Дизайнерская мебель А.Н. Воронихина

Дизайнерская мебель А.Н. Воронихина

Офисная мебель и всё вокруг неё

История российской мебели: творцы и ремесленники 18 век

Сегодня я предлагаю окунуться в историю и узнать об истоках российского мебельного дела, тем самым продолжить тему наших обзорных постов. На этот раз я хочу рассказать Вам о талантливых мебельщиках 18-19 веков, которые дали начало оригинальным и узнаваемым стилям русской мебели. Среди тех, кто внес свою лепту в отечественное мебельное дело, есть и знаменитые архитекторы, и известные художники, и одаренные коммерсанты.

Первая мебель на Руси, если не считать тяжелых лавок, на которых и ели, и спали, а также кованых сундуков, на которых тоже, кстати, спали, появилась при Петре I. Мебель тогда была редкой и дорогой, как правило, заморской.

Иван Куликов. В крестьянской избе

До Екатерины II (правила с 1762 по 1796) даже дворцы обставлялись случайными, не сочетающимися между собой предметами мебели. И только Екатерина Великая ввела моду на роскошные мебельные ансамбли, не допускающие случайных вещей. Однако русское мебельное дело обязано своим рождением другому, менее знаменитому государю — Павлу I, который был у власти недолго – всего пять лет. В конце 18 века он о равила с 1762 по 1796)запретил ввозить в страну популярную тогда французскую мебель и тем дал толчок развитию этого ремесла в России.

Голубая гостиная Екатерины II в Екатерининском дворце, создана архитектором Ч.Камероном в 1780-е

Опочивальня Большого двора в Царском селе, Ч.Камерон, 1781-1783

Мастера на все руки – архитекторы-дизайнеры-мебельщики Воронихин и Росси

Что интересно, первые русские мебельные шедевры создали… архитекторы. Талантливые архитекторы Андрей Никифорович Воронихин и Карл Иванович Росси, возводившие дворцы для российских правителей, по сложившейся тогда традиции, проектировали заодно и мебель, которая хорошо сочеталась с убранством залов и покоев. Так, между делом, они создали лучшие, новаторские образцы мебели того времени, более того — задали направление развитию российского мебельного дела на десятилетия вперед.

Интерьеры греческого зала и зала Мира Павловского дворца, Воронихин


Андрей Воронихин, автор Казанского собора в Петербурге, в самом начале 19 века восстанавливал после пожара интерьеры Павловского дворца и спроектировал великолепную мебель в стиле классицизма, как для парадных залов, так и для внутренних покоев дворца.

Павловский дворец, жилые покои императрицы Марии Федоровны, Воронихин


Воронихин задал тенденцию, которая потом поддерживалась другими дворцовыми архитекторами – создавать отдельно парадную мебель, которая отличалась роскошью и торжественностью, и мебель «для жизни», которая была более сдержанной, стильной и удобной (см. фото жилые покои императрицы Марии Федоровны).

Диван-кушет из красного дерева с резьбой и вышивкой, кресло-жардиньерка (то есть подставка под цветы) из массива березы с позолотой и вышивкой. Все – из личных покоев Марии Федоровны

Карл Росси, который с 1816 года являлся первым придворным архитектором, был настоящим новатором в области строительства и инженерных решений, а также непревзойденным мастером, как бы сейчас сказали, дизайна интерьеров. При возведении очередного дворца он лично контролировал все стадии проекта – начиная от общей архитектурной композиции и заканчивая мебелью и декором помещений.

Один из залов Аничкова дворца и Белый зал Михайловского дворца, Росси

Росси удалось создать свой неповторимый стиль мебели в стиле ампир. Он изобрел, например, особую форму дивана-ладьи, силуэты спинок, подлокотников, ножек диванов и особый рисунок декора в виде венков, веток плюща, бабочек. Все находки архитектора с течением времени повторялись, совершенствовались и развивались, позволяя говорить об узнаваемом почерке мастера.

Диваны по проектам Росси. Береза, красное дерево, позолота, ткань


Он создавал мебель для Аничкова, Михайловского, Павловского, Елагиноостровского дворцов. Гостиные и кабинеты дворца на Елагином острове признаны одним из самых совершенных образцов интерьеров начала 19 века. Кстати, Росси первым в России стал использовать местные породы дерева – березу и клен.

Малиновая гостиная Елагиноостровского дворца, Росси

Ну что ж, я завершаю рассказ о мастерах 18-века. А следующая история расскажет о последователях мебельных мастеров эпохи таких великих правителей России, как Петр, Елизавета и Екатерина II.

Жизнь замечательных людей. Андрей Никифорович Воронихин. Один из талантливейших людей, стоявших у истоков истории русской мебельной школы

Каковы шансы у обычного крестьянина стать выдающимся архитектором и навсегда вписать свое имя историю, в том числе в историю русской мебели? Мало быть просто талантливым самородком, надо еще и попасть в нужные руки, что и произошло с героем этого очерка.

Один из талантливейших людей, стоявших у истоков истории русской мебельной школы – архитектор Андрей Никифорович Воронихин, который прежде всего известен созданием Казанского собора – одного из символов Петербурга.

Однако он, как и было принято у архитекторов начала 19 века, занимался в том числе и живописью, и дизайном, разрабатывая для реставрируемых или проектируемых зданий внутренне убранство, не исключая мебель, светильники и облицовку.

Крепостное право, по сути, дало Андрею Никифоровичу билет в жизнь. Андрей Воронихин родился в семье крепостных крестьян, принадлежавших графу А.С. Строганову. Отданный в ученики местному иконописцу, Воронихин вскоре был отмечен графом Строгановым как очень талантливый живописей, и отправлен на учение сначала в Москву, к Василию Баженову, а потом и вовсе в Париж, вместе с графским сыном.

Читать еще:  Дар рисовать глаза. Suzy Hart

В 1785 году Воронихин получил вольную и чуть позже был отправлен в Петербург, к двоюродному брату графа, где получил, по сути, очень ответственную и грандиозную экзаменационную работу — восстановление внутренних интерьеров сгоревшего Строгановского дворца, на углу Невского проспекта и набережной Мойки.

И Строганов не ошибся в молодом архитекторе – интерьеры были искусно восстановлены и авторски дополнены, в результате чего получилось убранство в стиле классицизма.

Уже на этом этапе Воронихин создает мебельные ансамбли для Строгановского дворца, а после проектирует внутренние убранства для дворцов в Стрельне и Павловске.
В предметах мебели, исполняемых по рисункам Воронихина уже видна яркая черта, ставшая впоследствии характерной для всей русской мебели первой трети XIX века – он проектирует два варианта интерьерных решений: парадный и бытовой.

Кресла и диваны Павловского дворца в Греческом зале, с резными ажурными спинками, украшенными грифонами, и локотниками в виде орлов являют собой величественный вид парадной мебели, а для жилых и неофициальных помещений, таких как Розовый зал, Воронихин спроектировал немассивную мебель светлых тонов из дерева волнистой березы, со вставками из черненого дерева. Некоторые предметы гарнитура выполнены без узоров и все их благородная красота подчеркнута абсолютно гармоничными пропорциями.

Творчество таких непохожих друг на друга зодчих, как, А. Н. Воронихин, К.И. Росси, В.П. Стасов, хоть и было навеяно в том числе популярными в те времена французскими мотивами, но за счет индивидуального художественного почерка каждого архитектора, определило развитие собственного «лица» русской мебели, что стало ее золотым веком.

Специалисты компании «Bonjurabajur» проходят внутреннее производственное обучение, в процессе которого изучение работ мастеров прошлого является одним из важных этапов становления или развития художественного вкуса, столь необходимого персоналу при разработке дизайна новых моделей мягкой мебели.

Нужны услуги строителей?

Среднее время ожидания первого ответа с момента публикации заявки

Средняя активность исполнителей в рамках одного проекта

Интересуют цены на работу?

более чем 900 видов работ

ценовые предложения с разбивкой по городам

быстрый поиск по исполнителям

список мастеров по выбранной услуге в выбранном городе

Перейти к расценкам на работы

Нужны стройматериалы?

никаких общих фраз и стандартных рекламных текстов

автовыделение самого выгодного предложения

статистический срез по предложениям всех поставщиков

Другие интересные публикации:

Поддержи проект, поделись с друзьями!

А. Н. Воронихин- архитектор и художник, принимавший участие в переделке Строгановского дворца в Петербурге. Казанский собор

Сегодня мы закончим разговор о подземном ходе Большого Гатчинского дворца и подведем итог сказанному ранее об интерьере этого творения Антонио Ринальди.

К информации, прозвучавшей в прошлый раз, хотелось бы добавить сведения из «Википедии». В частности этот источник сообщает о подземном ходе дворца следующее: «Стены хода и спуска к нему из дворца отделаны известняком, благодаря которому в подземелье стоит постоянная температура. Подземный ход — лишь один из многих ходов подземелья Большого Гатчинского дворца. По словам сотрудников музея, в подземелье Гатчинского дворца находится целый лабиринт подземных ходов. До 1918 года в этих подвалах хранили пищу и там же находились винные погреба».

Вот, собственно, и всё, что мы хотели сообщить о таинственном подземном ходе одной из резиденций Павла I. Настало время подвести итог сказанному об интерьерах Большого Гатчинского дворца. И здесь снова самое непосредственное участие примет упомянутый выше источник.

В «Википедии» говорится, что «в создании интерьеров Гатчинского дворца просматривается два основных этапа. Первоначальное убранство внутренних помещений дворца создавалось в 1770-1780-х годах по проектам главного архитектора дворца — Антонио Ринальди. Отличительной особенностью декораций дворцовых помещений, созданных в это время, была тонкая и изысканная лепка, а также наборные паркеты из ценных пород дерева. Стены помещений декорировались стилизованными цветами, плодами и растительными побегами. Лепные работы выполнялись опытными, в основном итальянскими, мастерами». Мы уже говорили о помещениях, созданных великим Ринальди, и обращали внимание на то, что воссоздать подобный интерьер в загородном доме можно, благодаря описаниям убранства и картинам, на которых изображены те или иные помещения дворца в эпоху А. Ринальди.

«В 1790-х годах, — продолжает источник, — внутренние помещения дворца подверглись значительной переделке под руководством Винченцо Бренны. Бренна создал новое оформление залов дворца, в котором сочетались строгие античные архитектурные формы с почти барочной пышностью. Архитектор применял классические архитектурные ордера, лепку, позолоту, сложные орнаментальные композиции, драпировки и гобелены. Росписью некоторых помещений занимался известный живописец своего времени Д. Б. Скотти. В части помещений было изменено не только убранство, но и архитектурное исполнение, общее композиционное решение. Оформление Ринальди сохранилось лишь частично». Но и из того, что дошло до наших дней, можно сделать вывод: Антонио Ринальди открыл новую страницу в российской архитектуре и оформлении помещений. Понятие «дворцовый стиль» по праву ассоциируется с именем этого архитектора.

На этом можно было бы поставить точку, но. не уделить внимание великому Воронихину, который принимал участие в переделке дворца и был автором Строгановского дворца в Петербурге (о чем было сказано в одной из прошлых бесед), невозможно. Тем более, что мы обещали поговорить об этом архитекторе и живописце.

Многое из того, что было создано А. Н. Воронихиным, находит свое отражение в наши дни, как в городском строительстве, так и в строительстве (и интерьерах) загородных домов. Итак. Андрей Никифорович Воронихин.

Читать еще:  Датский художник. Dan Civa

Источник сообщает, что А. Н. Воронихин «(17 (28) октября 1759, Новое Усолье — 21 февраля (5 марта) 1814 года, Санкт-Петербург) — русский архитектор и живописец, представитель классицизма, один из основоположников русского ампира. Обучался живописи в мастерской уральского иконописца Гаврилы Юшкова. Талант юноши привлёк внимание Строганова, и в 1777 году граф отправил Воронихина учиться в Москву. В 1785 году Воронихин. изучал архитектуру, механику и математику во Франции и Швейцарии. В 1797 году художник получил звание академика «перспективной живописи» Академии Художеств за картины «Вид картинной галереи в Строгановском дворце». и «Вид Строгановской дачи». С начала 1800-х преподавал в Академии художеств».

На примере Строгановского дворца (о нем рассказывалось ранее) мы увидели, что Воронихин отошел от «форм барокко, к которым тяготел Растрелли, и предложил свои решения обустройства здания, включив в отделку дворца классические формы. Но решение уйти от барокко пришло не «вдруг». Только пройдя учебный курс в Европе, Андрей Никифорович Воронихин понял, что способен проявить себя как самостоятельный архитектор. Именно в это время в пожаре сгорела большая часть дворца Строганова, и граф поручил Воронихину перестройку дома. В новом дворце должны были получить вторую жизнь столовая, бильярдная, вестибюль, картинная галерея и другие помещения. Больше всего трудностей вызывала перестройка картинной галереи, так как А. Н. Воронихин решил создать нечто новое, чего еще не было во дворцах. Надо сказать, что ему это удалось, и за книгу «Вид картинной галереи», написанную «с натуры», архитектор был удостоен звания «профессор живописи».

«Аналогичным образом, — говорится в «Википедии», — он перестроил интерьеры Строгановской дачи на Чёрной речке. а также дома в усадьбе Городня.

В 1797 году Совет Академии присудил Воронихину звание академика перспективной живописи за картину с изображением на ней построенной им дачи Строганова на Чёрной речке в Петербурге. Звание академика архитектуры Воронихин получил в 1800 году за проект колоннад в Петергофе».

Но, не умаляя достоинств А. Н. Воронихина, мы хотим сказать, что обессмертил архитектор и художник свое имя, благодаря творению под названием «Казанский собор». Какое отношение имеет это сооружение к индивидуальному строительству? Самое прямое. Дело в том, что и пол собора, и стены, и колонны, и роспись может стать предметом подражания в проектировании загородного дома в стиле XVIII-XIX веков. Именно поэтому нашу следующую встречу мы начнем с небольшого рассказа об этом шедевре архитектуры.

Творчество А.Н. Воронихина

Андрей Никифорович Воронихин,1759—1814 гг.

Был крепостным графа А. С. Строганова, бывшего долгое время президентом петербургской Академии художеств. Скорей всего Воронихин был его внебрачным сыном, т. к. с детских лет воспитывался вместе с детьми графа. Вместе с сыном графа осуществил путешествие по Европе, где продолжил свое обучение.

В 1785 г. Воронихин был отпущен на волю. С 1786 по 1790 г. он изучал архитектуру, механику и математику во Франции и Швейцарии.

В 1797 г. художник получил звание академика «перспективной живописи» Академии Художеств за картины:

С начала 1800-х преподавал в Академии художеств.

Именно граф Строганов дал Воронихину вольную, однако и после этого Воронихин остался жить с ним под одной крышей. Возможно именно по протекции Строганова, его проект Казанского собора в обход конкурса был принят к строительству (несмотря на победу Камерона).

Начался творческий путь Воронихина еще в конце 18 века, т. е. его творчество — это переходный период от екатерининского классицизма к ампиру.

Из архитекторов 18 века Воронихину наиболее близок Камерон.

  • Казанский собор в Петербурге, 1801—11 гг.

В этой постройке очень много от ампира, но в то же время в решении отдельных деталей прослеживается образ, связанный с 18 веком. Это первое монументальное каменное сооружение в творчестве мастера.

Образ храма был задуман еще при Павле I. Однако если бы согласно первому проекту Воронихин возвел колоннаду перед западным фасадом, как у Бернини, это бы обрезало собор и площадь перед ним от главной магистрали города — Невского проспекта. Поэтому Воронихин заложил в проект две колоннады: со стороны северного и южного фасадов. Планировалась еще одна колоннада, соединяющая северную и южную. А перед западным фасадом еще и полукруглая площадь. Площадь оформлена решеткой, выполненной по рисункам Воронихина в 1810—12 гг.

Решается градостроительная задача и одновременно организуется целый район города,

  • планируется ожерелье площадей
  • сквозь портики пропущены улицы, соединяющие периферию с центром города
  • в отличие от овальной закрытой площади Бернини, Воронихин раскрывает свою колоннаду городу, мыслит большими объемами, как настоящий градостроитель
  • пилястры скрывают углы постройки
  • орден коринфский с канелюрами
  • зодчий использует овы, жемчужники, декоративные вставки, ниши, однако в дальнейшем ампир от этого откажется

Изначально на площади перед собором высился деревянный обелиск. Он исчез когда появились статуи Кутузова и Барклая де Толли, работы скульптора Орловского в 1830-х годах.

После окончания Отечественной войне 1812 года храм стал своеобразным памятником победы. Здесь был похоронен фельдмаршал М. И. Кутузов. В этом соборе хранятся ключи покоренных городов и знамена неприятелей.

Читать еще:  Индийский художник. Padmaja Madhu

В собор ведут двери, копирующие райские двери флорентийского баптистерия Сан Джованни работы Лоренцо Гибберти, однако порядок рельефов нарушен.

Здание украшают аттики, а в центральной части они соединяются с фронтоном. По случаю освящения храма Воронихин был пожалован орденом Св. Анны второй степени и пенсией.

  • Горный институт, 1806—11 гг.

Здание стоит на изгибе реки, что ставило перед зодчим трудную задачу. На этом месте уже стоял постройки предшествующего времени, в которых функционировал горный институт. Постройки сообщались между собой с помощью пробитых в стенах дверей. С точки зрения эстетики, красоты в этих сооружениях не было. Здания и интерьеры были неудобны для работы. К уже существующей застройке Воронихин пристраивает два боковых крыла центральный портик. Постройку украшают всего несколько деталей: сандрики небольшого размера, 12-колонный портик, мощная дорика, гладь стены, которая лишена скульптурного декора. Единственным украшением постройки являются две скульптурные группы:

Библиотека: книги по архитектуре и строительству | Totalarch

Чертежи А.Н. Воронихина. Коллекция музея архитектуры. 1938

Аннотации
Казанский собор
Исаакиевский собор
Храм Христа
Неизвестные храмы
Гражданские постройки
Малые архитектурные формы
Декорация, мебель, утварь

Иностранные архитекторы, работавшие в России, очень дорожили своими проектами и нередко роскошно издавали их (напр. Гваренги, Руска, Томон). Русские зодчие, по дарованию не уступавшие своим иностранным коллегам, иногда задавались мыслью оставить потомству собрания своих чертежей (напр. Баженов, Казаков), даже издавали в гравюрах отдельные листы (напр. Львов), но в большинстве случаев не систематизировали и не издали проектов, Это относится и к Воронихину. Естественно, что с течением времени чертежи наиболее выдающихся русских архитекторов оказались рассеянными среди множества учреждений и отдельных собирателей, частью растеряны и уничтожены. Собрать их воедино, хотя бы только для издания, представляет иногда непреодолимые трудности.

Музей архитектуры Всесоюзной академии архитектуры, располагая значительной коллекцией чертежей А. Н. Воронихина, решил издать их отдельным альбомом, с ссылками в комментариях — насколько это возможно — на параллели, хранящиеся в других местах. Значительные коллекции воронихинских чертежей имеются в ленинградском Музее города и в музее Академии художеств. Отличные экземпляры чертежей имеются в Эрмитаже, отдельные листы в Павловске, в ленинградском отделении Центрального исторического архива, наконец, в частных руках.

В основном эти чертежи охватывают период до начала XIX в. и относятся к работе Воронихина в царских резиденциях (Петергофе, Стрельне, Павловске, на Пулковской дороге) и по правительственным заказам, особенно над тремя соборами — Казанским, Исаакиевским и храмом Христа, из которых лишь первый был выстроен по проекту Воронихина, да и то в урезанном виде. Очень много внимания уделял Воронихин декоративному искусству — как внешней отделке, начиная с так называемых малых архитектурных форм и кончая деталями декорации и внутренним убранством, включая мебель и даже утварь.

Настоящее издание охватывает далеко не все работы, имеющиеся в портфеле музея Всесоюзной академии архитектуры, — отобрано лишь бесспорно принадлежащее Воронихину. При этом отборе мы основывались в первую очередь как на подписях Воронихина, так и на его монограмме, представляющей взаимное пересечение двух французских букв: А и V. Для чертежей без подобных отметок — мы исходили иногда из различных надписей, сделанных характерным воронихинским почерком, из всяких косвенных исторических и биографических указаний, а также, конечно, из самого характера графического искусства Воронихина. На обороте некоторых чертежей имеются карандашные архитектурные наброски, частью не представляющие никакой ценности, частью не могущие быть с полной достоверностью приписаны Воронихину; поэтому эти чертежи не воспроизводятся в настоящем издании.

Как известно, Воронихин был и талантливым живописцем. Это наложило отпечаток на его чертежи, в которых рваный штрих, легкое дрожание линии (впрочем, всегда крепкой) являются отличительными чертами, даже в тех случаях, когда он лично чертил и самый план здания. Часть планов выполнена, бесспорно, лишь под наблюдением Воронихина в его мастерской, как, например, к некоторым проектам Исаакиевского собора. Эта своеобразная «эскизность» выполнения если и не дает Воронихину гваренгиевой пластики и законченности, то все же оберегает его от сухости и холодности, позднее развившихся в чертежах ампирных мастеров. Воронихинские чертежи напоминают скорее живописность чертежей Баженова и гравюрную манеру Казакова. Нельзя не вспомнить, что Воронихин был в ранней юности учеником и того и другого и, очевидно, с успехом воспринял их искусство. Интересно, что когда Воронихин обращался к построению архитектурных форм в сюжетной картине, он также не избегал рваных линий и контуров, особенно когда работал в акварели. Таковы его акварели, находящиеся в Русском музее: «Прием Екатериной II турецких послов» и «Внутренность Софии Константинопольской». Мы добавляем к изданию чертежей также один пейзаж Воронихина, выполненный им, вероятно, за границей.

Мы не считаем нужным приводить здесь биографию Воронихина, поскольку она выпущена издательством Всесоюзной академии архитектуры в виде самостоятельной книги (В. А. Панов, Воронихин. Москва 1937 г.).

Излишне говорить о том, насколько полезно и ценно для советских зодчих знакомство с замечательными произведениями Воронихина, который в свое время имел большое количество учеников (их проекты, имеющиеся в Музее архитектуры, явно обнаруживают влияние учителя); один из этих учеников, Коринфский, стал значительным русским зодчим.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector