Я рисую то, что мне нравится. Uttam Manna

Я рисую то, что мне нравится. Uttam Manna

Как написать сочинение на тему: Моё хобби — рисование?

Как написать сочинение на тему: Моё хобби — рисование?

У каждого человека есть свое любимое увлечение, хобби, которому он посвящает свое свободное время. Для меня это обычное рисование.

Рисование дает мне радость творчества, за ним я забываю о хлопотах и заботах тяжелого дня, я отдыхаю душой, когда беру в руки карандаши и краски и начинаю рисовать те образы, которые приходят мне в голову.

Больше всего я люблю рисовать природу. Это может быть лес или залитый солнцем луг, над травами которого летают разноцветные яркие бабочки. Это может быть берег речки, на котором я часто провожу летние дни, это может быть милая мне деревня, в которой я часто гощу у бабушки.

Я не претендую на то, чтобы стать художником, да мне этого и не нужно, я рисую только для себя, ведь рисование дает мне то удовлетворение от творчества, которое делает жизнь любого человека осмысленной.

Написать сочинение «Моё хобби рисование» совсем нетрудно, ведь каждый человек когда-нибудь в своей жизни рисовал, особенно, учась в школе. Мне тоже очень нравится рисовать с детства, только уже став взрослой я рисую в компьютере — такова моя работа сейчас. В основном я рисую по фотографии и делаю из фотографии картину, а потом печатаю её на натуральном холсте, а дальше делаю тоже самое, что и с обычными картинами: покрываю холст лаком, натягиваю холст на подрамник и, конечно же, делаю багетную раму к картине в специальной мастерской. А для вас я привожу три варианта сочинений на тему про хобби — рисование:

Первый вариант сочинения:

Я много чем увлекаюсь, но мое самое любимое хобби это рисование. Больше всего я люблю рисовать простыми и цветными карандашами. Обычно вдохновение приходит неожиданно. Поэтому я всегда ношу с собой блокнот и простой карандаш. там я могу быстро сделать зарисовку. Дома же в свободное время, я срисовываю зарисовку из блокнота и начинаю прорисовывать отдельные детали на будущем шедевре. Когда я начинаю дома рисовать я забываю про все. маме несколько раз приходится звать меня на ужин. Я говорю, что через пару минут подойду, и эти минуты растягиваются на полчаса. Время летит незаметно. Но мне надо закончить рисунок, иначе я не смогу думать больше ни о чем другом.

Но я рисую не только когда есть вдохновение. если у меня плохое настроение, я тоже беру в руки карандаши. Рисую потихоньку картинку, а настроение становится все лучше с каждым штрихом.

Sketchbook

Наброски каждый день

Интервью с художницей Ксенией Кондылевой (inst: humid_peach)

Ксения Кондылева — молодая художница и блогер родом из Тюмени. В ее инстаграме более 800 тыс. подписчиков, а также у Ксении есть одноименный с инстаграмом YouTube-канал. Ксения ответила на вопросы команды SKETCHBOOK.STORE и рассказала об образовании в художественной школе, о творческом выгорании и как с этим бороться, о посыле своих работ и стилистике, и, конечно же, дала пару советов начинающим художникам.

— Расскажите с чего все началось. Во сколько лет вас заинтересовала живопись?

— Как и многие я рисовала с детства, в 7 лет в первый раз поступила в художественную школу и благополучно ушли из нее через месяц.

— У вас сохранился первый рисунок? Какой он был?

— К сожалению, не сохранился. Я много переезжала, но помню, что это были какие-то человечки цветными карандашам

— Вы учились в 2-ух художественных школах. Но в одном из своих видео вы поделились сожалением о том, что проучились в 1-ой школе долгое время. Почему? Что было не так?

— В первой школе не нравилось плохое отношение преподавателей, их незаинтересованность к ученикам, если сравнивать со второй школой. Не было диалога с учениками, материал давался сухим, если говорить про уроки истории, да в целом было не очень плохо, но почему-то впечатление осталось не очень хорошим.

— По вашим словам, вы самостоятельно научились рисовать портреты, без участия художественной школы. А для чего вам было нужно художественное образование? Чему вас научили?

— В художественную школу я шла не за дипломом, а больше за возможностью рисовать, получать новую информацию и общаться. Научили, наверное, базовым вещам.

— После 9 класса вы поступили в колледж на направление экономики и бух. учета. Почему именно экономика? Ведь рисование и бухгалтерия абсолютно разные сферы.

— В 16 лет у человека нет понимания того, что ему нравится. Не знала куда стремиться — выбрала самую обычную профессию. Не считала раньше, что рисование может стать профессией, плюс дополнительное давление окружающих о том, что нужно выбрать что-то более стабильное, то, что будет точно приносить деньги.

— Важна ли роль таланта в живописи? Или же успех зависит только от усердия?

— Все воспринимают понятие ТАЛАНТ по-разному. Если говорить о нем, как о предрасположенности или особом восприятие мира, то считаю, что он важен. Но результата добиться можно только в совокупности с усердием и трудом.

— У многих художников возникает творческое выгорание. Бывает ли у вас подобное состояние? Как и где вы набираетесь эмоций и вдохновения?

— Конечно бывает. Но до определенного момента я не понимала, что это именно «выгорание». Так как я нахожусь не только в роли художника, но и в роли блогера, а также человека, который создает фото и видео контент, плюс работаю на заказ и еще куча всего. Такая эмоциональная загруженность часто приводит к эмоциональному выгоранию. Чтобы как-то с ним справиться, я обычно стараюсь сбавлять темп, уменьшать количество задач, могу, например, перестать снимать и монтировать новые видео, иногда я просто беру другой материал (масло, акрил, цветные карандаши), ставлю себе новую цель в рисовании. Также, мне помогает простое общение с людьми или смена рода деятельности. Например, сейчас я купила скейт, иногда просто играю в приставку или пересаживаю цветочки.

— Есть ли художники, которые повлияли на вас? Кто из художников для вас пример?

— Наверное их слишком много, мне кажется каждый, из тех, на кого я подписана, вносит свой вклад, и это даже не обязательно популярный и признанный художник. Один из тех, кто поражает меня своими работами это Дмитрий Ребус, меня вдохновляет его техника акварели.

— На своем YouTube-канале вы говорили, что сейчас можете позволить себе принимать не все предложения от заказчиков. Дополните фразу: я никогда не нарисую, если…?

— Если мне не понравится человек, имею ввиду его изначального общение и отношение. Чаще всего, конечно, решение я принимаю исходя из пожеланий клиента и исходного фото (если это касается портрета на заказ).

— В какой обстановке вы предпочитаете творить?

— В тихой, я не очень люблю, когда шумно, хотя иногда включаю музыку. Все зависит от настроения. Люблю рисовать за своим столом — там все «под рукой». Мне обязательно нужно комфортно устроиться, иначе я становлюсь раздражительной, поэтому я часто рисую в кровати, но предпочитаю за настольным мольбертом.

— Как понять, что работа удалась? По каким критериям вы оцениваете свои картины?

— Никогда об этом не задумывалась. Обычно достаточно взглянуть на секунду, и ты уже понимаешь — «все, работа готова». Считаю, что прямо удачных работ у меня не много, часто мне не нравится, как повела себя в работе бумага или техника моего исполнения. Конечно, анатомические и композиционные ошибки тоже бывает все портят.

— Вы можете с уверенностью сказать, что ваш стиль окончательно сформировался? Или вы еще на этапе экспериментов?

— Я не думаю, что мой стиль окончателен, он всегда меняется, потому что меняюсь я. Не стараюсь ограничивать себя в этом, думаю я на данный момент не обладаю теми знаниями и опытом, чтобы позволить себе остановиться на чем-то конкретном.

— Что транслируют ваши картины? У вас есть цель донести до людей какую-то мысль через свои работы?

Читать еще:  Современный художник-импрессионист. Brent Jensen

— Глобальной цели нет. Я просто рисую, потому что мне нравится. Мои работы редко несут скрытый смысл, но я хочу это в будущем исправить. На данный момент я считаю, что мне нечего сказать этому миру, поэтому я пока просто радуюсь, что мои работы кого-то могут заставить снова взяться за кисть или просто остановиться на секунду, чтобы полюбоваться.

— Что для вас важнее: идея/посыл или реализация работы?

— Думаю все это важно, но считаю что всего этого у меня нет.

— Как вы считаете, правда ли, что художник иначе видит мир?

— Я не знаю. Не могу ответить на данный вопрос, потому что не знаю как другие люди видят мир. Как минимум есть профессиональные отклонения, люблю приглядываться к чертам других людей, рассматривать их лица.

— За вами следят огромное количество людей, которые ежедневно оценивают ваши работы. К чьему мнению вы прислушиваетесь? Или, наоборот, следуете только внутреннему голосу?

— Разумеется, если слушать все, что говорят, можно сойти с ума, поэтому я придерживаюсь позиции, что стоит слушать свой внутренний голос, а также голоса людей компетентных в данной сфере (наставник, друг-художник, учитель и. т. д.)

— Оглядываясь на собственный опыт, что вы посоветуете начинающим художникам?

Учиться, но зная реалии российского образования — стараться воспринимать многие вещи как опыт. Не бояться, и не ограничивать себя, и тем более не позволять это делать другим.

Как полюбить собственные работы?

Я, как и, наверное, большая часть Вашей аудитории, человек творческий, а именно — рисую. Рисую я относительно недавно, около трёх лет, но за это время я по-настоящему этим увлеклась, много пробовала, чему-то училась, 365-проект вела и даже закончила, рисую большую часть свободного времени, в общем, это моё всё. С технической точки зрения если положить рядом то, что было в начале и то, что есть сейчас — разница огромна. Да даже если сравнивать то, что было полгода назад и сейчас, то прогресс виден. Мои рисунки весьма трудоёмкие, хоть и небольшие по размеру, и кропотливые.
Кто-то, видя это, удивляется, как у меня хватает терпения, кто-то удивляется, что я могу такое нарисовать пользуясь только ограниченным набором инструментов, кто-то говорит, что мне надо идти учиться и работать в этом направлении.
В общем, судя по всему, я неплохо рисую.
Только вот проблема в том, что по окончанию рисунка я смотрю на него, замечаю (или нет) какие-то косяки и всё, никаких эмоций. Мне не нравится ни один рисунок из тех, что я нарисовала. Максимум могу понять, что, «о, в этот раз у меня стала лучше прорисовка света и тени, неплохо», но это именно как факт себе отметить и всё.
Все мои близкие удивляются, как я так могу, не верят и считают, что я выпрашиваю лишние комплименты. А я реально не понимаю, какой из рисунков может кому-то понравиться, а какой — нет, я не могу выбрать «любимые» или «лучшие» рисунки, я не могу объяснить, почему я удивляюсь комплиментам и почему мне в них не очень легко поверить. И так хочется почувствовать радость от того, что сделал, гордость, мол, а я вот так могу!
Как думаете, что это такое и можно ли от этого избавиться?
Заранее благодарна за ответ.

P.S.: чтобы не быть голословной, прилагаю ссылку на альбом с рисунками: только прошу её не публиковать.

По просьбе автора я ссылку на портфель убрала.

Там разные рисунки. некоторые совсем ниочем (орнаменты), другие с изюминкой и замыслом. И действительно — очень кропотливая работа с кучей деталек. Про некоторые лично мне понятно, в чем у автора должен был быть «кайф» — есть забавная идея, которую очень захотелось изобразить. Или есть какая-то интересная фактура у всей картинки, которой интересно добиться.

Мне тоже не всегда нравятся мои работы, когда они закончены. Но я понимаю, чего я хотела. Т.е я может быть хотела чего-то добиться, но не получилось. Но я тогда знаю, что я по крайней мере попробовала, получила опыт. Узнала, каким способом желанного добиться нельзя — это тоже знания. 🙂 А иногда мне результат не очень нравится, но я получила огромное удовольствие от процесса. Такие работы тоже есть. Когда я буквально чувствую, что мне этим позаниматься надо было, и меня процесс «заземлил». А результат мне не особо интересен. т.к. он особо и не нужен.

Но конечно есть работы, в которых удалось реализовать замысел, получить то, чего хотела. Близкое к тому, как я себе представляла. И я таким работам радуюсь. Часто бывает, что я после первого «огня» начинаю видеть там страшные ошибки. Иногда могу даже через пару лет не выдержать, и старую работу исправить, потому что ошибка стала совсем невыносимой. Но по крайней мере какой-то «медовый месяц» у меня с некоторыми работами есть. Поэтому я не могу себе представить. что это за чувство такое — если ни одна работа никогда никак не нравится. Или не вызывает каких-то положительных чувств. Или не отличается по ощущению от других работ.

Я не могу ничего сказать по поводу такого «синдрома», и так же — чем он «лечится». А так же — нужно ли это вообще «лечить». Так же не знаю, является ли это действительно какой-то очень искренней формой кокетства. не хочу ни в чем таком «обвинять» автора, но иногда люди такое делают и говорят подсознательно, как бы специально «обесценивая» собственный труд, потому что кто-то их в детстве к такому приучил. Или потому что как-то привили привычку, что от обесценивания своей работы человек получает эмоциональную выгоду.

И еще не могу не отметить одну деталь — хотя не факт, что она имеет хоть какое-то отношение к данному вопросу. Все работы в присланном портфолио — очень мрачные. На всех сюжетных работах — выколотые глазки, ужасы, страшные сны, кровища и страхи. Я знаю, что есть авторы, которые на всю жизнь выбирают себе такую «мрачноватую» тематику. Например Мистер Финч, которого недавно тут хвалили, со своими «мертвыми зверушками», или Здислав Бексинский, которого я считаю одним из самых красивых «мрачных» художников.

Но у «взрослых» художников, работающих в таком жанре, всегда есть при всей мрачности какая-то легкость в работах, какая-то ирония. Иногда — юмор, иногда — глубокая идея, философская история в картинке. И я таких художников внутренне отличаю от тех, кто просто все время рисует мрак.

Некоторые начинают вот так рисовать «мрачнуху!», и только со временем находят «глубину». Я не знаю, колько лет автору этого письма, но может быть этот этап еще впереди? В любом случае я обратила внимание, что когда такие мрачные картинки рисуются без этой самой глубины, это часто является чистым эпатажем. А эпатаж, это выпрашивание внимания (и на самом деле — з этим кроется обиженный ребенок, который хочет, чтобы его заметили). И может быть поэтому картинки не вызывают чувств у автора? Потому что они не рисовались ради этого чувства — ради творческой задачи, ради желания пережить что-то в этой картинке, или вложить что-то пережитое? А изначально вся цель творчества — не про это?
И может быть тут помогло бы просто попробовать другую тему? Хотябы чтобы посмотреть, что получится, если полностью оторваться от этого пафосного жанра, и попробовать просто порисовать наедине с самой собой, не ставя цели никого ничем шокировать?

Ну это — всего лишь предположение.

Так же картинки полные такого мрака могут быть свидетельством какой-то большой боли в душе. И может быть эта трагедия, которая там в душе живет, и работы свои любить не дает?
Но это наверное (как всегда) — к хорошему психологу. Пойти, и вместе с ним искать, чем заблокировано это чувство — эта способность налаживать с собственными работами человеческие отношения.

Читать еще:  Цифровые иллюстрации. Moises Martin

Если у кого-то тоже такое было — расскажите? (Особенно, конечно, интересно узнать, от чего такое потом прошло!)

45 красивых цитат про рисование

Мой вклад в жизнь мира — моё умение рисовать. Я буду рисовать, сколько могу, для стольких людей, для скольких могу, так долго, как смогу.

Они никому не позволял коснуться себя. По большей части предпочитал одиночество. Тревор думал, что если когда-нибудь он не сможет рисовать, он умрет. Эту возможность он всегда хранил запрятанной в уголке сознания: утешение веревки или бритвы, уверенность яда на полке, который только и ждет, чтобы его проглотили. Но, уходя, он никого не возьмет с собой.

Палка, палка, огуречик, Вот и вышел человечек. Вот и вышел, вот и вышел человечек. А теперь добавим ножек — Получился осьминожек! Получился, получился осьминожек!

— Беатрикс, где ты была? — Я не ребёнок, не обязана спрашивать у мамы позволения. — Я сама полагала взять карету сегодня утром. Где ты была? — Мы катались. С друзьями. — У тебя нет друзей. — Нет, есть, мама, на любом моём рисунке. — Соглашусь, у тебя есть довольно неплохие рисунки, Беатрикс, но не стану как отец лукавить и называть их великим искусством. Когда, мой друг, меня начнут издавать, тогда мы и посмотрим.

— Очаровательно, волшебно и так чудно выписано, я сражён наповал. — Не следует ли обсудить нашу работу, мистер Уорн. — Оторваться от ваших рисунков чрезвычайно трудно.

В мире контрастовНет места чувствам страстным. Будь то «искренняя» радость Или любовь «прекрасная»… Рисуются на скоростях дни, Сливаются в прямые линии. И на картинах тех мы все одни, В их серости скрывается уныние. А я свой черный уголек души На кисти с краской выменяв, Внутри себя найду спокойный уголок, И в этом мире больше не ищи меня…

Дайте мне побольше солнца! Я хочу нарисовать любовь.

Счастливую жизнь нужно рисовать легкими мазками — только так можно поймать красоту неуловимых чувств.

Вероника в этом сне была их учительницей и показывала им, как правильно держать кисть, как накладывать на холст мазки. Забавно и очень интересно! Почти как обучение музыке, только… как будто кисть – это просто другой инструмент для выражения чувств.

Видишь ли, Айя, рисунок – это же тоже нечто близкое ко сну. Здесь действуют те же бессознательные механизмы, как и в сновидении. Смещение, сгущение, регрессия… На рисунке мы часто изображаем то, что является вытесненным из нашего Сознания. То же самое происходит и во сне. Из нашего Бессознательного в сон попадают различные страхи и желания, образы и мысли.

Недавно один очень хороший парень, Ванька, задал мне вопрос, который поставил меня в тупик. Он спросил: — Вы сказали, что рисунок позволяет нам общаться с собой, с той частью себя, о которой мы мало знаем. Как по-Вашему, если мы будем много рисовать и много узнавать о себе, то не станем ли мы со временем неинтересны себе? Ведь всё неизвестное станет известным. Мы станем сами для себя прочитанной книгой. Это будет скучно, Вы не находите? Что бы вы ответили? Я в тот момент совершенно растерялась. Но потом сказала, что человек — такое удивительное создание, с таким глубоким внутренним ресурсом и с таким количеством неразгаданных тайн в душе, что вряд ли целой жизни хватит на то, чтобы разгадать все секреты собственного Я. Так что о том, чтобы стать самому себе не интересным после энной тысячи рисунков, можно не беспокоиться.

Она вымоет кисть, подсушит лист… На рисунке – россыпь из звёзд. Отдохнула? Наплакалась? Соберись! Не откладывай свой вопрос, Раскопай, на ладонь положи печаль, Её выслушай, рассмотри. К другу старому на денёк поезжай, Выспись крепко, себя встряхни. Душу выбели, сердцу верни покой, У природы выпроси сил, Чтоб никто не смог заразить тоской, О чём бы он ни спросил.

Я люблю возиться с малышами, они такие забавные. Перемажутся в краске, наставят на листе ватмана разноцветные отпечатки ладошек и радуются, что им позволили поозорничать и поиграть с красками. Хохочут, веселятся, и мамы вместе с ними. Много ли в детстве нужно для счастья? Чтобы мама была рядом, чтобы не ругали за грязные ладошки да чтобы похвалили за первые творческие успехи. Я всегда их искренне хвалю, потому что знаю: пока дети маленькие, можно заразить их тягой к творчеству. Можно дать им возможность через рисунок научиться общаться с миром, с мамой, друг с другом, с самими собой. Если не сделать это в раннем детстве, потом будет гораздо сложнее.

— Главная мразь страны рисует цветочки. — Ага. Это красиво?

Однажды ты найдёшь в шкафу свой портрет, написанный шариковой ручкой. Там у тебя будут кривые ноги, квадратная голова, косы размером с солнце, косоглазие и нос на щеке. Ты поцелуешь каракули и решишь, что оно того стоило.

Если бы я рисовала этот двор так, как подсказывало мне мое нутро, то изобразила бы шипы, рвущие плоть, цветы, забирающие солнечный свет у растений, меньше их по размерам, и холмы, окрашенные в красный цвет.

«Было время, когда все, чего я хотела — это достаточно денег, чтобы я и моя семья были сыты, а я могла проводить дни за рисованием. Вот и все, что мне было нужно. Больше ничего.» Пауза. Затем он написал: «А сейчас?» «Сейчас», — ответила я, — «Я не знаю, чего хочу. Я больше не могу рисовать» «Почему?» «Потому что эта часть меня пуста».

Кто хочет Честно Рисовать — Тот должен Чем-то Рисковать!

Я рисовал крыс целых три года, а потом кто-то сказал мне: какая это талантливая анаграмма слова «искусство» (англ. rat и art). И мне пришлось притвориться, что я знал об этом всю жизнь.

Живописец, бессмысленно срисовывающий, руководствуясь практикой и суждением глаза, подобен зеркалу, которое отражает все противопоставленные ему предметы, не обладая знанием их.

«Если я рисую, то не иду на компромиссы»: интервью с граффити-художником Кринком

Интервью с Крейгом Костелло, больше известным как KR или KRINK, корреспондент FURFUR провёл, сидя на главной сцене Faces&Laces, пока рабочие паяли декорационные элементы. Перед сценой стояли кубы с наполовину законченными кусками, и один из них, состоящий из брызг чёрной и белой краски (к концу первого дня фестиваля по его кромке затегали имена все, у кого был инструмент), только что закончил сам Костелло.

В прошлом Кринк граффити-райтер, теперь он позиционирует себя как галерейного художника. Однако больше всего наш собеседник известен, как ни странно, не своими работами, а как создатель одноимённой марки канцелярских товаров. Маркеры, пригодные для рисования и на стенах домов, и на бумаге, с узнаваемым эффектом «подтекания». «Прошу прощения, я должен отметить, что в отношении интервью я очень избирателен в том, на какие вопросы отвечать. Не очень люблю вопрос „Расскажи мне про свою жизнь‟, так что если вы ожидаете от меня, что я из ничего составлю развёрнутое объяснение, оставьте эти напрасные надежды», — с этой фразы, произнесённой очень медленно, с расстановкой, начинается наше интервью.

Когда мы закончим, Кринк даст мне пару советов, как надо делать интервью: «В ваши юные годы, если вы хотите сделать карьеру в журналистике, нужно делать одну простую вещь: ресёрч. Старайтесь узнать как можно больше о собеседнике, прежде чем приступить к вопросам». Проблема в том, что Костелло везде отвечает на одни и те же вопросы — наверное, поэтому он недолюбливает журналистов. «В Сети вы об этом ничего не найдёте. Лучшие мои интервью, где есть ответы на все ваши вопросы, сделаны для печатных изданий. Но мы всё их никак не оцифруем. Руки не доходят».

Крейг Костелло

Когда вы разрабатывали свои маркеры, у вас была в голове какая-нибудь конкретная картина, которую можно было бы написать при их помощи?

Да. Прежде всего, граффити предоставляет большую свободу для экспериментов с инструментами — в том числе маркерами. И сегодня люди больше нацелены на покупку вещей. Поймите меня правильно, люди всё ещё изобретают и придумывают новое. Однако раньше, когда совсем ничего нельзя было купить, уходило много времени и сил на то, чтобы как-то найти свою дорогу и свой стиль. Я из Нью-Йорка, где были граффити на поездах, внутри которых райтеры оставляли теги при помощи маркера. Как только поезд выходил из тоннеля, вся их краска выгорала и блёкла на солнце. Но я не из тех, кто рисовал на поездах. Они шли куда-то, рисовали и уходили. Я же с улицы, с открытого пространства, где ты можешь идти, куда тебе вздумается, и рисовать на любой поверхности, и потому тебе нужен компактный переносной инструмент. Я разработал кое-что, что не пожухнет на солнце и что можно положить во внутренний карман, не устраивая беспорядков.

Читать еще:  Турецкий художник. Fikriye Kesti

Так что концептуально маркер был предназначен только для рисования какого-нибудь глупого тега, но при этом он вполне портативен. Достаточно, чтобы рисунок держался в том месте, где я его оставил.

И всё? Вы не думали ни о какой большой работе?

Нет. Не было никакого бизнес-плана, если вы об этом.

Я сделал нечто, что стало моим собственным стилем, и вышел за его границы

Нет, я не об этом. Я имею в виду, здоровенный кусок на стене. Красивый рисунок, который вы мечтали бы воплотить при помощи маркеров.

Нет, не было такой задачи. Мне просто нравилось творить. Но произошло кое-что другое. Я сделал нечто, что стало моим собственным стилем, и вышел за его границы. Вот посмотри на все эти работы перед нами — все, кто их рисовал, использовали баллончики с краской. Я же использовал кое-что другое. Это даже не маркер — это просто другой инструмент. Понимаете?

Конечно. Вы думали когда-нибудь, что расписанные вами стены в море других кусков это что-то вроде Марка Ротко в живописи — в смысле палитры, лаконичности, абстрактности?

Так, прежде всего, я не делаю граффити. Я завязал с граффити в раннем возрасте. Однако, для меня важно творить и изобретать. Поэтому я предпочитаю воплощать это в живописи и скульптуре. Посмотрите внимательно. Ничего общего с граффити. Граффити нелегально, там есть определённый стиль, законы. Я занимаюсь другими вещами.

Вы чувствуете ответственность за то, что нарисовано вашими маркерами? Например, если кто-нибудь нарисует или напишет что-то вашими «растекайками».

Нет. Одно дело — инструмент, другое — что я с ним сделал. Я не говорю, что вы должны использовать его так, как я. То, как вы распорядитесь продуктом, — под вашу ответственность и говорит о ваших способностях. Не всякий инструмент годится под определённые задачи, но если вам подходит, это важнее всего. Моя продукция нейтральна — это не граффити, там даже нигде не написано «граффити» или «стрит-арт», это всего лишь маркер: кто-то рисует на бумаге, кто-то на улице — и это подходит для всего. Мне вот ужасно приятно, что людям нравится и то, что я нарисовал, и моя продукция.

Мне известно, что бизнес съедает всё ваше время и его не остаётся на искусство. Что для вас проблема?

Да, бизнес действительно забирает всё моё время. Я должен уделять внимание и относиться с должным уважением к течению дел, потому что бизнес помогает мне. Но как бы ни было, важно что-нибудь постоянно придумывать, в бизнесе намного важнее иметь чёткий план и расчёт. И тут-то наступает тяжёленькое время для искусства — а вернее, на него не остаётся времени. Иногда даже легче продавать KRINK, чем моё собственное искусство, которое я продавать не хочу. Если продавать (свои картины и скульптуры — указывает на расписанный им куб), я бы хотел, чтобы кто-то другой этим занимался. Пусть этим занимается галерея — я же не торгуюсь с людьми, я не сейлз.

Итак, на создание концептуального искусства требуется время, которого нет, потому что вам приходится контролировать бизнес — вы когда-либо использовали это как отговорку, чтобы отложить занятия живописью?

Это вряд ли. Не думаю, что я использую это как отговорку. Но понимаете, есть и та и другая сторона. Больше уделяешь времени первому, второе сходит на нет, и наоборот. Всегда сложное решение. И, кроме того, иногда это решение требует от меня больших эмоциональных затрат. У меня есть работа, и когда я что-то рисую, не иду на компромиссы. Если меня просят использовать в работе, скажем, красный, когда он не предполагался, и настаивают на этом — я просто не берусь за эту работу. Не проблема — я не должен красить это красным, потому что мне нужны деньги.

Вы просто не берётесь за этот проект?

Да. Ну только если я сильно хочу именно этот проект.

Я понимаю, что вы уже не имеете отношения к улице. Но, может быть, как сторонний наблюдатель вы заметили какую-нибудь принципиальную перемену в настроениях, в законах улицы, если угодно?

Прежде всего, граффити распространилось очень широко. И теперь, с распространением одновременно и Интернета, если у тебя есть стиль, его тут же начинают копировать или следовать ему. Пример — влияние райтеров из Бразилии на тех людей, кто никогда в Бразилии не был.

Но. У этого, казалось бы, положительного явления есть оборотная сторона. Консьюмеризм, всеобщая потребность приобретать, покупать. У меня есть бренд, а ещё существует куча брендов со спреями, и некоторые очень технически сложные вещи можно выполнить только так. И это очень сильно влияет на то, как выглядит конечный результат.

Если меня просят использовать в работе, скажем, красный, когда он не предполагался, и настаивают на этом — я просто не берусь за эту работу

Вы имеете в виду, чтобы сделать что-то сложное, требуется использовать большое количество инструментов?

Да. Когда я был молод, мы всё крали, приходилось таскать из разных мест составные части и потом самостоятельно находить и даже собирать свой инструмент. Сейчас всё совсем по-другому. Вот гляди на этот расписанный розовым гараж из гофрированного металла — это было просто невозможно. Потому что качество и цвет краски были плохими.

Что происходило с краской?

Она просто не ложилась, и всё. Сейчас компании-производители распознали этот рынок и стали производить краски с другим, стойким составом. А раньше вот этот розовый цвет на гофре просто расползался, стекал и не сох. Единственные два цвета, которые нормально ложились, были белый и чёрный. Иногда серебряный. Теперь всё по-другому. Рисунок можно сделать очень точным. И это, конечно, круто.

Если бы у вас было всё время на свете, что бы вы нарисовали?

Я обожаю работать публично. Так что я занимался бы большими публичными проектами. Делал бы паблик-арт на зданиях. Десять домов, например. Чтобы это было нечто для людей, чтобы это было доступно для них, чтобы они могли это увидеть. Как человек, закончивший школу искусств, я люблю работу галерей, музеев и других подобных арт-пространств. Но чтобы понимать современное искусство, в него нужно вникать, им нужно заниматься, нужно ходить, постоянно воспитывать свой вкус, узнавать что-то новое. Было бы здорово, если бы с искусством можно было ознакомиться между делом — как часть ежедневного расписания, часть жизни и общей культуры. Это было бы идеально.

В каком городе?

Нью-Йорк — прежде всего. Но по всему миру было бы тоже круто. Нью-Йорк мой дом, понимаете. Он полон рекламы и пустых стен. Мне кажется, руководство города могло бы позволить себе больше паблик-арта, чем есть. Нью-Йорк чудесный для искусства город, там периодически происходят какие-нибудь арт-контесты, но было бы здорово, если бы жители города ещё чаще смотрели на изобразительное искусство, не заходя в галерею. Например, сейчас я рисовал на стене, и рабочие подходили, фотографировались и с любытством смотрели на то, что я делаю. Я понял: это успех.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector