Острые и меланхолические картины. Poulami Banerjee

Острые и меланхолические картины. Poulami Banerjee

Меланхолия-загадочная гравюра Дюрера

Меланхолия Альбрехт Дюрер. 1514
Чем больше я читала об этой гравюре,тем больше приходила к выводу,что истину знал только мастер,но он не захотел ни с кем делиться.Поэтому мы с полным правом можем делать свои умозаключения и предположения,не считаясь ни с чьим мнением.

НЕМНОГО О ХУДОЖНИКЕ

Альбрехт Дюрер — немецкий живописец и график, признан крупнейшим европейским мастером гравюры и одним из величайших мастеров западноевропейского искусства.
Гравюра»Меланхолия,»вырезанная на меди в 1514 году, была одной из любимых работ автора.
Сам Дюрер считал себя меланхоликом, что позволяет считать эту гравюру духовным автопортретом мастера.

Перед нами морской берег, безграничная даль воды и сумеречное небо, прорезанное радугой и зловещими лучами кометы . На переднем плане сидит крылатая женщина в пышном наряде, подперев рукой голову, погруженная в глубокую задумчивость. У нее массивное тело, сильные руки, крупные правильные черты лица.

Взгляд ее устремлен вдаль. Такой взгляд бывает у человека, который смотрит на окружающий мир, но ничего не замечает, потому что на самом деле взгляд его направлен внутрь, и то, что он видит в своей душе, — невесело. На темном лице пугающе яркими кажутся белки глаз, и взгляд от этого обретает трагическое выражение. В позе женщины — душевный упадок, огромная усталость.

Так, может быть, эта гравюра просто образ душевного состояния, о котором так прекрасно сказал когда-то Жуковский: «Что такое меланхолия? Грустное чувство, объемлющее душу при виде изменяемости. благ житейских, чувство и предчувствие утраты неотвратимой и неизбежной».

Гравюра необычайно сложна. Под рукой женщины книга, застегнутая на застежку,— ей сейчас не до чтения. Над ее головой прибор для измерения времени — песочные часы, соединенные с солнечными. Рядом — колокол с веревкой, которая уходит за край гравюры. Если кто-то невидимый дернет за веревку, колокол зазвонит. Песочные часы и колокол всегда означали у Дюрера: «Помни о смерти».

На гравюре Дюрера изображена именно меланхолия, не депрессивное состояние, когда кажется, что всё плохо, а состояние усталости, задумчивости, вызванное не ленью, но сложной задачей, ношей, уделом.»Меланхолия — это печаль, только сильнее. Это то, что мы чувствуем, думая о мире и о том, как мало мы понимаем, когда размышляем о неизбежном конце»,слова английского писателя Клайва Баркера

У ног крылатой фигуры, свернувшись клубком, спит тощая борзая собака – символ меланхолического темперамента.

Женщину окружает семья инструментов для измерения: часы, циркуль, линейка, весы. Сколько надежд связывал Дюрер с измерениями и вычислениями! Как часто ему казалось, что именно они откроют тайну прекрасного. И вот теперь женщина, погруженная в печальное раздумье, держит циркуль рассеянно и небрежно, а линейка брошена и валяется у ее ног.

За год до того, как создать гравюру, Дюрер занимался составлением астрономических карт, сам следил за движениями небесных светил. В конце декабря 1513 года он увидел комету, которая двигалась к месту созвездия Весов (на гравюре висят на стене), где тогда находилась планета Сатурн. Именно ту комету изобразил Дюрер на картине.Разбросанные инструменты, циркуль в руках женщины связаны с земельными и измерительными работами (бог Сатурн — бог земли).

Уж не разочарование ли в линейке и циркуле, как ключам к красоте, запечатлено тут? И не надежда ли на скрытые тайные свойства чисел привела сюда «Магический квадрат»?

Дюрер составил первый в европейском искусстве магический квадрат 4х4. Сумма чисел в любой строке, столбце, диагонали. И даже в каждой четверти (по углам и в центральном квадрате тоже) и в углах большого квадрата сумма равна 34. Два средних числа в нижнем ряду указывают дату создания картины (1514). В средних квадратах первого столбика вносились исправления – цифры деформированы.

В небе, в лучах кометы, распростерла крылья огромная летучая мышь. На крыльях мыши надпись: «Меланхолия I»Согласно учению того времени, существует три вида меланхоликов. Первые — это те, у которых хорошо развита фантазия, творческие люди; у вторых преобладает разум — политики, чиновники; у третьих — интуиция — люди религии. Дюрер причислял себя к первой группе.

Вот огромный многогранник неправильной формы. Совсем недавно, заинтересовавшись гравюрой Дюрера, минералоги определили — это кристалл плавикового шпата. Такие находили в горных разработках под Нюрнбергом.

Дюреру причудливое создание природы показалось таинственным. Он решил, что так же будет воспринимать его и зритель гравюры. Рядом с многогранником — тяжелое каменное ядро. Подобные тела, как символы планет, появлялись в сочинениях о магии. А в астрологических были символом мира, Вселенной вообще. Тигель на горящей жаровне — он тоже есть на этой гравюре — непременный предмет оборудования алхимических лабораторий. Вспомним, что додекаэдр, по Платону, является символом эфира – главной стихии, объединяющей собой все остальные. Т.е. Дюрер замахнулся не больше и не меньше, чем на строительство самого мироздания.

Почему Меланхолия изображена крылатой, что означает ее бездеятельность, что за мальчик изображен позади, в чем значение магического квадрата, для чего разбросаны вокруг инструменты, в чем смысл цифры «I»?Сколько вопросов .

Мы всматриваемся в неподвижный жернов, в никуда не ведущую лестницу, в странное, хаотически заполненное предметами пространство и ощущаем парадоксальность гравюры: ее части загадочны и непонятны, а общее впечатление — печали, тяжкого раздумья, тревоги — возникает сразу и без пояснений передается нам, охватывает нашу душу.

У Дюрера было и свое собственное представление о том, что меланхолия связана с напряженной работой. В одном из трактатов о живописи он замечает: «От постоянного упражнения разума расходуется самая тонкая и чистая часть крови и рождается меланхолический дух». Тут явственно слышен собственный опыт: печальное, меланхолическое настроение — неизбежная расплата за напряженную творческую работу.

Дюрер умел побеждать это настроение работой. И все-таки ему было обидно думать, что, родившись меланхоликом, он должен постоянно бороться с такими препятствиями, которые воздвигнуты перед ним от рождения.

Многие интерпретации предметов на этой гравюре очень противоречивы в разных источниках.Поэтому вы можете добавить своё видение этой гравюры.Напишите свои размышления.

Читать еще:  Пленэрная живопись и женские горные велосипеды

Меланхолические картины, которые так похожи на иллюстрации к психологическим триллерам

Позабытые дороги, скопление заброшенных домов, пустынные коридоры, утопающие в полумраке безлюдных городов и богом позабытых промышленных зон – всё это неотъемлемая часть сюжетов работ современного французского художника Мишеля Брэка (Michael Brack). Он «пишет» визуальные истории о случайных прохожих и одиноких женщинах, погружённых в собственные мысли.

Его творчество – рассказ о том, что рано или поздно люди, возвращаясь к своей памяти, оживляют в ней давно позабытые образы, к которым со временем приписывают новые детали и продолжение, рождённое разыгравшимся воображением. Каждая из картин несёт в себе лёгкий налёт меланхолии и грусти, приправленной тревожной атмосферой. Всё это безмолвие двояко и непредсказуемо. Сначала оно успокаивает, вселяя надежду и веру, а после настораживает, заставляя, ёжится от собственных мыслей и дыхания. Пустынные комнаты пугают, а коридоры становятся похожи на бесконечные коридоры, из которых нет выхода. Дороги ведут в никуда. Безликие здания только и ждут, чтобы как можно дольше задержать путников в своих закаменевших объятиях, скрывая их от всего мира и ограждая стеной, делают заложниками внутренних страхов и боязни остаться один на один с собственным одиночеством.

Тёмный лес. Автор: Michael Brack.

Красные туфельки. Автор: Michael Brack.

Старые часы. Автор: Michael Brack.

Брошенное детство. Автор: Michael Brack.

Ожидание.Автор: Michael Brack.

Выхода нет. Автор: Michael Brack.

Однажды зимним вечером. Автор: Michael Brack.

Неизвестность. Автор: Michael Brack.

Мечты и надежды. Автор: Michael Brack.

Шанс есть. Автор: Michael Brack.

Тени прошлого. Автор: Michael Brack.

Дождаться. Автор: Michael Brack.

Одиночество на мосту. Автор: Michael Brack.

Один на один с собой и собственными мыслями. Автор: Michael Brack.

Мир и картины Пауля Клее

Пауль клее (1879 — 1940)

Немецко- швейцарский художник, один из основоположников европейского авангарда и один из моих любимых художников.
Хочу показать его картины и немного рассказать о его жизни.

П. Клее удивительно чувствовал цвет и умел с ним обращаться.

Клее эксперементировал с материалами и работал в разных направлениях: экспрессионизм, сюрреализм, абстракционизм, кубизм, футуризм. Но писал картины совершенно по-своему, не следуя строго принципам того или иного направления.

Он старался смотреть на мир глазами ребенка и каждый раз, приступая к работе, пытался держать карандаш или кисть как будто впервые.

Пауль родился в семье музыкантов, в детстве играл на скрипке и был очень одаренным музыкантом, что в 11-летнем возрасте его пригласили участвовать в концерте Музыкальной ассоциации Берна, но повзрослев он выбрал изобразительное искусство.
Получил степень бакалавра в Мюнхенской академии художеств.

В 1906 году года Клее женился на Лили Штумпф, выдающейся пианистке, с которой он прожил всю жизнь.
Клее в большей степени занимался воспитанием сына, которого очень любил и хозяйством. В то время это было нонсенсом.

Клее преподавал в веймарской Баухауз и несколько лет в Дюссельдорфской академии художеств. Это время пришлось на расцвет Третьего рейха и Клее лишают должности педагога, он вынужден бежать в Швейцарию. Его картины подвергаются критике, 102 полотна были изъяты из музеев и конфискованы. Для художни это было бльшим ударом.

Клее был членом художественного объединения «Синий всадник», куда входил В. Кандинский.

Ad Parnassum, 1932

Клее вел дневники, его теоретические работы составили три книги и представляют собой большую ценность. Много занимался исследованием цвета и формы.

Дальше некоторые высказывания художника.

Цвет владеет мной. Мне не нужно гнаться за ним. Он будет обладать мной всегда, я это знаю. Вот в чём смысл счастливого мига: цвет и я — одно. Я художник.

Раньше мы изображали видимые вещи, то, что мы любили или хотели бы видеть. Сегодня мы раскрываем реальность, которая стоит за видимым, выражая тем самым убеждение, что зримый мир — всего лишь частный случай по отношению к Вселенной и что существует еще много других скрытых реалий.

Акцент лишь на красоте напоминает мне математическую систему, описывающую только положительные числа.

Искусство не воспроизводит то, что мы видим, оно, скорее, заставляет нас видеть.

Когда смотрите на какое-нибудь значительное произведение искусства, помните, что нечто более значительное, возможно, было принесено в жертву.

Картина города с красным и зелеными акцентами.

Художник должен рисовать не то, что он видит, а то, что будет видно.

Искусство должно быть как праздник: нечто, дающее человеку возможность увидеть вещи по-другому и изменить свою точку зрения.

Писать – значит лишь одно: помещать нужный цвет в нужное место.

Клее призывал почаще заглядывать в детскую в поисках художественных откровений. Серьезные критики упрекали его в инфантильности.

Я не могу быть понят в этом мире. Место моё — столь же среди умерших, сколь среди ещё не родившихся».

Спасибо, что заглянули, надеюсь было интересно!

Меланхолия-загадочная гравюра Дюрера

Меланхолия Альбрехт Дюрер. 1514
Чем больше я читала об этой гравюре,тем больше приходила к выводу,что истину знал только мастер,но он не захотел ни с кем делиться.Поэтому мы с полным правом можем делать свои умозаключения и предположения,не считаясь ни с чьим мнением.

НЕМНОГО О ХУДОЖНИКЕ

Альбрехт Дюрер — немецкий живописец и график, признан крупнейшим европейским мастером гравюры и одним из величайших мастеров западноевропейского искусства.
Гравюра»Меланхолия,»вырезанная на меди в 1514 году, была одной из любимых работ автора.
Сам Дюрер считал себя меланхоликом, что позволяет считать эту гравюру духовным автопортретом мастера.

Перед нами морской берег, безграничная даль воды и сумеречное небо, прорезанное радугой и зловещими лучами кометы . На переднем плане сидит крылатая женщина в пышном наряде, подперев рукой голову, погруженная в глубокую задумчивость. У нее массивное тело, сильные руки, крупные правильные черты лица.

Взгляд ее устремлен вдаль. Такой взгляд бывает у человека, который смотрит на окружающий мир, но ничего не замечает, потому что на самом деле взгляд его направлен внутрь, и то, что он видит в своей душе, — невесело. На темном лице пугающе яркими кажутся белки глаз, и взгляд от этого обретает трагическое выражение. В позе женщины — душевный упадок, огромная усталость.

Читать еще:  Польский художник. Halina Tymusz

Так, может быть, эта гравюра просто образ душевного состояния, о котором так прекрасно сказал когда-то Жуковский: «Что такое меланхолия? Грустное чувство, объемлющее душу при виде изменяемости. благ житейских, чувство и предчувствие утраты неотвратимой и неизбежной».

Гравюра необычайно сложна. Под рукой женщины книга, застегнутая на застежку,— ей сейчас не до чтения. Над ее головой прибор для измерения времени — песочные часы, соединенные с солнечными. Рядом — колокол с веревкой, которая уходит за край гравюры. Если кто-то невидимый дернет за веревку, колокол зазвонит. Песочные часы и колокол всегда означали у Дюрера: «Помни о смерти».

На гравюре Дюрера изображена именно меланхолия, не депрессивное состояние, когда кажется, что всё плохо, а состояние усталости, задумчивости, вызванное не ленью, но сложной задачей, ношей, уделом.»Меланхолия — это печаль, только сильнее. Это то, что мы чувствуем, думая о мире и о том, как мало мы понимаем, когда размышляем о неизбежном конце»,слова английского писателя Клайва Баркера

У ног крылатой фигуры, свернувшись клубком, спит тощая борзая собака – символ меланхолического темперамента.

Женщину окружает семья инструментов для измерения: часы, циркуль, линейка, весы. Сколько надежд связывал Дюрер с измерениями и вычислениями! Как часто ему казалось, что именно они откроют тайну прекрасного. И вот теперь женщина, погруженная в печальное раздумье, держит циркуль рассеянно и небрежно, а линейка брошена и валяется у ее ног.

За год до того, как создать гравюру, Дюрер занимался составлением астрономических карт, сам следил за движениями небесных светил. В конце декабря 1513 года он увидел комету, которая двигалась к месту созвездия Весов (на гравюре висят на стене), где тогда находилась планета Сатурн. Именно ту комету изобразил Дюрер на картине.Разбросанные инструменты, циркуль в руках женщины связаны с земельными и измерительными работами (бог Сатурн — бог земли).

Уж не разочарование ли в линейке и циркуле, как ключам к красоте, запечатлено тут? И не надежда ли на скрытые тайные свойства чисел привела сюда «Магический квадрат»?

Дюрер составил первый в европейском искусстве магический квадрат 4х4. Сумма чисел в любой строке, столбце, диагонали. И даже в каждой четверти (по углам и в центральном квадрате тоже) и в углах большого квадрата сумма равна 34. Два средних числа в нижнем ряду указывают дату создания картины (1514). В средних квадратах первого столбика вносились исправления – цифры деформированы.

В небе, в лучах кометы, распростерла крылья огромная летучая мышь. На крыльях мыши надпись: «Меланхолия I»Согласно учению того времени, существует три вида меланхоликов. Первые — это те, у которых хорошо развита фантазия, творческие люди; у вторых преобладает разум — политики, чиновники; у третьих — интуиция — люди религии. Дюрер причислял себя к первой группе.

Вот огромный многогранник неправильной формы. Совсем недавно, заинтересовавшись гравюрой Дюрера, минералоги определили — это кристалл плавикового шпата. Такие находили в горных разработках под Нюрнбергом.

Дюреру причудливое создание природы показалось таинственным. Он решил, что так же будет воспринимать его и зритель гравюры. Рядом с многогранником — тяжелое каменное ядро. Подобные тела, как символы планет, появлялись в сочинениях о магии. А в астрологических были символом мира, Вселенной вообще. Тигель на горящей жаровне — он тоже есть на этой гравюре — непременный предмет оборудования алхимических лабораторий. Вспомним, что додекаэдр, по Платону, является символом эфира – главной стихии, объединяющей собой все остальные. Т.е. Дюрер замахнулся не больше и не меньше, чем на строительство самого мироздания.

Почему Меланхолия изображена крылатой, что означает ее бездеятельность, что за мальчик изображен позади, в чем значение магического квадрата, для чего разбросаны вокруг инструменты, в чем смысл цифры «I»?Сколько вопросов .

Мы всматриваемся в неподвижный жернов, в никуда не ведущую лестницу, в странное, хаотически заполненное предметами пространство и ощущаем парадоксальность гравюры: ее части загадочны и непонятны, а общее впечатление — печали, тяжкого раздумья, тревоги — возникает сразу и без пояснений передается нам, охватывает нашу душу.

У Дюрера было и свое собственное представление о том, что меланхолия связана с напряженной работой. В одном из трактатов о живописи он замечает: «От постоянного упражнения разума расходуется самая тонкая и чистая часть крови и рождается меланхолический дух». Тут явственно слышен собственный опыт: печальное, меланхолическое настроение — неизбежная расплата за напряженную творческую работу.

Дюрер умел побеждать это настроение работой. И все-таки ему было обидно думать, что, родившись меланхоликом, он должен постоянно бороться с такими препятствиями, которые воздвигнуты перед ним от рождения.

Многие интерпретации предметов на этой гравюре очень противоречивы в разных источниках.Поэтому вы можете добавить своё видение этой гравюры.Напишите свои размышления.

Острые и меланхолические картины. Poulami Banerjee

  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 620 299
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 584 474

История меланхолии О страхе, скуке и чувствительности в прежние времена и теперь

© Karin Johannisson, 2009

© И. Матыцина, перевод со шведского, 2011

© ООО «Новое литературное обозрение», 2011, 2012, 2018, 2019

У кого душа здорова? Кто не ведает меланхолии?

Начало XXI века. Перед кассами берлинских и парижских музеев, где проходит выставка, посвященная изображению меланхолии в искусстве, толпится народ. На посетителей выставки отовсюду смотрят изображения печальных людей. Глаза потуплены. Голова бессильно опирается на руку. Жесты обращены в себя. Толстый каталог, столь же тяжелый, сколь тяжел предмет, который он освещает, называется: «Меланхолия: гениальность и безумие», дальше – подзаголовки и рубрики – различные вариации одной и той же темы – меланхолия и депрессия. В Интернете посетители выставки ссылаются на страничку depressionslinjen.com, где им предлагается широкий спектр диагнозов меланхолии с учетом последних достижений медицины[1].

Заманчиво и жутко – так бывает, когда стоишь у глубокого омута. Но о чем все-таки идет речь? Можно ли считать, что меланхолия – это прямая противоположность тех качеств, которых общество ожидает от современного человека: силы, здоровья, самоконтроля, энтузиазма и адекватности поведения?

О меланхолии говорят в нескольких случаях.

Читать еще:  Непостижимая "Тайная вечеря" и её секреты

Чаще всего так называют чувство, возникающее у человека при определенном расположении духа. А еще – особую коллективную память, типичную для современного мироощущения утрату иллюзий, апокалипсические настроения. Если на рубеже XIX и XX веков культурное самосознание характеризовалось нервозностью, то теперь его отличительной чертой является меланхолия. Отношение к ней неоднозначное. Наряду с теми, кто считает, будто она обогащает человечество и культуру, есть те, кто видит в ней угрозу культуре и человечеству[2]. Почему? Что особенного в меланхолии? Можно ли сказать, что это чувство идеализировали и романтизировали или его, напротив, недооценили? Что может поведать о меланхолии история человечества?

Вместе со своими спутниками – тоской и страхом – меланхолия принадлежит к «высокому страданию», то есть состоянию души, характеризующемуся культурной амбивалентностью[3]. Оно связано с тьмой и одиночеством, но также с прозрением и культом. Даже превратившись в медицинский диагноз, меланхолия продолжает играть важную роль в формировании личности. Она образует пространство, где внутреннее «Я» – осознанно или неосознанно – может искать убежища. Почти всегда меланхолия и ее спутники свидетельствуют о конфликте между человеком и окружающим миром.

Обратившись к истории меланхолии, мы попробуем увидеть ее место в культуре и ту роль, которую она играла в разное время. Это позволит нам понять меланхолию как состояние души, а не диагноз. Вы услышите драматические, увлекательные, нередко странные повествования об уязвимости человеческой души. Меня интересует именно душа. Не теории или мифы, а человеческие судьбы. Меланхолия в реальной жизни. Как она проявляется? Как ощущается и в чем выражается? Я сразу предвижу возражения: мол, откуда автор знает, что чувствовали другие люди? Откуда ей известно, какие именно ощущения и выражения соответствовали тогдашним представлениям о меланхолии?

У меланхолии есть история. Как на уровне конкретного человека, так и на уровне общества чувства имеют историческую обусловленность. Каждое время допускает и отвергает различные чувства и различные способы выражения чувств. В чувствах проявляются стереотипы общества. В один исторический период меланхолия может выражаться безысходным отчаянием, в другой – тоской, в третий – усталостью или депрессией. И наоборот: сходные внешние проявления могут быть вызваны разными эмоциями. Мужская слеза в XVII веке символизировала восторг, в XVIII – сочувствие, в XIX – недостаток самообладания. Любая попытка истолковать язык чувств и эмоциональные проявления без учета исторической перспективы заранее обречена на провал. Универсальный подход к изучению человека, при котором индивид рассматривается как «субъект вне времени», должен быть дополнен другим: человек живет в определенное время, это время – его дом.

Изучая историю человеческих чувств, мы можем понять сегодняшнее время. Не потому, что чувства постоянны и неизменны на протяжении веков, а потому, что каждая эпоха имеет свой «репертуар» эмоций, и возникает вопрос: чем обусловлены изменения в этом репертуаре? Касаются они лишь способов выражения чувств или также их содержания? Чем отличается меланхолия XVII века, с его барочным мироощущением и мрачной религиозностью, от меланхолии XIX века – времени просвещения и секуляризации общества, и как обе они, в свою очередь, соотносятся с депрессией наших современников? Как следует понимать гиперчувствительность, характерную для людей XVIII века, или многочисленные нервные срывы, наблюдавшиеся на рубеже XIX и XX веков? Всегда ли существовали экзистенциальный панический страх, боязнь толпы, психологическое выгорание? Или все-таки следует говорить о варьировании эмоциональных стилей?

Мы сосредоточим свое внимание на периодизации, формах и тенденциях эмоционального поведения. Теоретик культуры Реймонд Уильямс в своих исследованиях, в частности, оперирует понятием «структуры чувств». «Культура, – пишет он, – распространяется на всё в нашей жизни: наши чувства, впечатления и восприятие нас самих и окружающего мира». Уильямс рассматривает ценности в зависимости от того, как они проживаются и ощущаются, пишет о выборе определенного тона, моделей выражения чувств и запретов на их проявление. «Чувство не противопоставлено мысли, мысль прочувствована, чувство продумано»[4].

«Структуры чувств» – это социальный опыт, который лишь кажется индивидуальным и личным, но на деле имеет определенные общие свойства. В каждый исторический период есть модели чувств и настроений, которые лучше других отражают то, что характерно для индивида и группы. Они функционируют как своего рода эмоциональная система норм. Присутствуя невидимо, они усваиваются личностью и используются ею при толковании окружающего мира. Они позволяют личности понять себя. Кстати, выявление доминирующей структуры чувств является одним из способов определения границ исторического периода[5]. Например, характеризуя политически взрывоопасную ситуацию в Европе на рубеже XVIII и XIX веков, теоретик литературы Томас Пфау выделил и расположил по степени значимости три основных состояния, влиявших на психологическую атмосферу в обществе: паранойя, психотравма и меланхолия. Такой подход, по его мнению, позволяет понять подоплеку значимых для этого периода событий[6]. Взаимодействие между человеком и обществом в эмоциональной сфере происходит гораздо активнее, чем мы себе представляем.

Гипотеза о структурах чувств может быть проверена на индивидуальном уровне и учитывать самые разнообразные факторы – жестикуляцию, взгляды, прикосновения, умолчания и табу, манеру говорить, плакать, спать, воспринимать страх и тоску, распознавать болезнь и т. д. – в рамках различных ритуалов повседневной жизни. Однако нередко эти факты находятся на периферии доступной информации. Будучи тесно связаны с конкретным моментом, они нестабильны, только изменения в них происходят плавно и постепенно и редко являются осознанным выбором личности. Просто наступает день, когда привычные сигналы вдруг отчего-то перестают вызывать отклик, и образуется вакуум. Точно так же в сфере языка: собеседники сразу реагируют, если употребляется выражение, вышедшее из моды. В обществе осознание того, как структуры чувств используются в качестве кодов социального взаимодействия, нередко приходит задним числом.

Mélancolie: Génie et folie en Occident Paris, Grand Palais 13.10.2005–16.01.2006; Melancholie: Genie und Wahnsinn in der Kunst, Neue Nationalgalerie, Berlin 17.02–07.05.2006. Utställningskatalog Jean Clair, red.; äv. Hèlène Prigent. Mélancolie: Les métamorphoses de la dépression. Paris, 2005. www.depressionslinjen.com (фармацевтическое предприятие Pfizer).

Malmberg C.-J. Melankolin håller oss ännu i sitt grå // Svenska Dagbladet. 21.01.2007.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector