Нидерландский художник-самоучка. Paul Arts

Нидерландский художник-самоучка. Paul Arts

Яркие и запоминающиеся картины художника-самоучки Pol Ledent

Недавно открыла для себя нашего современника, бельгийского художника Pol Ledent.

Главная тема картин Пола — живая природа, пейзажи и времена года, но немало работ он посвятил силе, энергии и красоте человеческого тела.

Его пейзажи поразили меня яркостью красок, выразительностью. Они сообщают мне какое-то щемящее чувство, как будто ВОТ оно — это моё, это было со мной раньше, и теперь я снова здесь, и вспоминаю, и радостно на душе и грустно. Когда смотрела в первый раз, чуть не расплакалась, серьёзно! Я такая: эмоции других людей проходят через меня, оставляя свой след.

Может быть, ещё кто-то чувствует так же? Наверняка.

Но, как бы то ни было, картины очень просят их показать 🙂

Итак, представляю вашему вниманию: Пол Ледент, пейзажи.

Эту картину я увидела первой:

Правда ведь, работы Пола западают в душу!

А когда находишь такого человека, чьё творчество тебе близко, хочется узнать о нём больше. И вот тут-то я столкнулась с проблемой: информации о Поле Леденте очень мало. Везде повторяются одни и те же несколько фраз, из статьи в статью. Всё, что я смогла найти интересного, это его краткий рассказ о себе (составила из двух частей):

Я — художник-самоучка. Родился в Бельгии, 23 октября 1952 года. Начинал с акварелей в 1990-ом, взяв несколько уроков живописи в академии в городе Динан. Рисовать маслом начал в 1995-ом. Пишу пейзажи деревни, в которой я живу — это в южной части Бельгии, называется Ardennes. Сперва я принимал участие в многочисленных коллективных выставках, затем состоялась моя первая персональная выставка в художественной галерее в Рошо (Бельгия — прим. ред.). Далее мои выставки проходили в Динане, Париже, Брюсселе, и снова — в Динане и Рошо.

Что людям больше всего нравится в моих картинах, так это цвета. Моё творчество взывает отнюдь не к интеллекту и сознанию, но к душе и чувствам. Да, это старомодно, но романтично.

Я желаю вам получить удовольствие от просмотра моих картин!

Вот, кстати, два его акварельных пейзажа:

А вот ещё вам натюрморты от Пола, прекраснейшие в своей безвременности.

Как будто целая вселенная остановилась и любуется этим букетом:

А здесь цветы будто бы стоят в старом заброшеном доме. Но если есть цветы, значит есть жизнь! И от этого тоже радостно и грустно:

Не натюрморт, не пейзаж — просто ромашки. Но какая подача: будто смотришь на них снизу вверх, лежа на летнем жужжащем лугу!

Пол Ледент также пишет и женские портреты. Одна из любимых тем портретов — предметное действие. Смотрите, как интересно нарисована спортсменка:

А вот одна из ранних работ — скрипачка:

Также излюбленная тема — обнажённая женская натура. На картинах Пола девушки всегда обнажены не полностью, либо это выписано так деликатно, что выдаёт скромность художника и его желание передать красоту и настроение момента, красоту женского тела, позы, движения. Очень обаятельные работы с настроением. Смотрите:

Последняя — моя любимая:

Если вы получили удовольствие от просмотра — это чудесно! И я этому рада 🙂

Аутсайдерское искусство: Аутист, раб, почтальон и другие неожиданно великие художники

Искусство художников-самоучек, которое называют аутсайдерским или ар-брют, все чаще привлекает внимание кураторов — например, с 26 апреля в «Гараже» откроется выставка «Музей всего», на которой будут показаны работы 50 российских художников-аутсайдеров, а на предстоящей Венецианской биеннале работы непрофессионалов будут соседствовать с произведениями художников-знаменитостей. «Аутсайдерское искусство» — широкое понятие, которым обозначаются произведения художников, которые никогда не работали с арт-институциями.

Текст: Анна Савина

Во второй половине XX века искусство художников-непрофессионалов, а в особенности авторов, которые не могли функционировать как обычные художники из-за неких заболеваний, тюремного заключения или по какой-то другой причине, стало все более популярным. В начале 1960-х в Нью-Йорке открылся American Folk Art Museum, в Европе появлялись многочисленные собрания наивного искусства и ар-брют. Look At Me составил список самых интересных представителей аутсайдерского искусства и выяснил, что помешало им знать знаменитыми.

ПРОВИНЦИАЛЬНЫЙ ПОЧТАЛЬОН

Жосеф Фердинан Шеваль (1836–1924)

История одного из первых признанных представителей ар-брют, почтальона Фердинан Шеваля, построившего дворец своей мечты — Le Palais idéal, во-многом является показательной. Как и большинство художников-аутсайдеров, он всю жизнь занимался рутинной и вовсе не творческой работой. Шеваль служил почтальоном в местечке Отерив неподалеку от Лиона. Каждый день, чтобы доставить все письма, он должен бы проходить больше 20 километров. В этой области Франции гористый ландшафт, и по пути почтальон находил много камней необычной формы — из них он решил построить свой «Идеальный дворец». Подобно многим другим художникам-непрофессионалам, Шеваль посвятил всю жизнь воплощению в жизнь своих творческих замыслов: он строил дворец на протяжении 33 лет, c 1879 по 1912 год. Закончив свое главное произведение, Шеваль, которому к тому моменту было уже 76 лет, попытался добиться разрешения властей на право быть погребенным в своем дворце. Когда ему отказали, он построил из тех же камней склеп — его возведение заняло еще восемь лет. Всеобщего признания работы Шеваля достигли только после его смерти, в 1930-х, когда модернисты начали интересоваться «народным» искусством. Дворцом Шеваля восхищались Андре Бретон и Пабло Пикассо, Макс Эрнст посвятил художнику-самоучке одну из своих работ, а через несколько десятилетий, в 1969-м, французское правительство провозгласило Le Palais idéal объектом культурного наследия.

Огюстен Лесаж (1876–1954)

В этом году на Венецианской биеннале покажут работы одного из самых загадочных представителей аутсайдерского искусства — французского медиума Огюстена Лесажа. В 1912 году он услышал голоса духов, которые говорили ему, что он должен стать художником. Через несколько месяцев во время спиритического сеанса видение повторилось, и Лесаж начал работу над огромным полотном площадью девять квадратных метров, а спустя год закончил его. Тогда духи появились снова — Лесаж верил, что он рисует картины так, как ему приказывает Леонардо да Винчи и его умершая сестра. В 1923 году художник оставил свою работу на шахте и полностью посвятил себя искусству. В это же время он познакомился с египтологом Александром Морэ, увлекся египетской культурой и стал использовать символы древней цивилизации в своих картинах. Лесаж был довольно успешен при жизни, и его работы хорошо продавались, однако поздние произведения сильно уступают ранним картинам — со временем желающий казаться эксцентричным художник превратился в пародию на самого себя. Наряду с работами Лесажа на биеннале можно будет увидеть работы еще одного мистика — оккультиста Алистера Кроули, который вместе с художницей Фридой Харрис придумал колоду карт таро «Таро Тота».

Читать еще:  Начало истории. Lars Elling

Генри Даргер (1892–1973)

Генри Даргер создал, наверное, самое удивительное из ныне известных произведений наивного искусства — на протяжении всей жизни он работал над книгой, состоящей из 13 томов и 15 145 страниц. Этот труд называется The Story of the Vivian Girls, in What Is Known as the Realms of the Unreal, of the Glandeco-Angelinnian War Storm, Caused by the Child Slave Rebellion и повествует о том, как семь девочек (которых автор назвал Vivian Girls) помогают детям-рабам освободиться от своих жестоких поработителей-взрослых. Чтобы проиллюстрировать свое произведение, Даргер создал около 300 акварелей и коллажей, которые знамениты намного больше, чем его удивительная книга: на картинах изображены приключения прекрасных бесполых детей, которые отважно сражаются с врагами. Как и у большинства художников-аутсайдеров, работы Даргера были признаны только после его смерти — в католической больнице, в которой эксцентричный художник и писатель работал всю жизнь, никто не подозревал о его таланте.

Пол Кидби — об авторе

Информация

Художник-самоучка Пол Кидби родился в Западном Лондоне в 1964 году. Он бросил школу в 17 лет и работал коммерческим художником, прежде чем стать внештатным иллюстратором в 1986 году.

Он наиболее известен как постоянный художник-иллюстратор отмеченного наградами писателя сэра Терри Пратчетта, скончавшегося в 2015 году. Пол разрабатывал книжные обложки «Плоского мира» с 2002 года и проиллюстрировал множество изданий «Плоского мира», включая The Art of Discworld , бестселлер Последний герой. Сказание о Плоском Мире и выпуск 2017 года «Имаджинариум Плоского мира Терри Пратчетта».

Оригинальные работы Кидби и лимитированные издания часто выставляются в Лондоне, Париже и по всей…

Художник-самоучка Пол Кидби родился в Западном Лондоне в 1964 году. Он бросил школу в 17 лет и работал коммерческим художником, прежде чем стать внештатным иллюстратором в 1986 году.

Он наиболее известен как постоянный художник-иллюстратор отмеченного наградами писателя сэра Терри Пратчетта, скончавшегося в 2015 году. Пол разрабатывал книжные обложки «Плоского мира» с 2002 года и проиллюстрировал множество изданий «Плоского мира», включая The Art of Discworld , бестселлер Последний герой. Сказание о Плоском Мире и выпуск 2017 года «Имаджинариум Плоского мира Терри Пратчетта».

Оригинальные работы Кидби и лимитированные издания часто выставляются в Лондоне, Париже и по всей Великобритании. У него есть поклонники и коллекционеры по всему миру.

Сегодня Пол старается найти оптимальный баланс между проектами Pratchett и его собственными творческими инициативами. Он работает из дома в Дорсете вместе со своей женой Ванессой.

Пол иногда проводит семинары и видеоуроки.

Библиография

Получила этот артбук на день рождения и счастью моему нет предела! Это маст-хэв для любителей Пратчетта! Да и те, кто не знаком с его творчеством, не останутся обиженными, можно без проблем ознакомиться, получить удовольствие, полюбоваться на хорошие иллюстрации. Не страшно показать и ребёнку и взрослому. Помимо красивых картинок всегда можно использовать этот этот артбук как небольшое подспорье для изучения Плоского мира, текст лёгкий, остроумный, как и положено. Хороший способ заинтересовать непосвящённых любимым автором, я проверяла!
Пол Кидби всегда был моим любимым иллюстратором Пратчетта, поразительно, как точно ему удалось поймать некоторых персонажей прямо из воображения читателя. Большая часть иллюстраций уже давно мелькала в интернете, но мне, как фанату, новизна содержания не принципиальна. Поначалу подарок и даже не открывала его поначалу, а просто поглаживала по обложке!
Сама книга большая, на полке помещается с трудом! Издание прекрасное, не без недостатков, на разворотах местами не идеально, картинка немного испорчена, а ещё обложку очень легко испортить, она слишком мягкая и гнётся под собственной тяжестью, также легко пачкается, защитной плёнки нет, так что нужно быть осторожным .

Получила этот артбук на день рождения и счастью моему нет предела! Это маст-хэв для любителей Пратчетта! Да и те, кто не знаком с его творчеством, не останутся обиженными, можно без проблем ознакомиться, получить удовольствие, полюбоваться на хорошие иллюстрации. Не страшно показать и ребёнку и взрослому. Помимо красивых картинок всегда можно использовать этот этот артбук как небольшое подспорье для изучения Плоского мира, текст лёгкий, остроумный, как и положено. Хороший способ заинтересовать непосвящённых любимым автором, я проверяла!
Пол Кидби всегда был моим любимым иллюстратором Пратчетта, поразительно, как точно ему удалось поймать некоторых персонажей прямо из воображения читателя. Большая часть иллюстраций уже давно мелькала в интернете, но мне, как фанату, новизна содержания… Развернуть

Кажется мне, что эта книга должна быть у каждого поклонника Терри Пратчетта. Её предназначение — лежать на столе, радовать глаз, и изредка вызывать желания пролистать её еще раз. Просто она великолепна. Единственный её недостаток – размеры. Да, она стандартного для арт-бука формата, но при этом мала для истинного наслаждения – в ней всего 128 страниц. После того, как прочитаешь её всю от корки до корки, буквально за пару часов, желание узнавать что-нибудь еще об этом мире лишь усиливается. Будь она раза в два больше, удовольствие от нее увеличилось бы раз в десять, а то и в двадцать.

Ведь это как сбывшаяся мечта – посмотреть, как выглядят дома Анк-Морпорка, на кого похожи обычные жители этого города в глазах самого автора (а ведь он утверждал иллюстрации). После этого хочется заглянуть в другие уголки Плоского мира. Агатовая Империя, Клатч, ХХХХ – это ведь тоже интересные места. Но здесь из локаций только уже упомянутый Анк-Морпорк (занимает больше всего места), Убервальд, владения Смерти и Ланкр. Еще не хватает многих героев, без которых уже сложно представить этот мир (есть Отто Шрик, но нет Сахариссы Крипслок, например). Но, это так, мелкие придирки от желания «хочу знать еще больше информации, больше! Еще!».

Читать еще:  Переход во взрослую жизнь. Joel Parker 16+

Это не просто прекрасный арт-бук Пола Кирби с его рисунками, набросками персонажей и иллюстраций. Да, здесь перечислены все основные герои цикла, и несколько десятков второстепенных. И, на мой взгляд, это лучший художник, работавший над этой вселенной. У Пола прекрасно удается совмещать правдоподобие и карикатурность в своих образах (что роднит его с самим Терри Пратчеттом). Он уделяет достаточно внимания мелким деталям, которые встречаются в тексте, чтобы потом отразить их на своих картинах. И из-за этих деталей так приятно изучать подобные картинки. Просто в поисках тех самых незаметных с первого взгляда вещей.

Но кроме этих иллюстраций, на каждой странице нас ожидают комментарии от создателя Плоского мира относительно тех или иных вещей. И это еще один прекрасный повод для приобретения этой книги. Конечно, многое из того, что в них рассказывается уже хорошо знакомо всеми читателям. Но даже в этих небольших заметках, раскрываются достаточно интересные крупицы информации. А иногда и вполне себе мощные пласты, которые пробуждают желание перечитать книги цикла еще раз, чтобы найти те детали, о которых ты только что узнал.

Например, то, что Смерть и Библиотекарь вначале были всего лишь эпизодическими героями, но потом читатели захотели узнать о них больше и понеслось. Или то, что Карлов Мост в Праге стал прообразом для Медного Моста в Анк-Морпорке (просто замените скульптуры на статуи гиппопотамов). Как появлялись имена героев этого цикла или то, какие герои были списаны с реально существовавших людей. В общем, заглянуть за кулисы всего этого волшебства.

Конечно, художник не обязан много писать, но комментарии самого Пола Кирби тоже небезынтересно читать. Как он пришел к тому или иному образу, как решил воплотить тот или иной характер в рисунке. Смотреть на то, как меняется персонаж на иллюстрациях со временем. Это особенно касается командора Ваймса. Каким он был в первой книге, и каким становится в поздних книгах. На иллюстрациях подобная метаморфоза еще заметнее, чем в тексте.

Очень жаль, что этой книги нет на русском. Вообще, в этом отношении Плоскому миру не очень повезло в нашей стране. На английском языке существует огромное количество «справочников», «путеводителей» и «поваренных книг», добавляющих новые глубины этому миру. Но этот обширный пласт сопутствующей информации остался недоступным для массового российского читателя, к моему глубокому сожалению. Только через заказ по интернету, только на английском языке. Но, я надеюсь, что однажды положение исправится, и их издадут на языке страны березок и медведей. Просто потому, что эта книга, как я уже сказал, должна быть у любого поклонника Терри Пратчетта.

Кажется мне, что эта книга должна быть у каждого поклонника Терри Пратчетта. Её предназначение — лежать на столе, радовать глаз, и изредка вызывать желания пролистать её еще раз. Просто она великолепна. Единственный её недостаток – размеры. Да, она стандартного для арт-бука формата, но при этом мала для истинного наслаждения – в ней всего 128 страниц. После того, как прочитаешь её всю от корки до корки, буквально за пару часов, желание узнавать что-нибудь еще об этом мире лишь усиливается. Будь она раза в два больше, удовольствие от нее увеличилось бы раз в десять, а то и в двадцать.

Ведь это как сбывшаяся мечта – посмотреть, как выглядят дома Анк-Морпорка, на кого похожи обычные жители этого города в глазах самого автора (а ведь он утверждал иллюстрации). После этого хочется заглянуть в… Развернуть

Аутсайдеры, художники самоучки и арт-рынок

Кто такие аутсайдеры, в чем специфические особенности их творчества и как работа художника самоучки была продана на Christie’s за 4,2 млн долларов?

  • Дата публикации: 3 апреля 2020
  • Текст: Катя Карцева
  • Время на прочтение: 4 — 7 мин.

Традиционно предполагалось, что ремесло, навык и выучка – основные критерии художественного мастерства и немаловажное условие для начала карьеры на арт-рынке. Однако, в ХХ веке художник самоучка обретает уважение и интерес, как среди профессионалов, таких как Пикассо и Дали, а позднее становится объектом внимания музейщиков и кураторов.

Харальд Зееман, директор Кунстхалле в Берне в 1960-е годы выставляет искусство, созданное пациентами местного психиатра. Директор MoMA в Нью-Йорке Альфред Барр предложил пенни за работу темнокожего самоучки Била Трейлора и провел ретроспективу картин Морриса Хиршфилда, производителя тапочек, который начал рисовать после выхода на пенсию. Жан Юбер-Мартен занимается искусством аутсайдеров начиная с выставки «Маги земли» в Музее Помпиду в 1988 г.

В основном проекте 3-й Московской биеннале Юбер-Мартен наравне с звездами арт-рынка, такими как Аниш Капур показал картины покойного Александра Лобанова – глухонемого пациента психиатрической больницы, фломастерами, карандашами и тушью рисовавший портреты Ленина, Сталина, матросов, русских красавиц и себя самого, непременно с автоматом наперевес.

Сегодня крупные учреждения и события в мире искусства, такие как Венецианская биеннале, все чаще представляют работы, которые когда-то были маргинализированы. Количество коллекционеров, собирающих искусство аутсайдеров растет. В Нью-Йорке и Париже даже проводится специализированная арт-ярмарка искусства аутсайдеров the Outsider Art Fair

В январе 2019 аукционный дом Christie’s продемонстрировал самую крупную в истории продаж стоимость за работу художника аутсайдера Билла Трейлора (1856-1949) — 4,2 миллиона долларов.

Во время Великой депрессии Билл Трейлор был бездомным, проводя дни, сидя на тротуаре улицы Монро в центре города Монтгомери, штат Алабама, недалеко от столицы штата. Ночью он спал в задней комнате похоронного бюро Росса-Клейтона. Однажды в 1938 году Билл Трейлор взял карандаш, подобрал кусок картона и начал рисовать. Ему было 85 лет.

Читать еще:  Оригинальные рисунки. Marianna Ignataki

На своей первой выставке (1940) работы Билла Трейлора были названы «примитивными». В Нью-Йорке (1943) они был классифицированы как «народное творчество старика-негра». Работы попали в хранилище, оставаясь незаметными 33 года. Затем они была названы «Черным народным искусством» на выставке Corcoran Gallery в 1982 году. В 1942 году 2 доллара за рисунок были предложены и отклонены; в начале 80-х 150 долларов за его работу считались удачной продажей. В 2002 году одна картина была продана за 250 000 долларов. И вот в 2019 рекорд 4,2 миллиона долларов

Что изменилось? Ведь Билл Трейлор и его искусство все те же?

Когда он умер в 1949 году, его рисунки не считались искусством. Сегодня восприятие арт-профессионалами того, что есть искусство и кто может считаться художником претерпело значительные изменения. Про дифференциацию понятий арт-брют, наивное искусство, искусство аутсайдеров мы писали здесь.

Однако, ярлык аутсайдера не может быть заимствован или подделан; его нельзя примерить, когда это удобно, хотя это, конечно, не останавливает предприимчивых дельцов от попыток. Совместно с тем, как количество признанных искусством (и арт-рынком) самоучек начало расти, с относительной долей обобщения можно выявить некоторые общие черты, выделяющие художников аутсайдеров, от тех, кто пытается им подражать:

Асоциальность и замкнутость

Художник-аутсайдер не чувствует стимула социализироваться и распространять свои художественные идеи обществу и публике, часто они лишь хотят, чтобы их оставили в покое, предоставив возможность творить. Художник самоучка работает в изоляции от общества и вдали от существующих школ искусств, пока их не обнаружат инсайдеры мира искусства, чтобы показать, продать или выставить.

Инаковость

За каждым аутсайдером, как правило, есть история, подтверждающая его страдания, такие как безумие, бедность, расизм или инвалидность, которые и определяют его маргинализованность и душевное одиночество.

Отсутствие художественного образования

По разным причинам, в том числе по признаку расы, класса и / или пола, в дополнение к таким факторам, как физические, умственные и нарушения развития, а также культурные нормы, арт-брют охватывает художественные практики вне формального художественного образования. Аутсайдер не ищет признания в искусстве и может даже не считать себя художником.

Витальная потребность творить

Хотя аутсайдеры не имеют формальной подготовки в академическом смысле, творчество жизненно необходимо для них как способ познания мира вокруг и самих себя. В этом смысле арт-брют предельно искренен и аутентичен. Творчество схоже для аутсайдера с религиозным откровением. Нередко поводом для терапевтического импульса искусства аутсайдеров, становится личная трагедия или социальная отчужденность. Для аутсайдера искусство понимается как средство обретения внутреннего покоя. Аутсайдеры делают работу, которая является продолжением того, кем они являются и через что они прошли.

В небольшом музее в французском городе Бегль собрана коллекция искусства аутсайдеров, начиная с 1970-х годов. Кстати название музея Musée de la Création Franche, что переводится как музей искреннего творчества.

повторяемость деталей или сюжетов

В работах аутсайдеров почти всегда прослеживается простой или повторяющийся порядок, возможно, в качестве попытки гармонизировать свое состояние в моменты осознания хаоса. Повторяющиеся паттерны отражают ход времени, его ритм, связи между прошлым, настоящим и будущим. Тенденция к повторению подчеркивается не только на бесконечных похожих отметках, сделанных в рисунках и живописи, но также и посредством действий шитья, завязывания узлов или плетения. Работы полны маленьких деталей, надписей – они словно кричат что-то миру. Арт брют обнаруживает редкое понимание ключевого парадокса, лежащего в основе человеческого бытия – как индивидуумы, мы одновременно и ничто и все (одна крошечная песчинка в огромном космосе).

непосредственность материала

Аутсайдеры не следуют за классификацией на жанры, такие как живопись или скульптура, равно как могут совсем не использовать традиционные художественные материалы, такие как холст и масло или глина и скульптура. Они работают со всем, что попадается им под руку. Демонстрируя необычную и энергичную находчивость, аутсайдеры используют все, будь то грязь, кровь, цветные карандаши или простая чернильная ручка. Эта непосредственность материала демонстрирует острую необходимость в создании и, кроме того, иллюстрирует, что сделанные работы являются скорее продолжением непрерывной отражающей самости, а не отдельными художественными работами.

Некоторые работы – это просто покрашенный кусок коряги или выставленные солдатики

спиритизм и духовность

Творчество большинства художников-аутсайдеров включает библейские цитаты, древние иероглифы и даже выдуманные языки. В результате выясняется, что такое искусство действительно дает представление о другом мире, в измерении за пределами реальности, из которого есть чему поучиться.

Тем не менее, как отмечает портал Artsy арт-рынок поддерживает сложные отношения с брендом аутсайдерского искусства по разным причинам. Ряд арт-дилеров дистанцируется от этого термина, предпочитая включать эти арт-практики в более широкий контекст современного искусства, опасаясь ,что художник самоучка может отпугнуть многих покупателей. Поэтому наиболее успешны продажи аутсайдеров после их смерти.

Нидерландский художник, который с помощью проволоки может изобразить практически всё (15 фото)

Нидерландский художник Спенсер Литтл ( Spenser Little ) создаёт скульптурные портреты из гнутой проволоки, которые устанавливает за окнами, прикрепляет к опорам, мостам и другим городским объектам.

Каждый из них сделан из одного непрерывного куска проволоки и имеет свою предысторию создания. Художник выставляет напоказ свои произведения искусства по всему миру.

Некоторые работы имеют движущиеся элементы и состоят из нескольких проволок, но в основном это произведения, сформированные из одного цельного куска проволоки.

Спенсер Литтл оставляет свои проволочные скульптуры по всему миру, в разных местах, которые варьируются от Эйфелевой башни до дна пещер.

все фотографии: spenserlittleart/Instagram

Дорогой друг, чтобы комментировать, необходимо войти на сайт под своим логином, либо авторизоваться через свою соцсеть.

Авторизация займет буквально два клика, и затем вы получите много возможностей на сайте, кроме того случится магия с уменьшением количества рекламы. Попробуйте, вам понравится!

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector