Южнокорейский художник. Jisun Lee

Южнокорейский художник. Jisun Lee

Корейский скульптор Jae Hyo Lee (17 фото)

геометрическое творчество корейца Lee Jae-Hyo.

Lee Jae-Hyo — весьма популярный современный художник. Его работы можно найти в крупнейших галереях по всему миру. Там же проходят и персональных выставки этого корейца.

Природа боится симметрии, природа не знает идеальных геометрических фигур. Зато человек может заставить природу приобрести эти чуждые ей формы. Наглядный пример тому — творчество корейского художника Lee Jae-Hyo, который создает из стволов деревьев идеальные сферы.

Jae Hyo Lee имеет степень бакалавра изящных искусств. Выставляется в самых знаменитых галереях Японии, Китая, Великобритании и США. Для своих скульптур-инсталляций использует цельные брёвна, куски дерева, ветки, болты, гвозди и многое другое.

Lee Jae-Hyo в качестве материала использует стволы деревьев. Причем, он создает из них совершенно неожиданные скульптуры — идеальные сферы. Такие, глядя на которые абсолютно понятно, из чего и каким образом они сделаны.

Но некоторые работы Lee Jae-Hyo стоят и прямо на открытом воздухе, причем, вдалеке от населенных пунктов — посреди леса. Дело в том, что этот корейский художник стремится возвращать свои скульптуры туда, где он взял материал для них

Древесные сферы этого художника высоко ценятся ценителями современного искусства и находятся в частных коллекциях по всему миру. Так же, стоит сказать, что Jae Hyo Lee является обладателем нескольких престижных наград и премий.

Кроме скульптур корейского скульптора Jae Hyo Lee такое необычное сочетание встречается только в устройстве вселенной. Всё, конечно, началось с того, что Jae Hyo Lee стал делать поделки своими руками. Позже из этого получилось нечто особенное. Благодаря необузданному таланту творца и его ничем не ограниченному полёту фантазии, он смог добиться такого удивительного эффекта, который, без преувеличения, заставил мир искусства удивиться.

Потрясающие деревянные абстракции Jae-Hyo Lee

  • Размер шрифта: БольшеМеньше
  • Просмотров: 2135

Всем Привет! На связи как обычно я, Дмитрий Дереворез. Расскажу сегодня о Джей-Хе Ли ( Jae-Hyo Lee или Lee Jae-Hyo, обзывают его по разному). О талантливом мастере деревянной скульптуры, корейце из Сеула, от архитектурных форм которого сносит крышу.

Эти конструкции представляют собой совершенно новые, фантастические образы. И каждый видит в них что-то свое. Я – расширяющуюся Вселенную. Или взрыв эмоций. Дизайнеры — видимо прорыв в ландшафтном дизайне.

В основе их создания – красота торцевого и поперечного разреза древесного ствола. С сердцевиной, годовыми кольцами. И эту красоту Джей Хе Ли старается обыграть в больших сферических, полусферических, овальных формах. Они не вырезаются из цельного куска дерева, это было бы просто и банально.

Художник формирует свои сферы, конусы и колонны из кусков бревен, пеньков и веток, хаотично расположенных в пространстве. Как бы это объяснить?

Гигантский чак-чак.

Кто-нибудь из вас знает, как готовится татарское печеное лакомство чак-чак? Нарезают тесто в виде лапши, обжаривают. Укладывают ее горкой на большое блюдо, поливают густым сиропом. И руками придают форму высокого конуса.

Вот почти так же, только в гораздо больших масштабах и без сиропа, Джей Хе Ли поступает с отрезками стволов и веток. Он нагромождает их друг на друга в разных направлениях. Скрепляет между собой, просверливая в них отверстия. Получается объемная конструкция вроде противотанкового ежа.

А потом Джей Хе Ли берет бензопилу и обрезает торчащие концы, придавая всему сооружению задуманную форму с идеально гладкой поверхностью. Стволы дерева, уходящие вглубь, он обрабатывает горелкой. Они становятся черными и образуют фон, отчего их обрезанные светлые торцы становятся еще декоративнее.

Готовые деревянные скульптуры обычно устанавливаются для красоты на фоне настоящего леса. Художник считает, что его творения должны возвращаться туда, откуда они родом. Укрепленные на стволах – подставках, они напоминают гигантские одуванчики или деревья, обрезанные садовниками с особым фанатизмом. Часто инсталяции от Jae-Hyo Lee используются для украшения открытых озеленённых ландшафтов в черте города, а также «каменных джунглей» современного городского ландшафта.

Ландшафтные дизайнеры пищат от таких изысков. Но не только для декорации открытых пространств использует художник свои творения. Дизайнеры современных интерьеров так же с удовольствием внедряют огромные инсталяции Джей-Хе Ли для преображения огромных территорий современных торговых комплексов.

Красиво, необычно и трудновыполнимо. Но корейцы – очень трудолюбивый народ. За последние десятилетия Южная Корея далеко шагнула.

Читать еще:  Стоп-кадры внутренних сражений. Barbara Tosatto

Мебель из будущего.

Второе направление в творчестве Джей Хе Ли — удивительная деревянная мебель абстрактной формы, выполненная по той же технологии. Только из отрезков дерева формируются не сферы и конусы, а плавно изогнутые кресла, столы и табуреты. Обрезки бревен могут перед этим подпиливаться таким образом, что поперечный разрез получается не круглым, а сложной конфигурации.

Мебель очень декоративна. Это и предмет искусства, и полезная вещь в интерьере. Смотрится потрясающе. Красиво, современно. И нигде нет ничего подобного.

Работы Jae-Hyo Lee выставляются в лучших художественных галереях по всему миру. Он организует и персональные выставки.

Очень трудно придумать и сделать то, что до тебя никто не делал. Из обычных материалов создать что-то удивительное. Lee Jae-Hyo, талантливому художнику – дизайнеру, это удалось.

На сегодня экскурс в прекрасное закончен. До встречи в следующих обзорах!

Потрясающие деревянные абстракции Jae-Hyo Lee

  • Размер шрифта: БольшеМеньше
  • Просмотров: 2136

Всем Привет! На связи как обычно я, Дмитрий Дереворез. Расскажу сегодня о Джей-Хе Ли ( Jae-Hyo Lee или Lee Jae-Hyo, обзывают его по разному). О талантливом мастере деревянной скульптуры, корейце из Сеула, от архитектурных форм которого сносит крышу.

Эти конструкции представляют собой совершенно новые, фантастические образы. И каждый видит в них что-то свое. Я – расширяющуюся Вселенную. Или взрыв эмоций. Дизайнеры — видимо прорыв в ландшафтном дизайне.

В основе их создания – красота торцевого и поперечного разреза древесного ствола. С сердцевиной, годовыми кольцами. И эту красоту Джей Хе Ли старается обыграть в больших сферических, полусферических, овальных формах. Они не вырезаются из цельного куска дерева, это было бы просто и банально.

Художник формирует свои сферы, конусы и колонны из кусков бревен, пеньков и веток, хаотично расположенных в пространстве. Как бы это объяснить?

Гигантский чак-чак.

Кто-нибудь из вас знает, как готовится татарское печеное лакомство чак-чак? Нарезают тесто в виде лапши, обжаривают. Укладывают ее горкой на большое блюдо, поливают густым сиропом. И руками придают форму высокого конуса.

Вот почти так же, только в гораздо больших масштабах и без сиропа, Джей Хе Ли поступает с отрезками стволов и веток. Он нагромождает их друг на друга в разных направлениях. Скрепляет между собой, просверливая в них отверстия. Получается объемная конструкция вроде противотанкового ежа.

А потом Джей Хе Ли берет бензопилу и обрезает торчащие концы, придавая всему сооружению задуманную форму с идеально гладкой поверхностью. Стволы дерева, уходящие вглубь, он обрабатывает горелкой. Они становятся черными и образуют фон, отчего их обрезанные светлые торцы становятся еще декоративнее.

Готовые деревянные скульптуры обычно устанавливаются для красоты на фоне настоящего леса. Художник считает, что его творения должны возвращаться туда, откуда они родом. Укрепленные на стволах – подставках, они напоминают гигантские одуванчики или деревья, обрезанные садовниками с особым фанатизмом. Часто инсталяции от Jae-Hyo Lee используются для украшения открытых озеленённых ландшафтов в черте города, а также «каменных джунглей» современного городского ландшафта.

Ландшафтные дизайнеры пищат от таких изысков. Но не только для декорации открытых пространств использует художник свои творения. Дизайнеры современных интерьеров так же с удовольствием внедряют огромные инсталяции Джей-Хе Ли для преображения огромных территорий современных торговых комплексов.

Красиво, необычно и трудновыполнимо. Но корейцы – очень трудолюбивый народ. За последние десятилетия Южная Корея далеко шагнула.

Мебель из будущего.

Второе направление в творчестве Джей Хе Ли — удивительная деревянная мебель абстрактной формы, выполненная по той же технологии. Только из отрезков дерева формируются не сферы и конусы, а плавно изогнутые кресла, столы и табуреты. Обрезки бревен могут перед этим подпиливаться таким образом, что поперечный разрез получается не круглым, а сложной конфигурации.

Мебель очень декоративна. Это и предмет искусства, и полезная вещь в интерьере. Смотрится потрясающе. Красиво, современно. И нигде нет ничего подобного.

Работы Jae-Hyo Lee выставляются в лучших художественных галереях по всему миру. Он организует и персональные выставки.

Очень трудно придумать и сделать то, что до тебя никто не делал. Из обычных материалов создать что-то удивительное. Lee Jae-Hyo, талантливому художнику – дизайнеру, это удалось.

На сегодня экскурс в прекрасное закончен. До встречи в следующих обзорах!

5 фактов о работах Ли Бул

В питерском Манеже открылась выставка «Утопия Спасенная» суперзвезды корейского искусства — художницы Ли Бул. Рассказываем главное, что нужно знать о художнице.

Читать еще:  Хорватский художник. Vesna Martinjak

Критики называют работы Ли Бул, главной современной художницы Южной Кореи, гротескными и роскошными. Дочь диссидентов, преследуемых режимом диктатора Пак Чон Хи (известен также как автор «корейского экономического чуда»), Ли с детства привыкла к обыскам в доме и вообще узнала, как выглядит угнетение и что значит быть свободной. Она и сама, возвращаясь из школы, где ее насильно переучивали в правшу, садилась рисовать — левой рукой, не как все. В итоге хрупкость человека и исторические потрясения стали главной темой ее работ — причудливых инсталляций из стекла, тканей и металла. Впрочем, в выборе материала она свободна до крайностей: выставку в нью-йоркском МoМА закрыли раньше времени из-за запаха тухлой рыбы — важной части инсталляции. В ход идут и человеческие волосы, и слепки греческих статуй, и собственное тело — для своих знаменитых перформансов Ли переодевается в монструозные костюмы. Ли Бул — первая и пока единственная из корейских художников достигла большого международного признания, ее роль в развитии перформанса сравнима с ролью Марины Абрамович. Кроме того, Ли была одной из основателей корейской андеграундной арт-группы Museum, влиятельной до сих пор. О красоте, уязвимости и вдохновении The Blueprint рассказала сама художница и куратор ее выставки Сунджун Ким.

В 20 лет она хотела изменить мир радикальными перформансами

В важнейшем перформансе «Аборт», обнаженная и подвешенная вниз головой к потолку, она облизывала леденцы и с болью рассуждала об абортах (в тот момент запрещенных в Корее). А те самые монструозные костюмы, напоминающие вывернутого наизнанку человека, — отражали беспокойство, ее и окружающих, вызванное политическими репрессиями в стране. «Сейчас я понимаю, — говорит Ли Бул, — что легко мир не изменится. А когда мне было 20, я думала, что это возможно. Еще теперь я знаю, что мое искусство не дает конкретный ответ на фундаментальные вопросы, которые у меня есть к миру. Если бы я знала все это в 20 лет, была бы я менее фрустрирована тем, что мир нельзя изменить? Не знаю».

ЕЕ РАБОТЫ 1990-Х ИССЛЕДУЮТ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ ТЕЛО: ЕГО КРАСОТУ, ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ

Ли Бул полагает, что красота — в неожиданном, недосказанном, неизвестном и не определенном до конца. Ли Бул находит красоту в руинах и разрушении, несовершенстве и уязвимости. Красота в ее произведениях иногда воплощается в трагедии и травме: свежая рыба умирает внутри скульптур, киборгам из ее знаменитой серии, обезличенным и вместе с тем как будто бы женским фигурам, не хватает рук и ног.

В НУЛЕВЫЕ ОНА ОБРАЩАЕТСЯ К АРХИТЕКТУРЕ И УТОПИИ

Willing to be Vulnerable («Желание быть уязвимым») — это название недавней серии инсталляций, которые состоят из связанных друг с другом различных предметов: воздушных шаров, тентов и баннеров; все вместе напоминают о заброшенном цирке. Серия воссоздает модернистское представление о воображаемом будущем, а легкие и воздушные материалы придают этому будущему ощущение неуловимости. Один из элементов этой инсталляции, воздушный шар из металла (Metalized Balloon), напоминает печально известный дирижабль «Гинденбург» (взорвался при посадке в 1937 году. — The Blueprint). Ли Бул долго изучает историю модернизма и его утопий, но в отличие от большинства художников она этим не очарована — ее захватывает, скорее, связь утопичных идей с ее личной памятью и опытом.

В РАБОТАХ ЛИ БУЛ ЕСТЬ ОТСЫЛКИ К СОВЕТСКОМУ АВАНГАРДУ

Ли Бул говорит, что больше всего сейчас ее волнует образование цивилизаций, идеи прекрасного будущего, которые общество без конца пытается претворить в жизнь — и проваливается в своих начинаниях. «Мои работы так или иначе — исследование идей и идеологий, которые лежали в их основе. А утопическая модернистская архитектура начала XX века — важный мотив моей работы. Я прозвучу как старомодный гуманист, но больше всего меня вдохновляет человечество в целом — идеалы, истории, цивилизации, связь будущего и прошлого. Не верю, что можно говорить о будущем, прошлом и настоящем независимо друг от друга. Мы всегда рассматриваем прошлое из настоящего. А настоящее было будущим всего секунду назад».

БОЛЬШЕ ВСЕГО ОНА ИЗВЕСТНА СВОИМИ ОГРОМНЫМИ ИНСТАЛЛЯЦИЯМИ

Кто такая Ли Бул и почему ради ее выставки стоит поехать в Петербург

И какие футуристичные работы корейской звезды можно с 13 ноября увидеть в Манеже

Читать еще:  Фигурки и статуэтки из керамики. Elya Yalonetski

Корейская художница Ли Бул создает тотальные инсталляции, в которых переплавляет идеи Томмазо Кампанеллы, немецкого модерниста Бруно Таута, русских конструктивистов и собственные мысли об устройстве человеческого общества. В 2013 году она создала свой «Город солнца» — пространство, в котором свет ламп бесконечно отражается от сотен зеркал. Через четыре года этот визуальный прием возьмет на вооружение модный Дом Dior, в коллаборации с которым Ли Бул создала свою, «зеркальную» версию сумки Lady Dior — метафору утопичности моды.

Этой осенью фантазии Ли Бул впервые прибыли в Россию — с 13 ноября на выставке «Утопия Спасенная» в Манеже показывают работы за последние 15 лет: от архива утопических идей прошлого в рисунках и макетах до аэростата, напоминающего сгоревший в 1937 году дирижабль «Гинденбург».

Выставка Ли Бул «Утопия Спасенная» в петербургском Манеже

© Василий Буланов/ЦВЗ Манеж

Ли Бул. «Город солнца III9», 2015

© Jeon Byung-cheol / Studio Lee Bul

Европейцам, приезжающим в Сеул с его футуристическими небоскребами и поездами, кажется, что корейская столица и есть та самая утопия, воплощение «бумажной архитектуры» европейских и советских художников и инженеров 1920-х годов. Однако Ли Бул родилась в стране, больше похожей на антиутопию: кроме «экономического чуда» в послевоенной Южной Корее были диктатура, репрессии и жестоко подавленное восстание в Кванджу. «Я росла в период потрясений, мои родители были диссидентами, и мы постоянно переезжали с места на место. Я начала заниматься искусством в попытке понять связь между социальными катаклизмами и эмоциональным воздействием, которое они произвели на меня, когда я была ребенком», — вспоминает художница.

Выставка Ли Бул «Утопия Спасенная» в петербургском Манеже

© Василий Буланов/ЦВЗ Манеж

Ли Бул выучилась на скульптора в конце 1980-х и в прямом смысле слова вышла на улицы Сеула в костюмах, или даже мягких скульптурах, напоминающих внутренние органы, конечности и щупальца — в перформансе «Пристрастия» художница исследовала восприятие человеческого тела и его «уродств». Потом два часа висела обнаженной под крышей выставочного зала во время акции Abortion. «Аборты тогда были нелегальными, и никто не говорил об этом публично. Перед началом перформанса я раздала зрителям леденцы, чтобы они почувствовали во рту сладкий вкус. Я была раздета, связана и подвешена вниз головой, одновременно рассказывая о жизни и опыте прерывания беременности. Это шокировало — не из-за самой истории, а потому что я два часа разговаривала в таком положении и не собиралась прекращать. Люди хотели остановить меня — я помню эту реакцию».

Этими акциями художница вписала себя в мировую историю перформанса рядом с Мариной Абрамович и Джоан Джонас. Более шокирующей была разве что ее работа Majestic Splendor — украшенные блестками и бусинами мертвые рыбы в полиэтиленовых пакетах. В 1997 году произведение пришлось убрать с выставки в нью-йоркском MoMA — запах гниющей рыбы сшибал с ног.

Я хочу раскрыть тему надежд, рожденных бесконечными попытками человека построить лучший мир

В 1999 году в павильоне Южной Кореи на Венецианской биеннале Ли Бул выставила футуристические капсулы для караоке под названием «Гравитация превосходит скорость», а ее серия «Киборги» с белоснежными кибердоспехами была отобрана для основного, самого престижного проекта арт-смотра. Через 20 лет художница вернулась в Венецию с «Башней утренней серенады V», созданной из останков наблюдательных постов демилитаризованной зоны (DMZ) между Северной и Южной Кореей. В ней видна отсылка к «памятнику III Коммунистическому интернационалу» Владимира Татлина — увлечение архитектурными утопиями авангардистов началось у Ли Бул в 2005-м — с серии «Мое великое повествование». Тогда она поместила модель башни Татлина над 24 другими конструктивистскими зданиями, сваленными в кучу и залитыми розовой резиной — рядом горела цитата из романа Пола Боулза «Под покровом небес» о крахе иллюзий. «Модернистская утопия ХХ века — важный мотив моих работ с тех пор, как я заинтересовалась процессом возникновения идей, неспособностью их воплотить и их реконструкцией в современном обществе. Я хочу раскрыть тему надежд, рожденных бесконечными попытками человека построить лучший мир», — объясняет Ли Бул.

Выставка Ли Бул «Утопия Спасенная» в петербургском Манеже

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector