Не просто губы Никоса Василакиса

Не просто губы Никоса Василакиса

В фокусе: фотограф из Греции Nikos Vasilakis

  • Категория
  • В фокусе
  • 38533
  • 2

  • Категория
  • В фокусе
  • 26977
  • 2

  • Категория
  • В фокусе
  • 20061
  • 9

  • Категория
  • В фокусе
  • 13461

  • Категория
  • В фокусе
  • 12328
  • 3

  • Категория
  • В фокусе
  • 11503

Дааа, Никос крут. На девиарте галерея побольше, много чего интересного есть 😉

© 2011-2020 We Are Art — это новости дизайна, искусства, архитектуры. Интересные личности. Фотографии. Использование материалов We Are Art разрешено только с предварительного согласия правообладателей. Все права на изображения и тексты принадлежат их авторам. Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 16-ти лет.

Νίκος Ξυλούρης

альбомы и песни с переводами, биография

Никос Ксилурис (Ψαρονίκος, Псароникос) — легендарный певец. Он родился на Крите, в Аногии 7 июля 1936 года у Йоргиса и Элефтерии Ксилурисов. Считается, что это был 36 год, но точно не известно, потому что в 41 году деревня была разрушена немцами, и документы не уцелели, а сам Никос сомневался в дате своего рождения. Жители деревни вынуждены были переехать тогда, и вернулись обратно лишь три года спустя. Первые годы жизни семьи Никоса (и вообще, жителей Аногии) были бедными и трудными.

Однажды Никос увидел, как его родственник играет на лире, и очень захотел тоже научиться. Он попросил у родителей купить ему лиру, но его отец хотел, чтобы Никос учился. Но с помощью учителя Никосу удалось убедить отца купить лиру в Ираклионе, да еще и самую красивую. И вот, уже с третьего класса школы, песня стала жизнью Никоса Ксилуриса. Он стал подрабатывать, играя на свадьбах и других праздниках.

В 17 лет он переехал в Ираклион, где стал работать в ночном центре «Κάστρο», играя на лире, при этом денег ему хватало лишь на то, чтобы заплатить за снимаемую квартиру. Зато Ксилурис обзавелся множеством друзей, а они ему помогали организовать праздники, и его имя становится все более популярным. Играл Никос не всегда за деньги, а там, где не платили, он говорил — «Их необходимость в пирушке больше».

В 1956 году Никос Ксилурис познакомился со своей будущей женой Ураней Мелабианаки, еще ученицей тогда. Ее отец был против ее свадьбы с музыкантом, поэтому Никос просто ее украл, и в 1958 году они поженились. Они решили обосноваться в Ираклионе, где Никос и записал свой первый диск «Μια μαυροφόρα που περνά». При этом не хватило денег на оплату певицы, поэтому второй голос исполняла жена Никоса. И диск стал популярным, и звукозаписывающая компания предложила записать и другие диски. А за первый альбом Ксилурис получил всего лишь 150 драхм, но это его не беспокоило, он хотел, чтобы песни его и Крита были услышаны.

Читать еще:  Песни о повседневности. Pilar Sagarra

В 1966 году Никос Ксилурис представил свое государство на фестивале народной музыки в Сан-Ремо, где получил первую премию за исполнение сиртаки на лире. У Никоса родилась дочь, это уже второй ребенок, первый — мальчик, который родился еще в 60 году. В эти же годы Ксилурис открыл свое заведение «Эротокритос» на Крите, и вообще жизнь у него всячески наладилась.

В 1969 году Никос выступил первый раз в Афинах, публика его приняла очень восторженно, и он решает остаться в Афинах. Там он познакомился с Еррикосом Талассиносом. А еще Ксилурис познакомился с Такисом Ламбропулосом, директором звукозаписывающей компании «Колумбия», который записал голос Ксилуриса на какой-то из свадеб и отправил Ставросу Ксархакосу, который тогда был в Париже. А газеты написали, что Ламбропулос поехал на Крит и там открыл великолепного певца народных песен. А уже оттуда о нем узнал Яннис Маркопулос. Именно с ним Ксилурис записал новый диск «Ριζίτικα», который так давно хотел издать, и диск стал продаваться в магазинах Афин, а сам Никос Ксилурис был награжден премией от Французской Академии. Правда, разочарование тоже пришло вместе с этим диском — на обложке имя Ксилуриса даже не упоминалось.

Во времена Хунты голос Никоса Ксилуриса стал голосом сопротивления, в те годы он пел либо песни Маркопулоса, с которым много работал, либо критские народные песни. Никос Ксилурис не только пел и играл на лире, но и пробовал себя в качестве актера. Так, в 1973 году он играл роль певца с Джени Карези и Костасом Казакосом в театральном представлении «Μεγάλο μας Τσίρκο», исполняя песни Ставроса Ксархакоса. А само представление не раз попадало под цензуру Хунты.

Читать еще:  Перфекционизм или недостижимое совершенство

На самом пике своей карьеры Ксилурис узнал, что болен раком, он ездил на лечение в Нью-Йорк, но все зря. 6 февраля он приехал в больницу Пирея, но там его состояние ухудшилось, и в пятницу, 8 февраля 1980 года, в возрасте всего лишь 44 лет, он умер. Получилось так, что одна из спетых им песен обернулась правдой:

На следующий день его провожала вся Греция, тысячи людей пели его песни, а потом друзья Никоса приходили на его могилу и пели ему песни, играла на лирах.

Двое из пяти братьев Никоса КсилурисаАдонис (Ψαραντώνης, Псарадонис) и Яннис (Ψαρογιάννγης, Псарояннис) — тоже известные музыканты. Вообще, в семье было много музыкантов — дед играл на лире, а отец хорошо танцевал и пел. Сын Антониса Йоргис тоже уже записал несколько альбомов.

Автор текста: Марина Боронина. Разрешено использовать только со ссылкой на данную страницу или автора.

24 красивые цитаты про губы

Не то, что входит в уста, оскверняет человека, но то, что выходит из уст, оскверняет человека.

Ловила ртом я этот мягкий пух, А он, своевольный, таял не долетая до губ.

Глаза, нос и губы — вот на что мы обращаем внимание в первую очередь, когда оцениваем чью-то внешность, в том числе и свою собственную.

Губы Джареда теперь ощущались иначе. Это не был поцелуй, которым он говорил, что любит меня, или прощался со мной. Он отдавался мне.

Я в губы целую твой беззаботный смех.

Рано стареют женские губы, Женская шея и женская грудь. Рано стареют, становятся грубы.Годы прожитые не зачеркнуть.

Прекрасны те уста, которые часто произносят добрые слова. Прекрасны те глаза, которые стараются видеть в людях одно только хорошее. Стройной будет фигура у того, кто разделит свою еду с голодным. И волосы станут как шелк, если их каждый день будет гладить ребёнок.

Обратите внимание, как он не шевелит губами, почти.

Я касаюсь твоих губ, пальцем веду по краешку рта и нарисую его так, словно он вышел из-под моей руки, так, словно твой рот приоткрылся впервые, и мне достаточно зажмуриться, чтобы его не стало, а потом начать все сначала, и я каждый раз заставляю заново родиться твой рот, который я желаю, твой рот, который выбран и нарисован на твоем лице моей рукой, твой рот, один из всех избранный волею высшей свободы, избранный мною, чтобы нарисовать его на твоем лице моей рукой, рот, который волею чистого случая (и я не стараюсь понять, как это произошло) оказался точь-в-точь таким, как и твой рот, что улыбается мне из-подо рта, нарисованного моею рукой. Ты смотришь на меня, смотришь на меня из близи, все ближе и ближе, мы играем в циклопа, смотрим друг на друга, сближая лица, и глаза растут, растут и все сближаются, ввинчиваются друг в друга: циклопы смотрят глаз в глаз, дыхание срывается, и наши рты встречаются, тычутся, прикусывая друг друга губами, чуть упираясь языком в зубы и щекоча друг друга тяжелым, прерывистым дыханием, пахнущим древним, знакомым запахом и тишиной. Мои руки ищут твои волосы, погружаются в их глубины и ласкают их, и мы целуемся так, словно рты наши полны цветов, источающих неясный, глухой аромат, или живых, трепещущих рыб. И если случается укусить, то боль сладка, и если случается задохнуться в поцелуе, вдруг глотнув в одно время и отняв воздух друг у друга, то эта смерть-мгновение прекрасна. И слюна у нас одна на двоих, и один на двоих этот привкус зрелого плода, и я чувствую, как ты дрожишь во мне, подобно луне, дрожащей в ночных водах.

Читать еще:  Невидимые цвета. Russ Wagner

И тогда их губы сошлись тесно-тесно, и она лежала совсем вплотную к нему, и понемногу её губы раскрылись, и вдруг, прижимая её к себе, он почувствовал, что никогда ещё не был так счастлив, так легко, любовно, ликующе счастлив, без мысли, без тревоги, без усталости, полный только огромного наслаждения, и он сказал: — Мой маленький зайчонок. Моя любимая. Моя длинноногая радость.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector