кем-то другим из группы, загадка. Факт остается фактом — из кухни музыканты вышли с песней As Tears Go By. И пошло-поехало.

Джон Леннон и Пол Маккартни

6 июля 1957 года 15-летний Пол Маккартни пришел в церковь в Вултоне, это пригород Ливерпуля, чтобы послушать группу The Quarrymen. В группе пел Джон Леннон, которому было 17. Подростки разговорились, и Джон, впечатленный умением Пола настраивать гитару, позвал его в The Quarrymen. Дальнейшее — история. Триумф The Beatles, Йоко как формальный повод для раздора, резкие высказывания в адрес друг друга, гибель Леннона, как ни странно, не поставившая точку в их отношениях. Пол по-прежнему повышенно реагирует на отдельные замечания, связанные со своим другом и соратником, обижается, что в одном из фильмов актер, сыгравший Джона, выше того, кто изобразил его, Пола. И так далее. Но это не главное. «Давай напишем песню, приятель! Доставай гитару. За дело!» — вот ответ Маккартни на вопрос, что он сказал бы Леннону сегодня при встрече.

Илья Ильф и Евгений Петров

Илья Ильф и Евгений Петров (оба работали под всевдонимами) познакомились в 1925 году, стали сочинять вместе для газет, а через три года, в 1928-м, выдали великий роман «12 стульев». Еще через три года появился второй роман, «Золотой теленок», этого оказалось достаточно, чтобы попасть в историю. Впрочем, кроме двух очевидных шедевров, у тандема есть и другие стоящие внимания тексты: та же «Одноэтажная Америка», или сборник сатирических рассказов «Тысяча и один день, или Новая Шахерезада». В 1937 году Илья Ильф умер — скончался своей смертью, как это ни странно для страшного 1937-го. «Я сижу один против пишущей машинки, на которой Ильф в последний год своей жизни напечатал удивительные записки. В комнате тихо и пусто, и надо писать. И в первый раз после привычного слова «мы» я пишу пустое и холодное слово «я» и вспоминаю нашу молодость», — напишет Петров после смерти друга.

Мартин Скорсезе и Роберт Де Ниро

В этом году Скорсезе отметит 50-летний юбилей с момента выхода своего первого фильма, в году следующем — 45 лет первого совместного проекта с Робертом Де Ниро. Именно с картины «Злые улицы» началось их сотрудничество, навсегда изменившиее мировой кинематограф. Как ни странно, вместе Скорсезе и Де Ниро — как режиссер и актер — сделали всего восемь фильмов, но каких! Это как раз тот случай, когда качество куда важнее количества. А еще оба вовсю экспериментировали, берясь за драмы («Таксист» и «Бешеный бык»), триллеры («Мыс страха») и даже за комедии («Нью-Йорк, Нью-Йорк»). Впрочем, ассоциируется их тандем в первую очередь с гангстерскими шедеврами типа «Славных парней» и «Казино».

Борис и Аркадий Стругацкие

Борис Стругацкий младше брата Аркадия на восемь лет и пережил его на 21 год. Сочинять вместе они начали во второй половине пятидесятых и за сорок лет написали массу великих книг. «Пикник на обочине», «Понедельник начинается в субботу», «Улитка на склоне», «Необитаемый остров» — список не то чтобы бесконечен, но очень длинный. Сочинения Стругацких были культом в советской интеллигентской среде, их книжки зачитывали, цитировали, по любви к Стругацким идентифицировали друг друга. Аркадий Стругацкий скончался в 1991-м, и далее Борис, по его же высказыванию, «продолжил пилить толстое бревно литературы двуручной пилой, но без напарника».

Доменико Дольче и Стефано Габбана

Доменико Дольче и Стефано Габбана, знакомые уже 35 лет и 32 года работающие вместе в рамках Dolce & Gabbana, сделали карьеру на роскоши и дружбе со знаменитостями. Для Мадонны, давшей старт их всемирной известности, дизайнеры сшили более 1500 костюмов, и значительную часть — бесплатно: сначала трудились на собственный имидж, затем потому что деньги уже им были не нужны. «Мы и так заработали больше, чем потратили», — скажут позже Доменико и Стефано. Они всегда делали ставку на вызывающий шик, и даже сегодня, когда не принято выглядеть «богато», Дольче и Габбана в строю. Мелания Трамп — большая поклонница их стиля, так что миланцев рано списывать со счетов.

Тим Бертон и Джонни Депп

Бертон изменил карьеру Деппа, превратив из сериального секс-символа для школьниц в секс-символ для студенток с хорошим вкусом. «Работая с Тимом, я чувствую себя так, будто вернулся домой», — признается Депп. Актер стал крестным отцом сына Бертона, написал предисловие к книге о нем и считает Тима своим лучшим другом. В последние годы у обоих были творческие кризисы, и если Бертон со своим кризисом справился, сняв изумительный «Дом странных детей мисс Перегрин», то Депп «все еще там». Возможно, им срочно нужно вновь встретиться на съемочной площадке.

Виктор Хорстинг и Рольф Снерен

Голландский бренд Viktor & Rolf царит в мире моды уже почти двадцать лет, с 1998-го. Именно в том году Виктор Хорстинг и Рольф Снерен показали на парижской Неделе моды свою весенне-летнюю коллекцию, произведя должное впечатление. Тому, впрочем, предшествовали несколько лет упорного труда и непризнания. Точнее, признание было, но не массовое. Бренд был создан в 1993-м, первая коллекция — в том же году. Три года спустя вышла коллекция Viktor & Rolf on strike, которая совсем не заинтересовала публику. Тогда Хорстинг и Снерен обклеили Париж листовками «Виктор и Рольф объявляют забастовку», после чего вернулись в Амстердам и устроили в музее Torch выставку Gold — даже не выставку, а скорее акцию, показав процесс создания одежды. «Мы пытаемся сами быть где-то посередине между миром моды и миром искусства», — это высказывание дизайнеров точно отражает их творческую позицию.

Ларри и Энди Вачовски

Ларри и Энди Вачовски, сменившие пол и ставшие Лилли и Ланой, сняли как режиссеры четыре отдельных фильма и трилогию, которая и сделала их известными. Речь, конечно, о «Матрице». Киберпанковские штучки, отличный концепт и невероятные спецэффекты, оказавшиеся очень к месту, превратили «Матрицу» в манифест масскульта нового века. Звучит пафосно, но иначе не скажешь. В нулевых Вачовски оказались на обочине: их вычурность, граничащая с дурным вкусом, была ни к месту. Однако своими последними фильмами они вернули себе прежний статус — пусть не в полной мере, но это и не важно. Когда в вашем послужном списке «Матрица», никому уже ничего не нужно доказывать.

Григорий Чхартишвили/Борис Акунин

Возможно, это не самый известный дуэт, зато самый удивительный. Японист Григорий Чхартишвили, известный статьями о творчестве Юкио Мисима, в конце 90-х взял псевдоним Борис Акунин и изменил российский литературный ландшафт. Успех романов о сыщике Фандорине, однако, не отбил у него тягу к экспериментам. Чхартишвили писал, прячась под именами Анатолия Брусникина и Анны Борисовой, и в итоге свел вместе себя настоящего с собой выдуманным. В романе «Аристономия» одна часть была написана Чхартишвили, другая — Акуниным, и это действительно прецедент.

Фото: ИТАР-ТАСС, East News, Getty Images

2 августа 2017 · Текст: Кузьмичев Игорь

Интерактивная версия журнала ELLE

Журнал ELLE

Любое воспроизведение материалов сайта без разрешения редакции воспрещается.

Copyright (с) 2016-2020 ООО «Хёрст Шкулёв Паблишинг»

Сетевое издание «ELLE.RU» (Эль.РУ)

Учредитель: Общество с ограниченной ответственностью «Хёрст Шкулёв Паблишинг»

Читать еще:  Стрит-арт без субкультуры

Главный редактор: Старостина Наталья

Контактные данные редакции для государственных органов (в том числе, для Роскомнадзора):

Творческий дуэт. M Bleichner

«В музыковедческой литературе указывается, что первое совместное выступление Вишневской и Ростроповича состоялось в 1961 году исполнением цикла «Сатир» Д. Шостаковича. Это ошибка: Вишневская рассказывает, что они «стали вместе выступать уже летом 1955 года, как только поженились. У меня был концерт в Тарту, и он сказал, что меня не отпустит, что поедет со мной и будет мне аккомпанировать. Прежде аккомпанировал Борис Абрамович. Иногда я ездила на концерты с Александром Дедюхиным. Слава меня «отбил». Я начала с ним работать. Но концертов у меня и было немного. Я в театре была занята.

— Чем же отличалась работа с Вами Славы как пианиста?

— Работы не было, я с ним почти не репетировала — в этом главное отличие. Ансамбль достигался на сцене. Происходило так: я готовила концертный репертуар с пианисткой Маргаритой Кондрашовой. А потом начиналась ругань со Славой. За несколько дней до концерта он старался выучить текст наизусть, и мне казалось, что ему всё равно, как я пою: ему важно было наизусть аккомпанировать, чтобы ноты не мешали. А потом мы выходили на сцену. Так вот проходили концерты.

— А как Вы относились к нему, как аккомпаниатору?

— О чём говорить! Я после него ни с кем не могла выступать. Ни с кем. Учить — это одно, выходить с партнёром на эстраду — совершенно другое. Как сказать об этом особом ощущении музыки, о слиянии с партнёром-пианистом? Мы просто слышали друг друга. С ним всё было естественным, я чувствовала себя совершенно свободной в ощущении фразы, её подаче. Пока репетировали, могли ссориться — он хотел так, я этак — но на сцене этого уже не было. В чем-то я уступала, в чем-то он — и получалось то, что надо. Работой такого добиться невозможно. Это было наитием. Всегда. Невероятно чуткий, он не то чтобы подчинялся, нет, он сливался с пением. У нас сложилось полное взаимное музыкантское понимание — может быть, оттого, что мы всё время были вместе».

Сотворчество облегчалось и сходными свойствами таланта, о которых не подозревали, когда влюбились друг в друга. Оба обладали абсолютной памятью, невероятной быстротой охвата — выучивали и запоминали музыку сразу, в кратчайшие сроки и прочно. И, кроме того, отличались гибкой восприимчивостью, мгновенной ансамблевой реакцией, развитой у Вишневской театром: это помогало почти без репетиций действовать на эстраде в едином русле и создавало ощущение вдохновенной импровизации.

Это время оказалось периодом интенсивнейшего духовного развития певицы, когда она достигла высокого уровня не только в трактовке оперных партий, но и в понимании глубочайшей сути вокального искусства. Привыкшая петь, доверяясь лишь своему природному чутью и наблюдательности, она пришла к сложному — в пять этапов — творческому процессу, характерному для выдающихся интерпретаторов; быстрое усвоение текста; долгое вживание в композиторский замысел, создание вокального и сценического образа с богатством ассоциаций; временный отход от сделанного, чтобы дать новому «отлежаться», а затем отсечь лишнее, освободиться от возможной эмоциональной перегруженности; наконец, репетиционная работа и премьера».

Хентова С.М., Ростропович, СПб, «Культ-информ-пресс», 1993 г., с. 91-92.

Еще парочку: 10 главных творческих дуэтов в искусстве

Самые известные тандемы

Братья Стругацкие сочиняли романы, живя в разных городах, Кит Ричардс и Мик Джаггер написали свою первую песню по требованию продюсера, а братья Вачовски, кроме совместных фильмов, еще и на пару сменили пол, превратившись в сестер. ELLE выбрал десять самых удивительных и ярких творческих тандемов.

Кит Ричардс и Мик Джаггер

Главные люди в The Rolling Stones знакомы более 55 лет, а первую свою совместную песню сочинили более полувека назад. И с тех пор продолжают это делать, правда, все реже, что вполне понятно. Важнейшего для поп-музыки и поп-культуры в целом союза могло и не случиться, если бы не продюсер группы Эндрю Олдэм. Он запер Мика и Кита на кухне, заявив, что парни не выйдут оттуда, пока что-нибудь не напишут. Почему Олдэм решил, что Джаггер должен поработать именно с Ричардсом, а не с кем-то другим из группы, загадка. Факт остается фактом — из кухни музыканты вышли с песней As Tears Go By. И пошло-поехало.

Джон Леннон и Пол Маккартни

6 июля 1957 года 15-летний Пол Маккартни пришел в церковь в Вултоне, это пригород Ливерпуля, чтобы послушать группу The Quarrymen. В группе пел Джон Леннон, которому было 17. Подростки разговорились, и Джон, впечатленный умением Пола настраивать гитару, позвал его в The Quarrymen. Дальнейшее — история. Триумф The Beatles, Йоко как формальный повод для раздора, резкие высказывания в адрес друг друга, гибель Леннона, как ни странно, не поставившая точку в их отношениях. Пол по-прежнему повышенно реагирует на отдельные замечания, связанные со своим другом и соратником, обижается, что в одном из фильмов актер, сыгравший Джона, выше того, кто изобразил его, Пола. И так далее. Но это не главное. «Давай напишем песню, приятель! Доставай гитару. За дело!» — вот ответ Маккартни на вопрос, что он сказал бы Леннону сегодня при встрече.

Илья Ильф и Евгений Петров

Илья Ильф и Евгений Петров (оба работали под всевдонимами) познакомились в 1925 году, стали сочинять вместе для газет, а через три года, в 1928-м, выдали великий роман «12 стульев». Еще через три года появился второй роман, «Золотой теленок», этого оказалось достаточно, чтобы попасть в историю. Впрочем, кроме двух очевидных шедевров, у тандема есть и другие стоящие внимания тексты: та же «Одноэтажная Америка», или сборник сатирических рассказов «Тысяча и один день, или Новая Шахерезада». В 1937 году Илья Ильф умер — скончался своей смертью, как это ни странно для страшного 1937-го. «Я сижу один против пишущей машинки, на которой Ильф в последний год своей жизни напечатал удивительные записки. В комнате тихо и пусто, и надо писать. И в первый раз после привычного слова «мы» я пишу пустое и холодное слово «я» и вспоминаю нашу молодость», — напишет Петров после смерти друга.

Мартин Скорсезе и Роберт Де Ниро

В этом году Скорсезе отметит 50-летний юбилей с момента выхода своего первого фильма, в году следующем — 45 лет первого совместного проекта с Робертом Де Ниро. Именно с картины «Злые улицы» началось их сотрудничество, навсегда изменившиее мировой кинематограф. Как ни странно, вместе Скорсезе и Де Ниро — как режиссер и актер — сделали всего восемь фильмов, но каких! Это как раз тот случай, когда качество куда важнее количества. А еще оба вовсю экспериментировали, берясь за драмы («Таксист» и «Бешеный бык»), триллеры («Мыс страха») и даже за комедии («Нью-Йорк, Нью-Йорк»). Впрочем, ассоциируется их тандем в первую очередь с гангстерскими шедеврами типа «Славных парней» и «Казино».

Борис и Аркадий Стругацкие

Борис Стругацкий младше брата Аркадия на восемь лет и пережил его на 21 год. Сочинять вместе они начали во второй половине пятидесятых и за сорок лет написали массу великих книг. «Пикник на обочине», «Понедельник начинается в субботу», «Улитка на склоне», «Необитаемый остров» — список не то чтобы бесконечен, но очень длинный. Сочинения Стругацких были культом в советской интеллигентской среде, их книжки зачитывали, цитировали, по любви к Стругацким идентифицировали друг друга. Аркадий Стругацкий скончался в 1991-м, и далее Борис, по его же высказыванию, «продолжил пилить толстое бревно литературы двуручной пилой, но без напарника».

Доменико Дольче и Стефано Габбана

Доменико Дольче и Стефано Габбана, знакомые уже 35 лет и 32 года работающие вместе в рамках Dolce & Gabbana, сделали карьеру на роскоши и дружбе со знаменитостями. Для Мадонны, давшей старт их всемирной известности, дизайнеры сшили более 1500 костюмов, и значительную часть — бесплатно: сначала трудились на собственный имидж, затем потому что деньги уже им были не нужны. «Мы и так заработали больше, чем потратили», — скажут позже Доменико и Стефано. Они всегда делали ставку на вызывающий шик, и даже сегодня, когда не принято выглядеть «богато», Дольче и Габбана в строю. Мелания Трамп — большая поклонница их стиля, так что миланцев рано списывать со счетов.

Читать еще:  Странная красота. Richard Mosse

Тим Бертон и Джонни Депп

Бертон изменил карьеру Деппа, превратив из сериального секс-символа для школьниц в секс-символ для студенток с хорошим вкусом. «Работая с Тимом, я чувствую себя так, будто вернулся домой», — признается Депп. Актер стал крестным отцом сына Бертона, написал предисловие к книге о нем и считает Тима своим лучшим другом. В последние годы у обоих были творческие кризисы, и если Бертон со своим кризисом справился, сняв изумительный «Дом странных детей мисс Перегрин», то Депп «все еще там». Возможно, им срочно нужно вновь встретиться на съемочной площадке.

Виктор Хорстинг и Рольф Снерен

Голландский бренд Viktor & Rolf царит в мире моды уже почти двадцать лет, с 1998-го. Именно в том году Виктор Хорстинг и Рольф Снерен показали на парижской Неделе моды свою весенне-летнюю коллекцию, произведя должное впечатление. Тому, впрочем, предшествовали несколько лет упорного труда и непризнания. Точнее, признание было, но не массовое. Бренд был создан в 1993-м, первая коллекция — в том же году. Три года спустя вышла коллекция Viktor & Rolf on strike, которая совсем не заинтересовала публику. Тогда Хорстинг и Снерен обклеили Париж листовками «Виктор и Рольф объявляют забастовку», после чего вернулись в Амстердам и устроили в музее Torch выставку Gold — даже не выставку, а скорее акцию, показав процесс создания одежды. «Мы пытаемся сами быть где-то посередине между миром моды и миром искусства», — это высказывание дизайнеров точно отражает их творческую позицию.

Ларри и Энди Вачовски

Ларри и Энди Вачовски, сменившие пол и ставшие Лилли и Ланой, сняли как режиссеры четыре отдельных фильма и трилогию, которая и сделала их известными. Речь, конечно, о «Матрице». Киберпанковские штучки, отличный концепт и невероятные спецэффекты, оказавшиеся очень к месту, превратили «Матрицу» в манифест масскульта нового века. Звучит пафосно, но иначе не скажешь. В нулевых Вачовски оказались на обочине: их вычурность, граничащая с дурным вкусом, была ни к месту. Однако своими последними фильмами они вернули себе прежний статус — пусть не в полной мере, но это и не важно. Когда в вашем послужном списке «Матрица», никому уже ничего не нужно доказывать.

Григорий Чхартишвили/Борис Акунин

Возможно, это не самый известный дуэт, зато самый удивительный. Японист Григорий Чхартишвили, известный статьями о творчестве Юкио Мисима, в конце 90-х взял псевдоним Борис Акунин и изменил российский литературный ландшафт. Успех романов о сыщике Фандорине, однако, не отбил у него тягу к экспериментам. Чхартишвили писал, прячась под именами Анатолия Брусникина и Анны Борисовой, и в итоге свел вместе себя настоящего с собой выдуманным. В романе «Аристономия» одна часть была написана Чхартишвили, другая — Акуниным, и это действительно прецедент.

Фото: ИТАР-ТАСС, East News, Getty Images

2 августа 2017 · Текст: Кузьмичев Игорь

Интерактивная версия журнала ELLE

Журнал ELLE

Любое воспроизведение материалов сайта без разрешения редакции воспрещается.

Copyright (с) 2016-2020 ООО «Хёрст Шкулёв Паблишинг»

Сетевое издание «ELLE.RU» (Эль.РУ)

Учредитель: Общество с ограниченной ответственностью «Хёрст Шкулёв Паблишинг»

Главный редактор: Старостина Наталья

Контактные данные редакции для государственных органов (в том числе, для Роскомнадзора):

10 самых ярких дизайнерских дуэтов

Они сошлись, вода и камень, стихи и проза, Дольче и Габбана, Viktor и Rolf и многие, многие другие. Словом, в дизайне, искусстве, вечно балансирующем на грани утилитарности и провокации, синергия противоположностей — обычное дело. Мы выбрали самые яркие творческие дуэты современного дизайна.

SCHOLTEN & BAIJINGS — голландский дизайнерский тандем, существующий уже 16 лет. За это время Кароль Байингс и Стефан Схолтен успели выработать собственный творческий почерк. Хотя это не так просто, когда весь мир считает вас последователями великих Droog Design, которые и превратили голландский дизайн в трейдмарк. Работы Кароль и Стефана — не просто утилитарные предметы, но и попытка ответить на вопрос, что же это такое — современная голландская идентичность. Если верить им, она складывается порой из полных противоположностей — грубых фактур и парящих форм, футуристических элементов и переработанных и переосмысленных «деревенских» предметов. А объединяет все это узнаваемый «карамельный» колорит.

OITOEMPONTO лучше многих других творческих дуэтов, существующих в мире дизайна, воплощает принцип «противоположности притягиваются». Рациональный француз Жак Бек и импульсивный и эмоциональный португалец Артур Миранда вряд ли смогли бы найти общий язык — но, к счастью, есть язык дизайна. Один влюблен в орнаментальное богатство XIX века, другой увлечен скандинавским дизайном (семь лет прожил в Швеции). Первый — перфекционист, второй — человек действия. Словом, у них есть всё для того, чтобы превращать противоречия в искусство. Их интерьеры — это умение сочетать строгий модернизм из стекла и бетона со средиземноморским декором и антикварными сокровищами, в которые одинаково влюблены оба дизайнера.

MARQUES’ALMEIDA попали на вершины мира моды благодаря самому авторитетному на планете конкурсу для молодых дизайнеров LVMH Fashion Prize. Марта Маркес и Паулу Альмейда объединили свои усилия еще во время учебы в родной Португалии и вместе отправились покорять Британию, поступив в магистратуру колледжа Святого Мартина — главной мировой кузницы звезд фэшн-дизайна. Вдохновляясь съемками из журналов i-D и The Face 1990-х годов, они вернули в моду джинсовые вещи, а их одежду теперь носят не только модники из Восточного Лондона, но и Рианна с Ритой Орой. Неудивительно, что в конце концов Марта и Паулу получили и путевку на самую вершину мира моды, проводниками в который стали для них Карл Лагерфельд и Раф Симонс.

JOSEPH JOSEPH — тот случай, когда творческий дуэт складывается сам собой, фактически по воле самой природы. Энтони и Ричард Джозефы — братья-близнецы, так что история их сотрудничества уходит корнями в глубокое детство. Страсть к преобразованию повседневных вещей овладела ими тоже в достаточно нежном возрасте — чем они и занимались, проводя целые дни в сарае семейной фермы в Англии. В 2003 году все это привело их к выпуску дебютной коллекции кухонной утвари, в основе которой лежала синергия утилитарности и математического переосмысления привычных предметов. Собственно, дизайн братьев Джозеф продолжает оставаться верным этому принципу — что и помогло ему занять свое место едва ли не на каждой третьей европейской кухне.

STONE DESIGNS — творческий дуэт родом из Британии, который за два десятилетия своего существования успел сделать немало: поработать со многими всемирно известными брендами, освободить британский промышленный дизайн от всего лишнего, превратив его в подобие то ли скандинавского, то ли японского, и даже полностью перевести свой сайт на русский язык. Куту Мазуэлос и Ева Прего сегодня стоят у руля дизайнерской студии, унаследовавшей название их творческого союза, и продолжают радовать мир ненавязчивым пуризмом, порой успешно мимикрируя даже под японский минимализм — как, например, в коллекции мебели для бренда Actus.

RODARTE — еще одна иллюстрация того, что из родных братьев или сестер могут вырасти отличные соавторы и компаньоны. Сестры Кейт и Лаура Малливи сегодня известны всем на обоих побережьях Соединенных Штатов, ведь они создают вещи для таких безусловных звезд, как Натали Портман, Эмма Уотсон, Кира Найтли и Кейт Бланшетт. Трудно поверить, что путь к вершинам моды эти сестренки из провинциального городка в Калифорнии начали с того, что заперлись в родительском доме и, вдохновляясь фильмами ужасов, создали свою первую коллекцию из десяти вещей, с которыми и отправились покорять Нью-Йорк.

M/M PARIS, союз двух французских дизайнеров, Мишеля Амзалага и Матиаса Огюстиньяка, — одна из самых ярких двойных звезд в мире шрифтовой графики. Они создают шрифты, логотипы, коллажи и сложные графические композиции. С 2005 года именно они ежегодно радуют мир афишами ярмарки современного искусства FIAC. С кем только они не работали — с Йоджи Ямамото, Пьером Юигом и Бьорк, успели отметиться на московской биеннале дизайна «Стрелка», а в самом конце прошлого года так и вовсе покусились на святое — классический логотип марки Lacoste, превратив знаменитого на весь мир зеленого крокодильчика в сложносочиненную шрифтовую композицию.

Читать еще:  Современная фигуративная живопись. Richard Thomas Scott

OSKO + DEICHMANN, как чашечка цветка в стихах одного немецкого романтика, отражает в себе весь феномен трансформации Берлина из столицы государства «по эту сторону железного занавеса» в мировую столицу креатива. Работы Блазиуса Оско и Оливера Дейхмана, неизменно воплощающие в себе дух этого города и словно сотканные из берлинских противоречий (например, между вечной ностальгией по недавнему прошлому и стремлением избавиться от груза исторических ассоциаций), сегодня можно увидеть не только в немецкой столице, но и за ее пределами — в залах Лувра, Cube Gallery в Манчестере или музея Camera del Principe в итальянском Милане.

PROENZA SCHOULER — это не один, а два разных человека, совсем как в бородатом советском анекдоте. За странным итало-немецким женским именем (которое составлено из девичьих фамилий матерей участников дуэта) скрываются два молодых человека, Джек Маккалоу и Лазаро Эрнандес, которые в 2002 году вошли в мир высокой моды, чтобы вернуть ее к истокам: для этих дизайнеров качество материалов и кроя намного важнее эффектного стайлинга и экстравагантных дефиле. За это их любят не только модные критики — например, LVMH уже который год мечтает взять Маккалоу и Эрнандеса под свое крыло, но они предпочитают быть независимыми дизайнерами.

MASQUESPACIO — два дизайнера из испанской Валенсии, Анна Милена Эрнандес Паласиос и Кристоф Панес. На счету дуэта — дюжина престижных премий за проекты ресторанов и гостиниц. Промышленный дизайн — второй актив Masquespacio (так называется студия Милены и Кристофа, основанная семь лет назад). Только за последние годы их светильники для марок LZF и Raco получили главные дизайнерские награды — Red Dot и Wallpaper Design Awards. После чего Masquespacio подарили миру еще один светильник, в виде глаза со зрачком и ресницами, — навевающий ассоциации то ли с живописью Дали, то ли с кинолентами Бунюэля.

Семейный творческий дуэт из Реутова придумал новых героев для современных детских книг

11 янв. 2018 г., 11:11

Фото из архива Натальи Мозеровой

В современном мире чтение – скорее роскошь, чем необходимость. Толком нет времени читать, да и книги нынче довольно дороги. Множество гаджетов и экранизаций дают возможность ознакомиться с произведениями, не касаясь бумажных страниц. Однако книги не теряют своего очарования, и подрастающие поколения вновь и вновь учатся, читая.

Реутовчанка Наталья Мозерова и ее муж Андрей – авторы современных детских книг «Топа и Стряпа». Их дуэт вырос из творческой семьи, которая однажды долгим зимним вечером придумала историю про умного зайца, шустрого суслика и их друзей. Постепенно один рассказ превратился в целую книгу, а затем и в большой образовательный проект, которые дважды становились лауреатами премии губернатора Московской области «Наше Подмосковье».

Наталья Мозерова

«О том, что мы стали победителями, я узнала в последний момент. Конечно, я догадывалась, что раз меня пригласили на церемонию награждения, то, наверное, наш проект попал в числе победителей. Но шанс занять почетное, но не призовое место оставался. Когда же стало точно известно, что мы стали лауреатами, я очень обрадовалась. Это такие бурные эмоции!»

— Наталья, расскажите немного о себе.

— Я родилась в Москве, у меня педагогическое и экономическое образование. С красным дипломом окончила институт, работала бухгалтером. В Реутове живу с 2010 года. Сейчас я домохозяйка, занимаюсь детьми. Воспитывать двух дочерей непросто, но мне это нравится. В этом я нашла свое предназначение. Дети – искренние и добрые люди. С ними интересно. Они чувствуют, как ты к ним относишься. Если ты искренне вкладываешь в их воспитание силы и душу, то и они отдают тебе во сто раз больше своей любовью. Ради них хочется делать добрые дела.

Наталья Мозерова: «Мы получаем обратную связь от читателей в социальных сетях, и поэтому я могу сказать совершенно точно, что наши сказки больше всего нравятся девочкам 6-9 лет, их мамам и бабушкам. Но и мальчишки с удовольствием читают книгу»

— Как вы начали создавать детские книги?

— У нас творческая семья. Лепим, рисуем, мастерим с удовольствием. На новогодние праздники в 2015 году мы с мужем придумали историю про зайца Топу, суслика Стряпу и других зверят. Характеры их были списаны с родственников и друзей. Но никто не обиделся, так как герои получились все милыми и добрыми. За первой историей сложилась вторая и третья, а когда их набралось двенадцать, мы с мужем решили издать книгу.

— Как издавались книги, с какими трудностями вы сталкивались по пути от рукописи к печати?

— Самая большая трудность – это отсутствие интереса у издателей к новым авторам. Создание книги дело довольно затратное: нужно заплатить корректору, художнику, дизайнеру, вложиться в производство. А купят ли книгу в наш век гаджетов – это большой вопрос. Издатели предпочитают не рисковать: печатают советскую классику, западные успешные новинки и книги школьной программы – то, что точно купят. Молодые авторы детских рассказов не интересны. Мы писали во все издательства, но даже не получили ни одного ответа. Все наши книги мы в итоге издаем за собственные средства. Очень помогает то, что иллюстрации к сказкам делает мой муж и соавтор Андрей Мозеров. Это не бизнес. Большинство книг мы дарим детям. Что-то продаем, чтобы окупить затраты. Выиграв с нашим проектом «Топа и Стряпа» премию «Наше Подмосковье» два года подряд, мы продолжаем надеяться, что наших ярких героев заметит какое-то крупное издательство и нам удастся издать книги большим тиражом. Очень хочется, чтобы добрые сказки прочитало как можно больше детей.

— Где сейчас можно познакомиться с вашими произведениями?

— Большую часть книг мы подарили, в том числе, и реутовским библиотекам. Часть тиража по существующим правилам была направлена в государственные фонды. А если кто-то хочет приобрести себе собственную книжку с подписью авторов, то это можно сделать через нашу группу «ВКонтакте» vk.com/topastryapa. Там также есть возможность выиграть книгу.

— Почему вы решили выдвинуть свой проект на премию «Наше Подмосковье»?

— Сегодня не так много конкурсов, где можно получить финансовую помощь для развития социального проекта. Премия губернатора Московской области это один из них. Мы с мужем не получаем финансовой поддержки от администрации города. Поэтому участие в конкурсе такого уровня для нас – это и престиж, и возможность компенсировать затраты, но главное — это возможность обратить внимание на наш проект.

Сказки про Топу и Стряпу очень добрые, в них нет явно выраженных негативных героев

— В 2016 году вы уже становились лауреатом. Расскажите, пожалуйста, о чем тогда был ваш проект, чем он отличается от того, который был подан в 2017 году?

— В 2016-м году я стала лауреатом конкурса в номинации «Культпросвет». Тогда я представляла свой собственный проект. Он был связан с проведением открытых уроков и мастер-классов со школьниками, на основе героев книги. В 2017-м году проект получил развитие. Совместно с педагогами реутовского детского сада №3 «Ромашка» мы реализовали проект «Топа и Стряпа. Сказочные воспитатели». Весь год наряду с штатными педагогами с детьми работали наши сказочные герои. Ребята лучше воспринимают обучающий материал, когда он подается им в игровой форме. Было бы несправедливо, если бы никто не узнал о таком ярком проекте, над которым в течение нескольких месяцев работали столько людей, включая детей. Победа в конкурсе стала заслуженной наградой всем нам.

— Как дальше будут развиваться ваши произведения?

— Сюжеты рождает сама жизнь. Иногда мне кажется, что сказки сочиняют себя сами, они появляются откуда-то. Как говорят, идеи ищут авторов, а не авторы воплощают идеи. Мир Топы и Стряпы еще не исчерпан, и приступать к каким-то другим героям сейчас рано. Выигрыш в губернаторской премии позволит нам сделать ростовую куклу Топы. Суслик Стряпа у нас уже есть. И теперь мы сможем сделать наши мероприятия еще ярче, а занятия интереснее.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector