Ностальгические воспоминания. Michael McEvoy

Ностальгические воспоминания. Michael McEvoy

Ностальгические воспоминания. Michael McEvoy

  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 620 299
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 584 472

Оригинальное название: Remembrance

Название на русском: Воспоминания

Серия: Transcend Time Saga #1/ Преодолевая времени №1

Anastassiakr, oksana555_85, Yngigerd,

Kafetagirl, geraldina, nezza

Главный редактор: Елена Кузнецова

Оформление: Ольга Орешкина

Лиззи Девенпорт была перерождена из эпохи Регентства, Англия. но она этого еще не знает.

Когда Дрю Кармайкл переходит в начале года в среднюю школу Лиззи, она чувствует с ним связь, словно они давно знакомы. Она не может перестать думать о нем, но каждый раз, когда она пытается рассказать ему о своих чувствах, он отчетливо дает понять что не хочет иметь с ней ничего общего.

Все становится еще сложнее, когда ее парень Джереми, начинает себя слишком высоко ставить, после того как получает должность капитана университетской футбольной команды, а ее кокетливая лучшая подруга Челси начинает встречаться с Дрю, вскоре после его появления. Так почему же она не может о нем забыть?

Даже притом, что Лиззи знает, что должна забыть о своем влечении к Дрю, ее борьба с судьбою не становиться легче.

Именно во время танца на Хеллоуин, я получила первое представление о моей прошлой жизни.

Спортивный зал был переполнен, и в связи с масками и приглушенным светом, трудно было сказать, кто есть кто. Я смотрела сквозь толпу , пытаясь увидеть с кем танцевала Челси, но даже ее красное платье смешивалось с темнотой.

Тогда я почувствовала позади себя движение.

-Ваш парень не будет возражать, если вы еще с кем-то потанцуете? -Прошептал мне на ухо знакомый голос, едва слышно за громкими битами музыки. Я повернулась, разочарованная тем, что черная бандана покрывала его волосы и соответствующая маска закрывала большую часть лица, делая невозможным рассмотреть его при слабом освещении. Но я знала кто это.

Он притянул меня ближе, прежде чем я смогла ответить на вопрос. Его руки обвили мою талию и я, положив голову на его плечо, закрыла глаза и вдохнула сладкий сосновый запах его кожи.

Джереми возражал бы, но отстраняться от Дрю, было ровно тем же, как и пытаться разъединить магниты. Было темно, а мы оба находились в дальней части зала, поодаль от толпы, где нас могли заметить. Один танец ничему не навредит.

Он, должно быть, понял, что я не собираюсь отступать, потому как убрал руку с моего плеча и провел пальцем по моему локтя, достигая запястья и переплетая свои пальцы с моими.

Наши ладони прикасались,и я решила наслаждаться временем, пока мы могли быть вместе, до того как настанет утро понедельника. Мир вокруг нас изменился в такт музыке, и я позволила себе погрузиться в видения окутывавшие меня.

Это были первые мои воспоминания.

Сегодняшний день должен был стать особенным. Я чувствовала это

Но не стал, потому что это был первый школьный день или потому,что Джереми уже десять минут, как должен был заехать за мной. В воздухе витало что-то необычное

Или, может быть, я просто схожу с ума

На перекрёстке завизжали шины, и я , посмотрев вдоль улицы, увидела красный джип Джереми, несущийся по дороге. Я поспешила к его машине, остановившейся у моего дома, и, распахнув дверь, запрыгнула в горячее кожанное кресло.

— Поздновато для первого школьного дня — сказала я, откидывая несколько прядей волос, растрепавшихся при моем рывке к авто.

Он посмотрел на меня, улыбнулся и, потянувшись, заправил локон за моё ухо. Его синие глаза были скрыты солнечными очками.

— Лиз — он успокаивающе произнес моё прозвище. Только он меня так называл. — Всё будет в порядке, учителя не придираются в первый день. Он откинулся назад, солнце светившее через окно блестело на его,песочного цвета, волосах. Он выглядел, как модель из показа одежды летнего каталога; бледные синие цвета, белая в полоску рубашка и шорты цвета хаки подчеркивали золотистый загар, полученный после игр в уличный футбол.

— Не у всех первым уроком физкультура, — возразила я. — Твоего учителя может и не волнуют задержки, но не моего.

Пожав плечами, Джереми оглянулся взглянуть на меня ещё раз.

— Почему ты не выпрямила сегодня волосы? — спросил он,недовольный отсутствием укладки после сушки.

-Мне нравится так, как есть — ответила я, удивлённая тем, что он сразу же это заметил.

В течение лета я обычно оставляла волосы виться. Это было гораздо проще, чем каждый день выпрямлять их. Это не значит, что они выглядели жёсткими и непослушными. Наоборот, были мягкими и струящимися, именно такие кудри были желанны до изобретения утюжков

-Мне больше нравились прямые, — сказал он. — Так ты выглядишь совсем юной, можешь сойти за первокурсницу.

Это было жёстко. Я сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться, и сосредоточилась на дороге.

-Если бы я ещё и волосы выпрямляла, мы бы точно опоздали в школу.

Он протянул руку поверх коробки передач и сжал мою ладонь.

-Прости меня, Лиз. Я думал, это комплимент. С прямыми волосами ты выглядишь сногсшибательно.

Я пожала плечами и убрала свою руку, наблюдая как за окном мой дом остается позади и сливается с остальными в причудливом районе Новой Англии. Листья в начале сентября были еще зеленые, и я впитывала в себя последние дни лета, не желая наступления холодов.

Несмотря на то, что я жила в Пембруке — городе прямо за пределом Манчестера, Нью Хэмпшир — всю свою жизнь, я все равно ненавидела зиму. Как только снег ложился на землю, я оставалась дома столько, сколько могла.Нет смысла в том, чтобы выйти наружу и замерзнуть до смерти.

Джереми остановился на красный свет и потянулся включить радио.

Тяжелые удары какого-то репа заполнили машину.Музыка была настолько громкой, что пол вибрировал от басов. Пожилой мужчина в захудалом грузовике рядом уставился на нас и покачал головой в неодобрении.

-Когда ты начал слушать такую музыку?- спросила я , уменьшая звук.

-Парни из команды втянули меня в это.-он взял свой iPod с приборной панели и протянул мне. -Послушай, она довольно хорошая.

Я посмотрела на него и положила на место, незаинтересованная в остальных песнях альбома.

-Знаешь,- сказала я , глядя на него. — Я только что поняла,что у нас нет своей песни.»

Слова показались мне глупыми, как только я их произнесла

Читать еще:  Ответный жест: русское искусство покажут в Ватикане

Он на секунду задумался:

-Да, думаю, нет, — и включил радио.- Почему бы тебе не выбрать станцию, и первое, что услышим, и будет «нашей» песней»

Звучит смешно, но, прежде чем повернуть ручку приёмника, я закрыла глаза

«Дорога в ад» ACDC загремела из колонок, и я крутанула ручку приёмника с такой силой, что испугалась, не останется ли она у меня в руке

— Прекрасный выбор, Лиз, — смеясь, сказал он, заезжая на парковку школы Бука — это частная школа от детского сада до двенадцатого класса -которая растянулась напротив небольшого кампуса. Мы проехали мимо различных машин, начиная от подержанных Фольксвагенов, совершенно новых внедорожников, до редких Лексусрв, БМВ или Мерседесов. Но Джереми не поехал искать парковочное место. Вместо этого, он подъехал прямо к ступеням, ведущим ко входу.

-Не против если я высажу тебя здесь, чтобы ты не опоздала? — спросил он, поставив локоть на подлокотник и повернувшись ко мне.

Ностальгические воспоминания

Оглядываясь в свое действительно счастливое детство я вспоминаю беззаботные деньки летних каникул. Мой отец всю жизнь, до самой пенсии проработал водителем в ГорГазе. Частенько я ездил с ним в командировки в Бурынь или Кролевец. В заранее оговоренное время на большой машине клетке ГАЗ – 53, он заезжал к нам домой, чтобы взять и меня с собой. Я всегда ассоциировал вид этой машины, ее глазастые большие фары, со своим отцом, настолько сильно это отпечаталось в моем сознании. А отец у меня замечательный, очень добрый, а в возрасте вообще стал флегматичен до крайности.

Под завывание переключения передач в автомобиле, разматывалась перед нами дорога, как мне казалось не близкая. Светлая обшивка газона, открытые окна без стеклоподъемников, голубая кабина двери, которую я с трудом мог захлопнуть. Горячий на солнце асфальт на пустынной трассе, через Выровку, Поповку. Под Батурином, мы всегда делали остановку на обед, заезжая в рабочую столовую. Там готовили макароны с удивительной подливой и котлеты. Я эти макароны всю жизнь свою помню, с такой томатной подливой, как я не был переборчив в то время в еде, это блюдо казалось мне самым вкусным. В рабочей столовой останавливались многие водители державшие путь по Московской трассе. Наевшись мы отправлялись с нашим опасным грузом дальше.

Мост через реку Сейм, быструю широкую и опасную речку. И опять трасса на Глухов. Необъятные для моего детского восприятия леса. В пути мы съезжали с дороги в лес и отец проводил непонятные мне манипуляции с газовыми баллонами. Что то перекачивал, что то недокачивал, благодаря этой его калымной работе мы хорошо жили. Холодильник всегда ломился от домашней птицы, мяса, десятки палок московской колбасы лежало на полках и сливки в трехлитровых банках, именно сливки. Вот же было время полного достатка. Я помню лимонад не бутылками а ящиками. Все у нас в то время было благодаря папиной работе. Процедуру слива газа отцом я, честно говоря, боялся, шипение баллона и заправочного пистолета, внушали мне ужас. Поэтому я отходил несколько от машины, в то время когда отец как пушинки бросал в клетку баллон за баллоном.

Кролевец, городок маленький, мы в нем никуда не заезжали, сразу только на базу, выгружаемся, становимся под погрузку. Даже сейчас я пишу, а в голове стоит этот специфический звон пустых газовых красных баллонов с надписью Пропан и лязгание их о металлические части клетки. Такое впечатление как будто это было вчера. Отец всегда помогал грузить их, пока я общался с местной собаченкой Кролевецкого ГорГаза.

Путь домой был не близок, налегке мы мчали по трассе, заезжая то в одно село, то в другое, и везде нам давали то птицу, то домашнюю колбасу, мясо или молочку, весь пол машины был уставлен всем этим. Сейчас уже я понимаю, за что все это нам давали, раньше же я думал о том какие добрые люди в селе, все знают моего папу, и в тайне гордился этим.

Командировки никогда не утомляли меня, в машине не укачивало, и даже в Бурынь, место степей и сухого песка, я ездил с отцом не утомляясь. В Бурынь дорога была посложнее, и в памяти моей этот город отпечатался слабо. Помнится только просторный двор базы и газовая рампа слева.

Отец брал меня не только в такие поездки, а еще и на курсы повышения квалификации газовщиков в Сумы , но это было многим ранее и я смутно помню, небольшие комнаты с покрашенными синей краской стенами до отказа набитыми рабочими. Одни играют в карты, другие в домино, третьи в настольный теннис.

С работой отца водителем связаны мои самые ранние воспоминания когда он еще возил людей на работу и после нее, на белом автобусе ПАЗ. На этом же транспорте мы каждую осень выезжали в лес за грибами. Автобус был забит по самую завязку людьми с папиной работы. Кошелки с грибами стояли в проходе, кульки набитые до отказа люди держали у себя на коленях. Я сидел всегда справа от папы возле торпеды автобуса и все знали что это лишь мое место, место сына отца.

Бывало после работы мы заезжали в пивной бар на велосипеде, который был на Сенном рынке, я думаю его там давно нет. Там отец с другими водителями пил Жигулевское пиво в больших пивных бокалах и ел приятно пахнущую рыбу таранку.

Много бы я отдал бы за то чтобы вернуться в то мое детство уже будучи взрослым и выпить в 86 году бокал Жигулевского пива.

От ГорГаза до нашего дома на проспекте Мира, путь был не близкий, и часто мы ехали на велосипеде короткой дорогой, вокруг военных частей. Там базировались танковые части, и в оставленных траками танковых дорожках, среди грязи и луж мы ехали домой. Я все время старался заглянуть в щели бетонного забора на танковую технику. То что я видел было живым моим интересом.

Однажды дорогой домой мы увидели учебную противотанковую мину, и мне удалось упросить отца взять ее с собой. Разумеется мина была совсем не опасная и бросили ее в кустах за ненадобностью. Но это была такая вещь, на которую вся округа ребят моего возраста сбегалось посмотреть. Что только я с ней не делал, и молотком долбал и разбирал, а внутри нее сыпалась твердая крошащаяся начинка. А танки я все таки раз увидел собственными глазами,громко ревя они рывками как то двигались по разбитой дороге, заезжая на территорию части. Черный дым просто валил с них, а мы с отцом тихо стояли с велосипедом у бетонного забора части и смотрели им в след.

Читать еще:  Повествовательные картины. Kenneth Cobb

Приятные воспоминания согревают в холода

Мы очень часто говорим о каких-то положительных для нас вещах, что они «греют душу». Недавно ученые из Университета Саутгемптона доказали, что ностальгические воспоминания, как правило, вызывающие сентиментальные эмоции, действительно могут заставить нас ощутить не только воображаемое, но и физическое тепло. То есть греют не только душу, но и тело…

На первом этапе эксперимента участников попросили в течение месяца ежедневно записывать спонтанно возникающие у них чувства и воспоминания ностальгического характера. Выяснилось, что таковые чаще возникают и дольше держатся в дни, когда на улице стоит холодная погода. На втором этапе испытуемых разместили в трех помещениях.

В первом температура была относительно низкой, во втором царила комфортная комнатная температура, а в третьем температура была повышенной. После этого добровольцев вновь стали спрашивать об их воспоминаниях и ощущениях. «Показания» тех, кто находился в комнатах с комфортной и повышенной температурой, мало различались. А вот те, кто попал в холодные комнаты, чаще вспоминали о приятных событиях прошлого.

Затем всех перевели в другие помещения и попросили вспомнить те или иные события из их жизни. После этого участникам предложили угадать, какая в комнате температура. Те, кто до этого предавался ностальгии, называли значения выше, чем на самом деле. Еще одной разновидностью эксперимента была просьба опустить руки в ледяную воду и держать их там, сколько возможно. Оказалось, что если в это время испытуемые ностальгировали, то они были способны дольше держать руки в холодной воде.

Что же порождает подобный эффект? Для человека состояние комфорта связано, как правило, с теплом. Ведь наиболее комфортно нам было когда-то в материнском чреве. После рождения теплое тело матери или того, кто заботится о нас, по-прежнему ассоциируется с комфортом и безопасностью.

У каждого из нас есть воспоминания о каких-то ситуациях, когда мы испытывали ощущение радости, покоя и гармонии. Это могут быть воспоминания детства, юности, эпизоды, связанные с какими-то поездками, путешествиями, романтикой, приятными для нас людьми, счастливым опытом любви или дружбы… В состоянии, когда нам некомфортно, например, холодно, мы можем мысленно вернуться к тем временам, когда нам было хорошо. Безусловно, подобные воспоминания нам необходимы, так как они делают нас психически более стабильными.

Запустить ностальгическую ассоциацию могут и какой-то предмет, случайно брошенные или попавшиеся на глаза слово или фраза, связанные с тем временем… «Попав» туда, мы вновь в своем воображении переживаем те ощущения, что испытывали тогда, и нам становится теплее…

«Ностальгия переживается часто, и все, что мы знали до сих пор, — это что она способна поддерживать определенный психологический комфорт, — прокомментировал один из руководителей исследования, старший преподаватель Университета Саутгемптона доктор Тим Вильдшут. — Но теперь мы выяснили, что ностальгия выполняет гомеостатическую функцию и позволяет организму моделировать телесное состояние за счет ментальных переживаний. Возможно, окажется, что ностальгия способна повысить нашу адаптацию и к другим видам физического дискомфорта, помимо низких температур».

Встройте «Правду.Ру» в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте «Правду.Ру» в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках.

«Я не могу понять, как русский смог собрать столько войск и техники, чтобы поставить нас в такое положение»: из писем немцев из-под Сталинграда

Первоначальный тон писем немецких солдат из-под Сталинграда был бравый. Немецкая армия, несмотря на большие потери, продвигалась вперед. Казалось, еще немного — и город на Волге падет.

Из письма Гейни Берингеру в Нюрнберг

ефрейтора Людвига Ляндштейнера,

Мы находимся в четырех километрах от Сталинграда. Четыре дня мы отдыхали, а затем снова наступление на Сталинград. Бои были тяжелые, а сейчас стали еще тяжелее. Но через два-три дня Сталинград падет, мы надеемся на это. Мы расположились в лощине и защищаемся от воздушных налетов. Самолеты кружат над нами днем и ночью. Самое скверное вечером: небо полно русскими машинами.

Из письма неизвестного солдата, 12. IX. 1942

Завтра мы опять выходим на передовую, где, надеюсь, вскоре будет произведена последняя атака на оставшуюся незанятой нами часть Сталинграда и город окончательно падет. Но противник защищается упорно и ожесточенно.

Из письма бабушке баронессе Габриэле Блейлебен обер-лейтенанта Альфреда Клейн-Визенберга,

В эту зиму мы удирать не будем, русский такого счастья не дождется. У нас хорошая позиция: если Волга не замерзнет, то у нас будет спокойно, нам не придется бояться, что в одно прекрасное утро русский появится перед нашим блиндажом.

19 ноября 1942 г. началась Сталинградская наступательная операция под названием «Уран». В контрнаступление пошли войска трех фронтов — Юго-Западного, Сталинградского и Донского. С этой битвы начался перелом в Великой Отечественной войне, а интонация в письмах немецких солдат и офицеров из Сталинграда кардинально изменилась. Немецкая 6-я армия Паулюса оказалась в окружении. И с этого момента приказы, официальные сообщения тех дней не могут конкурировать по эмоциональному заряду и выразительности с письмами, дневниками и воспоминаниями простых солдат и генералов..

Из письма вахмистра Оппермана жене,

Опишу вам в немногих словах мои дела и переживания. С мая по конец октября мы все время находились в наступлении; много пережили и проделали, постоянно под угрозой смерти. До Дона война была еще терпима. Но у предмостного укрепления на Дону русский начал наносить нам такие удары, что мы часто впадали в полнейшее отчаяние. Здесь истреблялись целые роты и батальоны, это была настоящая мясорубка, — и, несмотря на эти жертвы, мы не смогли продвинуться вперед ни на метр. После того как мы пробыли 2–3 недели на позиции у Дона, нас направили по пути наступления на Сталинград. Здесь еды было мало: пустынная местность, пересекающаяся болотами. Справа, слева и далеко впереди нас велись ожесточенные бои по всем направлениям военного искусства. Снова началась битва не на жизнь, а на смерть. Что здесь творилось и как ведется сейчас война в Сталинграде, словами описать невозможно. Тут идет сражение на уничтожение живой силы и техники в таких размерах, каких еще не знал и не переживал мир. Тот, кто выберется из Сталинграда невредимым, а не останется калекой или не будет убит, может считать себя особенно счастливым и благодарить своего творца и владыку. Здесь земля как бы перепахана снарядами и танками. Все дома и ориентиры сожжены артиллерией или взорваны. Лучше не говорить родине всего. Скажу вам лишь одно: то, что в Германии называют героизмом, есть лишь величайшая бойня, и я могу сказать, что в Сталинграде я видел больше мертвых немецких солдат, чем русских. Кладбища вырастали каждый час. Могу на основании нашего опыта сказать: Сталинград стоил больше жертв, чем весь Восточный поход с мая по сентябрь.

Читать еще:  Предвкушение и романтика. Heather Arenas

Война в России закончится только через несколько лет. Конца не видно. Жаль, что мы вынуждены переживать подобное время и что мы родились и существуем в такую эпоху. Пусть никто на родине не гордится тем, что их близкие, мужья, сыновья или братья сражаются в России, в пехоте. Мы стыдимся нашей жизни.

Из письма невесте унтер-офицера Георга Кригера,

631-й тяжелый артиллерийский дивизион

86-го артиллерийского полка 118-й пехотной дивизии,

Мы находимся в довольно сложном положении. Русский, оказывается тоже умеет вести войну, это доказал великий шахматный ход, который он совершил в последние дни, причем сделал он это силами не полка и не дивизии, но значительно более крупными.

Из дневника ефрейтора М. Зура,

Надеюсь, что вы все здоровы, чего обо мне сказать нельзя. Прожитые нами восемь недель не прошли для нас бесследно. Многих, которые раньше обладали хорошим здоровьем, уже нет, — они лежат в холодной русской земле. Я все еще не могу понять, каким образом русский смог собрать столько войск и техники, чтобы поставить нас в такое положение, в каком мы находимся и по настоящее время. Я слышал, что в излучине Дона немецкие соединения перешли в контрнаступление с тем, чтобы освободить нас, так как долго подобной жизни мы не выдержим. Это самые тяжелые недели во всей моей 30-летней жизни. Вдобавок, я нахожусь с моим отделением на расстоянии 50–60 метров от русского. Счастье, что он здесь пока не переходит в атаку. Нам обещали, что сменят нас к празднику; затем сказали, что обязательно сделают это еще в старом году, но все это — одни обещания. Теперь мы хотим надеяться, что первые дни нового года принесут нам освобождение. Как вояки, мы теперь никуда не годимся.

Операция Уран

Источник: «. Хоть раз напишу тебе правду». Письма солдат вермахта из сталинградского окружения. — М.: РОССПЭН, 2013;

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Целительная сила воспоминаний: чем полезна ностальгия

Если воспоминания о прошлом неприятны и приобретают характер навязчивых, то они могут причинить боль. Однако ностальгия несет нам много пользы.

Многочисленные академические исследования только подтверждают, что внутреннее психологическое состояние, когда мы возвращаемся мыслями к счастливым моментам из прошлого, несет в себе большое количество плюсов. По мнению экспертов, наши воспоминания о семье и друзьях могут помочь нам вновь ощутить ту духовную связь, которая нас объединяет, а также создать приятное чувство преемственности в нашей жизни.

Ностальгия может принимать различные формы. Просмотр старого черно-белого фильма может вызвать культурную ностальгию по тем временам, которые давно прошли. Даже если тот исторический период, который мы видим на экране, завершился еще до нашего рождения, мы все равно можем испытывать светлую тоску по нему. В отсутствие собственных воспоминаний, наше отношение к нему формируется из рассказов родителей, бабушек и дедушек, которые переплетаются с информацией, которую мы черпаем из других фильмов и книг.

Ментальное путешествие во времени добавляет четвертое измерение к настоящему. Если осознанность связана с текущим моментом, то ностальгия образует особый континуум «вечного прошлого», помогая нам расширять границы внутреннего «я». Будущее может быть расплывчатым, невнятным и непредсказуемым, но прошлое представляет собой законченное целое, которое не может быть повреждено или подделано.

Ностальгические воспоминания помогают нам избавиться от стрессов современной жизни, возвращая нас к тому периоду времени, когда мы испытывали положительные эмоции. Это схоже с эффектом от погружения в сюжет захватывающей книги или действие реалистичной и увлекательной театральной постановки. В некотором смысле мы ныряем в другое измерение, где нет изматывающей рутины и бесконечных проблем.

Ностальгия особенно полезна для пожилых людей, изолированных от близких. Как выяснили исследователи, проигрывание в памяти приятных моментов из прошлого способствует поддержанию позитивного мировоззрения и социальных контактов. Обмениваясь друг с другом историями из своей жизни, а также мудростью накопленного опыта, пожилые люди начинают чувствовать себя лучше, а также не теряют связь с миром вокруг.

Специалист из Государственного университета Северной Дакоты – Дена Кеммет – уверена, что «дополнительной функцией ностальгии может быть ее мотивирующий потенциал. Ностальгия помогает найти вдохновение, повысить оптимизм и способствует творчеству».

С коллегой согласен и Клэй Рутледж, социальный психолог и доцент психологии в том же самом университете. Он говорит, что ностальгия «улучшает настроение, укрепляет чувство собственного достоинства и социальные связи, а также добавляет оптимизма в наше восприятие будущего. Кроме этого ностальгия мотивирует людей сосредоточиться на работе над значимыми отношениями и стремиться к важным жизненным целям. Людям в возрасте она помогает чувствовать себя моложе и энергичнее. Более того, ностальгия способствует уменьшению экзистенциального страха смерти».

Триггером воспоминаний может стать знакомый запах, старая фотография или песня, которая связана с определенным моментом нашей жизни на эмоциональном уровне. Обычно мы погружаемся в ностальгию, когда испытываем грусть, усталость или тревогу, и все же воспоминания могут нахлынуть на нас в любое время. Ностальгия свойственна как пожилым, так и совсем молодым людям. Даже дети, начиная с восьмилетнего возраста, могут чувствовать светлую тоску по прежним временам.

Исследования на тему наших воспоминаний – в особенности работы доктора философии Кристин Батчо – вдохновили специалистов сервиса New Scientist на создание собственного теста , позволяющего определить, насколько вы склонны к ностальгии. Тестирование доступно на английском языке. Все вопросы начинаются с одной и той же формулировки: «Как сильно вы скучаете по…» и касаются различных сфер нашей жизни. Высокий балл, полученный в результате теста (когда большинство ответов – это «очень сильно»), свидетельствует о том, что человек лучше многих других приспособлен к жизненным перипетиям.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector