Неповторимый стиль и атмосфера. Tomas Castano

Неповторимый стиль и атмосфера. Tomas Castano

Неповторимый стиль и атмосфера. Tomas Castano

О компании

Информация

Ваша корзина

Ваша корзина

Tom’s Company – немецкая компания основанная в 1988 году Томасом Хоффманом и Арно Мюллером.
Мировую известность компании принесла коллекция изделий Tom’s Drag.

Tom’s Drag – это остроумные, причудливые, странные, охватывающие все цвета радуги, уникальные и стильные предметы для дома. Все предметы бесподобны, но конечно, они имеют свои корни. Их дизайнер Томас Хоффман (Thomas Hoffmann), который часто путешествовал и в его работах мы можем видеть влияние таких стилей как поп-арт, стиль «желтой подводной лодки», африканские узоры и азиатские орнаменты. Сочетая разные стили, Томас создал свой собственный неповторимый и яркий стиль, замешанный на буйстве красок и веселого настроения.

Как и у любой другой большой идеи, у Tom’s Drag есть своя предыстория. Это случилось после теракта 9 ноября когда глубокий страх охватывали людей, как ледяное одеяло. Вначале каждое изделие предназначалось для родных и близких без всяких коммерческих целей. Но работы Томаса настолько понравились окружающим, что все как один утверждали: «ты должен сделать больше из этого!». Так и появилась коллекция Tom’s Drag компании Toms Company.

Сегодня германская компания Tom’s Company предлагает российским потребителям продукцию под брендами Tom’s Drag, The Royal Collection и Artists’ Collection, каждый из которых хранит в себе уникальность и эксклюзивность. В каталоге Вы сможете найти подходящую для Вас продукцию этого известного дизайнерского дома, вся продукция расписана вручную. Даже если ее нет на московском складе, то это не повод отказываться от заветной покупки. Стоит немного подождать и она приедет к Вам из Германии.

Специальные предложения, распродажи и подарки к праздникам
Здесь Вы найдете продукцию от Томаса Хоффмана, которую можно приобрести по специальной цене или со срочной доставкой (не более 3 дней), а также заблаговременно заказать подарки к предстоящим праздникам или торжественным событиям.

Для тех, кто выбирает что-то конкретное
Нужную статуэтку или фигурку, комод или кресло, зеркало или подсвечник от Томаса Хоффмана проще найти, когда все товары сформированы по типам.

LaParfumerie. Лучший парфюмерный форум России!: Nọ 4 — Après l’Amour, Thomas Kosmala — Ароматы — Парфюмедия — LaParfumerie. Лучший парфюмерный форум России!

Информация

  • Добавлено: 02 Окт 2018 18:42
  • Обновлено: 18 Мар 2020 05:44
  • Просмотры: 9756
  • Год создания:2018
  • Для кого:Унисекс
  • Тип аромата:Фужерные, Древесные
  • Ассортимент: 100 ml — edp
  • Бренд:Thomas Kosmala
  • Парфюмер:Thomas Kosmala

Nọ 4 — Après l’Amour, Thomas Kosmala

Après l’Amour Thomas Kosmala — это аромат для мужчин и женщин, он принадлежит к группе древесные фужерные.
Après l’Amour выпущен в 2018 году. Парфюмер: Thomas Kosmala .

Описание аромата с официального сайта бренда:
Après l’Amour-это песня Serge Gainsbourg 1960-х годов, отфильтрованная через синти-поп-чувствительность 1980-х годов: засахаренные мускусы лимонной кожуры и животные ноты, подвешенные в дымке современных древесно-амбровых ароматов. Он пахнет, как человеческая кожа после занятий любовью – эротически заряженный, влажный, мускусный – но благодаря сетке мощно сухих, дымных лесов и электрических Амбер, транслируемых на большой громкости на весь мир.

Читать еще:  Ожившие картины Эдгара Дега

Именно это постоянное смещение аромата от интимного к сияющему и обратно к интимному снова заставляет Après l’Amour работать. Кажется, что он приходит со своей собственной атмосферой-потрескивание электричества в воздухе; грохот надвигающейся бури. Совершенно современный, даже немного дерзкий, это один из тех ароматов «моя кожа-но-лучше», которые посылают подсознательное сообщение привлекательности, хотя вы действительно не знаете, почему и как. Если вам нравятся такие ароматы, как молекула 01 и Another 13, убедитесь, что вы не пропустите Après l’Amour.

Композиция аромата Nọ 4 — Après l’Amour, Thomas Kosmala включает в свой состав следующие ноты:
Верхние ноты: Лист горького апельсина и Цедра лимона;
средняя нота: Ароматные специи;
базовые ноты: Сухая древесина, Амбра и Мускус.

Выбор декоратора: любимые предметы интерьера Томаса Физанта

Диваны Baker, светильники Феликса Агостини, текстильные полотна Джейн Пюилэгард и другие интерьерные предпочтения американского дизайнера-декоратора Томаса Физанта.

Мебель легко сменить, пространство — нет. Не всем такой подход нравится — многие хотят всё и сразу. А в интерьере должна быть легкая незавершенность, чтобы было место для хозяев и их жизни. Иначе получается либо фальшиво, либо банально.

Стул Origami, Thomas Pheasant Studio

Люблю использовать интересные техники для создания уникальных, особенных предметов мебели. Стул Origami — идеальный пример работы Thomas Pheasant Studio.

Светильники Agostini, Феликс Агостини

Каждая комната заслуживает по-настоящему блистательных предметов. Светильники Agostini — как раз такие интерьерные драгоценности. Мастерски изготовленные Феликсом Агостини, они — мой любимый способ расставить золотые акценты в пространстве.

Библиотеки

В каждом доме должна быть библиотека или место, которое выражает личность хозяина через собранные им книги. Они персонализируют пространство. Наряду с арт-работами и другими коллекциями комната, полная книг, многое говорит о характере. Я хочу не только создавать достойные интерьеры, но и отображать в них владельцев.

Текстильные полотна, Джейн Пюилэгард

Несколько лет назад открыл для себя работы этой парижской художницы. Очень нравится, как ее фактурные работы дополняют безмятежную атмосферу, которой я пытаюсь достичь в своих интерьерах.

Диван Patricia, Baker

Всегда выбираю простые скульптурные ткани для оформления интерьеров. Правильная обивка мебели идеально дополнит нейтральную цветовую гамму и позволит буквально сиять предметам искусства или другим семейным реликвиям. В моей коллекции для Baker немало интересных обивок, например, у дивана Patricia — одного из моих любимцев.

Вторая Триеннале в «Гараже»: что такое «Красивая ночь всех людей» и при чем здесь Томас Сарасено

Коротко о наставничестве, любви и «высшей степени коррупции» в российском актуальном искусстве, а также о парящих воздушных сферах, где люди должны жить

11 сентября в Музее «Гараж» открывается вторая Триеннале российского современного искусства «Красивая ночь всех людей», объединившая 75 художников, исследователей, образовательных и благотворительных организаций со всей страны. Состав нового выпуска сложился экспериментально: кураторы Валентин Дьяконов и Анастасия Митюшина предложили участникам первой Триеннале, состоявшейся в 2017-м, выдвинуть кандидатуры для участия во втором выпуске. Основы этих рекомендаций озвучены и прозрачны — как отмечают организаторы, задача Триеннале 2020 в том, чтобы показать разнообразие и крепость личных связей в мире актуального искусства России.

Читать еще:  Окно во Францию. Нормандский формат

Вторая Триеннале российского современного искусства «Красивая ночь всех людей», 2020

© Музей современного искусства «Гараж»; Фото: Юрий Пальмин

Наставничество, дружба, любовь, «высшая степень коррупции» — лишь часть того, что связывает участников из 2020-го с предшественниками. В числе других вариантов — «гуру — член секты», с такой формулировкой Андрей Монастырский выдвинул на триеннале Андрея Кузькина с его «хлебными» человечками, «сообщник — сообщник» в лице Юли Шафаростовой с проектом о Бачикистане и «попкорновым фонтаном» (художницу выбрала и изобразила на выставленном здесь же портрете группировка ЗИП), «забота» — ею активистка Катрин Ненашева руководствовалась, предложив для смотра Штаб городского самовыражения.

Юрий Васильев. «Северная гора — поселок Южный», 2020

© Музей современного искусства «Гараж»; Фото: Юрий Пальмин

Название триеннале позаимствовано у математика Романа Михайлова, в 2017-м написавшего книгу на особом языке — не символьном, а процессуальном, со своевольными маршрутами чтения, без определенного сюжета. Темой формулировка «Красивая ночь всех людей», впрочем, не является — взаимодействовать с книгой или нет, участники решали сами. Концепция смотра, отмечают в «Гараже», тоже не претендует на уникальность — среди идейно близких проектов прошлых лет называют «Экспериментальное исследование» Виктора Мизиано в римском Музее фольклора (1992) и проект Андрея Паршикова «Интимный капитал», в 2010-м развернувшийся на разных московских площадках.

Вторая Триеннале российского современного искусства «Красивая ночь всех людей», 2020

© Музей современного искусства «Гараж». Фото: Юрий Пальмин

Продолжая изучать в «Гараже» характеры межхудожественных отношений из 2020-го, дойдите до «любви и кумовства» Павла Пепперштейна и выбранной им Ксении Драныш, посмотрите на проект «Ковчега» для Парка Горького — такую скульптуру придумала группа «Сан-Донато» (рекомендатель — Евгения Лаптева из арт-группы «Нежные бабы»; отношения: «талант — поклонники»).

Во многих случаях действовал формат «дружбы» — в том числе для базирующегося в Нью-Йорке Сани Кантаровского, представившего на триеннале проект «Два солнца» по рекомендации Анны Паркиной, а вышеупомянутая «высшая степень коррупции» проявилась между Анастасией Потемкиной и Александром Образумовым. На триеннале он представляет «cовременную версию» легендарного перформанса музыканта Брайана Ино, в 1990-м поместившего некоторое количество собственной урины в «Фонтан» Марселя Дюшана в нью-йоркском Музее современного искусства. Образумов проигрывает новаторскую запись Ино 1978 года, положившую название стилю эмбиент, в действующем туалете «Гаража», давно ставшем селфи-спотом.

Вторая Триеннале российского современного искусства «Красивая ночь всех людей», 2020

© Музей современного искусства «Гараж». Фото: Юрий Пальмин

Кроме небезызвестных сегодня авторов — Ивана Горшкова, Владимира Логутова, Аси Маракулиной или напоминающей в новой видеоработе, что «искусство — не бессмыслица», группы «Синие носы», — на триеннале появляются и совсем молодые художники и недавние выпускники (платформа «Хайдеггер», рекомендатель — Агентство сингулярных исследований (АСИ), отношения: «учитель — ученики»), а также авторы, казалось бы, далекие от настоящего момента. В разделе «Плато предков» (вся триеннале выстроена наподобие карты вымышленного мира) Аслан Гойсум выдвигает Петра Захарова, художника первой половины XIX века — и его «Портрет А. П. Ермолова» 1843 года. «Может ли память о Петре Захарове помочь нам понять, как колониальное унижение, продолжающееся и в наши дни, воспринималось, представлялось и осмыслялось на протяжении двух столетий?» — вопрошает рекомендатель, определяя характер отношений набором символов #: _ _ _ #

Читать еще:  Нежные и мечтательные картины. Joseph Capicotto

Неповторимые фотоколлажи Томаса Барби

Фотограф Томас Барбе (Thomas Barbéy) создает сюрреалистические коллажи с глубоким смыслом. На первый взгляд кажется, что его работы выполнены с помощью исключительно графических редакторов, но на самом деле это магия умелых рук и результат двойной экспозиции. Создание своих работ он начинает с концепта, а затем берет старинные фотографии (коих много в его семейном архиве) и создает невероятные виртуальные миры, в которых переплетается реальность и выдумка. Волшебный мир фотохудожника безгранично многообразен и похож на реальность альтернативную нашему бытию.

Томас Барбе родился в Коннектиккуте в 1957 году. Когда мальчику было всего полгода, его семья переехала в Европу, где Томас вырос и получил образование. После Италии и Германии жил в Швейцарии в течение 17 лет. Со второго курса оставил Университет Женевы, чтобы сделать карьеру в музыкальном бизнесе.

После его успешного появления в итальянских музыкальных чартах, переехал в Италию и оставался там в течение 15 лет, где успешно делал карьеру в музыкальном бизнесе, а фотография была любимым хобби. Проникнувшись европейским духом, Томас увлекся не только фотографией, но и геометрической эстетикой Эшера и Магритта.

С этого момента и началась его головокружительная карьера фотографа-концептуалиста, создающего целые миры, прекрасные и пугающие своей сюрреалистичностью. В начале 90-х годов он уже владел успешной fashion-фотостудией, а в 1995 году переехал обратно в США.

Сегодня Томас Барбе живет и работает с женой Сюзанной в Лас-Вегасе. Жена является бизнес-партнером, а сам Барбе создает черно-белые сюрреалистические изображения, которые называет «photomixage».

«Вдохновение для своих работ я черпаю из опыта многолетних путешествий по всему миру, повседневной жизни, а также от любимых художников, например, Роджера Дина. Я всегда ношу с собой несколько фотоаппаратов».

«Процесс фотомонтажа начинается с концепта. Затем я выбираю негативы, которые буду использовать».

«Затем создается проект будущей работы – я тщательно выбирают процесс печатания. Накладывая негативы друг на друга, я печатаю их одновременно. Также большую роль здесь играет подготовленная заранее двукратная экспозиция, ретуширование фотографий и/или сочетание всего вышеперечисленного».

«Иногда я ретуширую и/или использую кисти на коллажах, прежде чем перефотографировать их. Затем я создаю контрольный негатив, чтобы напечатать несколько фото».

«Хотя меня постоянно спрашивают, как я это делаю, я бы хотел, чтобы люди просто смотрели на эти снимки, не озадачиваясь технической стороной вопроса».

«Визуальное вдохновение и воображение – это не техническое умение, которому учат в школе, а мои личные качества, дар от Бога, если хотите».

«Это единственный способ того, как я могу объяснить, откуда берутся мои идеи».

Эти фотоколлажи – одно из самых экспрессивных явлений в мире черно-белой фотографии.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector