Дикие сердцем. Ingrid Tusell

Дикие сердцем. Ingrid Tusell

Дикие сердцем. Ingrid Tusell

Режиссер: Дэвид Линч
Страна: США
Год: 1990

В 1990-м Линч еще не придумал Красную комнату, но уже был принят в ряды главных режиссеров своего времени, получив Пальмовую ветвь на Каннском кинофестивале («худшая вещь, которая с ним когда-либо случалась», – смеясь, прокомментировал свою победу режиссер в беседе с Крисом Родли). Однако это было после, а до – свободолюбивые и счастливые Бонни и Клайд Сэйлор и Лула сбегали в небольшое путешествие по Америке.

После выхода в прокат провальной «Дюны», сложноадаптируемого чуждого Линчу текста, американский режиссер вновь решил рискнуть. В этот раз основой для будущего сценария стало произведение Барри Гиффорда «Дикие сердцем». «Я увидел в этом очень современную любовную историю, картину о том, как находят любовь в аду» – сказал Линч журналистам на пресс-конференции.

По сюжету Сэйлор попадает в тюрьму за «убийство по неосторожности» нанятого матерью Лулы бандита. Когда его освобождают по условно-досрочному, он встречается с девушкой, и они решают бежать в Калифорнию, преследуемые вновь нанятыми Мариэттой гангстерами.

Так как раньше американские независимые режиссеры считали тему насилия интересной только для больших студий и крупных компаний, то на предварительных показах картину Линча посчитали слишком радикальной из-за гротескного отражения реальности и чрезмерной демонстрации жестокости. Режиссер, в свою очередь, заявил, что странным является сам мир, и все необычные вещи в фильме обусловлены странностями реальной жизни. Позже многие кинокритики отмечали, что картина наполнена тогдашней лос-анджелесской атмосферой: социальные, экономические и идеологические проблемы накалились до предела и вылились в массовые беспорядки в 1992 году, спровоцированные избиением полицейскими афроамериканца Родни Кинга.

Дэвид Линч знаком зрителю по умению насыщать свои работы предметами американской культуры – вспомним вишневый пирог и чашечку «чертовски вкусного кофе» в придорожном кафе, n-ое количество сигарет, нещадно выкуриваемых героями, стильные вещи любимых пятидесятых или любовные заигрывания с классикой жанра.

В конце 50-х признания достигло бит-поколение (наиболее яркие его представители – писатели Уильям Берроуз, Джек Керуак, и поэт Алан Гинзберг), отвергавшее устоявшиеся моральные ценности и игнорировавшее навязанные обществом поведенческие установки. Побег от конформизма, культ свободы и бродяжничества стали ориентиром не только для героев литературных произведений, но и для большинства молодых американцев.

В 60-х герои-бунтари проникли и в кинематограф: так, появились знаменитые «Бонни и Клайд» Артура Пенна, утвердившие в американском кино «жестокость, секс и шок свободы», и «Беспечный ездок» Дэниса Хоппера – главный представитель жанра роуд-муви.

И когда, казалось бы, лучшее дорожное приключение в кино уже создано, а картина «Бонни и Клайд» внесена в Национальный реестр фильмов США, Дэвид Линч смешивает жанры и формы и изобретает нечто совершенно новое. В основе сюжета – излюбленный режиссером мотив дороги и дорожного приключения в традиции роуд-муви. Из мелодрамы сюда перекочевали главные герои – безумно влюбленная друг в друга экстравагантная пара и их история, завершающаяся хэппи-эндом под романтичную балладу «Love Me Tender» Элвиса Пресли в исполнении Сэйлора. А еще есть криминал с жуткой и смешной сценой ограбления банка, черный юмор, драматичное убийство и волшебная сказка. Кстати, о сказке…

Эми Стофски работала с Линчем над созданием костюмов для двух картин: «Малхолланд драйв» и «Диких сердцем». Вторая стала для художницы дебютом. Пышные прически, яркий макияж, ногти, окрашенные в ядовитые оттенки, аксессуары и одежда (лосины, кожаные топы, кружевные комбинации, платья с рукавами-фонариками, и наконец, символ фильма – пиджак из змеиной кожи) – все это неизменные атрибуты 80-х в Америке. Отсылкой к вестернам служат ковбойские шляпы, сапоги со шпорами и ковбойские рубашки.

В цветовой палитре преобладает кроваво-красный (губы, ногти и туфли Лулы, губная помада Мариэтты, красный светофильтр в сценах секса, подсветка в клубе). Коралловый встречается на ногтях и банте Мариэтты, на стрингах Лулы в ночном клубе и платье в барных сценах. Противопоставлен им глубокий синий (для Линча в принципе характерно взаимодействие красного и синего) (рубашка Сэйлора, платье Мариэтты и певицы кабаре в Новом Орлеане) и оттенки желтого в световых фильтрах, символически наполненных сверхрупных планах горящей спички. Огонь играет важную роль в отношениях Сэйлора и Лулы, а спички являются тем элементом, который одновременное и объединяет и угрожает разрушить их любовь.

Продуманный Линчем и Стофски стиль «Диких сердцем» впоследствии найдет отражение и в других работах мастера, в частности сериале «Твин-Пикс» и фильме «Малхолланд Драйв».

В итоге у Дэвида Линча получилась собственная волшебная сказка о безумно влюбленных и диких сердцем Сэйлоре и Луле. Утвердив свой стиль в кинематографе, режиссер стал любопытным открытием для многих кинокритиков и поклонников кино во всем мире. Способность экспериментировать с жанрами, формами, создавать кинематографический язык со своей символикой внесли Линча в ряды создателей авторского кино и главных представителей постмодернизма, а заигрывание со спецификой американской культуры, использование в сюжетах актуальной проблематики сделали из него любимца зрителей. Не зря в 2018 году в Оксфордский словарь внесли термин «lynchian» — характерный для кинематографа Линча, напоминающий его или подражающий ему.

Дикие сердцем. Ingrid Tusell

Николас Кейдж и Лора Дерн уходят в отрыв в фильме Дэвида Линча

В 1990-м первая же встреча Дэвида Линча и конкурса Каннского кинофестиваля закончилась «Золотой пальмовой ветвью», которую, несмотря на бурные протесты Алексея Германа-старшего, ему вручило жюри во главе с Бернардо Бертолуччи. В корпусе линчевских шедевров «Дикие сердцем» обычно проваливаются между «Синим бархатом», где он обнаружил неопознанное жуткое, притаившееся в пригородном обывательском рае, и гипнотическим путешествием в травму под названием «Шоссе в никуда». Однако и у китчевой картины про отвязанный дорожный роман Николаса Кейджа и Лоры Дерн хватает поклонников: тут Линч издевается над целым пантеоном американских мифов середины столетия — от беспечных ездоков и Бонни с Клайдом, без которых невозможно представить Новый Голливуд, до Элвиса и сияния неведомого города свободы. В сущности, «Дикие сердцем» — это сказка для взрослых, «Волшебник страны Оз», извалявшийся в жизни хуже обычной с присущим ей гротеском. Накладной нос и куртка из кожи змеи, с которыми не расстается герой Кейджа, говорят о пропасти между ожиданием и реальностью лучше тысячи слов.

Читать еще:  Зазеркалье картины. Андрей Аллахвердов

Лучшие отзывы

Дикий сердцем Дэвид Линч как всегда прекрасен, остроумен и запределен. Знакомый нам мир сумасшедших старичков, потасканных шлюх, зачарованных мальчиков и злобных старух сверкает всеми привычными красками, проводя перед нами вереницу до боли красивых образов.
Бульварный сюжет про девочку, которая убегает от злой мамаши с плохим мальчиком как-то сразу же оказывается выхолощенным, вывихнутым и вывернутым рвотным спазмом. История распластана, разложена и вписана в классическую линчевскую парадигму дикого, иррационального и отчаянного смеха над всем на свете. Ирония Дэвида Линча – это не какая-нибудь сатира или тарантиновская пародия, в фильмах этого автора разрываются и не то что бы высмеиваются, а как-то любовно истязаются самые основы нашего сознания, какие-то структурообразующие мифы, что-то человеческое, слишком человеческое. Иначе непонятно, почему такую боль вызывают эти отваливающиеся головы, эти черви и эти сумасшедшие старички и это странное добро за красным занавесом на пустой сцене, под полифоническую умиротворенность мессы.
Чтобы там ни говорили о цинизме и злобе этого культового сюрреалиста, а между тем, он страшно трогателен, как и любой романтик, пусть даже и черный романтик. Чего стоит этот грустный влюбленный киллер Джонни Фарго, эта мамочка-ведьма, готовая на все, чтобы удержать при себе непутевую дочку, этот дядюшка Дэлл, который засовывал тараканов себе в зад – все те же дикие сердцем, дети хаоса, цветы зла. В них есть что-то карамазовское, в этих ребятах, правда, уже без всяких «бездн сверху», они уже провалились в свое зазеркалье и вряд ли выберутся обратно из мрачных подвалов своих полусознательных свершений. Они там, в 125-ом измерении, и Линч с ними.
А мы все здесь, копошимся на краешке.

Очередной фильм Линча с любимой им атмосферой — недосказанность, молчание, провинция, все дела. Проблема только в том, что кроме этой убогой и спекулятивной атмосферы ничего нет. Линч по-прежнему режиссер неумеющий.

“Идеи подобны рыбам. Если хотите поймать мелкую рыбешку, оставайтесь на мелководье. Но если вам нужна крупная рыба, придется идти на глубину.”

Одна из ранних работ маэстро “подсознательного кино” Девида Линча, поставленная по роману Барри Гиффорда. Это еще не запутанный фильм для интеллектуалов, которые последнее время выходят из под монтажного стола Девида, а скорее пограничная территория, пролегающая между черно-белыми экспериментальными картинами начинающего режиссера и красочно и событийно насыщенными поздними работами автора. Как канатоходец, балансирующий на грани кровавого триллера и черного фильма-сказки с хорошим концом, где логика и абсурд сливаются в страстном танго, Линч рассказывает нам историю двух влюбленных — «диких сердцем», которые осмелились выступить против воли матери Лулы — этакой злой колдуньи, старающейся разлучить дочь с возлюбленным.

Поставленная в изначально американском жанре роуд-муви, как правило, повествующем о людях, ищущих свою судьбу за рулем автомобиля, картина выходит за его рамки, срывает маски, обнажая реальность мира, в котором мы живем — «дикого внутри и странного снаружи». Главные герои — некие собирательные образы, олицетворение икон американского образа жизни — Элвиса Пресли и Мэрилин Монро. Типичная молодежь, на уме которых лишь развлечения — они, как спичка, которая ярко вспыхивает. но горит не долго, но пламя их всепоглощающей страсти — единственное, что может бросить вызов абсолютному Злу в лице Бобби Перу, в одиночку с которым никому не справиться.

Одна из первых ролей Николаса Кейджа, когда он еще ходил в куртке из змеиной кожи и спал с несовершеннолетней девушкой. Нежные прозвища, секс, разговоры, доверие — я бы даже сказал больше — Вера. Но всего этого не достаточно и тогда ты либо взрослеешь, либо остаешься на этой дороге из желтого кирпича, которая рано или поздно оказывается если и не тупиком, то «Шоссе в никуда».

Яркие герои второстепенного плана, атмосферная музыка, часть из которой Линч написал сам. Фильм, как и все остальные работы режиссера, насыщен символизмом, абсурдными сценами, имеющими смысл для одного режиссера, типичными для него загадками, мистикой, непостижимыми и необъясненными вещами. Он как бы перекликается с «Волшебником из страны Оз», параллели с которым, как тонкие навесные мостики на рубежах нашего сознания, заботливо оставлены теми неизвестными, что были здесь до нас.

Книга Дикие сердцем читать онлайн

Барри Гиффорд. Дикие сердцем

Тебе нужен тот, с кем можно отправиться в ад.

Девичья болтовня

Лула и ее подружка Бини Торн сидели за столиком в клубе «Дождевая капля», потягивая ром-колу. На сцене играла белая блюзовая группа «Bleach Boys». Музыканты плавно перешли от «Dust My Broom» Элмора Джеймса к «Me and the Devil» Роберта Джонсона. Бини фыркнула.

— Не нравится мне их певец, — заявила она.

— А по-моему, он вполне даже ничего, — возразила Лула. — В ноты попадает.

— Я не про его голос, просто он урод. Парни с бородой и пивным брюхом — не мой тип.

— Можно подумать, вокруг тебя все сплошь тощие как щепки.

— Ну да, скажи еще, что у этой дряблой туши в полночь встанет.

Лула и Бини расхохотались и хлебнули еще.

— Говорят, Сейлор скоро выходит, — сказала Бини. — Собираешься с ним встречаться?

Читать еще:  Искусство и духовность. Anna Maria Artegiani

Лула кивнула и с хрустом разгрызла кубик льда.

— Встречу его у ворот, — ответила она.

— Ну хоть я и ненавижу мужиков, — отозвалась Бини, — все же пожелаю тебе удачи.

— Не все ангелы, — заявила Лула. — И Элмо, может, не обрюхатил бы ту девицу, если б ты не дала ему под зад коленом.

Бини накрутила белокурую прядь из своего хвоста на затылке.

— Надо было шарахнуть ему промеж ног из тридцать восьмого калибра, вот че мне надо было сделать.

«Блич Бойз» сражались с каким-то тягомотным мамбо Волосатого Профессора. Бини перехватила официантку.

— Принеси-ка нам еще парочку двойных ром-колы, ладно? — сказала она. — Черт возьми, Лула, ты только посмотри, как эта сучка задницей вихляет.

— Ты про официантку?

— Ну да. Бьюсь об заклад, будь у меня такая корма, Элмо бы не совал свой член в каждую дырку на побережье Тэнгипахоа.

— Как знать, — отозвалась Лула.

У Бини на глазах появились слезы.

— Да я б от многого отказалась, даже от валиума, только бы иметь такую вот задницу!

Дикие сердцем

Сейлор и Лула лежали на кровати в отеле «Мыс страха», прислушиваясь к скрипу вентилятора под потолком. Из окна их номера было видно реку, впадающую в Атлантический океан, и рыбачьи лодки, плывущие по узкому каналу. Стоял конец июня, но было жарко, мягкий ветерок «скрашивал неудобства», как любила говорить Лула.

Мать Лулы, Мариэтта Пейс Форчун, категорически запретила ей встречаться с Сейлором Рипли, но у Лулы и в мыслях не было подчиниться этому приказу. Как-никак Сейлор заплатил свой долг обществу, если таковой вообще имелся. Она не могла понять, почему отсидеть в тюрьме за убийство того, кто пытался тебя убить, означает заплатить свой долг обществу.

Обществу, такому, какое оно есть, думала Лула, не стало хуже после того, как оно лишилось Боба Рея Лемона. По ее мнению, Сейлор скорее оказал человечеству услугу и должен был получить за это нечто более приятное, чем два года в исправительной колонии «Пи Ди Ривер» за непредумышленное убийство второй степени. Например, оплаченное путешествие для Сейлора со спутником по его выбору — с Лулой, разумеется, — в Новый Орлеан или Хилтон-Хед на пару недель. Пятизвездочный отель и шикарный автомобиль, если уж на то пошло, новый «крайслер» с откидным верхом. Так было бы куда справедливее. А вместо этого бедному Сейлору пришлось целых два года подметать обочины дороги, хитрить, изворачиваться да жрать всякую гадость. Сейлор понес суровое наказание лишь потому, что оказался шустрее этого ничтожества, Боба Рея Лемона.

Дикие сердцем. Ingrid Tusell

Текст:
Настя Сотник

Килограммы коралловой помады, «Волшебник страны Оз» и змеиный пиджак. Вспоминаем романтический триллер из 1990-х, который принес Дэвиду Линчу «Золотую пальмовую ветвь» на Каннском кинофестивале 1990 года.

Картина по роману Барри Гиффорда «Дикие сердцем» вышла в 1990-м, почти в то же время, что и первый сезон «Твин Пикса». Ради драмы о настоящей любви Линч прервал проект по детективу 1940-х годов для Propaganda Films. На сценарий для «Диких сердцем» у режиссера ушла ровно неделя. За эти семь дней Дэвиду удалось создать целый мир, и костюмы Эми Стофски заслуживают отдельного разбора.

«Дикие сердцем» — дебют Эми Стофски как художника по костюмам. Потом она в основном будет одевать героев сериалов, самым громким из которых стал «Милые обманщицы». Однако ее влияние на Линча и на то, как выглядят его персонажи, просматривается во всех следующих картинах режиссера, в том числе и в последнем сезоне «Твин Пикса».

Сюжет фильма недалеко ушел от истории, изложенной Барри Гиффордом. Картина начинается с новогоднего бала, на котором Сейлор (Николас Кейдж), вступившись за Лулу (Лора Дерн и, возможно, первый честный показ Дайан, с которой через диктофон разговаривает агент Купер), голыми руками убивает одного из гостей. Спустя несколько лет Сейлор получает условно-досрочное освобождение. Лула вопреки воле матери Мариэтты (примечательно, что Дайан Лэдд в действительности является родной матерью Лоры Дерн) встречает Сейлора. Влюбленные решают сбежать, поскольку мать Лулы ненавидит Сейлора. Как в «Волшебнике страны Оз», героям на пути к счастью предстоит пройти долгий путь, полный опасностей и преград. Правда, в истории Линча они не идут по желтой кирпичной дороге, а едут по бесконечному шоссе. И преследует их не злая ведьма Запада со свитой летучих обезьян, а одержимая Мариэтта и наемники ее любовника. Это далеко не все отсылки к сказке Фрэнка Баума — еще много аллюзий прослеживаются в деталях, костюмах и декорациях «Диких сердцем».

«ВОЛШЕБНИК СТРАНЫ ОЗ»

С начала фильма нас преследует образ злой ведьмы Запада из «Волшебника страны Оз». Симметрично через несколько минут после первых титров и за четыре сцены до финала жилистая рука с длинными черными ногтями колдует над хрустальным магическим шаром, в котором отображаются все роковые ошибки Сейлора. Вплоть до финального эпизода с ограблением в Биг-Туне Лула то и дело видит перед собой образ матери на метле и слышит злобный смех. После насильственных объятий Бобби Перу (Уиллем Дефо) в мотеле Биг-Туны Лула в слезах смотрит на красные туфли, которыми стучит, как стучала Дороти, когда хотела вернуться домой. В конце, перед встречей с Сейлором после его освобождения, Лула побеждает злую ведьму Запада, выливая стакан воды на фотографию матери. «Я люблю «Волшебника страны Оз», и что-то во время чтения меня натолкнуло на мысль, что Сейлор и Лула были именно теми людьми, которые могли бы прожить эту сказку и сделать это по-настоящему классно», — рассказывает Дэвид Линч в интервью Rodley.

Читать еще:  Дождь в городе и пляжи. Mike Barr

Paco Rabanne, весна-лето 2018

Хотя Лора Дерн ассоциирует Лулу с Мэрилин Монро и эпохой 1950-х, на самом деле в этом и других женских образах «Диких сердцем» художник по костюмам Эми Стофски собрала все, за что мы любим 1980-е. У Лулы это открытые плечи, лосины, кожаные кроп-топы, кружевные комбинации, серьги-кольца, черные казаки и копна кудрявых волос, зачесанная на одну сторону. Ее мать неизменно предстает то в будуарных атласно-белых платьях, то в парадных костюмах с накладными плечами и рукавами-фонариками. Временами она носит накладные волосы, завязывая их розовой лентой. Закругленные длинные ногти Мариэтты всегда окрашены в кислотно-оранжевый либо в розовый цвет. Даже эпизодическая героиня интрижки с участием Сейлора, о которой он рассказывает Луле в Новом Орлеане, предстает перед нами в той же эстетике — в ярко-оранжевых лосинах, снятых крупным планом, она поднимается по ступеням так, будто мы смотрим видео Джейн Фонды с упражнениями по аэробике. Все негативные женские персонажи появляются в гиперболизированном макияже 1980-х: ярко-голубые тени и розовая помада возникают на лицах участниц самых подлых и омерзительных поступков.

Saint Laurent, осень-зима 2017

Saint Laurent, весна-лето 2018

Isabel Marant, весна-лето 2018

Главные цвета «Диких сердцем», безусловно, — кроваво-красный и коралловый. Первый сопровождает завязку истории: капли крови в хаотичном порядке разбросаны рядом с размозженным черепом жертвы Сейлора. Окровавленным пальцем он указывает на главное зло фильма — мать Лулы. Первая брачная ночь Лулы и Сейлора после его освобождения подсвечена розово-красным неоном. Красный возникает в виде акцентных пятен в окружении пустынно-спокойных тонов — на рубашке Сантоса, когда тот говорит по телефону; на губах Лулы, когда она в очередной раз противостоит матери; в свече, которую держит в руках Сейлор после ночи в Новом Орлеане; в костюме Санты, который носит сумасшедший брат Лулы. Розовый берет на себя все внимание, отпечатываясь поцелуем Хуаны во время расправы над детективом Джонни; высвечиваясь на стрингах Лулы во время бешеного танца в клубе с Сейлором, где позже он споет для нее Love Me Tender Элвиса Пресли; во время завораживающего и одновременно тошнотворного ритуала Мариэтты, когда та полностью покрасила лицо и руки коралловой помадой. В противовес этим активным тонам в тревожные моменты появляются синий и зеленый: платье певицы кабаре в Новом Орлеане, пиджак мужа Хуаны, платье Мариэтты, с которого начались все беды Лулы и ее возлюбленного, а также рубашка Сейлора, что была на нем в тот вечер. Когда мы впервые видим чету Дуранго вместе, на заднем плане танцовщица с оголенной грудью машет изумрудно-зеленым подолом, будто подчеркивающим эффектное появление наемных убийц.

Дикие сердцем

«Дикие сердцем» (англ. Wild At Heart ) — американский мелодраматический фильм 1990 года, поставленный Дэвидом Линчем по одноимённому роману Барри Гиффорда. В главных ролях снялись Николас Кейдж и Лора Дерн. Фильм был удостоен главного приза «Золотая пальмовая ветвь» на Каннском кинофестивале 1990 года.

Содержание

Любовники Лула (Лора Дерн) и Сэйлор (Николас Кейдж) оказываются разлучёнными после того, как Сэйлор попадает в тюрьму, убив в целях самообороны человека с ножом, нанятого матерью Лулы Мариэттой Форчун (Дайан Ладд). По истечении срока Сэйлора Лула забирает его из тюрьмы и вручает ему его куртку из кожи змеи, которую он с радостью принимает. Позднее Лула и Сэйлор решают убежать в Калифорнию, нарушив тем самым условное освобождение Сэйлора. Мать Лулы уговаривает своего любовника, частного детектива Джонни Фарго (Гарри Дин Стэнтон), найти Лулу и вернуть назад. В тайне от Джонни Мариэтта также обращается к влюблённому в неё гангстеру Марселосу Сантосу, чтобы тот нашёл и убил Сэйлора. Сантос соглашается, но одновременно с этим заказывает убийство Джонни Фарго.

Не ведая обо всем этом, Лула и Сэйлор едут в Калифорнию, пока не становятся очевидцами, по словам Лулы, дурного знамения: застав последствия автокатастрофы и единственную выжившую в ней молодую девушку (Шерилин Фенн), которая умирает прямо у них на глазах. Они приезжают в городок под названием Биг Туна, Техас, где Сэйлор встречается со «старым другом» Пердитой Дуранго (Изабелла Росселлини), которая может помочь им. Там же они знакомятся с неким Бобби Перу (Уиллем Дефо). Лула узнает, что беременна. Во время отсутствия Сэйлора Бобби Перу приходит в номер к Луле и угрозами пытается склонить её к сексу, однако в последний момент, рассмеявшись, уходит. Бобби уговаривает Сэйлора совершить вместе с ним ограбление, на что Сэйлор в итоге соглашается. Во время ограбления Перу, неожиданно для Сэйлора, стреляет в клерка и говорит Сэйлору, что он следующий. Но в дело вмешивается помощник шерифа, который дважды стреляет в Бобби, и, падая, Бобби случайно отстреливает себе голову из ружья. Сэйлора арестовывают и снова сажают в тюрьму.

Через пять лет и десять месяцев Лула с сыном встречают Сэйлора. Однако Сэйлор решает, что им будет лучше без него и покидает их. Пройдя немного, он вдруг замечает, что его окружают странные, похожие на бандитов люди. Он останавливается и в грубой форме спрашивает, что им нужно. Его избивают; и пока он находится в бессознательном состоянии, к нему является Добрая фея (Шерил Ли), которая убеждает его не отворачиваться от любви. Сэйлор приходит в себя, извиняется перед избившими его, говоря, что они преподали ему урок, и бросается догонять Лулу с сыном. Застав их в дорожной пробке, он бежит к ним прямо по крышам машин. Фильм заканчивается тем, как Сэйлор, стоя на капоте, исполняет для Лулы песню «Love Me Tender».

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector