Подделки остаются актуальными

Подделки остаются актуальными

Подделки остаются актуальными

Вышел сводный каталог подделок произведений живописи, в котором собрано около 700 работ. Их оценка могла бы достигать $100 млн — если считать картины подлинными

Неизвестный художник второй половины ХХ в. В парке. По мотивам работы Сергея Судейкина из собрания Саратовского государственного художественного музея / Реестр культурных ценностей

Переиздан — с заметными дополнениями — «Каталог подделок произведений живописи» (известный у антикваров как «черный каталог»), который в течение нескольких лет выпускала Росохранкультура. В сводный том вошло около 700 произведений: картины, авторство которых опровергнуто уважаемыми экспертами, и работы, которым нашлись европейские «дубли» на западных торгах, то есть полотна европейских художников, «перелицованные» (термин искусствоведа Владимира Петрова) в русских, более дорогих. Инициатор нового издания — Владимир Рощин, директор компании «Реестр культурных ценностей», которая занимается отслеживанием судьбы подозрительных произведений на художественном рынке.

«Крупные скандалы с подделками произведений русского искусства, казалось бы, позади, — говорит Владимир Рощин. — Но и сейчас мы видим, как поддельные картины кочуют из одной коллекции в другую, спокойно выставляются на аукционы и меняют владельцев; их оборот не прекращается».

В первом разделе каталога приведены как раз свежие примеры произведений, бытовавших на российском арт-рынке с именами наших крупнейших художников, и рядом отвергающие эти имена экспертизы. Причем истории, связанные с каждой картиной, разные. «Зимний пейзаж» Игоря Грабаря (по одному заключению) оказался работой, выполненной не ранее 1970-х годов (по другому заключению), то есть умышленной подделкой. «Гурзуф», ранее атрибутированный Юлию Клеверу, — это работа ученика популярного академиста рубежа XIX–XX веков или его поклонника, а подпись поставлена кем-то позднее. Продававшаяся на шведском аукционе Bukowskis эффектная картина с ночной сценой маскарада была выставлена там (и куплена российским коллекционером за €40 тыс.) как работа Николая Сапунова. А позже выяснилось, что это современный вариант полотна Сергея Судейкина «Сад Арлекина» из собрания Саратовского государственного художественного музея им. А.Н.Радищева. Общая оценка представленных в каталоге работ могла бы достигать $100 млн — если бы все они были подлинными.

Сводный каталог подделок произведений живописи / Сост. В. К. Рощин. М., 2016. 208 с.

Фальшивки в России и СССР: Как коллекционерам и известным музеям продавали подделки

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Тиара царя Сайтаферна из Лувра – одесская подделка экстра-класса

История российских подделок произведений искусства началась до революции. Номером первым тех времен стала «тиара царя Сайтаферна», купленная Лувром в 1895 году за 200 тысяч франков. Автором уникальной имитации имущества скифского правителя III века до н.э. был известный ювелир из Одессы Израиль Рухомовский.

Если бы ювелир изобразил филигранные золотые фигуры и надпись на венце в соответствии с обычаями тех времен, подлог никогда бы не обнаружили. Но мастеру не хватило знаний, хотя книгами по истории культуры он пользовался.

Когда ювелир сам признался в своем авторстве, ему не поверили, даже увидев другие подобные работы. Пришлось Рухомовскому воссоздать фрагмент короны по своим чертежам. Никакого наказания за аферу ювелир не получил, так как продавцом был посредник. Никто так и не узнал, какова была роль автора в сделке, и принесла ли она ему доход. А дирекция Лувра с редкостью не рассталась, просто перенесла ее в зал современного искусства.

Любимый имитаторами русский авангард

В советские времена спрос на предметы искусства был невелик – у большинства граждан денег не было. Богатые русские были редки, а знаний для коллекционирования и у них не хватало.

Золотые времена для аферистов начались со всплеском интереса западных коллекционеров к художникам русского авангарда. Изготовление подделок супрематистов гораздо проще, чем мастеров классической живописи – формы упрощены до предела, а краски по старым рецептам смешивать не нужно. Аферисты от искусства воспрянули духом.

Бурные потоки картин Кандинского, Ларионова, Гончаровой и даже Малевича хлынули на аукционы, в частные собрания, музеи. Многие полотна имели куцую историю: найдено у обедневших родственников, возвращено из изъятой КГБ коллекции, продано в голодные годы на черном рынке – революции, войны, смена режимов – как тут не затеряться сокровищам! Многие «шедевры» имели заверения экспертов государственных музеев.

А самый громкий скандал случился в 90-е годы с развенчанием художницы школы Малевича Анны Каган – на выставке «Великая утопия» в 1996 году ее работы обратили на себя внимание. Выяснилось, что множество картин с подписью Каган написаны неизвестно кем, так как поклонница великого авангардиста создала несколько акварелей и творческую деятельность на этом прекратила. В 80-е годы вдруг обнаружилось большое количество картин художницы, которые продавались и выставлялись. Подлинный создатель (или создатели) шедевров не пожелал явиться публике.

На скандальной выставке Александры Экстер 2009 года в музее французского города Тур 190 картин из 192 были признаны поддельными. Экспозицию закрыли по требованию экспертов. Считается, что на сегодняшний день осело в музеях и частных собраниях больше поддельных полотен авангардистов, чем было создано художниками.

Ранний Шишкин из Западной Европы и другие переделки заграничного в «наше»

Другая группа аферистов изобрела новый «бизнес» на произведениях искусства, ориентированный на внутренний рынок — чудесное преображение подлинных полотен малоизвестных западных мастеров в картины знаменитых русских художников. Никакой подделки, кроме подстановки автографа мастера и уничтожения малозаметных мелких деталей (например, фигурок в «неправильной» одежде) – и шедевр бойко уходит в частные коллекции и даже музейные собрания.

Весь смысл в том, что картины неименитых голландцев и немцев стоят в десятки раз дешевле «обнаруженных» Шишкина, Левитана, Айвазовского, Саврасова. Неизвестные авторы гениальной идеи учли, что нуворишей на родных просторах немеряно, а с деньгами они расстаются легче, чем западные собиратели раритетов. «Шедевр» Ивана Шишкина «Пейзаж с ручьем» получился из купленного на другом аукционе голландца Куккука за цену почти в 20 раз меньше. В нижнем углу картины заретушировали «ненаших» крестьян и поверх поставили подпись русского пейзажиста.

Фальшивые Левитан, Поленов и Грабарь входят в российский «Каталог подделок»

Эксперты считают, что в числе многочисленных пейзажей Левитана, разошедшихся по разным собраниям, около 75% подделок. Ценят пейзажиста и за рубежом, стоимость полотен доходят до нескольких миллионов долларов.

«Каталог подделок произведений живописи» при содействии Росохранкультуры и участии издателя и составителя Владимира Рощина насчитывает уже шесть томов. В назидание обманутым коллекционерам, помощь начинающим меценатам и неопытным работникам музейного дела «Каталог…» дает подробное описание разоблаченных экспертизой подделок.

Читать еще:  Отражение внутреннего мира. Ellen Dreibelbis

А поддельный «Зимний пейзаж» Игоря Грабаря московский коллекционер купил за $1 млн., не выезжая за рубеж. Картину рекомендовал знакомый галерист, ее сопровождало солидное заключение эксперта с описанием технологии проверок. Увы, роскошное приобретение оказалось подделкой, созданной на 50 лет позже года, указанного на картине. Ни истинного автора пейзажа, ни продавца найти не удалось.

А лидирует по количеству подделок всеми любимый маринист Айвазовский, неизменно популярный у коллекционеров.

Самые грубые подделки легко продаются на внутреннем рынке

Картины в России покупают даже на блошиных рынках. Частные коллекционеры, российские и иностранцы, ходят туда в надежде найти что-то из бабушкиных наследств и «послевоенных трофеев». Тут им успешно вручают топорные подделки «совсем не дорого, за десятую часть цены».

Начинающего собирателя обмануть легко: то ему «случайно» попадает «письмо счастья» о найденном шедевре у соседки на чердаке, оставленном десять лет назад на хранение свертке и прочих невероятных историях. А главное – покупатель на сокровище есть, и прибыль почти в кармане. Когда к жертве приходят за попавшим «по ошибке» посланием, клиент уже готов.

Другой способ выставить немного получше сляпанную фальшивку на мелкий аукцион — онлайн. Цена не так велика, имя художника на слуху – охотники находятся.

При передаче покупок в ход идут даже преднамеренные ошибки в инициалах художников, нарушения в оформлении договоров – обратиться с этим в суд будет затруднительно. Желающие недорого пробрести сокровища находятся всегда. Пока клиент разберется, много времени пройдет – хватит, чтобы поменять район сбыта.

Выручка по таким операциям скромна, но постоянна. В правоохранительные органы пострадавшие обычно не обращаются: то ли стыдно признаться в своей глупости, то ли все еще радуются удаче.

К сожалению, не только живопись подделывают, но и литературные памятники. В подлинность некоторых в свое время поверили все.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

«Подделка — это неуважение к себе»: клиентки люксовых брендов о том, почему никогда не купили бы фейковые вещи

Рынок поддельных вещей в России превысил легальный — об этом сообщает новое исследование компании Brandmonitor и данные Fashion Consulting Group. «Собака.ru» расспросила клиенток Louis Vuitton, Dior, Hermes, Celine и Gucci о том, почему люкс в стране не умрет никогда, как обезопасить себя от покупки фейковой продукции, и почему она не сможет заменить оригинал.

Шорена Джинали

соорганизатор благотворительного проекта «3,14»

Я покупаю только те вещи, в которые действительно влюбляюсь и буду уверена, что проношу не один сезон. Редко, но происходят спонтанные покупки или для определенного случая — это вполне нормально для женщины с активной социальной жизнью. Ставку делаю на жакеты разных моделей (их можно без труда комбинировать с другими элементами образа), а любимые — это Celine времен Фиби Файло и Christian Dior.

Я люблю процесс шоппинга — тактильное прикосновение к тканям, примерки. Хороший сервис в бутиках не заменит доставку вещей без упаковки. Но может случиться так, что в магазине не окажется нужного размера желанной вещи, — тогда я допускаю обращение к байерам, но только к проверенным!

Во время работы в Dior (Шорена Джинали была директором петербургского бутика бренда, — Прим. ред.) к нам периодически приходили девушки с просьбой оценить подлинность сумки. Мы не являемся экспертной организацией и не давали таких оценок, но иногда попадались подделки жуткого качества, которые какие-то «официальные» продавцы выдавали за оригинал.

Брендовые вещи всегда будут отражать статус человека. Безусловно, есть много симпатичных no name сумок, но лично я чувствую себя увереннее с сумкой известного модного дома. Знаю, что некоторые состоятельные дамы смешивают оригиналы и подделки — это их выбор, хотя я его не одобряю. Девушка, которая себя ценит и любит, не позволит себе носить фейковую вещь. Образ жизни и одежда должны соответствовать финансовым возможностям человека. Надо развиваться, стремиться заработать на сумку мечты — тогда она принесет гораздо больше удовольствия, чем быстрая покупка подделки!

Мария Грудина

идеолог и совладелица курорта «Первая Линия»

Для меня бренд — это субъект искусства, он создает новые ценности и смыслы. Над одной вещью может работать целая команда мастеров: она закладывает в нее концепцию, наделяет ее особой харизмой, связывает с социокультурным контекстом, и у меня есть возможность стать сопричастной этому через покупку! Надевая вещи от своих любимых брендов — Saint Laurent, Gucci, Alexander McQueen, Balenciaga, Stella McCartney и Balmain, — я приобретаю их настроение, поэзию и тональность, которые способны изменить мое самоощущение!

Чаще всего я делаю покупки в Европе: очень люблю Лондон (с его множеством аутентичных магазинчиков и вещиц), Италию (месяц в году мы проводим недалеко от Милана), также в Азии можно найти занятные экземпляры (правда, в полтора раза дороже). Недавно друзья обезоружили меня информацией о том, что в одном из моих любимых люксовых магазинов в России половина товаров — подделки. Не верю, что это может быть правдой, но вот ремешок от приобретенной там сумки Saint Laurent подозрительно часто расстегивается. Стала обращать на это внимание.

В октябре на курсах по английскому в Лондоне моя немолодая сокурсница из Японии, послушав мой рассказ о курорте (инновационный курорт «Первая Линия. Health Care Resort» — Прим. ред.), воскликнула: «Мария, чем купить себе новую сумку, лучше инвестировать пару тысяч долларов в здоровье!» Теперь это мой девиз, хотя я и раньше не мерила статус людей вещами — у меня никогда не было суперлюксовой сумки, заказанной заранее за год.

А в декабре я попала на рынок контрафакта в Гонконге, у него два уровня: вещи, развешанные на прилавках, за 30-50 долларов, и те, что показывают на iPad и с осторожностью вынимают из-за ширм, за 500-1000 долларов. Это точные копии люксовой продукции, которые, по легенде, производятся из тех же материалов и даже на тех же заводах, только в ночное время. У меня была с собой сумка Saint Laurent, которую мы сравнили с «качественным» фейком, — нет никаких различий, только отсутствие логотипа на замке! Однако такую вещь я бы носить не стала — визуально нет разницы, но самоощущение не то.

Читать еще:  Природа и люди. Veronica Chauvet

И кстати, я ничего не имею против одежды, дизайн которой навеян подиумными коллекциями. В прошлом году была восхищена вещами французского бренда Maje, и на мои восторги продавец без стеснения ответила: «Наш дизайнер вдохновлялась коллекцией Gucci этого сезона». Это примерно то же, как полюбоваться «Весной» Сандро Боттичелли в галерее Уффици, но создать свой шедевр. Другое дело — скопировать картину целиком и наивно полагать, что никто не заметит.

«Мошенней антикварного дела нет». Кто и как наживается на подделках

Историк искусства Елена Баснер находится под домашним арестом сроком на два месяца. В минувшую среду, 5 февраля, ей было предъявлено обвинение — мошенничество в особо крупных размерах. Прось­ба адвоката отпустить Елену под залог в 1 млн руб. отклонена.

Две тысячи Рембрандтов

Покупатель картины, врач-психиатр Андрей Васильев, уверен, что его обманули, и претензии он предъявляет к консультанту. Той самой Елене Баснер. Дескать, если бы не её авторитетное мнение, то сделка бы не состоялась.

В истории искусства подобных недоразумений хватает. Скажем, на рубеже XIX и XX вв. в США было продано более 2 тыс. произведений Рембрандта. При всём уважении к старому мастеру он физически не смог бы написать столько полотен. Да и картин Айвазовского, по оценкам экспертов, на рынке сегодня продаётся на 30% больше того, что реально написал художник.

— Дело в том, что сейчас всё регулируется рынком, — говорит Елена Уханова, ведущий научный сотрудник отдела рукописей Государственного исторического музея, кандидат исторических наук. — Есть спрос. Должно по­явиться предложение. И оно появляется. Но это предложение не всегда оказывается честным. Для многих самым верным вложением денег стали произведения искусства? И их тут же начинают подделывать, как подделывают денежные знаки или продукты, к примеру.

Кому бы что продать?

Попался на фальсификате Герман Геринг, лицо номер два в Третьем рейхе. Голландский художник Ханс ван Меерген умудрился продать ему свои полотна как произведения классика живописи XVII столетия Яна Вермеера. А в 1965 г. выяснилось, что порт­рет герцога Веллингтона кисти Франсиско Гойя в Лондон­ской национальной галерее тоже фальшивка.

Но в нашей стране если уж что-то делается, то по-крупному: если люди готовы выкидывать, не считая, свои шальные деньги, почему бы им в этом не помочь? И на сцену, вернее, к мольбертам, выходят новые «творцы», похожие на героя одного анекдота:

— Подсудимый, почему вы подделывали картины авангардистов?

— Понимаете, ваша честь, я ведь рисовать-то не умею.

Вот только определять подделки с каждым разом становится всё труднее.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых

2020 АО «Аргументы и Факты» Генеральный директор Руслан Новиков. Главный редактор еженедельника «Аргументы и Факты» Игорь Черняк. Директор по развитию цифрового направления и новым медиа АиФ.ru Денис Халаимов. Шеф-редактор сайта АиФ.ru Владимир Шушкин.

СМИ «aif.ru» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (РОСКОМНАДЗОР), регистрационный номер Эл № ФС 77-78200 от 06 апреля 2020 г. Учредитель: АО «Аргументы и факты». Интернет-сайт «aif.ru» функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Шеф-редактор сайта: Шушкин В.С. e-mail: karaul@aif.ru, тел. 8 495 783 83 57. 16+

Все права защищены. Копирование и использование полных материалов запрещено, частичное цитирование возможно только при условии гиперссылки на сайт www.aif.ru.

Правила комментирования

Эти несложные правила помогут Вам получать удовольствие от общения на нашем сайте!

Для того, чтобы посещение нашего сайта и впредь оставалось для Вас приятным, просим неукоснительно соблюдать правила для комментариев:

Сообщение не должно содержать более 2500 знаков (с пробелами)

Языком общения на сайте АиФ является русский язык. В обсуждении Вы можете использовать другие языки, только если уверены, что читатели смогут Вас правильно понять.

В комментариях запрещаются выражения, содержащие ненормативную лексику, унижающие человеческое достоинство, разжигающие межнациональную рознь.

Запрещаются спам, а также реклама любых товаров и услуг, иных ресурсов, СМИ или событий, не относящихся к контексту обсуждения статьи.

Не приветствуются сообщения, не относящиеся к содержанию статьи или к контексту обсуждения.

Давайте будем уважать друг друга и сайт, на который Вы и другие читатели приходят пообщаться и высказать свои мысли. Администрация сайта оставляет за собой право удалять комментарии или часть комментариев, если они не соответствуют данным требованиям.

Редакция оставляет за собой право публикации отдельных комментариев в бумажной версии издания или в виде отдельной статьи на сайте www.aif.ru.

Если у Вас есть вопрос или предложение, отправьте сообщение для администрации сайта.

Как определять подделки через слова-маркеры

Реплика и паль — одно и то же?

В сознании покупателя сосуществуют два представления о подделках. Одно связано со словами «копия» и «реплика» и часто ошибочно ассоциируется с качественной и дорогой продукцией, второе описывается словами «подделка», «фейк» и «паль» и используются для обозначения некачественной, дешевой и нелегальной продукции.

В 2018 году BrandMonitor провела исследование отношения людей к различным синонимам слова «контрафакт». Оказалось, что заменители этого слова с позитивными коннотациями работают не хуже красивой картинки и способны влиять на решение о покупке.

Большинство респондентов посчитали качественными товары, которые описываются словами «аналог», «копия», «реплика». По мнению 69%, премиум-копия — это качественный товар.

Слова «фейк», «паль» и «подделка» у респондентов, наоборот, вызывают негативные эмоции, но парадокс в том, что все предложенные нами слова означают одно и то же. Подделка остается подделкой.

О чем молчат продавцы контрафакта

Мы также выяснили, что, даже если в тексте объявления напрямую не сказано, что продается контрафакт, продавца подделок можно вычислить по фразам в описании товара. Язык отражает жизнь, а повседневность брендовых и подпольных производителей сильно различаются. Продавец оригинальных брендов контактирует с официальными партнерами, платит налоги, качество продукции обычно высокое и не вызывает сомнений.

Торговец подделками работает с теневым рынком. Ему нужно закупать товар за наличные, организовывать доставку контрабандой. Он не может предсказать качество: один раз получилась нормальная сумка, в другой раз из всех швов торчат нитки и клей.

Эта рутина неизбежно сказывается на словах, которыми пользуются организаторы подобной торговли. Продавцы контрафакта, например, вынуждены объяснять покупателям, что их товар — «высокого качества», в то время как для легального производителя это само собой разумеется.

Читать еще:  Полу-скульптуры Matteo Pugliese

Также торговцы подделками иногда вынуждены скрывать цены. Так они обманывают покупателей и алгоритмы по выявлению контрафакта, которые фиксируют слишком низкие ценники на брендовые товары. Чтобы узнать стоимость товара без цены, покупателю придется лично общаться с продавцом — например, через директ «Инстаграма».

Для торговца подделками это в том числе важно с точки зрения установления контакта: если спрашивают цену, значит, клиент заинтересовался, ему можно рассказать о «высоком качестве» и других достоинствах товара.

Как слова выдают подделку

С помощью технологии искусственного интеллекта мы выяснили, какие словосочетания чаще всего используют продавцы контрафакта. Это фразы «напрямую с завода», «натуральная замша», «в оригинальной коробке», «фабричное производство», «фотография соответствует действительности» и подобные.

Чем больше таких фраз встречается в объявлении, тем выше вероятность, что предлагается подделка. Официальный поставщик к таким описаниям не прибегает: у него просто нет этих проблем.

Таким образом, большинство продавцов контрафакта, сами того не понимая, прямо признаются покупателям, что торгуют неоригинальным товаром. Но покупатели пока не могут считать этот языковой код, так как воспринимают все наоборот.

Искусственный интеллект против контрафакта

Усилия производителей контрафакта направлены на то, чтобы запутать потребителя игрой в синонимы, сформировать ожидание высокого качества по более доступным, чем оригинальный товар, ценам. Такие словесные ловушки опасны, но действенных методов борьбы с ними пока нет. Если контрафактный товар можно найти, изъять и уничтожить, то против мошеннических описаний товаров правоохранительные органы, по сути, бессильны.

Мы уже научились своевременно находить объявления о продаже контрафакта. Если раньше такой анализ делался вручную и занимал много времени, то сейчас поиском подделок занимаются алгоритмы на базе машинного обучения. Они способны проанализировать тысячи объявлений за десять минут и с вероятностью выше 90% найти торговцев подделками.

Алгоритм ИИ на базе машинного обучения работает следующим образом:

  1. Для его обучения дается размеченная вручную выборка объявлений. Алгоритм считывает ее и применяет полученную информацию при самостоятельном анализе. Чем больший массив данных он накапливает, тем выше точность работы. Не всегда алгоритм понимает, что делать с тем или иным объявлением. В спорных случаях он сигнализирует оператору. Аналитики доразмечают данные и возвращают их для переобучения. Если выход по-прежнему не найден, объявление проверяет не один аналитик, а минимум двое. Если и эти два специалиста не сходятся во мнении, привлекаем других. Такая схема нужна, потому что человек может ошибиться, и его ошибка будет транслирована ИИ.
  2. Алгоритм поиска контрафакта начинает отслеживать пространство: объявления в Instagram, сайты маркетплейсов и независимых интернет-магазинов, другие ресурсы. Ежедневно наша система может анализировать до 300 000 объявлений, и это не предел.
  3. Чтобы определить контрафакт, алгоритм анализирует маркеры. Сначала он разделит текст и изображение, и каждый модуль отправит на анализ в «черный ящик». Как часть текстового описания будет проанализирована цена товара. Оригинальные кроссовки не могут стоить 1500 рублей, и алгоритм это заметит. Но подержанные брендовые кроссовки могут иметь такую цену, поэтому ИИ должен уметь отличать новые и бывшие в употреблении товары. Еще мы научили его различать случаи, когда указана оптовая и розничная цена, обычная цена и цена со скидкой, цена в рублях или долларах. Доллары могут быть разными, поэтому ИИ выясняет, в какой стране продается товар.Модуль анализа картинки определяет несоответствие фотографии товара изображениям этого же товара у оригинального бренда. Продавцы подделок ошибаются: например, им не удается скопировать оригинальный цвет или текстуру ткани. ИИ это заметит.
  4. ИИ распознает уловки, которыми продавцы контрафакта пытаются запутать алгоритмы по обнаружению подделок. Например, фиксирует случаи, когда цена или название бренда указываются не текстом, а картинкой. Или факты подмены русских символов на английские.
  5. Алгоритм классифицирует объявления по кластерам, чтобы юристы работали только с явно мошенническими, а аналитики — с сомнительными.
  6. Платформы, где найдены объявления о продаже контрафакта, мы автоматически об этом уведомляем и просим удалить информацию.

Рынок контрафакта — новая ниша для брендов?

Зависимости, которые мы выявили, могут быть использованы в маркетинге. Среди брендов сильна конкуренция, но лишь немногие оригинальные производители осознанно конкурируют с рынком контрафакта. Чаще миры брендовых и поддельных товаров не пересекаются, хотя по отдельным нишам доля подделок занимает до 40% рынка.

Почему бы брендам не заявить о себе в мире контрафакта? Это можно сделать при помощи нашего алгоритма искусственного интеллекта, который дает хорошую основу для маркетинговой стратегии.

Зная слова и фразы, которыми маркируют подделки, можно таргетировать по этим словам информацию от оригинальных производителей. Это могут быть предложения брендовых товаров со скидками или предупреждения, что реплика — это тоже контрафакт.

Перспективы развития алгоритма искусственного интеллекта лежат в этой плоскости. Бренды будут учиться не только бороться с серым рынком, но и конкурировать с ним на его поле.

Как определить подделку самостоятельно

Лучший способ побороть контрафакт — не покупать его. Вот пять способов узнать подделку:

  • Спросить продавца, не подделкой ли он торгует. Поставить вопрос нужно не прямо, а используя язык продавца: «Это реплика?» Наши исследования показывают, что 70% продавцов контрафакта открыто в этом признаются.
  • По словам-маркерам в описании: «напрямую с завода», «натуральная замша», «в оригинальной коробке», «фабричное производство», «фотография соответствует действительности».
  • По особенностям коммуникации. Продавцы контрафакта по поводу цен просят обращаться в директ. А на вопрос о качестве продавец подделок будет отвечать уклончиво: «никто не жаловался», «сама себе такое покупала», «хожу сам в таких уже три года».

  • По цене товара. Если цена отличается больше, чем на 50%, от цены на такую же модель на сайте оригинального производителя, то это очень рискованная покупка.
  • По схемам оплаты. Когда оплату просят перевести с карты на карту — это яркий признак теневой торговли.

Чем больше перечисленных признаков встречается одновременно, тем больше вероятность купить подделку. Но и по отдельным признакам бывает легко сделать вывод: если в одном объявлении говорится «напрямую с завода», «в оригинальной коробке» и «фотография соответствует действительности» — перед вами контрафакт.

Больше текстов о психологии, отношениях, детях и образовании — в нашем телеграм-канале «Проект «Сноб” — Личное». Присоединяйтесь

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector