Необычные фотографии. Miles Aldridge

Необычные фотографии. Miles Aldridge

Майлз Олдридж о глянце и женщинах в беде

21 ноября в Центре фотографии имени братьев Люмьер открылась первая в России выставка британского фэшн-фотографа Майлза Олдриджа, чьи снимки стояли на обложках Vogue, GQ и Time, а также входят в коллекции Британского музея, V&A и Национальной портретной галереи. В Москву привезли больше сорока его работ, включая совместный проект с Маурицио Каттеланом. The Blueprint расспросил Олдриджа, почему женщины на его снимках — такие роскошные и такие несчастные.

Майлз Олдридж — из тех художников, чьи работы узнаешь с первого взгляда: гиперглянцевые, броские, напоминающие о классическом Голливуде и американской мечте, но всегда с фигой в кармане. Даже сами цвета этих съемок — сочные и контрастные — на старте его карьеры были вызовом: в начале 90-х высокохудожественными считались черно-белые снимки в духе Питера Линдберга, а буйство красок было признаком коммерции. Что не помешало ему стать одним из самых востребованных и признанных современных фотографов: его кадры не раз стояли на обложках Vogue, GQ и Time (включая ту самую с «Игрой престолов»), а портреты Джарвиса Кокера, Захи Хадид, Лили Коул и Пи Джей Харви хранятся в лондонской Национальной портретной галерее.

Художник-иллюстратор по образованию, Майлз педантично прорабатывает все детали и всегда рисует скетчи будущих кадров. Его модели похожи на манекены, в том числе благодаря беспощадной ретуши, а созданные им портреты напоминают страницы, вырванные из графического романа. Но нельзя сказать, что он лакирует действительность, — напротив, заставляет нас присмотреться к ней повнимательнее. От других безудержных фантазеров мира моды вроде Тима Уокера или Ника Найта Олдриджа отличает острый и безжалостный взгляд на повседневность. В сюжетах его отчетливо глянцевых съемок всегда что-то «не так»: на лице маленькой девочки — «взрослый» макияж, на прикроватном столике — россыпь таблеток, книга в руках принимающей ванну блондинки уже намокла, а качели, которые толкает модель со стеклянным взглядом, — пусты.

Эстетизированное страдание и фетишизированная красота героинь Олдриджа вместе с их кукольным совершенством отсылают к культовым образам Линча и Хичкока и другим воспетым поп-культурой девушкам в беде. В редких случаях, когда его героини улыбаются, эта улыбка вымученная или даже слегка безумна. Чаще всего женщины на этих снимках выглядят обреченными, надломленными, опустошенными, запертыми в узких рамках выстроенного фотографом мира и, как намекает Олдридж, общества. Фотограф объясняет это тем, что его представление о женщинах было во многом сформировано судьбой его матери-домохозяйки Риты Фартинг, тяжело пережившей ранний развод с отцом Майлза — знаменитым иллюстратором, работавшим с The Beatles и The Who. Это один из главных лейтмотивов в работах Олдриджа, но далеко не единственный. Мы попросили его самого рассказать о самых важных — и о том, кто на него повлиял.

Любовь и ее отсутствие

В названиях моих выставок и книг иногда находится место любви (например, большая ретроспектива и монография Олдриджа называлась I only want you to love me. — Прим. The Blueprint), но я не изображаю саму любовь. Мои персонажи — люди, лишенные любви, или не способные на нее, или сломленные ею. I only want you to love me — это в первую очередь про то, как мы манипулируем друг другом в отношениях. Мне кажется, в целом очень сложно изобразить любовь или нежность, не скатившись в китч. Я не могу выразить это чувство ни словами, ни на пленке. Я могу вспомнить всего пару примеров из истории искусства, например, мне близок образ, который есть у Кранаха Старшего на картине «Купидон жалуется Венере»: крылатый мальчик выкрал из дупла соты, и теперь его жалят пчелы. Для меня это любовь, именно с помощью этой картинки я недавно объяснял, как все устроено, своему 16-летнему сыну. Не видел смысла как-либо это приукрашивать. Возможно, единственный раз, когда искусство смогло для меня передать нежность любви, — это была ранняя серия работ Дэвида Хокни, на которой изображалась любовь гомосексуальная. Простые скетчи, но меня — гетеросексуального мужчину — они очень тронули.

I only want you to love me

Роскошная жизнь

Почему все женщины выглядят так роскошно на моих фотографиях? Потому что я снимаю в первую очередь для глянца, и его задача — показать дорогую одежду. При этом мне никогда не было интересно снимать сами вещи, гораздо больше меня увлекало создание вымышленных персонажей — наряды тут были скорее подспорьем. На моих изображениях действительно почти всегда женщины из высших слоев, или, если пользоваться французской классовой системой, — из буржуазии. С другой стороны, я не могу сказать, что хорошо знаю этот мир, я в нем аутсайдер и описываю его скорее как наблюдатель (Олдридж слегка лукавит: его отец близко дружил с Джоном Ленноном и другими героями «свингующего Лондона», юный Майлз позировал мужу принцессы Маргарет фотографу лорду Сноудену, а его родная и сводная сестры Саффрон и Лили Олдридж — успешные модели и завсегдатаи светской хроники. — Прим. The Blueprint). Я вырос в пускай и артистической, но небогатой семье. Я не был окружен роскошью, в отличие от двух моих кумиров — Сесила Битона и Хельмута Ньютона, которые не только изображали эту жизнь, но и жили ею. Впрочем, еще Дали говорил, что лучшие художники воруют, так что я тут не стал исключением.

Вредные привычки

Женщина с сигаретой — классический образ из черно-белых фильмов, например, с Марлен Дитрих. Мои героини часто курят, потому что это добавляет загадки в их историю, к тому же струящийся изо рта дым — это прекрасный с эстетической точки зрения образ, очень эротически заряженный. При этом курение может быть и способом защиты, за сигаретой можно скрыться. Алкоголь тоже частый мотив на моих фотографиях. Да и вообще опьянение и его последствия — вечный сюжет, воспетый еще в античной Греции. Алкоголь указывает на то, что мои героини ищут возможности скрыться, представить другую жизнь, другую реальность, и спиртное им в этом помогает. На ум сразу приходят сходящая с ума Бланш Дюбуа из «Трамвая «Желание» или Большая мама из «Кошки на раскаленной крыше», которой алкоголь добавлял уверенности в себе.

Читать еще:  Непримечательность моментов. Paco Lafarga

Степфордские жены

Да, мои образы сложно связать с третьей волной феминизма, я черпаю вдохновение скорее из своих личных историй и конкретно из образа моей матери. Мое детство прошло в красочном и веселом доме, на потолке был «Юнион Джек», плакаты с иллюстрациями моего отца на стенах, все время играла музыка и были гости. Но моей матери посреди всего этого яркого безумия все равно приходилось выполнять роль домохозяйки — мыть посуду, пеленать детей. И поэтому развод, который случился, когда я был еще ребенком, был для нее большим ударом. Она была настоящей, как говорят, заложницей кухни и жертвой неудачного брака. И именно поэтому мои героини так часто оказываются домохозяйками или матерями, на фотографиях бывают младенцы и маленькие дети. К тому же я и сам отец — недавно у меня родился четвертый ребенок.

Франка Соццани

Я думаю, что во многом обязан Франке своим успехом, Vogue Italia был одним из первых журналов, в котором были опубликованы мои фотографии. Сейчас уже сложно это представить, но 15 лет назад глянец был в самом расцвете, и то, что делала Франка, было апофеозом этого расцвета. Если бы меня попросили выбрать самую интересную из всех версий Vogue — я бы абсолютно точно выбрал итальянскую. Франка работала с узким кругом фотографов, которым могла доверять и при этом давать практически полную свободу. Каждый выпуск Vogue Italia становился событием. Ее журнал намеренно был не про слова, а про изображения. Франка понимала, что только они смогут привлечь внимание к журналу на итальянском языке у международной аудитории. И это при том, что он никогда не мог похвастаться бюджетами, доступными, к примеру, американскому Vogue. Франке было важно, чтобы у фотографа было яркое и конкретное видение, в этом смысле она была по-настоящему уникальной, и теперь, когда ее не стало, я как-то особенно остро это ощущаю. И понимаю, что времена, когда главной задачей было удивлять, — прошли. В эпоху интернета уже ничем не удивишь.

Майлз Олдридж: что нужно знать об одном из самых известных фэшн-фотографов мира

В преддверии громкой выставки Майлза Олдриджа мы решили рассказать вам о нем больше: «короле цвета», фотографе, о котором нужно знать.

В России пройдет первая выставка «короля цвета» среди фотографов — 21 ноября Центр фотографии имени братьев Люмьер открывает выставку британца Майлза Олдриджа. Майлз — fashion-фотограф из Лондона и любимый автор журналов Vogue, Harper’s Bazaar, GQ, Vanity Fair, Numéro, The New York Times и The New Yorker. Мы собрали для вас факты об одном из самых востребованных фотографов в сфере моды, работы которого будут представлены на выставке «Вкус цвета».

1. Творческая семья: отец автор обложек The Beatles и мать муза фотографа

Майлз Олдридж родился в Лондоне в 1964 году в семье арт-директора издательского дома Penguin Books, известного художника, иллюстратора и дизайнера Алана Олдриджа. Отец Майлза, оформлял обложки книг и музыкальных альбомов самых популярных групп своего времени The Beatles, The Rolling Stones и The Who, создал легендарный логотип Hard Rock Cafe и постеры к фильмам Энди Уорхола. Благодаря известности своего отца, Майлз рос в окружении творческих личностей. Среди друзей семьи Олдриджей были Джон Леннон, Элтон Джон, Эрик Клептон, fashion-фотограф Дэвид Бели и художник Эдуардо Паолоцци. Майлз часто сидел рядом с отцом, когда тот рисовал, и яркие иллюстрации Алана повлияли на художественный язык будущего фотографа — броские и интенсивные цвета стали важной составляющей творчества Олдриджа.

Прототипом женских образов Майлза стала его мать Рита, домохозяйка. В детстве он часто наблюдал за тем, как она занимается домашними делами. Эти воспоминания стали вдохновением для серии работ «Работа по дому» (Home Works), созданной в 2008 году для журнала Vogue Италия.

«Героиня на моих фотографиях часто отсылает к образу моей матери, — признается Олдридж, — Она вовсе не вела себя, как жена успешного иллюстратора, хотя и была очень эффектной женщиной. она все время готовила, стирала, мыла посуду, и у нее всегда было безэмоциональное выражение лица…Но, тем не менее, она всегда была для меня музой».

2. Режиссер в глубине души

«. Майлз Олдридж в глубине души режиссер…Его герои – актеры и актрисы. Выстраиваемые им мизансцены очень реалистичны и скрывают в себе драму, напряжение, панику и трагическое желание», – пишет о Майлзе Олдридже Мэрилин Мэнсон. Во многих фотографиях Майлз цитирует кинообразы таких мастеров кинематографа как Федерико Феллини, Дэвид Линч, Педро Альмодовар и Альфред Хичкок.

Сам автор признается, что чувствует себя в большей степени режиссером, чем фотографом. Майлз Олдридж с детства был страстным поклонником кино и первые снимки, сделанные им на пленочный Nikon F, были похожи на кадры из фильма. Его увлекла возможность рассказывать историю через фотографию, не просто фиксируя окружающую действительность, но конструируя альтернативный мир, словно заснятый через кино фильтр.

Читать еще:  Пастельная живопись. Ruth Mann

После окончания лондонского колледжа Святого Мартина Олдридж несколько лет занимался режиссурой видеоклипов музыкальных групп, среди которых были The Verve, The Charlatans и Catherine Wheel.

Сам Дэвид Линч, которым вдохновляется Майлз, говорит, что Олдридж «показывает нам цветовую согласованность, графичность и жестокость реальности». Он всегда снимает в студии в выстроенных декорациях, заранее продумывает все элементы и цветовые сочетания. Кинематографичные образы Майлза Олдриджа призывают зрителя додумывать историю, которая скрывается за застывшим кадром.

3. Олдридж попал в мир моды и fashion-фотографии случайно

Майлз Олдридж стал профессиональным фотографом только после 30 лет, и его карьера развивалась стремительно. В 1995 году он сделал несколько фотографий для модельного портфолио своей подруги. Редактор британского Vogue заинтересовался снимками, и Олдриджа пригласили сотрудничать с главным глянцевым журналом страны. Уже через полгода он работал с ведущими журналами не только Великобритании, но и мира – Vogue, Numéro, W, New York Times, GQ, The Face, Harper’s Bazaar, а также с крупнейшими модными брендами Longchamp, Sonia Rykiel, Carolina Herrera, YSL, Armani, Bvlgari и Hermes.

4. Пленка, полароиды и зарисовки

Свои первые снимки Майлз сделал на пленку. С приходом популярности цифрового изображения, он не изменил аналоговой фотографии. Как признается автор, работа с пленкой – более трудоемкий и сложный процесс, который требует мастерства, тщательной подготовки и позволяет быть более креативным. Свою работу он всегда начинает с серии зарисовок и полароидов – важной составляющей его творческого процесса. Эти подготовительные этапы помогают ему заранее определить характер будущей фотографии, правильно выстроить композицию и цветовые сочетания.

«Вместе с декораторами, художниками, стилистами и парикмахерами мы создаем палитру фотографии. Часто я рисую акварели и делаю наброски заранее. Это помогает мне понять, какой получится фотография в итоге. Чем тщательнее я это делаю, тем более уверенно я чувствую себя во время съемки, так как уже знаю какие цвета будут хорошо работать в сочетании и создавать нужную мне эстетику. Но я предпочитаю добавлять какие-то цвета в процессе, чтобы нарушить заранее созданный баланс», – так Майлз Олдридж описывает свой метод работы.

5. Коллаборации с современными художниками

Майлз Олдридж вдохновляется не только кинематографом, но и образами из истории искусства, например, работами мастеров эпохи Возрождения Сандро Ботичелли и Альбрехта Дюрера, а также произведениями современных авторов. В 2016 году он сделал несколько серий в сотрудничестве с известными современными художниками: творческим дуэтом Gilbert&George, британским писателем и художником Харлендом Миллером и enfant terrible мировой художественной сцены – итальянцем Маурицио Каттеланом.

Результатом этой совместной работы стала серия фотографий After Cattelan, снятых на персональной выставке Маурицио «Not Afraid to Love» в выставочных залах Монетного двора в Париже. Майлз Олдридж со съемочной командой работал в ночное время, когда музей был закрыт для посетителей. Он поместил в кадр фигуру обнаженной девушки, будто сошедшей с полотен Энгра, Давида или Делакруа. «Она разглядывает работы Маурицио и как будто бы спрашивает: «Какого черта? Что это вообще такое?»», – говорит Майлз.

Miles Aldridge | fashion- foto

«Если бы мир был достаточно красив, я бы всегда снимал на натуре. Но он не строится с учетом приоритета эстетики, поэтому я предпочитаю воссоздавать его заново, вместо того чтобы снимать таким, какой он есть». Майлз Олдридж

Фотографии Майлза Олдриджа – это настоящие миры, в которых главными являются цвет и яркость, яркость и цвет, миры, состоящие, буквально сотканные, из одного цвета. Ярко-голубой, ярко-красный, классический ярко-красный, как акцент на ногтях и туфлях моделей, свеже-салатовый, ослепительно-жёлтый. Ярче! Больше цвета! Оригинальней! И недаром иногда его работы сравнивают с картинами Сальвадора Дали. Оригинальней! Только так и никак иначе работает один из самых известных сегодня мастеров фэшн-фотографии Майлз Олдридж.

родился в 1964 году в Лондоне.

И с ранних лет он уже был близко знаком со звёздами музыки, кино и
моды. Его отец, Алан Олдридж, был достаточно известным
художником-иллюстратором, среди клиентов которого были группы Beatles
или же Rolling Stones. А мать Майлза, Лаура Лайонс, была моделью и часто
появлялась на страницах Playboy. Даже сестра фотографа, Лили
Олдриж стала моделью и одним из ангелов Victoria’s Secret.

образование он получил в престижном

Колледже искусств имени Святого Мартина в Лондоне), но вскоре понимает,
что для него гораздо более интересным занятием является фотография и …
кино. Майлз покупает, нет, не фотоаппарат, а кинокамеру. И первое, что
он снимает на плёнку – это фильмы о закатах и цветах. Майлз Олдридж три
года проработал режиссёром музыкальных клипов Сам же Майлз на
сегодняшний день является одним из ярчайших представителей
fashion-фотографии. Он снимает для Vogue (британского, французского,
американского, итальянского и японского), The New York Times Magazine и
многих других. Он работал над кампейнами для Hermes, YSL, Armani, Sonia
Rykiel. В работах Майлза Олдриджа уникальные миры, в которых основное
внимание уделяется ярким цветам и гротескным сюжетам. В них есть и нотки
психоделики в стиле Дэвида Линча и Федерико Феллини, переплетающиеся
модернистскими мотивами и элементами поп-арт

Майлз женат, его жена – американская

Фотограф Майлз Олдридж. Вкус цвета

Центр фотографии имени братьев Люмьер впервые в России представляет ретроспективу британского фэшн-фотографа «короля цвета» Майлза Олдриджа.

Автору обложек для Vogue, Numéro, The New York Times и The New Yorker Майлзу Олдриджу (р. 1964) удается критиковать систему, частью которой он является. И делать это весьма красочно.

Читать еще:  Ода вечной молодости и красоте. Elena Pancorbo

Эффектная и чувственная женщина, femme fatale предстает на его кадрах как объект потребления, часть мира консюмеризма. Олдриджа не интересует фиксация случайного момента, он очень тщательно продумывает и выстраивает свой собственный мир.

Майлз Олдридж. «Кошачья история #3». 2008. © Miles Aldridge / Courtesy of Christophe Guye Galerie

«. Майлз Олдридж в глубине души режиссер… Его герои – актеры и актрисы. Выстраиваемые им мизансцены очень реалистичны и скрывают в себе драму, напряжение, панику и трагическое желание», – пишет Мэрилин Мэнсон в предисловии к альбому Олдриджа The Cabinet.

Майлз Олдридж. «Я только хочу, чтобы ты любил меня, #4». 2011. © Miles Aldridge / Courtesy of Christophe Guye Galerie

Майлз Олдридж. «Я только хочу, чтобы ты любил меня, #1». 2011. © Miles Aldridge / Courtesy of Christophe Guye Galerie

Майлз цитирует кинообразы, созданные Федерико Феллини, Дэвидом Линчем, Педро Альмодоваром, Альфредом Хичкоком и мастером голливудской мелодрамы Дугласом Сирком. Свою работу Майлз всегда начинает с серии рисунков и полароидных снимков.

Майлз Олдридж. «Актриса #6». 2012. © Miles Aldridge / Courtesy of Christophe Guye Galerie

Майлз Олдридж. «Комнаты #2». 2011. © Miles Aldridge / Courtesy of Christophe Guye Galerie

Майлз изучал иллюстрацию и графический дизайн в лондонском Central Saint Martins, некоторое время работал иллюстратором и несколько лет занимался режиссурой видеоклипов. Переломным для него стал 1995 год, когда фотографии, которые он сделал для своей подруги модели увидел редактор британского Vogue.

Майлз Олдридж. «Работа по дому #7». 2008. © Miles Aldridge / Courtesy of Christophe Guye Galerie

«Я вдохновляюсь историей фотографии и живописи, но, в тоже время мои работы всегда соотносятся с сегодняшним днем».

В 2013 году лондонский Somerset House провел первую ретроспективу фотографа I Only Want You to Love Me. В 2016 году Майлз сделал несколько фотографических серий в сотрудничестве с известными современными художниками. Одна из таких серий — результат совместной работы Майлза и Маурицио Каттелана, будет представлена на выставке в Центре фотографии.

Его работы хранятся в собраниях таких крупных музеев как Национальная портретная галерея, Британский музей, музей Виктории и Альберта (Лондон), Международный центр фотографии (ICP) (Нью-Йорк).
В рамках открытия выставки пройдет творческая встреча с Майлзом Олдриджем, а также авторская экскурсия, организованные при поддержке Фонда Still Art.

Майлз Олдридж. «Кабаре #1». 2006. © Miles Aldridge / Courtesy of Christophe Guye Galerie

Майлз Олдридж. «Безумно богатые азиаты #1». 2013. © Miles Aldridge / Courtesy of Christophe Guye Galerie

• Майлз Олдридж. Вкус цвета. Центр фотографии имени братьев Люмьер, 21 ноября 2019 – 23 февраля 2020

Майлз Олдридж. Гламурная фотография .

Фотограф Miles Aldridge / Майлз Олдридж Гламурная фотография…как сладко звучит, но к сожалению так часто, что начинает сводить скулы от приторности. Бесконечное множество фотографов отдало предпочтение этому жанру, поэтому очень сложно пробиться сквозь прочную стену “сотоварищей” по цеху и быть замеченным. Для этого нужно иметь незаурядные качества такие как оригинальное видение, чувство стиля и композиции, умение создать скандал и привлечь внимание. Такие законы жанра в фэшн-фотографии. Майлз Олдридж нашел свою нишу и постепенно стал узнаваем, добился успеха и, как следствие, стал востребован. Сейчас его называют “королем цвета”. И согласитесь, все-таки приятно быть королем (хоть в чем-нибудь).

Несколько фактов из жизненного пути Майлза не помешают. Родился в Англии в 1964 году в довольно незаурядной семье. Его отец Алан Олдридж был известным художником-иллюстратором и работал с монстрами мирового шоу-бизнеса: Битлз, Роллинг Стоунз, Элтон Джон… Мать Майлза была моделью Playboy ( это-то в 1964 году!). Сам Майлз с детства находился в атмосфере шоу-бизнеса и свободного творчества, три его сестры стали довольно известными моделями ( и конечно же жена его тоже модель).То есть получается иного пути, как фэшн и гламур, у Олдриджа просто не было. Но все-таки он сначала учился в художественной школе и только потом взялся за фотографию. Причем история гласит, что впервые фотографировал он свою подругу-модель, чтобы помочь ей пройти кастинг. И продюсеров действительно очень заинтересовали фотографии, но не из-за модели, а из-за фотографа. С этого момента начался путь в фотографии у Майлза Олдриджа.

В наших широтах Майлз не столь популярен как в Европе и Америке, но все еще впереди. Не буду перечислять списки престижных глянцевых изданий, с которыми работал Олдридж, поверьте, все самые-самые там есть. Множество выставок в Европе и Америке также имеются в послужном списке Майлза. По всему видно карьера удалась и слава в зените.

Фотограф Miles Aldridge / Майлз Олдридж И, наверное, виновником торжества можно назвать непривычный стиль Майлза. Вернее даже своеобразное цветовое решение фотографий, кислотные цвета присутствуют почти на всех работах Майлза. Но надо сказать, что несмотря на свою кислотность, подобраны они весьма гармонично. За это умение сочетать цвета его и считают “королем цвета”. Фотографии Олдриджа яркие, броские, запоминающиеся и заставляют зажмурится от своей люминесценции. Я лично назвала бы эту манеру ”вырви глаз”.

Все работы Майлза Олдриджа поражают экстравагантными нетипичными цветовыми комбинациями. Благодаря этому получаются дерзкие, зубастые фотоработы, которые запоминаются.

Помимо цветового решения нужно отметить подход фотографа к своей работе. Майлз рассказывает, что каждой фотосессии предшествует долгий этап тщательной и кропотливой подготовки, что все детали и мелочи точно выверены. Еще Майлз перед каждым своим фото прорисовывает схематично сцену , позу модели и направление света, то есть планирует фото в голове еще до начала съемки. Эти факты, мне кажется, свидетельствуют в пользу профессионализма и мастерства Майлза.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector