Иконы и иконоборчество в Византии

Иконы и иконоборчество в Византии

Период иконоборчества

Период иконоборчества, или иконоборческая распря (730-843 гг.)

Тот факт, что со времен поздней античности до нас дошли лишь немногие иконы, объясняется материалом, на котором выполнялись религиозные изображения. Иконы рано начали писать на деревянных досках, которые, как известно, весьма недолговечны и разрушаются со временем.

Но самой главной причиной того, что большинство древних икон не сохранилось, следует считать иконоборчество — период в византийской истории, когда повсеместно и целенаправленно уничтожались мозаики, фрески, скульптурные изображения, а сами иконопочитатели подвергались гонениям и казням.

Последний иконоборческий патриарх Иоанн VII (780-867) замазывает известью изображение Христа (внизу). Римские солдаты протягивают распятому на Кресте Иисусу на копье губку, смоченную уксусом. «Они давали Мне есть желчь, а когда Я просил пить, они поили Меня уксусом. » (отрывок текста слева). Миниатюра из Хлудовской псалтыри XI в. (л. 67). Оригинал хранится в Государственном Историческом музее в Москве.

Изображение божественных сущностей не является бесспорным в контексте христианского вероучения. Как уже упоминалось, христианство унаследовало из Ветхого Завета запрет на изображение Бога.

Таким образом, возможность изображения Бога и христианских святых всегда балансировала на грани того, что могла принять официальная Церковь. С одной стороны, Бог непостижим и невидим и изображать его запрещено, с другой — на практике трудно было не поддаться соблазну сделать это.

В 8-9 вв. возникло движение против иконопочитания — иконоборчество. Фактически это был переход Церкви к решительным действиям по формулированию и установлению четких ограничений, или, иначе говоря, по регламентации изображений: какие разрешаются, какие нет, а какие из дозволенных следует использовать в религиозном культе.

Если до начала периода иконоборчества иконы лишь вскользь упоминались в богословских трудах, то во время гонений количество упоминаний икон в религиозных текстах выросло во много раз.

Началом периода иконоборчества считается 730 г., когда византийский император Лев III Исавр (717-741) своим указом запретил присутствие икон в храмах, домах и на улицах. Налагая вето на иконы, император пытался повысить религиозную мораль, падение которой, по мнению его сторонников-иконоборцев, угрожало населению.

Иконоборцы утверждали, что невозможно создать истинное изображение Христа. Изображения на досках могли в лучшем случае передать земную сущность Иисуса. Поэтому иконоборцы выступили против учения Церкви о том, что сущность Христа целиком божественная и одновременно человеческая. Иконоборцы возражали против того, чтобы те молитвы, которые следует воздавать Богу, воздавались деревянной доске и нанесенной на нее краске.

Действия Льва III Исавра имели еще и политическую подоплеку. В этот период Византия испытывала сильное давление со стороны мусульманских народов. Император пытался централизовать власть, чтобы успешнее сопротивляться нападениям извне, поэтому заключил ряд политических союзов с важнейшими епископами.

По мнению императора и его союзников — епископов Малой Азии и Константинополя, — культ икон и святых, поддерживаемый провинциальными монастырями, был несовместим с официальными предписаниями Церкви. Таким образом, император стремился одновременно ослабить статус монастырей на местах, централизовать Церковь и усилить влияние своих союзников. В благодарность за это союзники обеспечивали Льву III Исавру поддержку в его борьбе с внешним врагом, угрожавшим границам империи.

Победа защитников иконопочитания

Период иконоборчества затянулся более чем на 100 лет. Внутреннее убранство храмов претерпело изменения. Те иконы, которые были оставлены, повесили настолько высоко, что их нельзя стало целовать или иным способом превращать в предмет поклонения. С годами ситуация продолжила обостряться, и иконы начали просто уничтожать: рубить на куски или сжигать. Точно так же сбивали и уничтожали мозаики и фресковые росписи. Истребление предметов христианского религиозного культа приняло такие масштабы, что очень немногие иконы того времени смогли уцелеть.

Несмотря на все меры по искоренению иконопочитания, принятые императором и его приспешниками, популярность икон в народе уничтожить так и не удалось, и с 787 г., после проведения Второго Никейского Собора, распря на некоторое время утихла. Однако противоречия вспыхнули с новой силой в 815 г., в эпоху правления императора Льва V Армянина, который созвал в Константинополе поместный Церковный Собор, принявший решение возобновить иконоборчество. Поэтому временем полного окончания распрей можно считать лишь 843 г., когда к власти пришла ратовавшая за восстановление иконопочитания византийская императрица Феодора (815-867) — регентша при своем малолетнем сыне Михаиле III.

В результате победили доводы сторонников икон: почести, воздаваемые иконописным изображениям, направлены не доске, на которой они исполнены, а Священному образу, который на этой иконе представлен. Иконы полезны верующим, пототому что они напоминают о библейских событиях, о добрых деяниях святых. Точно так же как люди хотят видеть рядом с собой изображения своих любимых, верующий желает иметь рядом Спасителя, Пресвятую Богородицу и иных святых покровителей. В целом все сошлись во мнении, что иконам не следует молиться, но их нужно почитать.

Исторические примеры того, как иконы использовались ранее и как они используются по сей день, не позволяют утверждать, что разница между этими понятиями ясна до конца. Однако такая формулировка означала, что официальная Церковь тем самым подчеркнула разницу между использованием изображений в христианстве и других религиях.

Эпоха иконоборчества привела к тому, что Церковь выработала четкую позицию относительно значения и применения икон. В этот период церковной истории начали отчетливо формироваться две различные ветви христианства: православие и католицизм. Тем временем культ икон распространился из Византии в те европейские государства, которые приняли христианство из Константинополя. Это Болгария, Сербия, Румыния и, конечно же, Россия.

ПРИНЯТИЕ ХРИСТИАНСТВА НА РУСИ

Согласно широко известному отрывку из «Повести временных лет» монаха Киево-Печерского монастыря Нестора, прежде чем выбрать византийское православие, киевский князь Владимир Святославич отправил послов в разные соседние государства с целью решить, чью религию следует принять его народу. Русские послы, побывавшие на богослужении в Константинополе, были потрясены, не понимая, на небе или на земле они находятся: «. ибо нет на земле подобного зрелища и подобной красы».

Вряд ли выбор Киевской Русью православия в качестве государственной религии объяснялся лишь яркими впечатлениями послов от византийского богослужения. Немаловажное значение имели торговые и политические контакты с Византией. Не стоит упускать из виду и тот факт, что процесс принятия православия русскими людьми происходил постепенно и крайне медленно.

Богородица Неувядаемый Цвет

Иконоборчество: почему возникло и почему проиграло

Сегодня для нас слово «икона» имеет преимущественно сакральное значение. Так называют написанное в соответствии с церковными канонами и освященное живописное изображение Пресвятой Троицы, Господа Иисуса Христа, Божией Матери, ангелов и святых, а также священных событий.

Между тем в древнегреческом языке слово εἰκών (eikōn), от которого и происходит русская «икона», не обозначало священных предметов. На русский оно переводится как «образ», «изображение», «подобие», «сравнение».

Так называли любые картины или художественные изображения, например, даже извания. Это древнегреческое слово является однокоренным с глаголом ἔοικα (eoika) – «быть похожим», «походить», «подобать», «приличествовать». В Византии после принятия христанства древнегреческое εἰκών трансформировалось в слово ἡ εἰκόνα (ikona), которое и стало обозначать уже собственно церковные священные изображения, т.е., иконы.

Вообще образы Христа, Богородицы, святых и священных событий появляются в христианстве во втором веке. Уже к IV веку стены многих храмов были расписаны живописными изображениями.

Однако, как известно, почитание икон в Церкви укоренялось не просто. В VIII-IX веках в Византии большое распространение получила ересь иконоборчества – εἰκονομαχία (ikonomahia).

Ее приверженцы, среди которых были некоторые византийские императоры и даже патриархи, считали, что поклонение иконам нарушает вторую заповедь Моисея «Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли; не поклоняйся им и не служи им…» (Исх. 20: 4,5).

Читать еще:  Изобразительное искусство Канады. Danielle Richard

Надо сказать, что отчасти ересь иконоборчества возникла как ответная реакция на крайности народного почитания икон, которое к тому времени отчасти начало впадать в суеверия. То есть, как и многие другие ереси, она представляла собой совершенно неправильный выход из сложившейся к тому времени неправильной ситуации. Тогда, например, получили распространение обычаи брать иконы в восприемники детям, примешивать краску с икон в евхаристическое вино, и т.д.

Иконоборцы свою борьбу с иконами аргументировали тем, что нельзя поклоняться «рукотворным вещам». В ходе же богословских споров на эти темы защитниками иконопочитания было сформулировано, что иконам следует поклоняться и к ним прикладываться, но не служить им, потому что служение приличествует только Богу: «Поклоняться можно и не Богу, потому что поклонение есть выражение почтения, служить же нельзя никому, кроме Бога».

Также поклоняются Кресту и Евангелию, и прочим святыням, но не служат им. Икона – это образ Первообраза, и «честь, воздаваемая образу, восходит к Первообразу, и поклоняющийся иконе поклоняется ипостаси изображенного на ней».

Интересно, что в ереси иконоборчества сошлись крайности – крайний спиритуализм и приземленные мирские интересы. С одной стороны, как говорили иконоборцы, Божество полностью неизобразимо, и Его нельзя «оскорблять бессловесным и мертвым веществом». С другой стороны, ересь иконоборчества получила поддержку и по государственно-политическим, мирским соображениям в ситуации борьбы византийских императоров с монашеством. Монахи никак не хотели отступать от иконопочитания, императоры же Лев III Исавр (717–741) и Константин V Копроним (718–775) cчитали, что монастыри отвлекают на себя слишком много материальных ресурсов и людей, которые могли бы пригодиться империи в ее многочисленных войнах с варварами.

И такого ожесточения в борьбе с иконами, возможно, не было бы, если бы вопрос о них не оказался связан с материальными и государственными интересами. Императоры-иконоборцы, борясь с монашеством, попутно ожесточались и на иконы. Кстати, настоящим оплотом иконоборцев в борьбе с «иконопоклонниками» была византийская армия и военные.

Однако ожесточенная борьба с иконами, которая во многом велась ради секуляризации общественной жизни и культуры, ради мирских интересов, приводила к значительному обеднению культуры. Уничтожались иконы, которые были выдающимися художественными произведениями, а стены церквей расписывались арабесками и виньетками из птиц и растений, художественная ценность которых была неизмеримо ниже.

А.В. Карташев в «Истории Вселенских соборов» пишет о «ханжеском и фальшивом аргументе иконоборцев», который призывает «бросить всякое знание и художество, дарованное Богом ради славы Его». Иконоборцы отвергали «в принципе и всякое знание, и всякое богословие, и всякую мысль и слово человеческое, как орудия выражения догматов. Это было не только лицемерное напускное варварство, но и просто дуализм, отвергающий святость всего материального. VII Вселенский собор православно восстает против этой скрытой ереси монофизитства и дуализма и защищает вместе с искусством и “всякое знание и художество, как дарованные Богом ради славы Его”. Просветительский либерализм иконоборцев таким образом оказывается мракобесием, а богословие VII собора – благословением науки и культуры, самым глубоким и непререкаемым».

В 754 году был проведен иконоборческий собор, который осудил почитание икон. Также этот собор анафематствовал константинопольского патриарха Германа и преподобного Иоанна Дамаскина, которые были убежденными сторонниками иконопочитания. Хотя собор претендовал на статус вселенского, позже его решения были отвергнуты Церковью.

Состоявшийся в 787 году Седьмой Вселенский Собор утвердил догмат иконопочитания. А в 843 году состоялся еще один церковный собор, который подтвердил все определения VII Вселенского собора и установил чин провозглашения вечной памяти ревнителям Православия и анафематствования еретиков. Этот чин до сих пор совершается в нашей Церкви в Неделю Торжества Православия (первое воскресенье Великого Поста).

Фото на заставке: Кахрие-джами, Церковь Христа Спасителя в Полях из ансамбля монастыря в Хоре, Стамбул; Базурин Никита.

Византийское искусство периода иконоборчества (726 — 843 гг.)

Никейский ангел. Мозаика, смущавшая своей чувственностью иконоборцев

С момента своего возникновения иконы получили широкое распространение на территории всей Византийской империи. Однако оппозиция к иконам всегда была довольно сильна, даже стреди деятелей церкви, которые утверждали, что божественность лежит вне сферы понимания человека. Иконоборцы полагали, что изображая Бога или святого с помощью «мертвенной материи» (краской, кистью, на доске) художник оскорбляет Создателя. Они видели в иконе идола, запрет на почитание которого содержится в Библии. «Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху и на земле внизу…», — гласила одна из библейских заповедей. Противники иконописания доказывали, что Бог неизобразим, поскольку безмерно превосходит слабые возможности человеческого восприятия. Если же художник пишет Бога-Сына (Иисуса Христа) в человеческом облике, то он как бы разделяет надвое Его Богочеловеческую сущность, ограничиваясь чисто человеческим телесным изображением. Подобное разделение считалось злейшей ересью (т.е. нарушением важнейших принципов вероисповедания). Пользуясь поддержкой императоров, иконоборцы закрывали монастыри, сжигали иконы, сбивали росписи со стен храмов.Мысль о невозможности изобразить Бога в человеческом образе возникала ещё в раннехристианский период и приводила к господству в храмовой декорации неизобразительных сюжетов. Трансцедентную сущность христианского образа трудно было соединить с классическими основами изобразительного искусства, унаследованными Византией от Античности.

В 730 г. византийский император Лев III Исавр запретил почитание икон. В это время империя вступила в затяжную схватку с народившимся исламом, богословы которого отвергали иконы, и упрекали христиан в идолопоклонстве. Иконоборческие настроения усугублялись тем, что на стороне иконоборцев в этот период стояли император и его двор, патриарх и высший круг духовенства, преследовавшие в этой борьбе свои собственные политические и экономические интересы. Изъятие икон сталкивалось с ожесточенным сопротивлением духовенства и народа, вспыхивали народные восстания, итальянские владения Византии перешли под власть лангобардов и константинопольский патриарх Герман отказался подписывать эдикт против икон и сложил с себя сан. Иконоборчество в основном поддерживалось и последующими императорами. Однако, отрицая саму основу христианского сознания — антропоморфизм религиозного образа, иконоборчество неизбежно должно было кончиться крахом что и произошло в 843 году, когда оно было отвергнуто. В честь этого события был установлен новый праздник — Торжество Православия (1-е воскресенье Великого поста). Попытки отрицать святость икон находили поддержку и во Франкском королевстве, но встречали решительный отпор римских пап.

Однако иконоборчество вызвало в искусстве глубокий кризис, когда не только почти не создавались произведения церковного христианского искусства, но даже множество художественных произведений предшествующей поры было уничтожено (мозаики, фрески, статуи святых, расписные алтари, витражи, иконы). В куполах, на сводах и стенах храмов изображались либо кресты, либо отвлечённые символические композиции.

История иконоборчества изобилует драматическими событиями. Когда иконоборцы попытались публично уничтожить в Константинополе чтимую икону Христа, они были растерзаны толпой. В ответ начались казни иконопочитателей. Императору пришлось низложить патриарха Германа, который был не согласен с эдиктом. Византийский флот, вставший на сторону иконопочитателей, двинулся на собственную столицу, чтобы низложить императора, но корабли были уничтожены «греческим огнем» (особой зажигательной смесью). Иконоборчество утвердилось по всей империи, за исключением нескольких монастырей, обитатели которых продолжали хранить и писать иконы и иллюстрированные рукописи. Самым знаменитым среди них был некий монах лазарь, живший в начале IX века. Как известно, он написал икону с изображением Иоанна Крестителя, которая позже, в X веке, была объявлена чудотворной.

В этот смутный для искусства период христианская изобразительная художественная традиция продолжала существовать и развиваться вдали от столицы, на христианском Востоке, в Каппадокии, в коптском Египте, в различных отдалённых монастырях, где скрывались гонимые иконопочитатели. Здесь создавалось совершенно особое искусство, грубое и примитивное по форме, сосоредоточившее всю свою творческую фантазию на поучительной сюжетике.

Читать еще:  Дополненная реальность. Олег Хе

Мощный центр сопротивления иконоборчеству сложился в Дамаске — арабском городе, где на службе у арабского халифа находился знатный и образованный христианин Иоанн-Мансур, впоследствии получивший прозвище Дамаскин. Возражая иконоборцам, Иоанн Дамаскин разработал теорию священного образа. По его мнению, невидимое и бестелесное можно изобразить, но в символическом или аллегорическом виде. Тем более можно и даже нужно изображать то, что существовало в земной жизни — сцены из Евангелия, жития святых, Богоматерь и Христа — в том виде, какой они имели на земле. Нельзя писать на иконах только Бога Отца, поскольку никто из смертных никогда не видел Его в человеческом облике. Изображения необходимы — они заменяют книги неграмотным, напоминают о священных событиях, вызывают желание подражать их героям, возвышают человеческий ум к духовному созерцанию, украшают храмы.

Иконам надо поклоняться, но поклонение относится не к самой иконе (ее дереву и краскам) и не к искусству художника, но к первообразу, т.е. к оригиналу иконы. При этом Иоанн Дамаскин решительно заявлял, что икона — не картина, а священный предмет. Она содержит в себе Божественную благодать, данную ей ради изображенного на ней святого, и поэтому икона способна, не будучи идолом, творить чудеса. Такое чудо, согласно житию Иоанна Дамаскина, произошло с ним самим. Халиф Дамаска, заподозрив Иоанна в пособничестве Византии, приказал отсечь ему кисть правой руки. Иоанн, непрестанно молившийся Богоматери, приложил отрубленную кисть на место, и наутро она приросла. Напоминанием о казни остался только тонкий красный шрам у запястья. В честь этого исцеления Иоанн заказал художнику икону Богоматери, к которой в знак благодарности прикрепил серебряное изображение исцеленной руки. Икона получила название «Богоматерь Троеручица».

Период иконоборчества был неблагоприятным и для развития Византийской архитектуры. В строящихся в это время зданиях чувствуется усиление аскетизма религиозного мировоззрения. Этот аскетизм выражался в строгом и единообразном решении церковных интерьеров. В архитектуре начинает преобладать крестовокупольный тип храма (план в виде квадрата с вписанным в него крестом и куполом в центре), ставший на многие века стандартом для всего византийского зодчества. Центрическая архитектурная композиция, привлекавшая ещё раннехристианских зодчих своей уравновешенностью, чувством покоя, совершенством и стабильностью архитектурных форм и пространственных зон, теперь соединяется с крестовым планом. На крестовокупольном здании завершается принципиальное типологическое развитие византийской архитектуры, которая именно в этом типе сооружения нашла своё идеальное символическое и эстетическое разрешение. В дальнейшем было создано множество вариантов этого устойчивого типа. Примером тому является церковь св. Софии в Фессалониках.

Лист из Хлудовской псалтири. Псалом 68,2.

Завершение иконоборчества совпадает в византийском искусстве с рождением особого стиля. В этом стиле нельзя обнаружить преемственности с монументальными циклами в Равенне или с ранними иконами, в нем видна более глубинная традиция, которая станет основой для дальнейшего развития. Речь идет о миниатюрах «Хлудовской псалтири». Как образец рукописной книги «Хлудовская псалтирь» весьма необычна. Это первая псалтирь, в которой иллюстрации на полях органично слиты с текстом. Они не образуют горизонтальные фризы и не являются страничными миниатюрами. Изображения не имеют обрамлений и фона, свободно разбросаны по поверхности листа и образуют с текстом единую композиционную структуру. Полагают, что памятник был создан около середины IX в. в Студийском монастыре, который являлся средоточием интеллектуальной элиты православия и оплотом иконопочитания. Своеобразен стиль иллюстрирования рукописи. Помимо рисунков, относящихся к текстам псалмов, художник комментирует действия иконоборцев, сопоставляя их с евангельскими событиями. Примером может служить иллюстрация к псалму 68,2: «И дали мне в пищу желчь, и в жажде моей напоили меня уксусом». На заднем плане изображено распятие на Голгофе; у подножия горы иконоборцы Иоанн Грамматик и епископ Антоний Силейский замазывают известью икону Христа. Воин справа подносит Христу губку, пропитанную уксусом, другой воин пронзает Христа копьем. В лепке фигур ясно проступают традиции античности: округлые, с прекрасными классическими пропорциями, они демонстрируют ясное знание анатомической структуры человеческого тела, лишь слегка деформированной в угоду большей выразительности. Действие разворачивается динамично, персонажи предстают в неожиданных ракурсах и отличаются подчеркнуто бурной жестикуляцией; в изображениях негативных героев много почти карикатурных профилей. Выразительные средства миниатюр «Хлудовской псалтири» порой кажутся резкими, экстравагантными и даже грубоватыми. Тем не менее ошибкой было бы думать, что их стиль — проявление архаичного народного искусства. За уверенным и смелым почерком в воспроизведении зримого мира стоит зрелое мастерство, высокая культура художественного языка, восходящая к греческим традициям.

Статья подготовлена с использованием материалов из следующих источников:

  1. История стилей в искусстве и костюме. Сидоренко В. И. Ростов-на-Дону:Феникс, 2004.
  2. Большая энциклопедия Кирилла и Мефодия.
  3. Искусство Византии. Ранний период. Иконоборчество. IV — середина IX вв. Статья с Российского общеобразовательного портала.

Византийские иконы

За время существования Византийского государства, период которого составил IV-XV век, культурное мировоззрение общества успело значительно преобразиться, благодаря появлению новых творческих взглядов и направлений в искусстве. Их уникальное многообразие художественных произведений, которые по-разному отражали сложившуюся в мире действительность, способствовали непременному развитию высших духовных ценностей, побуждая новые поколения общества к наибольшему просвещению. Среди самых распространенных видов культурного достояния Римской империи, особое внимание следует уделить иконописи.

История византийских икон

Это старинный религиозный жанр средневековой живописи, где авторам предстояло наглядно проиллюстрировать образы мифических персонажей, взятые из библии. Изображения священных лиц, которые римским художникам удавалось полностью отобразить на твердой поверхности, стало называться иконой. В основе создания первых византийских икон, лежит старинная техника написания, получившая широкую популярность в античные времена. Она назвалась энкаустика. В процессе её использования, иконописцам приходилось разбавлять свои краски, смешивая их с воском, который являлся главным действующим веществом. Его уникальная формула, покрывающая внешнюю сторону священного полотна, позволяла иконе долгое время сохранять свой первозданный вид в первоначальной исходной форме. Помимо этого, главные черты лица, отражающие подлинный взгляд религиозных личностей представлялись художественными творцами весьма поверхностно, с отсутствием точной детализации. Именно поэтому в первых работах, Доиконоборческого периода, охватывающий период 6 – 7 века, можно сразу же обратить внимание на грубые и в некоторых местах размытые черты лица. К числу их главных произведений следует отнести синайскую икону Апостола Петра.

Далее, с наступлением Иконоборческого периода, традиционное создание религиозных икон оказалось крайне затруднено. В первую очередь, это было связано с новыми общественно-политическими движениями, которые активно предпринимались в Византии на протяжении нескольких сотен лет. Ярые противники религиозной культуры стремились полностью запретить многовековое почитание икон, при помощи их полного уничтожения.

Однако, византийские иконы все-таки продолжили создавать, осуществляя данный процесс в строгой секретности от государственного надзора. На тот момент времени, действующие иконописцы решили полностью поменять ранее сложившееся отношение к пониманию церковной веры.

Символика и образы византийской иконы

Новый художественный замысел способствовал окончательному изменению прежней символики, которая знаменовалась переходом от старого натуралистического восприятия чувственного мира к более религиозному и священному его отражению. Теперь образы византийских икон придерживаются иных рукописных канонов. В них, обычные человеческие лица заменены на лики, вокруг которых в полукруглой форме сиял золотистый нимб. В зависимости от степени святости героев, которые представлены в библейской мифологии, наименование их ликов стало подразделяться на такие категории как Апостолы; Бессребреники; Благоверные; Великомученики; Мученики, и.т.д. Всего их насчитывается 18 видов. Наглядным примером, демонстрирующий применение новых художественных канонов, является икона Иисуса Христа в византийском стиле, которая называется Христос Пантократор.

В основе её создания были задействованы новые цветовые формы, представляющие собой сочетание натуральных и порошковых красок размешанные в жидкости. Основные черты лица, которые художнику удалось придать данной святыне, оказались настолько естественными и правильно переданными, что и в остальных последующих работах, Божий взгляд стал представлялся точно в таком же, виде, который предшествовал ранее созданному оригиналу.

Читать еще:  Искусство это люди. Iva Morris

Значение икон

В трудные времена массового голода, эпидемии чумы и народных восстаний, когда жизни и здоровью людей угрожала серьезная опасность, значение Византийских святынь оказывалось крайне велико в оказании помощи и спасении. Их чудотворные свойства позволяли исцелить маленьких детей и взрослых от многих сердечно-сосудистых и головных болезней. Кроме того, люди старались обращаться к ним заблаговременно, с целью формирования жизненного благополучия родным и близким.

Влияние на древнерусскую иконографию

Иконы Византии, во всем своем эстетическом великолепии сумели внести неоценимый вклад в развитие древнерусской иконографии. Поскольку главными основоположниками культурно-религиозного просвещения, в первую очередь следует выделить именно римских художников-иконописцев. Свои накопленные знания по созданию церковного великолепия они успели передать не только своему будущему поколению, но и другим существовавшим на тот промежуток времени государствам, одним из которых являлась Древняя Русь.

Иконы и иконоборчество в Византии

Иконоборчество – так называется религиозное и политическое течение в Византийской империи в VIII — начале IX века, которое было направлено против почитания икон в христианстве.

Времена иконоборчества в Византии делят на два этапа:

  • Первый этап (730—787) продолжался около 50 лет, начался во времена правления императора Льва III и закончился регентством императрицы Ирины. Границей между двумя этапами служит Седьмой Вселенский собор и последовавшее за ним временное восстановление иконопочитания.
  • Второй этап (814—842) длился около 30 лет. Он начался в период правления императора Льва V и закончился в период регентства императрицы Феодоры.

Готовые работы на аналогичную тему

Борцы с иконами считали, что иконы противоречат Священному Писанию. Поскольку в Ветхом Завете было сказано, что «не сотвори себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху… не поклоняйся им и не служи им» то иконы являются свидетельством идолопоклонства и должны быть убраны из христианской жизни.

Появлению иконоборчества способствовала сложная внешняя и внутренняя ситуация в стране. В результате арабских завоеваний были утеряны плодородные и богатые провинции Сирии, Палестины, Египта, Месопотамии и Северной Африки.

Потеря плодородных и богатых регионов привела империю к кризису. Началось сокращение денежного обращения, города стали приходить в упадок. Нашествия болгар, авар и славян и Балканском полуострове также не способствовали развитию страны. Города стали превращаться в крупные деревни. Единственным по-настоящему крупным городом и культурным центром оставался Константинополь.

Потеря доступа к производству египетского папируса привела и к падению уровня грамотности и образования в Византийской империи. Памятники античности, привезенные в город ещё в IV в., стали вызывать у горожан неосознанные страхи.

Отражением специфического мироощущения в этот период византийской истории является популярность нового жанра в литературе – пророчеств, которые заменили популярные ранее истории. Жители Византии утратили связь со своим прошлым и стали жить с постоянным чувством приближающегося конца света.

В период культурного и экономического упадка второй половины VII века стал происходить рост неупорядоченной практики почитания икон. Так, отдельные фанатики ели штукатурку, соскобленную с икон святых чтобы избавиться от болезней.

Такое поведение вызывало опасения церковных деятелей, видевших в подобных практиках угрозу возвращения к язычеству.

Первый период

Следующим этапом развития иконоборчества в Византии стало правление Льва III Исавра (717–741).

Именно этот император стал использовать недовольство чрезмерным почитанием икон как основу для создания новой объединяющей идеологии для византийского общества.

В результате византийское общество разделилось на две части –иконопочитателей (иконодулов) и иконоборцев (иконокластов). В Империи начались восстания против действий правителя, который приказывал замазывать иконы или разрушить скульптурное изображение Христа в центре Константинополя.

Иконы стали удалять с видных мест, чтобы люди перестали их лобызать и кланяться им. Против императора выступила итальянская Равенна, население Греции и Кикладских островов, и в самой столице начались волнения. Когда придворный. выполняя приказ, пытался разрушить скульптуру Христа, находившуюся в центре города, его растерзала толпа, состоявшая в основном из женщин и монахов.

Римский Папа Григорий II (715 — 731) выступил против таких нововведений. На Латеранском соборе в 731 г. иконоборчество было единодушно осуждено. В ответ император отправил к берегам Италии флот Византии, а часть доходов с земель Папы стали поступать уже в казну Византии. Епархии Рима, которые находились в Сицилии, Далмации, Сицилии и в Калабрии были переведены согласно указу императора под управления константинопольского патриарха.

Наиболее ожесточенные споры вокруг почитания икон пришлись на время правления императора Константина V Копронима (741–775).

Новый император оказался фанатично предан движению иконоборчества, что и отразилось в его деятельности как правителя. Согласно решению Иерийского собора, созванного в 754 г. иконы и мощи подлежали полному запрету, а их почитатели были объявлены «древо- и костепоклонниками». Началось преследование духовенства, их земли отбирались, а сотни монахов были отправлены в тюрьмы. В 771 г. монахам монастырей одной из областей Византии было предложено уйти в мирскую жизнь и жениться или умереть. И многие выбрали пытки смерть.

Чтобы спастись тысячи монахов бежали в Рим и на Сицилию.

Преследования касались только иконопочитателей среди духовенства, но мирян, по-прежнему почитавших иконы, не преследовали.

Политика иконоборчества привела к падению влияния Византии в Италии. Лангобарды взяли столицу византийского экзархата Равенну. И владения Империи остались лишь на юге полуострова. А Папа Римский Стефан II (752 — 757) помазал на царство правителя франков Пипина Короткого, ставшего королем при большой поддержке Рима. Тем самым римский престол стал ориентироваться в большей степени на Франкское королевство.

При сыне Константина V Копронима, Льве IV Хазаре иконоборчество пошло на спад, и партия иконопочитателей стала возрождаться. Жена императора Ирина поддерживала иконопочитателей, и вскоре в императорском дворце появились не только иконы, но и заговор против императора. Но заговор был раскрыт летом 780 г., заговорщики были осуждены и сосланы, а жену удалили из дворца.

Но уже 8 сентября 780 г. Лев IV Хазар заболел и умер, возможно отравленный каким-то ядом.

Императору наследовал его сын Константин VI, а регентом при нем выступала мать императрица Ирина. К этому времени иконопочитатели стали брать вверх среди правящей верхушки, и Ирина готовилась официально вернуть иконопочитание.

VII Вселенского собора в Никее состоявшийся осень 787 г. отменил акты собора 754 г. и восстановил иконопочитание.

Второй этап

Путем разнообразных и жестоких политических интриг, междоусобиц, к власти в 813 г. приходит военачальник Лев V Армянин. И он оказался тайным иконоборцем. на поместном соборе в марте 815 г. патриарх был отрешен от своей должности, а собор пришел к запрету почитания и изготовления икон.

Против императора иконоборца сложилась оппозиция, которую возглавил бывший его соратник Михаил Травл. Зимой 820 г. Травл сказал что-то нелестное в адрес императора, за что тот арестовал его и решил сжечь. Жена отговорила совершать казнь в канун праздника Рождества, и тот на свою беду послушался жену.

Итогом стало нападение на императора в праздничную ночь заговорщиков, притворившихся певчими и проникших во дворец и в церковь. Император был убит.

Михаил II Травл проводил политику терпимости к иконопочитателям, но поставил патриархом иконоборца Антония.

При преемнике Михаила, императоре Феофиле иконоборчество усилилось. Император был не обделен государственными талантами, покровительствовал наукам и искусствам, но стремился возродить уходящую идеологию иконоборчества.

После смерти императора 20 января 842 г. иконопочитание было возвращено на Константинопольском соборе того же 842 года. А в 843 г. при императрице Феодоре и патриархе Мефодии было окончательно утверждена традиция иконопочитания.

Иконоборчество привело к падению влияния на западе, политическим кризисам внутри страны, но также способствовало усилению богословской мысли, чтению и копированию различных церковных книг.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector