Охотник за пейзажами. Clarence Bourgoin

Охотник за пейзажами. Clarence Bourgoin

Охотник за бурями

Наибольшее количество смерчей фиксируется на североамериканском континенте. Именно здесь фотограф Mike Olbinski гоняется за большими суперячейками и торнадо, проезжая многие тысячи миль каждый год.

Удивительные фотографии, которые передают красоту и невероятную силу природы.

1. Песчаная буря в Финиксе. (Фото Mike Olbinski):

2. Вымяобразные облака в Небраске. Из-за своей зловещей внешности «вымяобразные» облака часто считаются предвестники надвигающейся бури или урагана. (Фото Mike Olbinski):

3. Молнии в штате Аризона. Сила тока в разряде молнии на Земле достигает 10-500 тысяч ампер, напряжение — от десятков миллионов до миллиарда вольт. (Фото Mike Olbinski):

4. Великолепная суперячейка в Южной Дакоте. (Фото Mike Olbinski):

5. Молнии в Нью-Мексико. Самая длинная молния была зафиксирована в Оклахоме в 2007 году. Её протяжённость составила 321 км. Самая длительная молния была зафиксирована в Альпах. Её протяжённость составила 7,74 секунды. (Фото Mike Olbinski):

6. Смерч в штате Оклахома. (Фото Mike Olbinski):

7. Зловещий закат в Гранд-Каньоне. (Фото Mike Olbinski):

8. Суперячейка в Техасе. Суперъячейка — наиболее высокоорганизованное грозовое облако. Суперъячейковые облака относительно редки. (Фото Mike Olbinski):

9. Суперячейка в Колорадо. (Фото Mike Olbinski):

10. Суперячейка в штате Техас. (Фото Mike Olbinski):

11. Серия молний. Кстати, молнии чаще всего возникают в тропиках. Местом, где молнии встречаются чаще всего, является деревня Кифука в горах на востоке Демократической Республики Конго. Там в среднем отмечается 158 ударов молний на квадратный километр в год. (Фото Mike Olbinski):

12. Согласно ранним оценкам, частота ударов молний на Земле составляет 100 раз в секунду. По современным данным, полученным с помощью спутников, которые могут обнаруживать молнии в местах, где не ведётся наземное наблюдение, эта частота составляет в среднем 44 ± 5 раз в секунду, что соответствует примерно 1,4 миллиарда молний в год. (Фото Mike Olbinski):

13. Разряд молнии является электрическим взрывом и в некоторых аспектах похож на детонацию взрывчатого вещества. Он вызывает появление ударной волны, опасной в непосредственной близости. (Фото Mike Olbinski):

14. Буря с молниями в Канзасе. Помните Волшебника изумрудного города? (Фото Mike Olbinski):

15. Вымеобразные облака в Техасе. (Фото Mike Olbinski):

16. Суперячейка в штате Техас. (Фото Mike Olbinski):

17. Закат, удар молнии и радуга. (Фото Mike Olbinski):

18. Пыльный закат. (Фото Mike Olbinski):

19. По одним данным, каждый год в мире от удара молнии погибают 24 000 человек и около 240 000 получают травмы По другим оценкам, в год в мире от удара молнии погибает 6000 человек. (Фото Mike Olbinski):

20. Американец Рой Салливан, сотрудник национального парка, известен тем, что на протяжении 35 лет был семь раз поражён молнией и остался в живых. (Фото Mike Olbinski):

21. Смертельный торнадо в Оклахоме. (Фото Mike Olbinski):

Охотник за пейзажами. Clarence Bourgoin

Фрэнсис Брет Гарт

Степной найденыш. Сюзи. Кларенс

Бесконечная, унылая, серая равнина, чуть голубеющая вдали, да кое-где темные пятна стоячей воды. Порой – пустоши, и на них неровные черные кострища, а в золе – обрывок газеты, старая тряпка или расплющенная жестянка. Вдали – низкая темная черта, которая ночью словно уходит в землю, но по утрам, едва забрезжит рассвет, появляется снова, на том же месте, на той же высоте. Все едешь и едешь невесть куда, а к вечеру непременно возвращаешься на прежнее место – та же равнина, те же люди вокруг, та же постель и тот же противный черный купол, опрокинутый над головой. Известковый привкус пыли во рту и на губах, песок, забивающийся под ногти, всепроникающая жара и запах скота.

Такой представлялась Великая прерия двум детям, глядевшим на нее из крытого переселенческого фургона, поверх покачивающихся бычьих голов, летом 1852 года. Вот уже две недели она расстилалась перед ними, всегда одинаковая, не удивляя и не докучая своим однообразием. Когда они смотрели на нее, шагая рядом с фургоном, к прежней картине добавлялась упряжка быков – и только. На парусиновой кровле одного из фургонов большими черными буквами было написано: «Вперед, на Калифорнию!», на другом – «Пусти корни или умри», но ни та ни другая надпись вовсе не казалась детям смешной или остроумной. По-видимому, у них не укладывалось в сознании, что мрачные люди, которые порой шагали рядом с фургоном и к вечеру становились все молчаливее и угрюмее, были когда-то способны шутить.

И все же впечатления у детей были не совсем одинаковые. Старшему из них, одиннадцатилетнему мальчику, явно были в диковинку обычаи и уклад жизни, с которыми младшая, семилетняя, девочка, видимо, сроднилась сызмала. Еда была проще и хуже приготовлена, чем та, к которой он привык. В отношениях между людьми царила свобода и бесцеремонность, в домашнем обиходе – простота, граничащая с грубостью, а говорили они так, что порой он не понимал почти ни слова. Спал он не раздеваясь, завернувшись в одеяла; он понимал, что должен сам следить за собой, сам добывать себе воду для умывания и полотенце. Впрочем, мальчик едва ли страдал от этого, его, по молодости лет, занимала лишь новизна. Он с аппетитом ел, крепко спал, и жизнь казалась ему интересной. Лишь иногда грубость спутников или, что еще хуже, их безразличие, которое заставляло его чувствовать свою зависимость от них, пробуждало в нем смутное ощущение какой-то несправедливости, совершенной по отношению к нему, и хотя никто из окружающих об этом не догадывался, да и сам он пытался отмахнуться от этого тягостного чувства, оно все время дремало в его детском сознании.

Его спутники знали, что он сирота, его привел к ним в Сент-Джо[1] какой-то родственник его мачехи с тем, чтобы в Сакраменто мальчика сдали на руки другому родственнику. Так как мачеха даже не пришла с ним проститься, а отправить его поручила своему родственнику, у которого он жил последнее время, в караване решили, что она просто-напросто «сплавила» его, и даже сам мальчик невольно смирился с этой мыслью. Сколько было уплачено за его проезд, он не знал; он помнил только, что ему велели «не болтаться зря». И он охотно помогал всем, хотя порой неумело, как всякий новичок; впрочем, это не означало, что он у них в услужении или чем-либо выделяется среди этих людей, которые все, как один, не гнушались тяжелой работой, и жизнь казалась ему чудесной, как сплошной затянувшийся пикник. К тому же миссис Силсби, мать его маленькой подружки и жена главного караванщика, не делала различия между ним и своей дочерью. Рано состарившаяся, болезненная, измученная заботами, она была просто слишком занята, чтобы уделять дочке больше материнской заботы, и одинаково сердито ворчала на обоих детей.

Читать еще:  Пейзажи и натюрморты. Sharon Will

Задний фургон скрипел, раскачивался и медленно, тяжело катился вперед. Копыта быков, мерно, с глухим стуком ударяя по земле, вздымали по обе стороны колеи маленькие дымчатые облачка пыли. В фургоне дети играли в магазин. Девочка, изображая богатую и привередливую покупательницу, выбирала товар, а мальчик сидел за прилавком, сооруженным из подручных средств, – фургонного сиденья, положенного на бочонок с гвоздями; они называли друг друга то настоящими, то вымышленными именами, как придется, и расплачивались ходкой монетой, в которой никогда не было недостатка, – сушеными бобами и кусочками бумаги. Когда возникала нужда дать сдачу, это делалось проще простого: бумагу рвали на более мелкие клочки. Запасы в лавке не иссякали – один и тот же товар покупался несколько раз под различными наименованиями. Однако, несмотря на столь благоприятные для коммерции условия, торговля шла вяло.

– Могу предложить вам прекрасную материю двойной ширины по четыре цента ярд, – сказал мальчик, вставая и опираясь кончиками пальцев о прилавок, как часто делали приказчики у него на глазах. – Чистая шерсть и отлично стирается, – добавил он развязно и в то же время с важностью.

– У Джексона я могу взять дешевле, – возразила девочка с бессознательным лукавством, свойственным представительницам ее пола, которые так любят торговаться.

– Ну и пожалуйста, – сказал мальчик. – А я больше не играю.

– Подумаешь! – отозвалась девочка равнодушно.

Мальчик быстро развалил прилавок; скатанное одеяло, изображавшее материю, из-за которой шел спор, упало на пол фургона. Это, видимо, подало недавнему продавцу новую мысль.

– Слушай! Давай играть в «дешевую распродажу». Понимаешь, я свалю все в кучу и стану продавать задешево.

Девочка посмотрела на него. Это предложение показалось ей слишком дерзким и в то же время заманчивым. Но она, видимо, из упрямства, отказалась и взяла свою куклу, а мальчик залез на козлы. Неудавшаяся игра была мгновенно забыта с равнодушием и легкомыслием, общим для всех зверенышей. Если бы оба могли в тот же миг улететь или ускакать в разные стороны, они сделали бы это без всяких церемоний, беззаботно, как птица или белка. А фургон все катился вперед. Мальчик увидел, как один погонщик залез в задок переднего фургона. Другой продолжал сонно шагать по пыльной дороге.

– Клаленс, – позвала девочка.

Мальчик, не поворачивая головы, отозвался:

– Ты кем будешь? – спросила она.

– Кем буду? – переспросил Кларенс.

– Ну, когда вырастешь, – пояснила Сюзи.

Кларенс ответил не сразу. Он давно и твердо решил стать пиратом, беспощадным, но справедливым. Однако в то утро он прочитал в истрепанном «Путеводителе по прерии» про форт Ларами и Кита Карсона[2] и предпочел судьбу разведчика, что было гораздо доступнее и не требовало такой массы воды. Но, полагая, что Сюзи не знает, кто такие разведчики, и щадя ее самолюбие, он умолчал о том и о другом, скромно ответив, как и полагается всякому уважающему себя американскому мальчику:

Верное дело, тут и объяснять ничего не нужно, и все старики, услышав такой ответ, ласково гладят тебя по головке.

– А я буду женой священника, – сказала Сюзи, – разведу кур, и все будут приносить мне подарки. Пеленки, распашонки, яблоки, яблочный соус… и патоку! И снова пеленки! И мясо, когда поросенка заколют!

Она уселась с куклой на дно фургона, спиной к нему. Ему была видна ее круглая кудрявая головка и согнутые голые коленки с ямочками, на которые она напрасно пыталась натянуть подол своей короткой юбчонки.

– А женой президента мне быть неохота, – сказала она, помолчав.

– Могу, только не хочу.

– А вот и не можешь!

Затрудняясь объяснить, почему, по его мнению, она не пригодна для такой роли, Кларенс решил, что молчание будет не менее уничтожающим ответом. Они долго молчали. Было жарко и пыльно. Фургон, казалось, почти не двигался. Кларенс посмотрел на дорогу сквозь полукруглое отверстие над задним бортом фургона.

Убийца из Золотого штата. Как полицейский из Калифорнии стал маньяком

Мужчина в оранжевой робе, который появляется в зале суда на инвалидной коляске, у людей непосвященных вызывает скорее жалость, нежели ужас. Кто этот несчастный старик, за которым охрана следит особо тщательно?

Он приходит ночью

За этой старческой немощью, наигранной или реальной, скрывается один из самых неуловимых маньяков Соединенных Штатов. Его тайну не могли раскрыть более 40 лет.

В середине 1970-х годов в округах Сакраменто и Контра-Коста штата Калифорния стали происходить похожие по почерку преступления. Неизвестный мужчина проникал в дома одиноких женщин, чаще всего принадлежавших к среднему классу, связывал их и насиловал. Уходя, преступник, как правило, совершал мелкие кражи.

Насильника не пугали ситуации, когда его жертвы оказывались дома не одни. Даже если в доме был мужчина, преступник, явно обладавший хорошей физической подготовкой, избивал его и связывал, после чего насиловал женщину.

Количество преступлений увеличивалось, география действий насильника и грабителя ширилась, однако полиции не удавалось напасть на след злодея. Многие преступления, совершенные им, поначалу приписывались другим лицам. Когда количество эпизодов пошло на второй десяток, серийному преступнику дали прозвища Насильник восточного района и Настоящий ночной охотник.

Череда убийств

В ночь на 2 февраля 1978 года Брайан Маджоре и Кэти Маджоре гуляли со своей собакой в районе Ранчо Кордова в Сакраменто, когда на них было совершено нападение. Брайан и Кэти попытались бежать, но неизвестный хладнокровно расстрелял их из пистолета. Несмотря на то, что некоторые обстоятельства указывали на то, что убийца имеет отношение к Насильнику восточного района, понадобились десятилетия, чтобы доказать: в обоих случаях действовал один и тот же человек.

30 декабря 1979 года в своем доме на Avendida Pequena в Голете была найдены мертвыми супруги: 44-летний Роберт Офферманн и 35-летняя Дебра Александра Мэннинг. Преступник проник в дом, связал обоих, надругался над женщиной. Хозяину дома удалось освободиться, и он попытался вступить в борьбу с подонком. Однако тот расстрелял Роберта и Дебру из пистолета.

Читать еще:  Обнаженная человеческая душа. Marcela Bolivar (фото)

3 марта 1980 года в своем доме в Вентуре были найдены убитыми 43-летний Лайман Смит и 33-летняя Чарлин Смит. Связав жертв, преступник, как обычно, изнасиловал женщину, после чего убил обоих. Однако на сей раз он не стал применять огнестрельное оружие: несчастные были забиты до смерти поленом, приготовленным для топки камина. Хитроумный узел «алмаз», который использовал убийца, очень напоминал тот, что использовал Насильник восточного района.

19 августа 1980 года в своем доме в Дана-Пойнте были найдены убитыми 27-летний Патрис Бриско Харрингтон и 24-летняя Кит Эли Харрингтон. Студент-медик и медсестра поженились всего за три месяца до трагедии. Преступник не отходил от своего почерка: проникновение в ночное время, связывание жертв, изнасилование женщины, а затем убийство обоих. На сей раз преступник вновь забил несчастных насмерть.

Очень трудное дело

6 февраля 1981 года в своем доме в Ирвине погибла 28-летняя Мануэла Витун. Супруг женщины был в больнице, когда произошло нападение. Изнасиловав и убив хозяйку дома, преступник похитил бижутерию и еще какую-то мелочь. Было очевидно, что ограбление для него является лишь сопутствующей целью.

27 июля 1981 года в Голете погибли 35-летняя Чери Доминго и 27-летний Грегори Санчес. Хозяева попытались дать отпор проникшему в дом преступнику, но он расправился с обоими. Сначала он ранил Санчеса, которого затем запер в шкафу. Изнасиловав женщину, преступник забил несчастных дубинкой, которую нашел в сарае.

4 мая 1986 года в своем доме в Ирвине была найдена убитой 18-летняя Джанель Лайза Крус. Семья девушки уехала отдыхать в Мексику, и она оставалась одна. Проникший ночью в дом убийца изнасиловал ее, после чего до смерти забил гаечным ключом.

Расследование преступлений было крайне тяжелым. Возможности, которыми располагала экспертиза в 1970-х — 1980-х годах, не позволяли объединить все эпизоды в одно целое.

По делу об убийствах проходили другие подозреваемые. Когда же стало ясно, что убийства являются делом рук одного человека, которого прозвали Убийцей из Золотого штата, считалось, что он не имеет отношения к Насильнику восточного региона. Поставило в тупик следствие и внезапное прекращение преступлений. После 1986 года убийца словно исчез, что совершенно нехарактерно для поведения маньяка.

По предположению следователей, преступник мог погибнуть либо оказаться в психиатрической клинике. Также не исключалось, что он осужден по какому-то другому эпизоду, который не попал в поле зрения сыщиков, ведущих основное дело.

Вычислен по генеалогическому древу

Лишь в 2001 году расширившиеся возможности ДНК-экспертизы позволили точно установить: Насильником восточного региона и Убийцей из Золотого штата является один и тот же человек. Несмотря на самые тщательные проверки баз данных криминальных элементов, напасть на след злодея так и не удалось. Все указывало на то, что преступником является человек, ранее никогда к ответственности не привлекавшийся.

Потребовалось еще полтора десятка лет для того, чтобы все-таки напасть на след. Следователи использовали базу данных сайта GEDmatch, куда любой человек может загрузить свои ДНК-данные и увидеть генеалогическое древо семьи. После загрузки на сайт ДНК преступника удалось обнаружить человека, проживавшего в Калифорнии в период, когда совершались преступления.

За пенсионером Джозефом Деанджело была установлена слежка. Вскоре агентам удалось заполучить образец ДНК мужчины. Экспертиза не оставила сомнений: он и есть Убийца из Золотого штата. 25 апреля 2018 года подозреваемый был арестован и помещен в тюрьму. По словам шерифа Скотта Джонса, Деанджело был очень удивлен своим арестом.

Жизнь в обмен на откровенность

Он родился в Калифорнии 8 ноября 1945 года. После окончания школы Деанджело завербовался в ВМС США и отправился на войну во Вьетнам. Проведя во Вьетнаме без малого два года, он вернулся на родину с несколькими медалями. В 1973 году Деанджело окончил университет в Сакраменто со степенью бакалавра наук в области уголовного правосудия. Последующие шесть лет он работал в полиции.

Именно тогда он начал совершать преступления. Форма полицейского стала для него отличным прикрытием. Более того, как выяснилось впоследствии, он сам принимал участие в расследовании собственных преступлений. Зная о тактике расследования и возможностях экспертизы, он умело избегал разоблачения. В 1979 году Деанджело с позором уволили из полиции, после того как он попался на краже из магазина. Позднее преступник трудился механиком в Сакраменто. Джозеф Деанджело был женат, воспитал трех дочерей. Известно, что он часто конфликтовал с супругой, однако никаких преступных наклонностей за ним не замечали. Бывшему полицейскому инкриминируют 13 убийств и более 50 изнасилований. Не исключено, что и этим его страшный список не ограничвается.

Деанджело грозила смертная казнь, но Убийца из Золотого штата ее избежит. Прокуратура заключила сделку с преступником: в обмен на пожизненное заключение без права условно-досрочного освобождения он признает свою вину и в подробностях рассказывает обо всех совершенных деяниях.

Не все уверены, правда, что Деанджело способен рассказать правду. Надзиратели сообщают, что он в тюрьме разговаривает с «голосами», часто смотрит в одну точку и проявляет другие признаки неадекватности. Впрочем, вполне возможно, Джозеф Деанджело снова пытается всех одурачить.

«Последний из могикан» — как все было на самом деле. Осада форта Уильям-Генри.

3 августа 1757 года начался один из самых знаменитых эпизодов франко-английской войны, эпизода длинной Семилетней войны, гремевшей в те годы по всему миру — осада форта Уильям-Генри. В форте сидели англичане под командованием Джорджа Монро, а французскими Луи-Жозеф де Монкальм. Осада завершилась тем, что гарнизон капитулировал, что можно узнать, например, из книги «Последний из могикан» или из одноименного фильма.

Этот форт появился в 1755 году и занимал очень важное местно на юге озера Джордж, защищая английский центр Олбани от возможной экспедиции французов через водный коридор река Ришелье — озеро Шамплейн — озеро Джордж — река Гудзон. Кроме того, форт сам был удобным местом для подготовки нападения на Канаду для чего там собрали кучу шлюпов и вельботов.

Французы прекрасно понимали, что форт Уильям-Генри в обстановке начавшейся войны опасен, поэтому было решено нанести заблаговременный удар. В результате в феврале 1757 года из Монреаля выступил отряд численностью около 1,5 тыс. солдат (регулярных войск, ополченцев и союзных индейцев) под командованием Франсуа-Пьера Риго де Водрёя, брата губернатора Канады. Одна проблема – у отряда не было пушек, ставку делали на внезапную атаку.

Читать еще:  Польский художник. Michalina Trefon

Ночью 19 марта французы по льду подобрались к форту, но передовые посты англичан услышали шум и открыли артиллерийский огонь. Впрочем, форт осадили и предложили британцам сдаться. Те ответили гордым отказом, хотя их было в три раза меньше. Французы тоже не горели желанием идти на штурм и ограничились тем, что пожгли постройки и лодки за пределами форта и ушли.

В результате англичане потеряли контроль над озером Джордж и французы смогли спокойно перебрасывать войска по воде. Кроме того, стало понятно, что форт надо брать с осадной артиллерией, так как по меркам американских колоний того времени он был вполне себе серьезной крепостью с деревянными стенами, заполненными утрамбованной землей. Форт с трех сторон окружал ров, а с четвертой было озеро. Попасть в Уильям Генри можно было только через один мост через ров.

В апреле командующий британскими войсками в колониях генерал Уэбб узнал, что французы накапливают силы. Разведка показала, что индейцы – союзники французов явно готовятся к нападению. Поэтому в форт послали дополнительно 200 регулярных солдат и около 800 ополченцев.

В конце июля французы начали выдвигать новую армию к форту – сначала индейцев, потом часть сил пешком вдоль берега озера и наконец – основные силы с осадными орудиями на лодках. Отряды соединились около форта и заблокировали его. Командующему Джорджу Монро предложили сдаться, но тот предпочел послать просьбу о помощи Уэббу. Но Уэбб, у которого было около 1600 солдат, помогать отказался, объясняя это тем, что его отряд – все, что осталось для прикрытия Олбани от наступающих французов. Командующий приказал Монро начать переговоры о сдаче форта на наиболее приемлемых условиях. Но гонца перехватили французы.

После этого начались осадные работы. Англичане пробовали огрызаться из своих пушек, но французы прятались за возведенными защитными сооружениями, а индейцы просто убегали в лес. Тем временем стены форта начали плавно разрушаться, а пушки повреждались осадным огнем французов. В результате к утру 9 августа дело стало пахнуть керосином, так как расстояние от новой траншеи, выкопанной французами, до стен форта было минимальным. Да и пушек у Монро осталось только пять из 17-ти. В результате на военном совете было решено капитулировать и англичане подняли белый флаг.

Впрочем, французы предложили вполне приемлемые условия сдачи форта: гарнизон сохранял знамёна, офицерам и солдатам было разрешено взять с собой личные вещи, оружие (без боеприпасов) и даже — как признание их храбрости — одно 6-фунтовое орудие. За это Монро и его люди принимали обязательство не воевать в течение 18 месяцев против французов и их союзников, обеспечить возврат пленных и передать осаждавшим форт со всеми припасами и оставшейся артиллерией.

Но уже после капитуляции начались проблемы — группы индейцев проникли в форт и принялись обшаривать его в поисках добычи, которая оказалась небогатой. Свою ярость они выплеснули на раненых, убив и оскальпировав нескольких человек до того, как успели вмешаться французы.

Капитулировавшие британцы были размещены на ночёвку в лагере за пределами форта под охраной французских солдат — прежде всего для того, чтобы избежать расправы со стороны индейцев, которые не оставляли попыток добраться до имущества недавнего противника. Индейские воины, многие из которых присоединились к походу в расчёте на трофеи, включая скальпы врага, теперь громко выражали своё недовольство. Монкальм, видя агрессивное поведение своих союзников, даже планировал выступление британской колонны в форт Эдуард ночью, но в итоге оно было перенесено на раннее утро.

Но не успела колонна британских войск, в конце которой следовало гражданское население форта (включая женщин и детей) отойти от лагеря, как индейцы, издав боевой клич, со всех сторон атаковали её из леса. В короткий срок, прежде чем успели вмешаться французы, много людей были убито, оскальпировано или взято в плен для продажи в рабство. Оценки потерь колеблются от 69 до 1,5 тыс. человек, наиболее часто встречается оценка до 200 убитых и пропавших без вести.

Потом Монкальм добился того, что большая часть пленных была освобождена. Французы уничтожили форт и ушли, не став нападать на Уэбба. Не исключено, что это было связано с тем, что многие индейцы ушли, а кроме того канадским ополченцам надо было убирать урожай.
Кстати, сейчас форт Уильям-Генри восстановили. Теперь там находится музей, в котором регулярно проходят реконструкторские битвы.

В Турции охотники за сокровищами нашли «саркофаг с Медузой Горгоной»

В Турции сотрудники жандармерии обследовали места несанкционированных раскопок на исторических участках и обнаружили украшенный редким барельефом 2500-летний саркофаг, который нашли нелегальные охотники за сокровищами.

Как сообщает Hurriyet Daily News, уникальный каменный саркофаг был обнаружен в западной провинции Айдын. Обнаружили его жандармы, отреагировавшие на сообщения о возможных нелегальных раскопках недалеко от древнего города Афродисиас.

В оливковой роще была найдена траншея, которую выкопали, вероятно, так называемые охотники за сокровищами. Заметив каменный предмет, жандармы сообщили о находке археологам.

Кстати, группа мародеров была задержана недалеко от этого места. Археологи же обследовали траншею, соблюдая меры предосторожности. В результате из земли были подняты два саркофага и каменный алтарь.

Предварительно установлено, что возраст этих артефактов составляет порядка 2500 лет. Один из саркофагов был украшен изображением Медузы Горгоны. Подобные барельефы никогда прежде не встречались на саркофагах, найденных при раскопках в этом древнем городе.

«Поэтому мы думаем, что человек, похороненный в этом саркофаге, был одним из представителей высшего руководства того времени, — говорит директор провинциального департамента по культуре и туризму Умут Тунчер. — Город Афродисиас относится к эллинистическому периоду. И хотя эти саркофаги еще не полностью идентифицированы, по нашим оценкам, им не менее 2500 лет».

Сообщается, что место раскопок взято под усиленную охрану. Археологи считают, что в дальнейшем удастся найти и другие саркофаги. Наличие двух каменных гробов указывает на то, что здесь мог располагаться некрополь, существовавший до окончания римского периода.

Опасность представляют охотники за сокровищами, которые свои «раскопки» проводят варварскими методами, нередко повреждая довольно ценные с точки зрения науки предметы. Существует подозрение, что в данном районе орудует несколько групп мародеров, а задержать пока удалось только одну из них.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector