Особенности и недостатки человеческого бытия. Alekasander Balos

Особенности и недостатки человеческого бытия. Alekasander Balos

Специфика человеческого бытия

3. Специфика человеческого бытия

Особенность человеческого существования состоит в возникновении специфической, уникальной для живой природы, “нежесткой” и неуниверсальной детерминации бытия человека со стороны его тела. Нежесткость проявляется в таких, например, фактах, как способность человека регулировать, контролировать свои фундаментальные потребности, удовлетворяя их не в простом соответствии с повелениями природы, а в пределах и формах, определяемых обществом, историей, собственной волей и самосознанием индивида. Неуниверсальность же состоит в том, что многие действия человека, которые могли бы определяться (и иногда определяются) своего рода эгоизмом телесных потребностей, очень часто регулируются другими мотивами — духовно-нравственными, социальными. Наиболее ярко это проявляется в жертвенных поступках, но не только в них.

Специфика существования человека: в соединении пересечении взаимодействия трех относительно разных измерений бытия. Человек это: данная мыслящая и чувствующая «вещь» (тело); индивидуальная особь, эволюционировавшая к виду homo sapiens и взятая на данном витке его развития, существующего мира; социально – историческое существо. Все 3 измерения, взятые в единстве – исходные характеристики бытия человека.

Жизнь человека связана с жизнью рода, следовательно, для каждого из индивида есть место на едином “генеалогическом” древе человечества; каждое переходящее существование включено в необратимую историческую цепь человеческого бытия и цель бытия природы в эволюции социального мира и образует одно из звеньев социально – исторического бытия.

Человеческое бытие – реальность, объективная по отношению к сознанию отдельных людей и поколений. Люди существуют до, вне и независимо от сознания каждого отдельного человека. Каждый из нас – реальность для самого себя: мы существуем, а вместе с нами реально существует наше сознание.

Каково же место и значение бытия человека в целостном единстве бытия?

Было немало философских идей и концепций, общий смысл которых: человек не более чем песчинка в необозримом мире. Даже бытие человеческого рода – «краткий» эпизод в безграничной длительности мира.

Сейчас актуализируются другие идеи: миллионы лет, столетия и даже десятилетия жизни человечества – важные «мгновения», ибо они включены в уникальный «человеческий эксперимент», люди не только существуют в мире, но способны и влиять на мир и на самих себя. Они способны познавать собственное бытие и бытие как таковое. Человек должен осознавать свою противоречивую роль в единой системе бытия и исполнять ее с большой ответственностью.

Природа, человек, мысли, идеи, общество равно существуют. Различные по формам своего существования, они образуют целостное единство бесконечного, непреходящего мира.

Особенно тревожно стоит вопрос об ответственности каждого человека за судьбы человечества, за бытие человеческого рода и за планету земля.

Итак, особенность человеческого бытия определяется:

1) возможностью регулировать свои потребности в пределах и формах, определяемых обществом;

2) человек – пересечение относительно разных бытийных измерений

а) реально существует отдельный человек (мыслящая и чувствующая вещь);

б) человек – существо разумное, находящееся на определенном витке развития;

в) человек – социально-историческое существо.

Человеческое бытие – реальность, объективная по отношению к сознанию отдельных поколений и людей.

Элементы философского пространства, в частности, такие основные измерения человеческого бытия как история, общественная жизнь, политика, выступающие в качестве взаимосвязанных предметных секторов.

4. Взаимосвязь человека и общества

Важнейшим продуктом общественного производства является, конечно же, само общество. В процессе совместного производства людьми своей общественной жизни складывается форма общества. Она определяет все социальные взаимодействия людей. Исторически сложились такие формы как традиционное общество, индустриальное общество, постиндустриальное общество. Связи подразделяются на короткие (личностные: семья, работа) и длинные (опосредованные: право, деньги). Связи осуществляются с помощью определенных социальных «механизмов», таких как язык; социальные институты, организованные формы человеческой деятельности, наиболее явно воплощенные в социально-государственных учреждениях; процесс публичного и законодательного признания конкретного социального порядка.

Отсюда, и предмет социальной философии: совокупность условий, которые определяют способы связи отдельных людей в обществе; совокупность условий, которые придают продуктам труда определенную общественную форму и делают продуктом само общество. К примеру, при капитализме, главной формой, связывающей людей в общество, является товарная. При капитализме все является товаром. Все продается и покупается.

С позиций социальной философии, предметом которой является общество, сфер деятельности, не связанных с производством, в общественной жизни не существует. Тем самым, вся жизнь общества подлежит интерпретации через основополагающую категорию – производство. В этом смысле, воспроизведение символических форм, воспроизведение ценностей также является производством, порождающей специфические «товары»: идеи и ценности, символическая форма которых является основной формой, связывающей людей в современных капиталистических, индустриальных и постиндустриальных обществах.

Отличительной особенностью формирующихся в настоящее время современных постиндустриальных обществ является институционализация потребления — оно становится не только функцией человека, но и конституирующим основанием самого общества. Потребление — социальный институт. Социальная система все больше нуждается в человеке не как в производителе и носителе творческого начала, а как в потребителе. Потребление носит добровольно-принудительный характер. С одной стороны, потребитель объявляется свободным в своем выборе, но, с другой стороны, декларируется, что уровень потребления является своеобразным мерилом социальных заслуг — более высоким социальным статусом обладает тот, кто больше потребляет. В такой ситуации ожидать от индивида соответствия некоей абстрактной мотивации, отвечающей требованиям высокой идеи общего блага, вряд ли оправдано.

Кризис замысла общества постмодерна — общества потребления является закономерным, поскольку современное общество представляет некий заключительный фазис становления социальной жизни. На этом пути, малые общности превращаются в большие, доверие к людям сменяется доверием к большим абстрактным системам (государство, право, наука, деньги), связь личного типа сменяется связью универсальной и абстрактной. Тем самым, конфликт между индивидуальностью и социальностью, как двумя наиболее общими основаниями человеческого существования неизбежен.

Понятие бытия отвлечено от конкретных различий вещей, предметов, явлений и процессов, но оно тесно связано с фундаментальной характеристикой как явлений и процессов — с феноменом их существования. Через существование вещей и явлений задается целостность мира, вне которой невозможен не только мир, но невозможно и бытие. Данные измерения бытия определяющим образом влияют и на процесс философского познания бытия.

При этом, в контексте диалектико-материалистического подхода феномен существования как такового подразделяется на два уровня: существование (мир) физических состояний и существование (мир) состояний сознания.

Если принять, что мир природы и мир сознания равно бытийственны, то тем не менее необходимо отметить различие способов их существования. Если мир природы существует объективно, то мир сознания — субъективно. Комбинация данных основных форм существования образует менее общие формы бытия.

Среди вещей, явлений и процессов бытие человека специфично тем, что он принадлежит одновременно двум мирам: природному и феноменальному (миру сознания). Можно считать, что человек есть диалектическое единство объективно-предметного и субъективного начал бытия, единство тела и духа.

При этом, двойственным существованием отличается бытие и самого духовного мира человека: субъективный дух — внутренний психический мир человека, структурированный множеством подвидов от бессознательного до самосознания; объективный дух — интерсубъективная духовность, не являющаяся достоянием отдельного индивида, выступающая в качестве духовной культуры общества как целого. Примером объективного духа является язык, а также такие формы социального сознания как наука, религия, мораль, искусство и т.д. При этом, в своем развитии объективный и субъективный дух взаимосвязаны. Однако, двойственным существованием обладает не только духовный мир человека, но и духовная сфера общества. В бытии социальной системы материальное и идеальное как качественно различные состояния социального существуют в неразрывной связи.

Читать еще:  Перуанский художник. Elizabeth Roman

Наряду с бытием индивида и социума можно говорить о таких измерениях бытия как «бытие в возможности» и «бытие в действительности». При этом, возможность не есть небытие, но есть «потенциальное бытие», а его антитезой является «актуальное бытие».

Типология форм бытия важна при выборе решения так называемого «основного вопроса философии». К примеру, материализм полагает основной формой бытия природное бытие; субъективный идеализм — субъективное бытие; объективный идеализм — объективный дух.

Само содержание бытия как феномена и как понятия не исчерпывает философского определения бытия. Важными являются такие проблемы и аспекты онтологической сферы как единство бытия, его неизменность-изменчивость, упорядоченность-хаотичность и другие.

В зависимости от того что считается «первичным» бытие (природа) или сознание (дух), все философы разделяются на материалистов и идеалистов. Выбор между той и иной позицией — это итог множества факторов, которые определяют склад мышления философствующего. Но в целом, как бы ни складывались предпочтения философа, тема бытия должна звучать в его творчестве, поскольку именно интуиция онтологического является своеобразным критерием метафизической состоятельности мыслящего.

Сущность человеческого бытия

Не случайно многие философы различных тысячелетий задумывались именно над этим вопросом. Сущность бытия…

Бытие определяет сущность, а сущность — бытие. Два этих понятия неразделимы и неразрывны между собой. Но в чем заключается их главная суть, их смысл?

Издавна сущность бытия рассматривали под разными ракурсами и выявляли значение данного понятия в иных назревающих вопросах, которые возникали в процессе размышления на глобальные темы. И каждый раз философы пытались приписать это природе, строению Земли, нашей планете, да и всей Вселенной в целом. Впоследствии, все смешалось, и теперь нам трудно найти понятие, определяющее значение данных двух слов. Но чтобы не приводить вас в заблуждение, мне бы сразу хотелось заметить, что я желаю поговорить на тему сущности человеческого бытия. Именно человеческого, касающегося нас с вами.

Безусловно, назревает множество вопросов, касающихся нашей сущности и нашего бытия. В чем заключается смысл и как его распознать?

Ответы могут быть различными, ведь данная тема обширна и не имеет склонности к объективному мышлению. Каждый по-своему понимает смысл этих слов и каждый по-своему может выразить их. Но я постараюсь внятно и ясно изложить свою точку зрения.

Сущность человеческого бытия — есть смысл всех жизней людей, когда-то живущих ранее и по сей день на Земле. Сущность — абстрактное понятие формы жизни, а бытие — его основа. Без одного не может существовать другого. Но что есть основа человеческого бытия?

Ответ прост: мысли. Именно они характеризуют нас, именно они являются фундаментом нашего бытия и нашего существования. Как сказал когда-то Рене Декарт: «Я мыслю — значит существую». И с этим высказыванием невозможно не согласиться. Еще не было такого человека, у которого отсутствовало умение мыслить, в каком бы физическом или моральном состоянии он не пребывал бы. Без мыслей мы животные, имеющие за собой лишь инстинкты и способность к жизни, но не к существованию. А в чем же заключается сущность? Исходя из ранних высказываний и делая выводы, сущность заключается в разумном распределении и осмыслении своего мышления. Чтобы достигнуть данного уровня, нам нужно саморазвиваться и самосовершенствоваться. Посредством этих действий, мы встаем на новую ступень развития — на ступень самопознания. Лишь познав себя, мы можем целостно и ясно заглядывать в будущее, при этом хорошо осознавая настоящее. Лишь познав себя, мы можем достигнуть совладения с самим собой, достигнуть гармонии. Лишь с познанием самого себя к нам приходит ясность ума и просветление разума. А это способствует рассудительному познанию окружающего мира в целом.

В заключение, выведем, что сущность человеческого бытия заключается в ясном рассудительном умении мыслить и совладать с собой. И, к великому огорчению, не многим это удается.

Специфика человеческого бытия

Непосредственно существуя как природное тело, человек, как мы видели, подчиняется законам существования и развития конечных, преходящих тел. Вместе с тем законы развития и потребности тела не полностью, не однозначно воздействуют на бытие человека.

Можно сказать, что особенность человеческого существования состоит в возникновении специфической, уникальной для живой природы, «нежесткой» и неуниверсальной детерминации бытия человека со стороны его тела. Нежесткость проявляется в таких, например, фактах, как способность человека регулировать, контролировать свои фундаментальные потребности, удовлетворяя их не в простом соответствии с повелениями природы, а в пределах и формах, определяемых обществом, историей, собственной волей и самосознанием индивида. Неуниверсальность же состоит в том, что многие действия человека, которые могли бы определяться (и иногда определяются) своего рода эгоизмом телесных потребностей, очень часто регулируются другими мотивами — духовно-нравственными, социальными. Наиболее ярко это проявляется в жертвенных поступках, но не только в них.

Существование человека — не внеприродное, но и не только природно-телесное. Специфика его состоит в соединении — пересечении, взаимодействии — трех относительно разных бытийственных измерений.

Реально существует отдельный человек, прежде всего как данная мыслящая и чувствующая «вещь» (тело). Это первое измерение человеческого существования. Но одновременно человек существует как индивидуальная особь, принадлежащая к виду Homo sapiens и взятая на данном витке его развития, эволюции мира. Тут — второе измерение бытия человека. Человек существует и как социально-историческое существо (третье измерение его существования). Все три измерения человеческого существования, взятые в единстве,— исходные характеристики бытия человека.

Мы уже говорили о преходящем характере бытия индивида, но поскольку жизнь его связана с жизнью рода, то для каждого из индивидов, живущих сейчас на Земле, есть место на едином гигантском «генеалогическом древе» человечества, идущем от самых первых человеческих существ, а через них — от животных предков человека и т. д. Каждое преходящее существование включено, таким образом, в необозримую историческую цепь человеческого бытия и цепь бытия природы, в эволюцию социального мира и образует одно из звеньев социально-исторического бытия.

Человеческое бытие — реальность, объективная по отношению к сознанию отдельных людей и поколений. Люди существуют до, вне и независимо от сознания каждого отдельного человека. Но бытие людей отнюдь не абсолютно независимо от сознания, от духа, ибо является комплексным и уникальным единством природного, вещественного и духовного, индивидуального и родового, личностного и общественного. Каждый из нас — реальность для самого себя. Мы существуем, а вместе с нами реально существует наше сознание.

Каково же место и значение бытия человека в целостном единстве бытия? Это очень важный и актуальный вопрос. Было немало философских идей и концепций, общий смысл которых: человек — не более чем песчинка в необозримом мире. Даже бытие человеческого рода рассматривалось лишь как «краткий» эпизод в безграничной длительности мира. Но сегодня все энергичнее актуализируются другие идеи (их выражают не только философы): миллион лет, столетия и даже десятилетия жизни человека и человечества — важные «мгновения», ибо они включены в уникальный «человеческий эксперимент».

Люди не просто существуют в мире, но способны особенно мощно (в том числе и пагубно) влиять на мир и на самих себя. Но они же способны познавать собственное бытие и бытие как таковое, испытывать тревогу за «судьбу бытия». Поэтому человек может и должен осознавать свою противоречивую роль в единой системе бытия и исполнять ее с величайшей ответственностью. Еще тревожнее стоит вопрос об ответственности каждого человека за судьбы человечества, за бытие человеческого рода и человеческой цивилизации, за планету Земля. И раз надежды возлагаются на духовное величие и разумность людей, то особенно важно осмыслить духовное как особое бытие.

Читать еще:  Образные и абстрактные одновременно. Susan Knapp

Философия человеческого бытия

Содержание:

Слово «бытие» всегда было окрашено в том числе и повседневным смыслом. Однако, если примерять его к философии, то всегда можно увидеть в нём не только обыденный оттенок или житейски достоверное существование. Скорее наоборот, нужно понимать, что бытие скрывается за наличностью.

Отечественная литература тому хороший пример, особенно касательно последнего периода, когда наметилась определённая тенденция, которая заключается в том, что множество учёных-мыслителей возводят бытие в ранг повседневного существования человека. В своих работах они рассуждают о социокультурном, культурном, цивилизованном человеческом бытии. На самом же деле речь идёт о том, какие условия созданы для жизни человека и в каком социальном измерении он рассматривается.

Проблемы бытия человека

Важно понимать, что в истории философии проблема бытия носит отнюдь иной характер. Специфическая особенность данной темы в том, что наличные обстоятельства жизни человека выходят за рамки. Личность закрепляется в нетипичных, критических или словами философов пограничных ситуациях.

Бытие – это свобода человека, его наивеличайшее напряжение сил.

Отечественный философ В. Бибихин писал так: «Перелетные птицы каждый год дважды подвергают себя предельному, на последней границе выносливости напряжению всего своего существа, пускаясь в путь на тысячи километров. А человек благодаря своей исключительности может теперь, в наше время – и большинство пятимиллиардного населения земного шара так и ведёт себя – прожить всю жизнь от рождения до смерти, не поставив себя на грань даже биологической, не говоря уже о духовной выносливости, не зная, до самого смертного часа, что такое предельное».

Но здесь возникает вопрос о том, разве человечество и так не находится на грани возможного выживания? Ответ очевиден – находится. Но если говорить об в контексте интерпретации бытия, то речь не идёт о каких-либо внешних условиях жизни. В силу того, что любую экстремальную ситуацию человек априори воспринимает с напряжением, мобилизуя для этого все свои внутренние резервы.

Предположим, что человек умирает. Силы его практически покинули. С биологической точки зрения он практически труп, он почти полностью потерял способность воспринимать жизнь.

А вторая ситуация такая: на смертном одре человек может почувствовать глубину собственной заброшенности и покинутости. Он способен понять, что его судьба мучительна и это приносит ему сильные душевные страдания. Именно так описывал предсмертное состояние Ивана Ильича Л. Толстой в одноименной повести.

Истинное бытие человека нельзя все обнять в его целостности. Это происходит потому, что оно расколото на куски. Личность появляется на свет определённого пола, либо мужского, либо женского, и уже это оказывает влияние на то, к чему будет устремлён человек, к реализации каких функций бытия. Кстати, об этом впервые заговорил ещё Платон. Человеческое существо очень далеко от того, чтобы представлять из себя абсолютное законченное единство в себе самом, но стоит заметить, что многие философы именно таким образом его себе представляли. В реальных условиях индивид находит в себе только относительное и фрагментарное единство. Даже, если представить ситуацию, когда индивид будет рассмотрен во всей его полноте самораскрытия, то он никогда не сможет достичь полноты бытия. Его предельная величина быть частичным проявлением бытия.

Человек нацелен преодолеть границы собственного существования, постоянно их расширять. Это характерно ему в различных проявлениях. Но важно учитывать тот факт, что большинство людей могут удовлетворить свои потребности в малой доле и не претендовать на исключительное существование, тем самым раствориться в недрах социальной анонимности, не предпринимая попыток познать истину бытия. В такой ситуации философы используют выражение: «… бытие ускользает, не проявляется. Жизнь мира драматична, полна трагизма. В ней есть противоборство противоположных начал – жизни и смерти, добра и зла, свободы и рабства».

Первым, кто заговорил о верховенстве свободы был адепт европейской философии немецкий мистик и мыслитель Я. Бёме.

Н. Бердяев писал: «Быть может, впервые в истории человеческой мысли Я. Бёме увидел, что в основе бытия. лежит безосновная свобода, страстное желание ничто стать чем-то, тьма, в которой загорается огонь и свет. «

Человеческое бытие и его раскрытие

Человеческое бытие – это то, к чему стремится человек; некий идеал, как магнит притягивающий его, предельное жизненное и духовное напряжение; полнота самораскрытия.

Так выдели проблему человеческого бытия русские религиозные философы, которые совершали попытки открыть тайну человеческого существования. До романтиков, человека рассматривали как существо природное и социальное. В силу этого, его существование представлялось в определённых формах, которые были заданы исторически.

Крестьянин, добывающий хлеб, аристократ, ведущий светский образ жизни, монах, посвящающий всю свою жизнь служению Богу. В данном контексте человеческое бытие реализовывалось посредством его социального статуса. Однако, личность, запертая в наличном историческом пространстве, страдает от дискомфорта.

При таких условия, важно понимать, что индивид достаточно просто примеряет с помощью собственного воображения различные культурные миры, которые сам способен сотворить. Отрекаясь от реальности мира, романтик входит в неизвестные области собственного бытия. Приукрашивая действительность, он может постичь нечто уникальное, независимое, принадлежащее лишь ему как живому созданию.

Основываясь на романтических представлениях, только человек может открыть в себе беспредельные миры. Романтическое создание, помимо прочего может не только воспроизводить идеи самобытной индивидуальности, но и создавать принципиально новые представления о богатстве и неисчерпаемости индивидуального мира. Образ человека в романтизме отождествляется с перманентной и глубокой тоской по человеческой невосполненности, незаконченности. Именно поэтому в романтических произведениях мотивы «мировой скорби» и трагизма существования так актуальны.

Интерес к различным культурным и духовным мирам, несомненно, способствовал постоянному поиску личностного идеала, создавая при этом возможности для развития и возвышения человека в качестве личности. Романтики часто концентрировали собственное внимание на ключевых аспектах человеческого бытия: любви, творчестве, смерти. При этом они много говорили о подорванности человеческого существования и раскрывали такие состояния человеческой души, как горечь, тоска, печаль, скорбь, которые так же важны, как и веселье, жизнерадостность или ликование.

Взгляд романтиков на человеческое бытие отличался неиссякаемыми проявлениями в судьбе отдельного человека и эти проявления ограничены. Он может не познать глубины человеческой страсти, не чувствовать истинного призвания человека, но исследовать иные состояния человека. Чтобы это понять, нужно объяснить одну мысль, которую поможет интерпретировать стихотворение Б. Чичибабина, которое пестрит романтическими проявлениями:

Не подари мне легкой доли,

В дороге друга, сна в ночи,

Сожги мозолями ладони,

К утратам сердце приучи.

Доколе длится время злое,

Да буду хвор и неимущ.

Дай задохнуться в диком зное,

Веселой замятью замучь

И отдели меня от подлых,

И дай мне горечи в любви,

Читать еще:  Портреты, как торжество человеческой формы. Mertim Gokalp

И в час, назначенный на подвиг,

Изначально может показаться, что поэт из-за собственной беспечности кличет на себя неприятности. Но автор делает это не зря, и не потому, что он испытывает удовлетворение от мук, а потому, хочет раскрыть философскую мысль: чтобы прорваться к своему человеческому бытию, нужно дойти до стадии максимального напряжения, а лёгкого пути достижения такого состояния нет. Только испытания, мучительные противостояния и трудности помогают человеку понять глубину собственного существования. Именно поэтому философам требуется использовать словосочетание «человеческое бытие» в качестве обобщения предельных человеческих возможностей.

Человеческое бытие

Слово «бытие» всегда имело и определенный обыденный оттенок. Но в качестве философской категории оно вовсе не означает житейски достоверного существования. Напротив, как было показано, бытие скрывается за наличностью. В отечественной литературе последнего времени наметилась своеобразная тенденция: многие исследователи понимают бытие как повседневное существование человека. Пишут о социальном, культурном, цивилизационном бытии человека. Реально же речь, вообще говоря, идет о том, в каких условиях живет человек, в каком социальном измерении он рассматривается.

Однако в истории философии проблема бытия имеет совершенно иной характер. Специфика этой темы заключается именно в том, что наличные обстоятельства жизни человека выносятся «за скобки». Индивид «ухватывается» в нетипичных, критических или, как говорят философы, «пограничных» ситуациях.

Бытие есть свобода человека, величайшее напряжение всех его человеческих сил. «Перелетные птицы, – отмечает отечественный философ В. В. Бибихин, – каждый год дважды подвергают себя предельному, на последней границе выносливости напряжению всего своего существа, пускаясь в путь на тысячи километров. А человек благодаря своей исключительности может теперь, в наше время – и большинство пятимиллиардного населения земного шара так и ведет себя – прожить всю жизнь от рождения до смерти, не поставив себя на грань даже биологической, не говоря уже о духовной выносливости, не зная, до самого смертного часа, что такое предельное».

Но разве человечество в целом не находится на грани выживания? Конечно, находится. Однако при трактовке бытия речь идет не о внешних условиях жизни. Ведь экстремальную ситуацию человек не может принять без напряжения, без мобилизации всех своих внутренних резервов. Представим себе, что человек умирает. Силы уже оставили его. Биологически он почти труп. Он практически утратил способность воспринимать жизнь. А вот другой пример. Человек на смертном одре ощущает глубину своей заброшенности, оставленности. Он осознает, насколько мучителен его жребий, и это приносит ему духовные страдания. Именно так описал Л. Толстой смерть Ивана Ильича в одноименной повести.

Подлинное бытие человека невозможно охватить в его целостности, потому что оно расколото. Индивид рождается мужчиной или женщиной, что обусловливает в нем тягу к восполнению своего бытия (вспомните, что думал об этом Платон!) Есть желание реализовать в себе всю полноту существования, но это невозможно. Человек далек от того, чтобы быть абсолютными законченным единством в себе самом, хотя большинство философов именно так его и представляют. На самом деле индивид обнаруживает в себе лишь относительное и фрагментарное единство. Человек, даже если его рассматривать во всей полноте самораскрытия, никогда не достигнет полноты бытия. Он может быть всего лишь частичным проявлением бытия.

Человек стремится преодолеть границы собственного существования, расширить их. Это его сущностное свойство. Однако, как уже отмечалось, большинство людей вполне могут удовлетвориться обычным природным существованием, раствориться в недрах социальной анонимности, не пытаясь прорваться к истине бытия. В этом случае философы говорят: бытие ускользает, не проявляется. Жизнь мира драматична, полна трагизма. В ней есть противоборство противоположных начал – жизни и смерти, добра и зла, свободы и рабства. Одним из первых в европейской философии верховенство свободы провозгласил немецкий мистик и философ Якоб Бёме (1575–1624). «Быть может, впервые в истории человеческой мысли, – писал Н. А. Бердяев, – Бёме увидел, что в основе бытия. лежит безосновная свобода, страстное желание ничто стать чем-то, тьма, в которой загорается огонь и свет. «

Человеческое бытие – это то, к чему мы стремимся; некий идеал, который притягивает нас, предельное жизненное и духовное напряжение; полнота самораскрытия. Именно так понимали проблему человеческого бытия русские религиозные философы, пытавшиеся прорваться к тайне существования человека. До романтиков человек рассматривался в основном как природное и социальное создание. Соответственно его существование мыслилось в конкретных формах, заданных историей.

Вот крестьянин, призванный добывать хлеб, вот аристократ, ведущий светский образ жизни, вот монах, посвятивший себя Богу. В этом смысле человеческое бытие отождествлялось с тем, что можно сказать о человеке в социальном плане. Но ведь индивиду вообще тесно в наличном историческом пространстве. Он легко с помощью воображения переносит себя в иные культурные миры, которые сам же и творит. Отрекаясь от действительности, романтик вступает в неизведанные зоны собственного бытия. Преображая реальность, он постигает в себе нечто уникальное, независимое, принадлежащее лишь ему как живому созданию.

Согласно романтическим представлениям, только человек способен открывать в себе беспредельные миры. Романтическое сознание, помимо воспроизведения идеи самобытной индивидуальности, создавало принципиально новое представление о богатстве и неисчерпаемости личностного мира. Образ человека в романтизме сопряжен с постоянной и острой тоской по человеческой невосполненности, незавершенности. Вот почему у романтиков так сильны мотивы «мировой скорби», трагизма существования.

Пытливый взгляд на иные культурные и духовные миры, несомненно, содействовал поиску личностного идеала, создавал увлекательные перспективы для роста и возвышения человека как личности. Романтики приковывали внимание к таким важнейшим фактам человеческого бытия, как любовь, творчество, смерть. По вместе с тем они обратили внимание на подорванность человеческого существования и раскрыли такие состояния человеческой души, как горечь, тоска, печаль, скорбь, которые не менее значимы для человека, чем, скажем, радость, ликование, оптимизм.

Как видим, с точки зрения романтиков, человеческое бытие неисчерпаемо в своих проявлениях, но в судьбе отдельного человека эти проявления ограничены. Он может не познать всей глубины человеческих страстей, не ощутить подлинности человеческого призвания, не изведать многих человеческих состояний. Для того чтобы разъяснить эту мысль, обратимся, например, к стихотворению современного отечественного поэта Бориса Чичибабина, в творчестве которого нередко звучат романтические нотки:

Не подари мне легкой доли,

В дороге друга, сна в ночи,

Сожги мозолями ладони,

К утратам сердце приучи.

Доколе длится время злое,

Да буду хвор и неимущ.

Дай задохнуться в диком зное,

Веселой замятью замучь

И отдели меня от подлых,

И дай мне горечи в любви,

И в час, назначенный на подвиг,

На первый взгляд, поэт непонятно зачем призывает на свою голову разные неприятности. Зачем приучать сердце к утратам? К чему задыхаться в диком зное? С какой стати мучиться бессонницей? Но Чичибабин воспевает вовсе не наслаждение от мук. Он пытается выразить в поэзии философскую идею, которая заключается в следующем. Для того чтобы прорваться к своему человеческому бытию, нужно предельное напряжение, – к нему нет легких путей, легкой доли. Только в испытаниях, в мучительном противостоянии жизненным трудностям человек может осознать всю глубину своего существования. Вот почему философам понадобилось словосочетание «человеческое бытие» как предельно обобщенное выражение человеческих возможностей.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector