Приземлённые сцены. Arnaud Feuga

Приземлённые сцены. Arnaud Feuga

Культтуризм с Владимиром Раевским: как весь мир встретился на одной сцене в «Галантных Индиях»

Наш колумнист — о том, что такое современная галантность и как с помощью танца возможно победить насилие и ненависть

Не проходит и дня, чтобы я не вспоминал оперную постановку, увиденную в Париже, — все же самую грандиозную из всех, что случалось увидеть. Это радикальное заявление, но прошло уже две недели, а воз и ныне там, и, судя по всему, так оно и есть: самая грандиозная из увиденных. Но обо всем по порядку.

В сентябре 1725 года французский композитор Жан-Филипп Рамо пришел простым зрителем в театр «Комеди Итальен» недалеко от нынешнего района Монпарнас. Он увидел, как в третьем акте идущего в тот вечер дивертисмента двое американских индейцев из Французской Луизианы показывали танец мира. Гастроли коренных американцев в Париже описывает газета Le Mercure: «Двое мужчин, вооруженных луком и стрелами, танцевали в окружении остальных под аккомпанемент барабанов, по размеру чуть больших, чем шляпа». Правда, учитывая вариативность размеров шляп в XVIII веке, сложно предположить, какую именно автор заметки подразумевал в своем сравнении.

Так в голове Рамо — позже его назовут «французским Бахом» — начали появляться «Галантные Индии», 4 акта оперы-балета из жизни туземцев Индии имеют отношение к изображаемым странам — Турции, Персии, Перу и Северной Америке — не большее, чем индусы к американским индейцам, — во времена Рамо «Индиями» для краткости называли все далекие и малопонятные регионы мира.

Почему «Индии» галантные? Эта опера написана в преддверии сентиментализма, аккурат накануне наставлений Жан-Жака Руссо о «естественном человеке», который, не познав цивилизации и сливаясь с природой, оказывается счастливее и гармоничнее.

«И галантнее!» — кричит из своей эпохи Рамо.

Галантным в нынешнем русском языке назовут того, кто придерживает дверь в метро, но тогда, в галантный же век, таковым считался человек чувственно благородный, великодушный и сведущий в искусстве любви. А бывал ли этот человек в приличных домах или видывать их не видывал — вопрос десятый. Сюжет оперы Рамо разворачивается поочередно в каждой из «Индий», и всякий раз добродетельные «дикари» оказываются утонченнее цивилизованных, но циничных европейцев.

Опера 1735 года оказалась хитом своего времени, но с тех пор целиком исполняется не очень часто — все-таки это три с половиной часа сложной барочной музыки. Хотя отдельные номера из нее периодически срывают банк — так было с альбомом Теодора Курентзиса «Рамо. Звук света» и с легендарным концертом в Московской консерватории в 2016 году, когда маэстро шагал по сцене с огромным, видимо, как французская шляпа, барабаном.

В 2017 году французский видеохудожник и кинорежиссер Клеман Кожитор снял короткометражку по заказу «Третьей сцены», экспериментальной ютьюб-платформы Парижской оперы. Это был клип на знаменитую предфинальную композицию оперы «Галантные Индии» — танец дикарей. В клипе под французское барокко уличные танцовщики исполняли крамп — хип-хоп-танец американских гетто.

Сам Кожитор связывает появление крампа с Лос-Анджелесским бунтом 1992 года, когда суд вынес оправдательный приговор полицейским, избившим чернокожего Родни Кинга. В отдельных районах, рассказывает Кожитор, полиции и нацгвардии было так много, что люди из толпы не могли драться и тогда начинали танцевать.

Крамп — крайне экспрессивный уличный танец, прямая сублимация агрессии — в этом похожий на боевые единоборства. Кожитор затащил к себе в кадр уличных танцовщиков, не то что не выступавших на большой сцене —никогда не стремившихся на нее и даже сторонящихся любой широкой публичности.

Но когда клип вышел (теперь у него полмиллиона просмотров), стало ясно, что Клеману Кожитору, видеографу, никогда не работавшему ни с оперой, ни с театром вообще, доверят сделать это целиком и по-настоящему.

Премьера состоялась в октябре этого года, и все 13 показов «Галантных Индий» в постановке Клемана Кожитора прошли при полном аншлаге. Мне посчастливилось побывать на самом последнем — в ушах до сих пор стоит не только музыка, но и радостные вопли завершивших большое дело артистов за окончательно опущенным занавесом.

Короткометражный фильм, с которого все началось, наталкивал на подозрения. Всё-таки мы живем в турбулентную эпоху, миграция — одна из главных тем, подавляющее большинство танцоров — этнически не европейцы. Самое простое для Кожитора в эпоху политической нестабильности и в хорошей акустике для любых левосоциальных интерпретаций было бы прочертить жирную линию: «Те, кого Рамо считал благородными дикарями, в наше время обитатели парижских окраин и лос-анджелесских гетто, так давайте же протянем им руку. » И какой восторг, что Кожитор отказался от запрещенных приемов и банальных параллелей!

Его «Галантные Индии» — это, напротив, высказывание от имени галантных людей цивилизации. Эта общность в наши дни действительно вненациональна — к ней относятся все, кто смотрит на всех других людей без предубеждения, кто готов увидеть в крампе отголоски великосветской барочной оперы, кто считает, что насилие можно превратить в танец и тем самым его предотвратить, кто человеческую жизнь считает бесценной, границы презренными, а личность ставит выше государства. Крамп оказывается для этого универсальным языком, он соединяет античных богинь Гебу и Беллону, французские тамбурины и «туземные» тамтамы, музыку Королевского театра и площадные ритмы.

Эта идея, как бы ни была очевидна, оказывается выраженной настолько убедительно и свежо, что поражает все видимые цели. Парижские гранд-дамы, ни в жизнь не забирающиеся дальше какого-то там аррондисмана, сияют от восторга, оперные певцы и певицы совершенно сживаются с новой для них реальностью вокруг дымящейся бочки, да и дирижер оркестра Capella Meditereanea Леонардо Гарсиа Аларкон подпрыгивает и пританцовывает то с палочкой, то без.

Читать еще:  Португальский художник. Leonel Cunha

Что радует отдельно, Клеман Кожитор, кажется, русофил. Он снял один фильм — о художнике Элии Белютине, предводителе нонконформистов, отхвативших в Манеже 1962 года по шапке от Хрущёва. Другой — о сибирских старообрядцах. А в будущем году, похоже, будет и вовсе делать выставку в Пушкинском музее.

Эпоха Рамо — это эпоха встречи разных миров. Франции и Перу, версальских аристократов и персидских наложниц, турецких янычаров и европейских мореплавателей. В нашу эпоху все континенты давно друг с другом встретились. Постановка Кожитора дает возможность встретиться не географическим «Индиям», а разным социальным мирам этих континентов, посмотреть друг на друга и оказаться на одной сцене. Не имея цели нацеленно глобального высказывания, Кожитор своей оперой говорит за весь земной шар. А то, что это происходит в мировом городе Париже на сцене Бастилии, построенной на месте бывшей тюрьмы, а ныне площади-символе свободы, равенства и братства, делает «Галантных Индий» по-настоящему историческим событием.

Приземлённые сцены. Arnaud Feuga

Эдикт Сумерек(Дают Архонт Теней за анархию):

Эдикт Проклятий(исследуется в библиотеке):

При игре за Алый Хор не отдавать спутника Нерату и убить его:

Играть за Алый Хор,но в конце убить Нерата:

Альянс (возможны незначительные различия с фракциями):

Другой вариант Альянса:

При снятие уничтожено всё живое:

Не отменять Эдикт:

Не отменять Эдикт:

Убить Радикса Железнора:

Снять Эдикт и уничтожить всё живоё(победа Опальных):

Поддерживать Опальных,но потом предать их:

Захватить Оплот для Опальных/Алого Хора,но потом предать их:

Захватить Твердыню Часовых для себя:

Отправить к отцу:

Отправить к Голосам Нерата:

Осталась с Несломленными:

Выжила,но отправилась в изгнание:

Если работать на Нерата, а в конце убить его:

Не снимать эдикт:

Не заходить в Оплот:

Уничтожен по просьбе Аше:

Забрать себе по указанию Бледена Марка:

Забрать по просьбе Ренаты:

Захватить для себя:

Захвачено Бронзовым Братством:

Под контролем Алого Хора:

Под контролем Опальных:

Не поддерживать ни одну из фракций:

Забрать Шлем себе:

Спасти Капитана Матани:

Отправить Жденью к Голосам Нерата:

Отправить Жденью к Грэйвену Аше :

Не убивать Жденью и уничтожить Опальных:

Взять поселение под свой контроль и оставить заместителем Золотую Лапу:

Главой поселение стала Золотая Лапа,а остальные лидеры запуганы:

Главой поселение стала Золотая Лапа,а остальные лидеры убиты:

Направить Золотую лапу очистить воду:

Взять поселение под свой контроль и оставить заместителем Ясноса:

Главой поселение стал Яснос и он единственный лидер поселения:

Взять поселение под свой контроль и оставить заместителем Махальника:

Главой поселение стал Махальник и не убивать Фойби:

Не проходить сюжет длс — уйти и не выбирать главу поселения:

Взять поселение под свой контроль и не оставить заместителя:

Реальный секс. Фильмы, в которых актёры не имитировали постельные сцены

Эротическими фильмами никогда не удивишь, а вот теми, в которых есть реальный секс, — ещё можно. Лайф собрал несколько скандальных и провокационных картин, которые залезли на территорию порнографии, оставшись при этом художественными фильмами.

Перечень фильмов, конечно, отнюдь не исчерпывающий, но семь картин действительно привлекли в своё время немало внимания смелым подходом к откровенным сценам, несмотря на то что иногда на экране демонстрировалось соитие дублёров.

«Нимфоманка» Ларса фон Триера (2013)

Фото © Постер к фильму

Фильм рассказывает историю эротических переживаний женщины от рождения до пятидесятилетия, которая подаётся от имени героини по имени Джо, поставившей себе диагноз «нимфомания». В фильме есть множество откровенных сцен. А режиссёр сообщал, что в его кинокартине покажут только реальный секс. В результате для исполнения сексуальных сцен были приглашены порноактёры.

«Отголоски прошлого» Пола Моррисона (2008)

Фото © Кадр из фильма

Большинству из нас Роберт Паттинсон известен по роли Эдварда в культовой саге «Сумерки». Но мало кто знает, что задолго до того, как стать этим вампиром, он снялся в роли, где ему пришлось доставлять удовольствие самому себе. Это был испано-британский фильм «Отголоски прошлого».

«Любовь» Гаспара Ноэ (2015)

Фото © Кадр из фильма

В основе сюжета — история любви парня, девушки и ещё одной девушки, которые вместе постигают все радости секса. После разрыва с любимой главный герой всё чаще воспроизводит в памяти романтические моменты. И всё в реальности. Никаких дублёров, всё крупно и в 3D.

«Необратимость» (2002)

Фото © Кадр из фильма

Драматический триллер, в центре сюжета которого история молодых Маркуса и Алекс. Началось всё, когда в одном из обычных подземных переходов кто-то изнасиловал молодую французскую девушку. Ровно через два часа в этот же день был убит один из посетителей популярного клуба. Фильм, конечно, ужасает сценами насилия и слишком выраженным реализмом происходящего на экране, но союз Моники Беллуччи и Венсана Касселя остаётся очень горячим. Особенно если учесть тот факт, что на момент съёмок они уже были в браке.

«Антихрист» (2009)

Фото © Кадр из фильма

Тяжёлая история, разворачивающаяся вокруг несчастной пары, которая отчаянно пытается оправиться от трагической смерти своего сына. Кинолента начинается откровенной сценой страстного секса, снятой в фирменном стиле Ларса фон Триера и завершающейся падением ребёнка из окна. Эта смерть травмирует психику женщины. После чего муж увозит её в загородный дом, где они отдыхали прошлым летом, надеясь, что это поможет обоим. Кинокартину не раз называли эротическим хоррором и выделяли в отдельный жанр. В интимных сценах здесь не использовали дублёров.

Читать еще:  Ограниченная палитра. Djochkoun Sami

«Калигула» (1979)

Фото © Кадр из фильма

Фильм рассказывает о правлении римского императора Калигулы, вошедшего в мировую историю кровожадным и жестоким правителем. Откровенные сексуальные сцены в картине появились благодаря его продюсеру Бобу Гуччионе. Он, как издатель порножурнала «Пентхаус», захотел добавить их без ведома режиссёра уже после того, как съёмка была завершена.

Приземлённые сцены. Arnaud Feuga

Эдикт Сумерек(Дают Архонт Теней за анархию):

Эдикт Проклятий(исследуется в библиотеке):

При игре за Алый Хор не отдавать спутника Нерату и убить его:

Играть за Алый Хор,но в конце убить Нерата:

Альянс (возможны незначительные различия с фракциями):

Другой вариант Альянса:

При снятие уничтожено всё живое:

Не отменять Эдикт:

Не отменять Эдикт:

Убить Радикса Железнора:

Снять Эдикт и уничтожить всё живоё(победа Опальных):

Поддерживать Опальных,но потом предать их:

Захватить Оплот для Опальных/Алого Хора,но потом предать их:

Захватить Твердыню Часовых для себя:

Отправить к отцу:

Отправить к Голосам Нерата:

Осталась с Несломленными:

Выжила,но отправилась в изгнание:

Если работать на Нерата, а в конце убить его:

Не снимать эдикт:

Не заходить в Оплот:

Уничтожен по просьбе Аше:

Забрать себе по указанию Бледена Марка:

Забрать по просьбе Ренаты:

Захватить для себя:

Захвачено Бронзовым Братством:

Под контролем Алого Хора:

Под контролем Опальных:

Не поддерживать ни одну из фракций:

Забрать Шлем себе:

Спасти Капитана Матани:

Отправить Жденью к Голосам Нерата:

Отправить Жденью к Грэйвену Аше :

Не убивать Жденью и уничтожить Опальных:

Взять поселение под свой контроль и оставить заместителем Золотую Лапу:

Главой поселение стала Золотая Лапа,а остальные лидеры запуганы:

Главой поселение стала Золотая Лапа,а остальные лидеры убиты:

Направить Золотую лапу очистить воду:

Взять поселение под свой контроль и оставить заместителем Ясноса:

Главой поселение стал Яснос и он единственный лидер поселения:

Взять поселение под свой контроль и оставить заместителем Махальника:

Главой поселение стал Махальник и не убивать Фойби:

Не проходить сюжет длс — уйти и не выбирать главу поселения:

Взять поселение под свой контроль и не оставить заместителя:

Marie Claire

Расскажите о вашей первой встрече с Эриком Толедано и Оливье Накаш.

Предлагая мне сняться в этом фильме, они сразу объяснили, как он важен для них. Они давно хотели снять его, но не чувствовали себя готовыми к такой постановке. Помню, на момент нашей первой встречи они еще ни строчки не написали. Я попросил их об одном – не давать мне на прочтение 12000 черновиков сценария. Я объяснил, что никуда не спешу и готов их ждать.

Вы до этого хотели с ними работать?

Да, и сразу сказал им об этом. Мне было очень любопытно. Я знал их работу. Я видел, на что они способны, но не до конца понимал, как им это удается. Я быстро это понял. Они верят в свой сценарий, но постоянно продолжают искать что-то новое. Для меня важнее всего то, как режиссер или, как в данном случае, два режиссера смотрят на актера. Они открыли во мне что-то такое, о чем я даже не подозревал. То, что я не считал себя способным «вывести на поверхность».

Вы помните свой первый визит в ассоциацию “Silence des Justes”?

Я был слегка ошарашен. И в то же время совершенно покорен. Я очень удивился, когда заметил, что плачу. Я спросил себя: «Как я буду работать с этими детьми и подростками, с этими взрослыми? Как я смогу отключиться от порой очень тяжелых случаев аутизма?» Наблюдая за Стефаном и другими сотрудниками, я понял, что они посвятили свои жизни улучшению жизни своих «резидентов» ценой своей собственной. Без лишней сентиментальности. Они люди действия.

Люди с РАС страдают неспособностью к общению. Но если их стимулировать, мы можем обогатить их чувственный опыт. Другими словами, человек, который двадцать лет посвятил работе в организации, созданной не ради получения прибыли, не похож на того, кто только начинает свой путь.

Как вы побороли упомянутые вами страхи?

Мне пришлось взглянуть им в лицо. Провести какое-то время с ними наедине. И во-первых, я перестал быть таким плаксой. Я повторял себе раз за разом, что не должен бояться выйти на линию огня и получить пару-тройку пощечин. Некоторые из них – довольно крепкие ребята. Однажды Эрик и Оливье попросили меня дать интервью «Папотин», газете, которую выпускают подростки и взрослые с РАС. И этот опыт тоже послужил триггером.

Почему?

Они приглашают известных людей (футболистов, музыкантов, актеров, политиков…) в цирковой шатер, и там панель журналистов берет у них интервью. Кто-то из них может так увлечься одной деталью, что нить беседы совершенно теряется. Кто-то может начать декламировать стихотворение, основанное на звукоподражании. Абстрактные забавные необычные стихи, среди которых попадаются настоящие жемчужины. Там нет места притворству и обману. И ты перед ними полностью «обнажаешься». Ты просто вынужден себя отпустить.

Читать еще:  Привлекательные, загадочные, но никогда не вульгарные. Jeanne Lorioz

У вас был «прообраз», Стефан Бенамю…

Мой персонаж – это и есть Стефан, только в моем исполнении. Я, конечно, общался с ним наедине в ассоциации и время от времени встречался с ним вне ее стен. Я наблюдал за его мимикой и жестами, за тем, как он держится, что представляет собой как человек. Это может показаться странным, но я часто рассматриваю персонажей, которых играю, в свете текстуры.

Манера Стефана подавать себя о многом мне говорит. О том, каков он. Он приезжал на площадку всего дважды, и все равно! Его силком приходилось туда затаскивать. Работа для него гораздо важнее. Альтруизм? Гуманизм? Причины, по которым он занимается тем, чем занимается, на самом деле очень просты.

Вы говорите о его теле, но что именно вы у него «позаимствовали»?

Его эспаньолку, его взгляд – он старается пореже смотреть людям в глаза, чтобы не смущать их – его беспокойство. Я начинал с одиночества человека, компенсирующего отсутствие жены и детей тем, что отдает всю свою любовь людям с РАС, с которыми работает. Но мы добавили персонажу и не свойственные Стефану черты. Например, пользование сайтом знакомств «Шиддух».

Он верующий еврей и работает с мусульманином Маликом, которого сыграл Реда Катеб…

Мы с самого начала спрашивали себя: «Что нам делать с религией?» Она постоянно присутствует в фильме в виде кипы, чадры, мезузы… И потом, мы сняли несколько сцен, в которых она виделась еще явственней, но Эрик и Оливье сказали, что вырежут их при монтаже. Но можно было и не вырезать. В фильме религия показана именно так, как она практикуется в ассоциациях. Вопрос, который в любой другой ситуации может вызвать неразрешимые противоречия, не порождает никаких проблем у их членов.

Эти шиддухи подводят нас к нескольким довольно комичным сценам…

От «Ненависти» до «Необратимости», я всегда старался внести нечто комичное в самые мрачные из своих ролей. Здесь я играю человека, который так поглощен работой, что я порой опасался стать наименее интересным персонажем фильма. К счастью, на этих свиданиях Бруно постоянно попадает впросак. Парой можно стать, только если оба этого хотят. Я уважаю «Шиддух», но влюбиться не всегда легко. Твой партнер должен совпасть с тобой по 15 параметрам. А чтобы надеяться на такое количество совпадений, нужно по-настоящему искренне верить в Бога.

Вы знали Реда Катеба?

У меня было такое чувство, что мы с ним члены одной семьи. Мне нравится его несколько плоское, как у Бенисио Дель Торо или у Хавьера Бардема, лицо. Он человек крупного калибра. Истинный денди. Образец класса. Личное знакомство полностью оправдало мои ожидания. Я также влюбился в комический дар и великодушие Альбана Иванова. Идеальное попадание! Когда он опаздывает на площадку, потому что не услышал команды «Мотор», тогда-то его и нужно снимать. Это уже само по себе интересно.

У вас много совместных сцен с Бенжамином Лесьером (Жозеф). Какой подход вы к ним применяли?

Играли ли мы? Или не играли? Мы играли. Хотя не могу сказать, в чем именно. Я чувствовал удовлетворение, когда видел, что и он получает удовольствие. Находит свой ритм. Делает по два дубля. Он был в восторге оттого, что находился там. Он был счастлив. Да, как актер, он обладает некоторыми особенностями. А разговаривал я с ним так: «Будет гораздо проще, если ты отступишь в сторону, повторишь за мной, скажешь это еще раз». Эрик и Оливье – это два голоса.

Они никогда не мешают друг другу, но иногда они дают актерам разные указания, и это все несколько усложняет. (смеется) В итоге, я попросил их: «Пожалуйста, перестаньте с ним разговаривать. Я сам этим займусь. Как Бруно в фильме». Конечно, не все и не всегда получалось. Исторически, Бенжамин был первым мальчишкой с РАС, о котором заботился Стефан. Если он не хочет уделять тебе время, из него слова не вытянешь. Но если ты ему нравишься, ты сможешь вызвать у него довольно яркие эмоции.

Фильм ставит принципиальный вопрос: нужно ли ломать существующие правила?

Можно ли думать не так, как все? В сегодняшнем обществе любой, кому есть что предложить, мыслит не так, как все. Стефан Бенамю напрягает все свои силы, чтобы найти решение в системе, которая давно устарела. Он игнорирует отдельные законы. Он пытается заразить своей страстью тех законодателей, которые могут помочь как-то разрешить ситуацию. «ОСОБЕННЫЕ» – фильм не об аутизме. Это фильм о преданном служении и о людях, которым не безразлична судьба других.

С каким настроем вы подходили к сцене, где вам противостоят инспекторы ГИСВ?

Нам нужно было поймать нужный ритм, проявить должное уважение, чтобы сцена не свелась исключительно к выплеску эмоций. Бруно злится, но он четко знает, чего хочет. Прибегает ли он к хитростям и уловкам? В Бразилии есть хорошее выражение на этот счет: нужно уметь вовремя заплакать, чтобы обрести желаемое.

Люди, которых вы играете, рисуют портрет целого поколения вовлеченных в эту работу.

Они нашли смысл своей жизни. Эрик и Оливье не просто обнажают проблемы бедных кварталов. Они рассказывают о компании супергероев 19-20 лет, занимающихся делом, на которое три четверти из нас не способны.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector